Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Телецикл
Поиск по телепередачам
Содержание передачи
Архив телепередач
Телецикл материк

Калининградский анклав: российский «Западный Берлин» или европейский «Восточный Иерусалим»?

Стенограмма телепередачи на канале ТВЦ, 28.11.2002

Калининград. Открыто ли окно в Европу?

Сегодня в программе:

·         Кто победил в споре о транзите?

·         Как жить Калининграду, не становясь Кенигсбергом?

Ведущий - Рустам Арифджанов, главный редактор газеты «Версия»

Постоянный эксперт – Константин Затулин, директор Института стран СНГ

ВЕДУЩИЙ. Здравствуйте! В эфире программа «Материк». И вместе со мной в студии наш постоянный эксперт Константин Затулин, директор Института стран СНГ.

К.ЗАТУЛИН. Здравствуйте!

ВЕДУЩИЙ. Здравствуйте, Константин! И сегодня мы поговорим о России, о самой молодой и самой проблемной ее части, о западном форпосте России – Калининградской области.

Две недели назад состоялся саммит Европейского Союза и России, на котором обсуждался транзит граждан, наших грузов из России в Россию. Совсем недавно стало известно о том, что страны Прибалтики – Латвия, Литва, Эстония получили приглашение стать членами НАТО. И вот посреди всего этого наша Россия, наша Калининградская область.

О чем же мы договорились в Брюсселе – победа это или поражение нашей дипломатии? Мы поговорим и об этом. Но для начала справка.

СПРАВКА. Полуанклав Российской Федерации, граничащий с Литвой и Польшей и омываемый Балтийским морем, исторически является частью Восточной Пруссии – земель, завоеванных в XIII в. рыцарями Тевтонского ордена, которые в 1255 г. основали крепость Кенигсберг (Королевская гора). Эта территория была колонизирована немцами и вошла в состав прусского королевства, ставшего в XVIII веке центром объединения Германии. В 1918 г., когда Германия потерпела поражение в первой мировой войне, Западная Пруссия отошла Польше. Именно требование обеспечить свободный транзит граждан Третьего Рейха в Кенигсберг через так называемый «данцигский коридор» стало формальным поводом для начала второй мировой войны. После разгрома фашистской Германии Кенигсберг и прилегающий к нему район в соответствии с решениями Потсдамской конференции перешли СССР и были включены в состав РСФСР в качестве Кенигсбергской, а затем  Калининградской области. С развалом СССР Россия оказалась отделена от своего западного форпоста  границами Литвы и Белоруссии. И если с последней у России действует безвизовый режим, то вступление Литвы в Евросоюз автоматически распространяет на нее жесткие правила Шенгенской зоны. В Калининградскую область въезжает и выезжает более 1 млн. человек в год, что превышает численность ее населения. Сама необходимость для россиян получать визы поставила под вопрос способность России гарантировать своим гражданам право на свободное передвижение. Кроме того,  здесь расположена главная база российского Балтийского флота России. Поэтому в апреле сего года президент России заявил, что «от решения вопроса вокруг Калининградской области зависит, как будут складываться отношения России с Евросоюзом». 

ВЕДУЩИЙ. Мы пригласили в нашу студию директора Российского института стратегических исследований Евгения Михайловича Кожокина.

Здравствуйте, Евгений Михайлович!

Е.КОЖОКИН. Здравствуйте!

ВЕДУЩИЙ. Добрый день! Евгений Михайлович, и  сразу же вопрос. Бывая в Европе, наверное, заметили огромное количество живущих там людей из стран Ближнего Востока, из стран Африки, из стран Индокитайского полуострова, из стран Латинской Америки. Неужели Европа так боится именно такого  наплыва нелегалов из России. С этим ли на самом деле связан конфликт вокруг Калининградской области и транзита наших граждан?

Е.КОЖОКИН. Я думаю, что проблема нелегальных мигрантов – это только одна из проблем, которая беспокоит Европу. Есть еще желание жестко следовать принятым постановлениям, связанным с введением Шенгенской зоны, и размывание Шенгенской зоны в Европе не хотят допустить. И также, что касается России, Европа находится как бы в ожидании, как мы будем развиваться.

ВЕДУЩИЙ. Спасибо. (Затулину) У Вас своя точка зрения по этому вопросу?

К.ЗАТУЛИН. Я считаю, что Европа не готова нас принять, как бы не хотелось либералам быть в Европе, пустить нас в Европу.

ВЕДУЩИЙ. Не готова или не хочет, Константин Федорович?

