Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №175(01.09.2007)
<< Список номеров
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Канун 30-го: «авантюры», «провокации» и «б...ство»

24.08.2007. «2000»

От социалистов, как уверяют бывшие соратники по фракции, Волга ушел со скандалом.

Что ж там такое стряслось? В чем причина?

Нет, конечно, никто не умрет, если причину не узнает. Но лучше узнать, потому как интересно: что скрыто от глаз людских?

Даже при условии, что «анатомия скандала» будет представлена исключительно одной стороной — ВАСИЛИЕМ ВОЛГОЙ.

— Давайте по порядку, — предложила я ему. — С кем вы повздорили?

— Ни с кем. Но последние два месяца участились мои публичные стычки с руководством СПУ.

— «Руководство» — это Мороз. Или кто-то еще?

— В большей степени Мендусь, но и, без сомнения, Мороз.

Кто кого приревновал

— Мендусь, по крайней мере так считалось раньше, в СПУ — «казначей», но на идеологию не влияет. Вы можете определить: сейчас Мендусь — «деньги», а Мороз — «идеология»? Или нет?

— Не сказал бы, что Мендусь — «деньги». Как раз он — «технология». И Мороз должен сказать ему спасибо, потому что именно благодаря Вячеславу Александр Александрович вчистую «проиграл» историю с роспуском парламента. При том, что Мендусь — сильнейший логик. Но в основу своих логических ходов он часто закладывает ошибочные аксиомы.

— И что ж такое ошибочное насоветовал Мендусь Морозу, из-за чего вы разошлись с фракцией СПУ?

— Не нужно было каждый день заявлять с трибуны парламента о том, что у коалиции вот-вот будет 300 голосов.

— Тактика называется «уважают сильных». Правда, тут немного поторопились.

— «Не кажи гоп!» Станем сильными, потом заявим. Я об этом им говорил. Но, вероятно, Мендусь почувствовал во мне...

—...конкурента? Он вас ревновал? Из-за чего? Может, из-за вашего желания стать «говорящей головой» фракции?

— Из-за желания влиять на Мороза. А то, что я стал «спикером» фракции, само собой произошло. Последнее время я взял на себя такие обязанности.

— Погодите. Вам поручали или сами вызвались?

— Нет такой практики, чтобы кто-то что-то кому-то поручал. В конечном итоге мы договорились: раз у меня получается, то я буду в СМИ озвучивать некоторые моменты... Вплоть до того, чтоб запускать провокации.

«Добро» на провокации

— Вот тут, пожалуйста, поподробней. С подноготной. И как же, интересно, запускаются провокации?

— Помните обвинение, которое прозвучало в адрес Януковича, когда он дал согласие на выборы? «Предательство украинской Конституции». Между строк читалось — «социалисты против Януковича». Вообще-то это был один из элементов шантажа. Мороз, я считаю, пытался косвенно этим шантажировать Януковича. Потом — точно так же — выходом из коалиции.

— Роль «Гапона» отводилась, полагаю, вам? А суть провокаций и метод их «запуска» с Морозом согласовывали? Или вы импровизировали?

— Давайте об этом не будем.

— А давайте будем. С Морозом оговаривали?

— Да. Хотя последнее время процессом стал руководить Мендусь... Если позволите, закончу рассказ о своем уходе. Когда мы приблизились к выборам, я сказал, что устраивать заведомо проигрышную избирательную кампанию, как в 2006-м, — неразумно. Она же была «лакокрасочная»: сводилась к призывам СПУ ремонтировать лавочки, красить двери. Тимуровцы!.. Естественно, в идеологическом плане мы проиграли. Я предложил вернуться к серьезной

социнтерновской риторике, защите интересов человека труда в борьбе с финансовой буржуазией.

— Это кто ж о «финансовой буржуазии» говорит? Вы ж сами мне рассказывали, что имеете миллионное состояние.

— На самом деле я хочу жить в обществе, которое мне бы напоминало Испанию последних лет. Или Данию, которую я обожаю. Там очень много социально направленных миллионеров.

