Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №118(01.03.2005)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ФОРУМ
ГЛОБАЛЬНЫЙ АСПЕКТ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Банковская система Беларуси - 2004

БДГ, 22 февраля 2005

Владимир Усоский

Банки — своеобразный перекресток всех экономических проблем, где они высвечиваются, как в фокусе. Видя финансовое состояние банков, можно точно оценить условия, в которых живут и работают и граждане, и предприятия, и правительство. Что же происходит в банковской системе страны?

Так уж сложилось, что наши банки не занимаются преимущественным кредитованием рентабельных производств, как любая нормальная банковская система. У нас банки чаще вынуждены кредитовать убыточные предприятия, работая при этом в убыток и себе. Естественно, банки делают это не по своей доброй воле, а выполняют «рекомендации» государства. Если бы у нас существовали нормальные рыночные правила, эти деньги получили бы рентабельные фирмы, способные дать прирост добавленной стоимости. Однако пока денежная эмиссия банковской системы страны без разбору «размазывается» на все предприятия. Такая политика закономерно ведет к росту инфляции, вызывая усиление спекулятивного давления на рубль на валютном рынке страны.

За 2004 г. прирост рублевой денежной базы Нацбанка, т.е. его рублевая эмиссия в экономику, составил 738 млрд руб. (341 млн долларов). Эмиссия Нацбанка используется по трем основным направлениям: кредитная поддержка правительства, кредиты коммерческим банкам, покупка валюты у предприятий, банков и граждан на финансовом рынке. Кроме того, есть и прочие факторы рублевой эмиссии, к коим относятся средства, направляемые на собственные нужды Нацбанка и кредиты его «подшефным» хозяйствам. Что же получила каждая из этих составляющих?

Коммерческие банки — 412 млрд руб. (204 млн долларов) кредитов рефинансирования, или 55,5% всей эмиссии рублей. Чистый рублевый кредит Нацбанка правительству был отрицательным и составил минус 82 млрд руб. (–38 млн долларов), или –11% совокупной эмиссии. (Минус означает, что правительство за счет собственных источников вернуло ресурсы Нацбанку.) Валюты Нацбанк купил на 225 млрд руб. (104 млн долларов), или 30,5% эмиссии рублей. Прочие факторы — 183 млрд руб. (85 млн долларов), или 25% совокупной эмиссии.

Как видим, банки оказались самым слабым звеном экономики. Они, став заложниками директивных команд, вынуждены направлять средства в неэффективные проекты. «Перекредитование» убытков предприятий, в том числе в форме выдачи кредитов на зарплату (она же у нас 200 долларов!), ложится тяжелым бременем на банки, которые должны финансировать фиктивный рост ВВП.

За последние пять лет финансовое состояние банков резко ухудшилось. В 2001–2003 гг. главным потребителем рублевой эмиссии Нацбанка было правительство. В 2000 г. оно получило от Нацбанка 46,5 млрд руб. (51,7 млн долларов), или 25% совокупной эмиссии, в 2001 г. — уже 244 млрд руб. (177 млн), или 67%, в 2002 г. — 141 млрд руб. (81 млн), или 52%, в 2003 г. — 237 млрд руб. (119 млн), или 35%.

Как Нацбанк взаимодействует по каналу рублевой эмиссии с банками? Комбанки получили в 2000 г. эмиссии на 22,3 млрд руб. (24,8 млн долларов), или 13% совокупной эмиссии, в 2001 г. — 66,2 млрд руб. (48 млн), или 18% совокупной эмиссии. В 2002 г. банки вернули Нацбанку около 13% годовой совокупной эмиссии, что составило –35 млрд руб. (–20 млн), а в 2003 г. банки получили 28 млрд руб. (14 млн), или 4% совокупной эмиссии. Недостаточная кредитная поддержка банков привела к тому, что в 2004 г. Нацбанк был вынужден завалить банки кредитами.