К.ЗАТУЛИН. Не готова  и не хочет, потому что мы слишком большие и так, как говорил в свое время Де Голль: «объединенная Европа от Атлантики до Урала». Вот, пожалуй, до Урала мы можем рассчитывать быть принятыми в Европейский Союз, т.е. если разделимся на несколько частей. И история с Калининградской областью лишнее тому подтверждение.

Есть еще одно обстоятельство, по-моему, мне кажется, что оно все-таки есть, несмотря на все заверения, по крайней мере часть Европы, та, которая имеет исторические претензии на Калининградскую область, пусть и неофициальные…

ВЕДУЩИЙ. Да, по-моему, их уже нет.

К.ЗАТУЛИН. Может быть, их нет пока, но во всяком случае в последние несколько десятилетий удостоверили, что ничто не вечно под Луной. И очень может быть, что эта часть Европы понимает, что сегодняшнее положение Калининградской области - как бы предтеча того, что рано или поздно эта Калининградская область как спелый фрукт просто упадет  туда, куда должна упасть.

ВЕДУЩИЙ. То есть Вы считаете, что это сознательная позиция?

К.ЗАТУЛИН. Но во всяком случае активности в том, чтобы поддержать интересы России в случае с Калининградской областью, предусмотреть хотя бы такой же порядок транзита, который был предусмотрен, например, во время «холодной войны» для жителей Западного Берлина, т.е. коридоры с Западной Германией до Западного Берлина, безостановочные трасса, поезд и все остальное, - желания такого со стороны Европы проявлено не было, и это наводит на всякие размышления.

ВЕДУЩИЙ. Хорошо, Константин Федорович. Но давайте сейчас послушаем, о чем все-таки договорились в Брюсселе, о путях, которые идут непосредственно, скажем, через Литву из России и Россию. Вот у нас какая справка есть по этому поводу.

СПРАВКА. Изначально позиции сторон – России и ЕС – на переговорах по калининградской проблеме были жесткими: Москва требовала безусловного обеспечения свободного передвижения граждан и грузов через территорию Литвы в Калининград. Брюссель заявлял, что ни о каких исключениях из общих правил визового режима для россиян  не может быть и речи. 11 ноября на саммите Россия-ЕС в Брюсселе была выработана процедура транзита, которая российскими официальными лицами была охарактеризована как приемлемая. С 1 июля 2003 г. для проезда по территории Литвы всем россиянам нужно будет получать так называемый упрощенный транзитный документ (УТД). Разовый УТД для поездки на поезде будут выдавать при покупке железнодорожного билета или прямо на границе. Однако российская сторона должна будет заблаговременно уведомлять обо всех обращающихся за УТД, а литовские власти могут отказать  в выдаче этого документа. Более того, для получения многоразового пропуска или проезда автомобильным транспортом необходимо будет обращаться в литовские консульства. То есть сохраняется разрешительный порядок транзита, который ничем принципиально не отличается от визового режима. Причем с 2005 г. для получения УТД необходимо будет предъявлять не внутренний, а заграничный паспорт, которого нет у большинства россиян. И непонятно также, будет ли УТД бесплатным, как настаивала российская сторона. Ничего не говорится в брюссельских соглашениях о дальнейшем порядке транзита грузового транспорта.

ВЕДУЩИЙ. Евгений Михайлович, как Вы оцениваете это соглашение между ЕС и Россией? Мы заключили хорошую для России сделку? Соответствует ли  она интересам нашего государства?

Е.КОЖОКИН. Это промежуточный документ, и как он будет работать, можно будет понять только после того, как будет решен или не будет решен – о скоростном поезде, потому что в том же документе об этом говорится. Но это решение как бы отложено, потому что зафиксировано, что этот вопрос будет решен только после вступления Литвы в Европейский Союз.

ВЕДУЩИЙ. Евгений Михайлович, а почему же отложили?

Е.КОЖОКИН. А потому что этот документ является вне всякого сомнения компромиссным.

ВЕДУЩИЙ. То есть точку еще не поставили, как об этом заявляли некоторые политики, особенно политики, близкие к власти, о том, что всё, поставлена точка в отношениях между ЕС и Россией, значительная победа российской дипломатии и вообще российского государства. Это такой компромисс –  лишь бы что-нибудь принять?