И Господь Бог не поможет

— Так что там у вас с Мендусем случилось?

— Когда я критиковал программу социалистов, то прежде всего — Мендуся. Эти «двери-лавочки» — его идеи. Потом я был категорически против того, чтобы подавать в суд иски против СМИ. А он это делал систематически. Этими исками, думаю, Мороза загнали в десятку «врагов прессы». Но когда я понял, что мои аргументы не возымели действия, то вынес их на публику. Это подлило масла в огонь. С другой стороны, мои оппоненты во фракции тоже чувствовали, что позиции Волги в СПУ стали все крепче. С некоторыми министрами у меня были разговоры о том, что Мороз уже не тот Мороз...

— Понятно: ваши контакты с членами правительства не поощрялись. Но что значит — с «некоторыми министрами»? Вы с социалистами говорили — Рудьковским, Цушко, Николаенко? С Семенюк, может быть?

— Зачем имена? Я не хочу, чтобы с ними сводили счеты... Но в конце концов руководство СПУ решило поставить передо мной заведомо невыполнимую задачу.

— Вам предложили ехать в Донецк агитировать за СПУ? Чем же невыполнимое поручение?

— Но я должен был агитировать против Партии регионов, отщипывая от них голоса в пользу социалистов. Такова суть агитации. Сейчас этим будет заниматься Бойко, завод Ильича.

— А чем вы недовольны? СПУ с ПР должны соперничать за голоса.

— Пусть это покажется тривиальным, но я считаю, дал слово — надо держать. Вот встречаются двое мужчин. Договариваются, дают друг другу слово в том, что будет существовать эта договоренность в течение определенного времени. У меня такой разговор был с Януковичем. И время договора еще не истекло. Кроме того, я не собираюсь работать против них и вышибать проценты. Помаранчевые сейчас очень близки к реваншу. И они вместе могут действительно взять больше, чем КПУ и «регионалы». Социалисты же вылетают из парламента однозначно. И им не поможет даже Господь Бог. Так вот если отрубать голоса у дончан, даже 1%, — СПУ это не поможет, а «Регионам» навредит. При том, что они сами сейчас делают достаточное количество глупостей.

— Даже если вам не нравится, но СПУ и «регионалы» на выборах — по любому — конкуренты.

— Нет. С Януковичем мы — не конкуренты. А вот фракция СПУ ушла от социалистических принципов. Первое: голосование по подоходному налогу. Это справедливо, чтобы с простого работяги взимать больше, а 500 самых богатых людей Украины вообще освободить от уплаты? Я один из немногих за это не голосовал. Меня чуть не исключили из партии. Второе: ставили вопрос о моем исключении, когда я не голосовал «по геноциду». Никогда не соглашусь, что русский уничтожал украинца по национальному признаку. Чушь собачья.

— Но «регионалы» то, в чем вы обвиняете СПУ, дружно проголосовали.

— Я сильно рассчитывал, что чем дольше ПР будет в коалиции, тем сильнее «полевеет». По крайней мере там появится мощное левое ядро.

— Кто конкретно полевеет? Скажем, Ахметов?

— Он — нет. Но там достаточно других. К тому же и сам Янукович по сути — левоцентристских взглядов.

1 млн. не жалко

— «Волга — это особый случай. Его высказывания иногда настолько невыдержанны, что меня это просто потрясает. Его часто заносит», — вот что мне сказал о вас Мороз в начале лета. Еще до скандалов. И какая же была реакция Александра Александровича на ваш демарш с заявлением об уходе?

— Он был в шоке. А квадратные глаза были у Мендуся. В них читалось то, что он думал обо мне: «Вот сволочь! И на этом он пиар себе устраивает!»

— Вы стремились попасть в списки ПР. Переговоры об этом были?

— Были.

— Уточните: они предлагали или вы просились?

— Они предлагали.

— И от какой «региональной» группы исходило предложение?