Доля прочих факторов в эмиссии из года в год растет, усиливая инфляционную нагрузку на экономику. При «раздаче» убыточных колхозов Нацбанк также стал шефом ряда «инвалидов». В рыночной экономике ни один центробанк не ведет подобной деятельности. У нас же если в 2000 г. прочие факторы в эмиссии были равны нулю, то в 2001 г. они достигли 32,4 млрд руб. (23,5 млн долларов), или 9% совокупной эмиссии, в 2002 г. — 43,2 млрд руб. (24,7 млн), или 16%, а в 2003 г. — 131,6 млрд руб. (65,8 млн), или 19%.

Значительную долю эмиссии Нацбанка составила покупка им валюты на финансовом рынке. Это позволило Нацбанку увеличить свои чистые иностранные активы с 52 млн долларов на 1.01.2000 г. до 826 млн долларов на 1.02.2005 года. Рекордными стали 2002 г., когда Нацбанк купил валюты на 123 млрд. руб. (70 млн долларов), или 45% совокупной эмиссии, и 2003 г. — 294 млрд руб. (147 млн), или 43%. Этот успех логично привел к тому, что чистые иностранные активы коммерческих банков постепенно исчезли. Если 1.07.2000 г. они составляли 290 млн долларов, то к 1.01.2005 г. — уже минус 161 млн долларов. Дело в том, что Нацбанк установил по рублевым инструментам рефинансирования банков повышенный уровень процентных ставок, превышающий уровень ставки рефинансирования. И в случае дефицита рублей банкам дешевле продавать валюту Нацбанку, чем заимствовать у него рубли. Банки, сначала продав собственную валюту, начали продавать валюту клиентов. Процесс пошел… Но вот куда этот процесс заведет банки?

2004 год был особым — кредитной эмиссии Нацбанка на покрытие дефицита госбюджета правительства в форме прямых кредитов не предусматривалось. Дефицит бюджета стал финансироваться только с помощью эмиссии государственных ценных бумаг. Предполагалось также, что Нацбанк ограничит целевые кредиты банкам.

Однако понятно, что в одночасье перейти от перераспределительной экономики к рыночным механизмам невозможно. Поэтому Нацбанк в конце 2003 г. определил размеры «скрытой» эмиссии по двум направлениям. Во-первых, он передал 100 млрд руб. на поддержку АПБ по программе строительства жилья на селе. Помимо этого Нацбанк должен был в течение 2004 г. выдать инвестиционные кредиты (целевые кредиты) банкам в размере 150 млрд рублей. Во-вторых, предполагалось, что Нацбанк будет готов потратить 120 млрд руб. на покупку государственных ценных бумаг на вторичном рынке, если у Минфина возникнут проблемы при их размещении. Правда, этот «аварийный вариант» оказался почти не востребован. Купленный Нацбанком пакет государственных ценных бумаг к концу 2004 г. составлял всего 28 млрд рублей. Зато остальная часть дефицита госбюджета финансируется через коммерческие банки — держатели ценных бумаг правительства.

Одновременно произошло радикальное усиление роли банковской системы в обслуживании госпрограмм — правительство просто свалило их на банки. Произошло перераспределение средств между «двумя карманами одного большого пальто».

Из-за банковского кризиса в России в июне — июле 2004 г. затряслась и банковская система Беларуси. Кризис показал, что с большим трудом достигнутая макроэкономическая стабильность очень хрупка, поскольку на одну страну, Россию, приходится более половины торгового оборота Беларуси, а банковская система обслуживает эти потоки.

Во время банковского кризиса выявилась такая слабость белорусских банков, как высокая доля в их активах «плохих» кредитов предприятий. Их подавляющая часть «висит» на системообразующих банках. Уже на начало июля 2004 г. коммерческие банки оказались должны Нацбанку по краткосрочным инструментам рефинансирования 55 млрд рублей. К концу июля ситуация на рублевом рынке стабилизировалась, но с сентября дефицит рублей на денежном рынке опять стал устойчивым. Нацбанк был вынужден оказывать системообразующим банкам поддержку, размер которой стал громаден. По краткосрочным инструментам рефинансирования долг банков перед Нацбанком вырос до 191 млрд руб. к 1.01.2005 года. Лишь после масштабных продаж валюты в январе банки уменьшили его размер до 94 млрд руб. к 1 февраля.

