Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №175(01.09.2007)
<< Список номеров
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Алиев не истерик - он просто поторопился

17.08.2007. Взгляд (Казахстан)

Елена Тихомирова

Президент опирается на бюрократов и олигархов

Чуть ли не главным событием последних дней стал отказ австрий¬ских властей отправить бывшего зятя президента на родину. По мнению западной прессы, опальный чиновник намерен установить связи с казахстанской оппозицией за рубежом и уж тогда открыть «чемодан с компроматом». Отечественные официальные лица делают хорошую мину при плохой игре, а аналитики прогнозируют снижение шансов Казахстана на достойную роль на международной арене.

В преддверии выборов подобные скандалы крайне нежелательны, а, по словам директора Группы оценки рисков (ARG-Казахстан) Досыма Сатпаева, электоральный процесс окажет на западную верхушку действие, обратное желаемому. Созданные президентом механизмы и институты контроля над элитой и обществом иллюзорны и ненадежны, считает политолог, и рано или поздно мы увидим ожесточенную драку.

Не видать ОБСЕ своих ушей

- Не кажется ли Вам, что за отказом австрийских властей могло стоять что-то кроме желания соблюсти закон?

- Мне кажется, нет смысла не доверять официальной точке зрения австрийской стороны. Нужно понимать, что если речь идет о европейском государстве, то все официальные заявления, связанные с отправлением правосудия, опираются не на «телефонное право» и не на подковерные игры, а на четкое исполнение законов. Если австрийские власти посчитали, что казахстанские правоохранительные органы не предоставили им достаточных доказательств вины Рахата Алиева, что суд над ним на территории Казахстана с их точки зрения будет необъективным и несправедливым, то они об этом и думали, когда делали заявление. Я здесь не вижу никаких интриг.

Здесь есть существенные ошибки и проколы со стороны казахстанской правоохранительной системы. На самом деле кто мешал задержать Рахата Алиева, когда он был еще на территории Казахстана? Не создавая себе сложностей с экстрадицией, с многодневной перепиской с австрийскими коллегами, постоянными заявлениями, что его вот-вот выдадут? Всего этого можно было б избежать, если бы правоохранительные структуры Казахстана были более расторопны.

- Многие считают, что пребывание Рахата Алиева в родных пенатах для власти крайне нежелательно.

- Я так не думаю. Руководству страны еще более невыгодно присутствие Рахата Алиева за границей. Давайте просто исходить из прецедента: власти Казахстана уже один раз обожглись очень серьезно - с делом Акежана Кажегельдина. И я надеялся, что они получили серьезный урок такого рода, когда присутствие за рубежом хорошо информированного оппонента президенту вредит политической элите. Рахат Алиев - достаточно агрессивный игрок, это человек, который отнюдь не собирается уходить в тень и писать мемуары. Судя по тому, как он реагирует на происходящее в стране, постоянно оповещает общественность о своих намерениях через интервью, он будет вести себя достаточно активно именно с точки зрения формирования неблагоприятного для правящей элиты Казахстана общественного мнения.

- Можно ли утверждать, что гипотетическое председательство в ОБСЕ в связи с делом Рахата Алиева стало еще более отдаленным?

- Честно говоря, я не хотел бы связывать это напрямую. Вне зависимости от того, кто бы проталкивал эту идею - бывший зять президента или кто-либо иной, здесь есть ряд факторов, играющих как на пользу Казахстану, так и нет. К сожалению, факторов, которые не на пользу, намного больше. И потом основная часть государств-членов ОБСЕ уже заявила о том, что индикатором, позволяющим определить готовность Казахстана, станут эти парламентские выборы. Даже не их результат, а как они будут проводиться.

Учитывая, что казахстанская оппозиция по-прежнему, как и в 2004 году, очень мощно критикует власть по поводу отсутствия конкуренции, я не думаю, что эти выборы упадут в копилку нашей дипломатии и позволят претендовать на этот пост. Не стоит забывать, что с самого начала были очень большие сомнения, в Европе у нас был один наиболее мощный лоббист - Германия, и ее помощь была существенной. Но, учитывая, что США и Великобритания до сих пор занимают очень жесткую позицию, а на их мнение ориентируются многие европейские государства, думаю, что это и будет препятствовать нашим попыткам занять пост председателя ОБСЕ. А Рахат - это просто дополнительный негативный фактор, который еще больше портит нам всю картину. Особенно если он начнет дозированно закидывать информацию, те или иные пикантные подробности жизни и деятельности нашей элиты.