Е.КОЖОКИН. Нет, это не то, чтобы что-либо принять. Совершенно очевидно, что нам нужно было определить определенные рамки, и эти рамки получены. Эти рамки в значительной степени нас не удовлетворяют. Это совершенно очевидно. Но эти рамки позволяют продолжать работу и добиваться, чтобы решения были приняты, в большей степени соответствующие интересам наших граждан и нашего государства. Удастся ли нам этого добиться, время покажет.

ВЕДУЩИЙ. Спасибо, Евгений Михайлович!

Константин Федорович, я хотел бы к Вам обратиться. Мне интересна вот какая ситуация. Я с некоторым удивлением для себя узнал некоторое время назад, о том, что представителем по калининградскому вопросу по решению этого конфликта назначен Дмитрий Рогозин. Дмитрий Рогозин – человек с известной позицией, и его назначение, как мне показалось, означало то, что Россия достаточно скептически относится к возможности победы на этом фронте, победы  в решении на этих переговорах. Что Вы думаете по этому поводу?

К.ЗАТУЛИН. Г-н Рогозин был назначен на должность спецпредставителя, и для меня это сразу было удостоверением того, что все, что интересует тех, кто его назначал в этом вопросе – это пиар. Не существо проблемы, не решение этой проблемы…

ВЕДУЩИЙ. А пропаганда.

К.ЗАТУЛИН. А пропаганда, как бы желание  удостоверить, что в вопросе Калининградской области мы не дали спуску Европейскому Союзу, что хоть мы не возражали против расширения НАТО всерьез, хоть мы удовлетворились многими другими вещами, которые нам диктует Запад сегодня, - в Калининградском вопросе мы будем проявлять жесткость и неуступчивость. А если уж мы в последний момент, как это и случилось, согласимся по существу со всем, что заранее было ясно, то вот вам Дмитрий Олегович Рогозин, который своей фигурой, своими речами будет удостоверять, что другого решения и быть не могло.

ВЕДУЩИЙ. Константин Федорович, я должен сказать телезрителям,  мы приглашали Дмитрия Олеговича Рогозина принять участие  в нашей передаче. Он отказался. Я понимаю, может быть, в силу занятости. Тогда наши журналисты предложили записать интервью с Дмитрием Рогозиным, председателем думского комитета по международным делам, и что странно уже, он тоже отказался. Но все равно не представить его точку зрения мы не можем, хотя мы не знали, какая точка зрения Дмитрия Рогозина более правильная - до саммита ЕС и России и принятия решения или после? Но вы можете сравнить сами. Давайте послушаем, что он говорит.

Д. РОГОЗИН, 4 сентября 2002 г. «Нас, по-прежнему, не может удовлетворить размытая перспектива так называемого безвизового поезда. Я хочу получить «да» или «нет» на конкретное предложение президента Путина в отношении перспективы безвизовых поездок граждан России и Евросоюза».

Д.РОГОЗИН, 14 ноября 2002 г. «В какой форме эти договоренности будут поддержаны Литвой, я не знаю и гадать не хочу. В любой форме нас они устроят, но, естественно, в юридически зафиксированной форме. С 1 января по 1 июля, а затем 1 июля по новой схеме двух документов – упрощенного проездного документа на железной дороге и упрощенного  транзитного документа. В целом политика здесь закончилась».

ВЕДУЩИЙ. Вот сейчас мы услышали стремительную перемену в оценках Дмитрия Олеговича Рогозина. Я бы хотел попросить Константина Федоровича Затулина прокомментировать, что же все-таки происходит с нашим одним из ведущих политиков в области международных отношений?

К.ЗАТУЛИН. Для меня это совсем не странно, Рустам. Дело в том, что, конечно же, в передаче, где не просто надо бросить пару слов и удостоверить этим верность своей позиции, а нужно порассуждать на эту тему, очень трудно будет на самом деле отстаивать точку зрения, которую в последнее время Дмитрий Олегович отстаивает, - что все, что произошло на саммите – это и есть полное удовлетворение наших притязаний. Потому что ровно за несколько дней до этого, за несколько недель, с самого начала Дмитрий Олегович заявлял об очень жестких, ультимативных почти требованиях о том, чтобы сообщение было безвизовым, о том, чтобы мы пересекали территорию Литвы без всяких разрешительных документов. Сегодня же на самом деле, как мы это услышали, мы ставим пересечение территории  Литвы в зависимость от разрешений консульств Литвы. Сегодня еще не все до конца решено, но по крайней мере ясно, что литовские власти будут иметь возможность отказывать кому-то, кого они сочтут нежелательным в проезде через территорию своей страны, т.е. явно, даже при всем желании доказать, что все то, что сегодня достигнуто – это и есть венец наших притязаний, было бы очень сложно.