— Не знаю. Но точно — это были не ахметовские люди.

— То есть вы собирались перейти в другую партию, потому что СПУ вас не устраивала в силу разных причин, прежде всего из-за непроходного места в списке?

— В списке СПУ я получил только 39-е.

— Некоторые кандидаты считают, что можно договориться, если приплатить.

— Со мной в СПУ таких разговоров не вели.

— Миллион отдали б?

— Если б было сказано: «Василий, в партии проблема с деньгами на избирательную кампанию. Надо, чтобы ты внес такую-то сумму». Я бы сказал: «Хорошо».

— А 5 миллионов долларов?

— Нет. По целому ряду причин.

— Потому что жалко или потому что их нет?

— Потому что вкладывать такие деньги в эту избирательную кампанию ни к чему.

— Вы с Морозом хоть раз после расставания разговаривали?

— Нет. Он очень зол. Мне не звонил. Но звонили думающие депутаты — это где-то третья часть фракции. У меня с ними превосходные отношения.

— Назовите думающих.

— Например, те, кто связан с Соц-интерном. Шибко в первую очередь. Глубокий человек. И для меня было удивительно, что его выкинули из проходной части списка. Он в партии вел всю внешнюю политику, причем эффективно. И теперь его так растоптать!

— Но есть надежда, что в 6-й созыв Виталий Яковлевич попадет?

— Никакой.

Нескромное предложение Иосифа Викентьевича

— Говорили, что Волга просился к коммунистам. Было такое?

— Неправда. Хотя такая версия, безусловно, работает на имидж коммунистов. Подчеркивает их сильные позиции, раз к ним более-менее яркие политические фигуры просятся. Хотя на самом деле от них мне предложения были.

— Как это происходило?

— В КПУ есть ряд депутатов, к которым я испытываю пиетет. Кто-нибудь из них звонит мне: «Давай встретимся». — «Давай встретимся». — «А давай кофе попьем?» — «Можно кофе». Встречаемся. Спрашивает меня: «Ты ж понимаешь, что Мороз не пройдет?» — «Да, понимаю» — «И что, хочешь идти с «Регионами»? « — «Не знаю, всяко может быть..» — «Слушай, зачем тебе это? Пошли с нами».

— Вот так и говорили?

— Приблизительно. А я отвечал, что готов обсуждать предложения, но они должны исходить от Симоненко. На этом и расставались. А от Симоненко сигналов не поступало.

— Витренко тоже на левых позициях. С нею часом не велись переговоры о списке? Знаете ли, враг моего врага...

— От Наташи приходили... Как это сказать?

— Гонцы?

— Гонцы. Но я решил: с ПСПУ — ни за что.

— А как с БЮТ? Там же Винский, ваш, можно сказать, бывший «однодумец».

— Иосиф Викентьевич сразу обратился ко мне с предложением. Я считаю — авантюрным, которое, я так понял, будет хорошо поддержано финансированием. Но я отказался.

— Почему отказался?

— А вы напишете слово, которое я сейчас произнесу?

— Напишу.

— Потому что это б...ство. И ничего другого. Потому что ради того, чтоб оказаться в этой непонятной Раде с непонятными последствиями, только ради зыбкого «кресла» перечеркнуть свое будущее?.. Нет уж! Мне только 40 лет. Впереди еще минимум 25 лет активной политической жизни. И я не хочу, чтобы все оборвалось на таком невероятном кульбите. Когда я делал все, чтобы перетянуть Мороза от помаранчевой коалиции в антрикризисную — то знал его склонность к византийской политике. Не буду это называть «предательством». Но сам никогда не стану таким, как Мороз... Я не понимаю, как можно сначала агитировать Майдан, что «Янукович — бандит, идите по домам и рассказывайте, что мы выбираем Ющенко», а потом — «Ющенко — бандит, а Янукович — хороший»?! Как можно в одно мгновение так все перевернуть?