Контакт будет?

- Как Вы считаете, есть ли у экс-посла возможности наладить какие-либо контакты с казахстанской оппозицией за рубежом?

- Древние были правы, когда говорили: враг моего врага - мой друг. Сейчас многие мои коллеги рассуждают по поводу возможности объединения усилий тех же Акежана Кажегельдина и Рахата Алиева. Но есть политический прагматизм, а есть политическая принципиальность, и очень часто эти понятия конфликтуют друг с другом. Если исходить из точки зрения политического принципа, то для Акежана Кажегельдина Рахат - не самый лучший партнер. Тем более он никогда не олицетворял демократическую оппозицию, а, прямо скажем, наоборот, рассматривался как один из основных противников любых демократических начинаний.

События 2001 года показали, что он может вести себя достаточно жестко по отношению к тем людям, которые предлагали иной вариант политического развития страны. Сила Рахата Алиева состоит в том, что он источник пикантной информации. Компромат - это не только оружие нападения, это и оружие сдерживания. Это такой «ядерный чемоданчик», который можно с собой постоянно носить, но это не значит, что ты когда-либо нажмешь кнопку. Зато все знают, что он у тебя есть. Думаю, что в Казахстане будет продолжаться активная работа по дальнейшему «демонизированию» образа Рахата Алиева. Но я лично сомневаюсь, что наша оппозиция - что внутри страны, что за рубежом - будет рассматривать его в качестве стратегического партнера.

- Как бы Вы оценили поведение самого Рахата Алиева? Некоторые аналитики утверждали, что в его действиях нет никакой стратегии, а есть непродуманность и даже истерика.

- Человек достаточно грамотно подошел к возможности своей невыдачи с территории Австрии, думаю, он прорабатывал такой вариант и неслучайно выбрал эту страну в качестве бастиона, просчитал низкие шансы нашего правосудия его заполучить. Видно, что здесь не было спонтанности. Другое дело, что, возможно, он готовил себе тыловую базу, но не ожидал такого быстрого развития событий. Если бы не было его политических заявлений, касающихся поправок в Конституцию и желания баллотироваться на пост президента, если б ситуация вокруг Нурбанка замкнулась просто на внутренней разборке, даже если б там пахло криминалом, то Алиев находился бы в стране и держался бы на плаву.

Нурбанк был серьезной ошибкой, Алиев переоценил свои возможности, и он банальную борьбу за собственность перевел в политическую плоскость, чем воспользовались его многочисленные противники. Человеку, у которого изначально было больше противников, чем союзников, конечно, стоило бы десять раз задуматься и вспомнить очень известный афоризм: глупцом является тот, кто, живя в стеклянном доме, начинает швыряться камнями. Он начал войну с представителями элиты, при этом сознавая, что противники могут использовать его оружие - компромат - против него самого.

Ядерная кнопка Рахата Алиева

- Здесь немного странно выглядят его заявления против президента лично.

- Эти заявления он сделал, когда понял, что проиграл в этой войне. Скорее всего, так: что было на уме, то сорвалось с языка. Не будем забывать, что многие участники событий 2001 года подтверждают: он уже тогда намекал на то, что у него были планы государственного переворота. Я думаю, что Рахат имел собственный план политического развития страны после ухода президента Назарбаева, в котором отводил себе центральную роль. Беда в том, что игра началась немножко раньше и он не успел выложить все козыри. Здесь фактор времени заставил его высказать то, о чем он думал уже давно. Политические заявления хорошо сформировались в его голове.

- Возможно ли примирение между президентом и экс-зятем?

- Примирение возможно, прецеденты уже были, когда публичное покаяние перед президентом приводит к публичному же прощению. Эти люди продолжают на территории Казахстана успешную деятельность - в бизнесе, СМИ и так далее. Повторюсь: присутствие Рахата Алиева за пределами страны, неконтролируемое присутствие, - это серьезный фактор угрозы. А если подтвердится, что он начал переговоры с американскими правоохранительными структурами по поводу Казахгейта…

В Казахстане появился свой Березовский. Это ситуация, как будто сделанная под копирку. При этом образ Березовского тоже «демонизируется» настолько, что создается впечатление, будто все без исключения проблемы России связаны с ним одним. То же самое сейчас происходит с Рахатом. И, как в случае с российским олигархом, силовые методы едва ли будут приемлемы. Сейчас обе стороны взяли тайм-аут.