ВЕДУЩИЙ. Спасибо,  Константин Федорович!

Евгений Михайлович, у меня к вам вопрос. Может, действительно, все, что происходило, в том числе и наша позиция в Брюсселе – это просто пропагандистская акция, придуманная власть, как впрочем, придумываются мнимые победы в некоторых других ситуациях, а на самом деле мы заранее уже согласились с той ролью, которая определила для нас Европа?

Е.КОЖОКИН. Совершенно очевидно, что у нас была запросная позиция, и эту запросную позицию мы отстаивали всеми возможными способами. Конечно, мы надеялись, что эта запросная позиция будет продвинута и будет воспринята нашими партнерами. Тем более, что казалось бы, политические предпосылки к этому были, и казалось бы Европа, столь заинтересованная во взаимодействии с Россией по вопросам борьбы с терроризмом, могла бы пойти нам навстречу. Европа продемонстрировала, что она остается верной сугубо прагматическому подходу и нас навстречу пошла  минимально.

ВЕДУЩИЙ. Спасибо большое, Евгений Михайлович за то, что Вы пришли к нам в студию. Спасибо за Ваши ответы.

Е.КОЖОКИН. Спасибо.

ВЕДУЩИЙ. А мы, Константин Федорович, давайте перейдем действительно к экономическому аспекту ситуации вокруг Калининградской области. Но как у нас заведено, для начала покажем нашим телезрителям подготовленную нашими журналистами справку.

СПРАВКА. По территории Калининградская область -  самый маленький субъект Российской Федерации, в нем живет около 950 тыс. человек, 80 % - горожане. Регион обладает значительным экономическим потенциалом: здесь находится крупнейшее в мире месторождение янтаря, добывается почти милион тонн нефти в год, здесь  расположен единственный в России незамерзающий портовый комплекс на Балтике. Отсюда пролегает кратчайший путь из России в страны Западной Европы, что делает регион крупным транспортным узлом и торгово-складским центром. Главные отрасли промышленности: рыбная, топливная, целлюлозно-бумажная, пищевая. Предприятия машиностроительного комплекса производят суда, вагоны, автомобили, краны, сложное технологическое оборудование. Нельзя забывать и о возможностях региона как уникального туристического центра. В 1996 г.  был принят федеральный Закон об Особой экономической зоне (ОЭЗ) в Калининградской области, а в 1997  – федеральная целевая программа развития области до 2005 г. Режим ОЭЗ предусматривает беспошлинный ввоз и вывоз товаров, освобождение от обязательной продажи валютной выручки и другие льготы. Решением местных властей созданы локальные свободные зоны, в которых действуют дополнительные преференции. Однако, несмотря на все эти меры, экономика Калининградской области переживает спад. Уровень инвестиций в основной капитал вдвое меньше, чем в среднем по стране, а уровень жизни в 1,5 раза ниже среднего по стране. Имея 90% мировых запасов янтаря, область  не контролирует этот рынок.

ВЕДУЩИЙ. Вот так обстоят дела у нас на экономическом фронте. И поговорить об экономическом аспекте калининградской проблемы мы пригласили в студию бывшего первого заместителя Председателя Совета Министров Советского Союза, а ныне - председателя Совета директоров «Автотор холдинга» Владимира Ивановича Щербакова. Здравствуйте, Владимир Иванович!

В.ЩЕРБАКОВ. Здравствуйте!

ВЕДУЩИЙ. Владимир Иванович, как я знаю, Ваше предприятие чрезвычайно тесно связано с Калининградской областью и практически работает там. Как на деятельности вашего предприятия скажутся изменения условия транзита грузов, скажем, через Литву?

В.ЩЕРБАКОВ. У нас там около 20 предприятий, два, может быть, наиболее известны, - это производство автомобилей «Киа» и производство автомобилей BMV. А так-то у нас там довольно разнообразный бизнес, поэтому, может быть, можно сделать общее заключение на своих компаниях.

ВЕДУЩИЙ. Тем более так остро, как вас, эта проблема никого не затрагивает!

В.ЩЕРБАКОВ. Знаете, транзит грузов пока до конца не ясен, потому что там довольно много технических проблем. Мы не знаем, какие декларации будут применяться. Вроде бы пока идет разговор о том, что ничего всерьез не измениться. Известно, что в Европе автомобили с показателями ниже «Евро-2» на дороги просто не выпускаются.

ВЕДУЩИЙ. Из-за чего, из-за экологической чистоты автомобиля?