— Человек слаб. Может ошибиться. Так что там Винский предложил? Скомпрометировать Мороза? Или что-то похлеще?

— Будет неправильно, если я озвучу предложение. Разговор был конфиденциальный.

— А вы только в общих чертах.

— В БЮТе посчитали — довольно лестные для меня цифры — мой рейтинг «узнаваемости в стране» — 57%, рейтинг популярности — 1,2 — 1,3%. То есть с таким багажом можно идти и бить по некоторым персоналиям. Короче, мне предложили возглавить некий «технический партийный проект». Для оттяжки голосов. Но Винскому я задал вопрос: «А вы бы пошли на это?» Он отвечает: «Ну, я — на своем месте, ты — на своем». Говорю ему: «Ну, тогда большое вам спасибо». Правда, он честно признался: «Не сомневался, что ты откажешься. Мое дело было предложить».

— «Технические» кандидаты на выборах президента в 2004-м обходились заказчикам в среднем, по 1,5 — 2 млн. долларов. Сколько вам предлагали за этот «проект»?

— Хотел бы, чтоб меня оценили дороже.

«И тогда я возглавлю СПУ»

— Сейчас в рядах депутатов пятого созыва много обиженных, независимо от фракций. Те, кто потратился на выборы, а деньги «не отбил». Вы в 2006-м сколько потратили?

— Ноль целых ноль десятых. Детьми могу поклясться. Но я знаю многих, кто довольно солидные суммы истратил в прошлую кампанию — от 5 до 7 млн. долларов и кого теперь выкинули из проходной части.

— В список СПУ вы шли как глава общественной организации «Громадський контроль».

— Если говорить о личных тратах, то на ГК за 5 лет я истратил где-то 3 с половиной миллиона долларов. Очень сильна организация в Донецкой, Луганской, Харьковской областях. В Киеве хотел сделать, но не получилось. Поставил не на тех людей. Они все развалили. И деньги разворовали.

— По логике вы как руководитель организации такого направления должны оппонировать правительству.

— ГК не вылазит на политическую арену. Он занимается канализацией, сражается с незаконной застройкой. Если б действовал в Киеве, то боролся бы с Черновецким.

— Черновецкий был креатурой «НУ», а сейчас его поддерживает ПР.

— Да пусть кто угодно поддерживает! Пока я склоняюсь к Кличко как к возможному мэру Киева.

— Вы с ним знакомы?

— К сожалению, пока нет.

— На Кличко БЮТ тоже делает ставку. Вас не смущает?

— Ну и что? Я говорю, что пока он мне душевно близок. Но мне нужно еще кое в чем разобраться. Документы посмотреть. Мне спецслужбы — СБУ — дали целую кипу материалов, касающихся Кличко. И я должен понять: действительно ли он такой, каким представляется? Пока я считаю, что это чистый человек.

— Но поскольку вы еще не решили с Кличко, то вопрос: чем собираетесь заняться? Ни в один из списков не попали. Ни одну партию — даже техническую — не возглавили. В минуты печали народ уходит в монастырь. Вы, кстати, уже это однажды делали. Хотите повторить?

— А зачем? Я там уже все увидел, что хотел...

—... и понял, что жизни на том свете нет.

— В том-то и дело, что этого никто не знает. Я не уйду в монастырь. Но попробую вернуться в политику. В 2006-м Виктор Федорович мне предложил участвовать в их списке и отдать каждое 10-е место «Громадському контролю». «Регионалы» тогда не верили, что столько процентов возьмут, поэтому вообще после 100 или 150-го места с потолка фамилии записывали. Так вот тогда у меня был непростой разговор с Януковичем. Мне нужно было ему честно признаться — в глаза сказать — ГК отказывается идти на выборы вместе с «Регионами». Потому что в нашей организации очень многие были заражены «помаранчевым» вирусом: «Кто угодно, только не Янукович!»