Количественный рост валовых показателей экономики, который с нарастающим напором диктуется «свыше», противоречит реальной конъюнктуре финансового рынка. Он подает сигналы о другом росте — росте фундаментальных проблем в экономике. Именно поэтому Нацбанк был вынужден ходатайствовать перед Советом Министров о введении моратория на кредитование «Беларусбанка» и АПБ. Правда, ограничение действовало всего лишь чуть более месяца в конце 2004 г., но сама возможность принятия этого решения весьма симптоматична. В правительстве пусть на короткий срок, но все же возобладало благоразумие. В истории суверенной Беларуси с трудом можно найти еще один такой пример.

Помимо того, что более полугода банки сидят на голодном рублевом пайке, у них давно уже нет собственной валюты. Как показывает опыт развития кризисных явлений в экономике, дефицит валютной ликвидности появляется раньше, чем дефицит национальной валюты. Дефицит последней — это уже кризисные явления на финансовом рынке в продвинутой форме.

Непосредственная причина ухудшения качества активов коммерческих банков — то, что Нацбанк принудительно доводит до банков показатели по выдаче кредитов предприятиям. Параллельно банки получают и плановые задания по снижению доли убыточных кредитов в кредитном портфеле, которые «успешно» выполняют. Самое смешное: точно выполнив задания по снижению этого показателя, банки «влетели» в кризис как валютной, так и рублевой ликвидности. Урок выполнения плановых показателей заключается в том, что плановики теряют всякое представление о реальности, а их подопечные выдают «на-гора» любые показатели, не имеющие никакой связи с действительностью.

Можно утверждать, что финансовый рынок разбалансирован, его конъюнктура отражает значительные диспропорции между возможностями банков и требованиями к ним: рыночными требованиями клиентов и административными — государства.

Но справедливости ради надо сказать и о положительных тенденциях 2004 года. Он прошел под знаком опережения роста рублевой денежной массы (58%) над ростом рублевой денежной базы (39%). Разница в 19% свидетельствует об опережающем росте кредитов коммерческих банков над приростом эмиссии Нацбанка в экономику. Инфляция по потребительским ценам оказалась самой низкой с 1992 г. — 14,4%. Кроме того, в 2004 г. значительно выросли срочные рублевые депозиты граждан. Если 1.01.2004 г. они составляли 919,3 млрд руб. (426,4 млн долларов), то к 1.01.2005 г. достигли 1813 млрд руб. (835,6 млн). Прирост за год в 97% впечатляет. Но это же свидетельствует и о том, что население не чувствует угроз разбалансированного финансового рынка. Тем хуже для населения?

Впрочем, можно отметить, что объективно факторы макроэкономической стабильности пока преобладают. Об этом, кстати, свидетельствуют и размеры обязательной продажи предприятиями валюты на рынке. Если в январе 2003 г. было продано 136 млн долларов, в январе 2004 г. — 221 млн, то в декабре 2004 г. — 361 млн долларов. В январе 2005 г. было продано 298 млн долларов, несмотря даже на изменение порядка взимания косвенных налогов, что объективно ухудшило условия торговли между Россией и Беларусью.

Но для банков страны 2004 г. оказался очень тяжелым. Банковская система Беларуси напоминает тришкин кафтан, латаемый со всех сторон. С одной стороны, грандиозные планы кредитной экспансии под фиктивный рост ВВП, с другой — у клиентов банков очень плохи дела с ликвидностью. Эти и многие другие проблемы отягощают движение экономики. Однако это — предмет отдельной публикации.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