- Скоро мы узнаем много тайн сильных мира сего?

- Я еще в 2001 году говорил, что в войнах элиты есть один большой плюс: чем больше олигархи дерутся между собой, тем больше тайн начинает вылезать наружу. И поверьте мне, что, когда здесь начнется серьезная смена власти, мы еще очень многому поразимся. Возможны даже в прямом смысле этого слова «скелеты в шкафах».

- А когда она начнется?

- Я думаю, что не стоит рассматривать поправку снятия ограничений срока полномочий для первого президента как гарантию его пожизненного нахождения у власти. Давайте посмотрим до 2012 года, это последний рубеж, когда президенту надо будет определиться: либо остаться, либо определиться с преемником. То есть даже заранее нужно показать элите, кто сможет его заменить. С точки зрения главы государства это был бы оптимальный шаг. Появление неожиданной фигуры может стать нежелательным с точки зрения стабильности. И с точки зрения все той же стабильности было бы наилучшим вариантом, если бы президент, оставив свой пост, сохранил возможность влияния на политические процессы. Например, как Дэн Сяопин.

Что касается предстоящих парламент¬ских и вообще всех уже прошедших выборов, понимаете, у меня разочарование вызывает не то, что оппозицию зажимают. К этому надо было готовиться, и этого следовало ожидать. Разочаровывает то, что все эти выборы не приводят к изменению ситуации в целом. Вся система по-прежнему базируется на одном человеке, перевода в плоскость стабилизирующих институтов не происходит. Я недавно задал одному представителю «Нур Отана» вопрос: назовите мне хоть один дееспособный политический институт, который мог бы обеспечить преемственность власти? Он назвал Ассамблею народов Казахстана. Это вызвало у меня недоумение. Взгляните на наше политическое пространство - оно сейчас напоминает пустыню.

Красивая декорация власти

- Ассамблея народов - это, конечно, сильно сказано. А есть ли, на Ваш взгляд, структуры, которые могут гарантировать мирную смену власти?

- Я их ищу и пока не нашел. «Нур Отан»? Это партия-пустышка, она слетит после ухода ее лидера. Интересный момент: подчеркивается, что это партия президента, а не народа. Партия держится за лидера, как вагончики за локомотив, а не наоборот, как должно быть. Неправительственные организации? Они искусственно поделены на своих и чужих. СМИ (четвертая власть) ослаблены, разделены между группировками и не могут быть объективным игроком. Политические партии несамостоятельны, они даже не могут создать коалицию.

- Есть мнение, что президент из СПК и других подобных структур создал альтернативную схему управления.

- Она искусственна. Когда начинается процесс консолидации партийных, политических ресурсов, тут же начинается процесс консолидации и в экономике. Президент понимает, что нацкомпании стали настолько финансово могущественны, а, следовательно, и политически опасны, что необходимо их дробить и объединять под общую, но другую крышу. А наличие большого количества пропрезидентских партий - тоже минус.

Пример «Асара» показал, что эти партии могут создать конкуренцию. Во всех процессах объединения - политических, экономических, медийных - именно Администрация президента является ключевым игроком. Это говорит о том, что именно эта единица бюрократической пирамиды находится на вершине, там принимаются все важнейшие решения. Тем не менее эффективность деятельности созданных схем не доказана, возьмем, к примеру, «Самрук». По факту как нацкомпании были монополиями, так и остались, как доминировали, так и доминируют. КПД «Самрука» никем не высчитан.

Бюрократия и олигархи сегодня - самые влиятельные игроки, именно на них делает ставку президент. Но вся проблема в том, что эта группа настолько разношерстна, настолько разобщена столкновениями, что единственный «обруч», который держит эту «бочку» вместе, - сам президент.

- Предстоящие выборы не смогут изменить расклад?

- Выборы не сыграют абсолютно никакой роли. Я не могу понять, какая была конечная цель этой стратегии. Ну, хорошо, «Нур Отан» получит большинство, оппозиция отойдет на периферию, но как это скажется на долгосрочности стабильности в стране? Послушный и продажный парламент, по словам Акежана Кажегельдина, - это как стул без ножек. Он может стоять возле стены, но вот сидеть на нем нельзя. Когда президенту понадобится реальная, а не иллюзорная политическая поддержка, парламент не сможет ее обеспечить. Минувшие дебаты показали, как много общего у провластных кандидатов и оппозиционных. Все это политические, возможно, красивые декорации, это не бетон, которым закладываются основы государства.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