Мы тогда с Виктором Федоровичем минут 45 говорили ни о чем, наконец я решился и выдавил из себя. Сказал, что мы отказываемся. У него на скулах желваки загуляли и я приготовился к «горячему» приему. Но он только поднялся из-за стола и пошел к двери. Он был возмущен!

Это я к чему рассказываю? Если мне хватило сил и мозгов в 2006-м дойти до главного политического фигуранта и получить такое предложение, то, думаю, смогу попасть в Раду следующего созыва.

— Самостоятельно?

— С теми, кто будет стоять на позициях, которые я исповедую.

— А если социалисты будут стоять?

— Первое: если будут. Второе: если меня не выгонят из партии. И тогда я возглавлю Соцпартию.

— Разве вас не исключили из СПУ?

— Пока нет.

Конкуренты в президенты

— Насколько я помню, прежде вы собирались стать президентом.

— Депутатство — прекрасная для этого стартовая позиция.

— Бизнесом заниматься уже расхотелось? Вы ж так себя позиционировали в 2004-м, когда были кандидатом в президенты.

— На самом деле я небедный человек. Моей семье есть на что жить: дивиденды, проценты, рента и т. д. У меня есть строительные проекты. Кстати, первые серьезные деньги я заработал в социалистической Испании. Там можно было купить участочек земли, поставить фундамент, но это уже давало гарантированные 30% рентабельности.

— С такой ностальгией вы говорите об Испании! Не собираетесь попробовать снова?

— Не хочу. После того, что ты как политик смог не только почувствовать, но и влиять на движение в стране титанических социальных пластов... После этого слушать на совещании своих управляющих и менеджеров, что туда-то не завезли доски, сюда не разгрузили кирпич, а банк задерживает платежи? Это же нудота!

— Хорошо, идите в президенты, там веселее. И хоть пока кампания не началась, но, предполагаю, у вас будет много конкурентов. К примеру, лидер БЮТ.

— Что касается Юлии Владимировны, то могу сказать: вся эта история с регистрацией списков БЮТ в ЦИК — была задумана как начало президентской кампании.

— А некоторые считали, что это не более чем «рекламный ход перед выборами в парламент».

— Весь фокус в чем, как думаете? В том, над чем очень серьезно сейчас работают мозги Блока Тимошенко: закладывание мины под парламентскую избирательную кампанию. Помните один из лозунгов, который был в момент пикетирования БЮТом Центризбиркома? «Выборов не будет — будет революция». Потому что тот же Винский, не говоря о Турчинове и самой Тимошенко, понимают — они получают 30 сентября голосов меньше, чем было.

— Наоборот, больше. По разным соцопросам.

— А у меня есть данные, что 16—18%. А это не 22%, как в 2006-м. Так вот если она получит хоть на 1% меньше, то это — проигрыш. А Юлия Владимировна этого не допустит. И тогда появится судебный иск от каких-то посторонних людей — признать недействительным решение суда о регистрации БЮТ, поскольку кандидаты не указали домашние адреса.

— Решение суда уже было. И регистрацию разрешили.

— Но суд второй инстанции может «скасувати» решение первой. Учтите — Верховный Суд возглавляет Онопенко, который долгое время был вместе с Тимошенко... Так вот если суд второй инстанции вынесет такой вердикт, тогда фактически результаты выборов 30 сентября объявляются недействительными, а БЮТ начинает раскрутку революционной ситуации. Это и есть начало президентской кампании.

— Предполагаете, что все будет нацелено против Виктора Андреевича? Сомневаюсь. Пока они плотно работают вместе.

— Да кто это сказал?! Ющенко ненавидит Тимошенко — и у них это взаимно — гораздо больше, чем Мороза, а тем более Януковича. Она сделает все возможное, чтобы забрать электорат СПУ и КПУ, но более всего — «левые» голоса Луценко. Это серьезная работа против «НУ».

— Пусть сами разбираются. Вам-то зачем быть президентом?

— Тщеславие. Но это нормально. Просто я понимаю, что есть много того, что надо в стране изменить, но не обладая полнотой власти, — сделать невозможно.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