В.ЩЕРБАКОВ. Прежде всего экологическая чистота. В Калининград перевозки в основном осуществляются на отечественном транспорте, а у нас, как известно, «Евро-2» практически отсутствует. По крайней мере массового применения на находит, не ясно, как будут автомобильные перевозки осуществляться.

ВЕДУЩИЙ. А мы возим на КАМАЗах, в основном?

В.ЩЕРБАКОВ. КАМАЗы, МАЗы в основном.

ВЕДУЩИЙ. Это далеко не «Евро-2»?

В.ЩЕРБАКОВ. Это от «Евро-0» до  максимум «Евро-1». Понятно, что можно перейти на «Евро-2», и у нас есть двигатели такие. В конце концов двигатели можно закупать, и «КАМАЗ» и «МАЗ» готовы делать это.

ВЕДУЩИЙ. Но потребует времени и денег.

В.ЩЕРБАКОВ. Но это резкое удорожание всего транспорта.

Вторая проблема. Скажем, Калининград 30-35% электроэнергии и тепла получает за счет угля. Уголь перевозится в открытых полувагонах. Уголь  в Европе перевозится по тем же соображениям в закрытых…

ВЕДУЩИЙ. Владимир Иванович,  а откуда перевозится, из Польши?

В.ЩЕРБАКОВ. Нет. Главным образом, это Кузбасс и Воркута. Поэтому так или иначе эта проблема стоит.

Дальше. В Калининграде довольно много всяких бумажных и целлюлозно-бумажных комбинатов. Они потребляют и хлор, и различные другие вредные для экологии ингредиенты. Не понятно, как их перевозить. Я бы сказал так: проблема грузовых перевозок плавно перерастает в проблему более глубокого масштаба – вообще свободы движения товаров. Если на Брюссельском саммите более или менее, с моей точки зрения, решен вопрос транзита людей и свободы перемещения людей между Калининградом и основной частью страны, то проблема транзита грузов и проблема свободы перемещения грузов – нет. С территории Калининграда мы должны организовывать серьезный экспорт. А вот, как вывозить с территории Калининграда экспортную продукцию – это уже таможенные, налоговые режимы Европы и, конечно, хотелось бы, чтобы здесь было более энергичное продвижение.

ВЕДУЩИЙ. Владимир Иванович, а если говорить вообще о перспективах экономического развития этого региона. В Калининградской области  преобладают абсолютно новые условия и мне кажется, я достаточно оптимистичен,  что мы получаем уникальный шанс создать в Калининградской области некую особую экономическую зону, которая бы стала примером для остальной России, примером интеграции в Европу?

В.ЩЕРБАКОВ. Есть много разных подходов к этому делу. Один  из таких, наиболее активно пробивающих себе дорогу, и я принадлежу к числу людей, которые этот подход пробивают, попробовать использовать Калининград в отношениях с Европой прежде всего как пилотный регион для более плотной, более интегрированной работы с Европой. Рано или поздно Россия будет в более интегрированных экономических отношениях. Надо бы понять, что за проблемы возникнут. Я думаю, что Калининград в этом смысле уникальный регион. С одной стороны, Европа практически вся заинтересована в том, чтобы в середине Европы и в середине  ЕС не держать такую больную точку, знаете, как старая мозоль, который зудит всем. Потому что, если в экономике региона, в социальных проблемах ничего не произойдет, я уж не говорю про экологические проблемы, то так или иначе это все поползет в ЕС. Поэтому, я бы сказал, европейцы с большим желанием смотрят на сотрудничество в этой сфере.

С другой стороны, России надо пройти свой путь. Вхождение в Европу, а может быть, даже наиболее интегрированные связи, они породят массу проблем, о которых мы сегодня мало подозреваем.

ВЕДУЩИЙ. Например?

В.ЩЕРБАКОВ. Например, в Европе совершенно другие технические стандарты. Наши ГОСТы и европейские технические стандарты  очень сильно между собой отличаются.

ВЕДУЩИЙ. А в Литве те же самые наши ГОСТы, тогда, когда Вы возглавляли Правительство Советского Союза. Они так быстро смогли все переменить, а у нас не получится?

В.ЩЕРБАКОВ. Это очень длинный путь.

ВЕДУЩИЙ. Литва его уже прошла? Литва, Латвия, Эстония?

В.ЩЕРБАКОВ. Во-первых, я думаю, не до конца. Во-вторых, формы, в которых они  это сделали, нам непригодны. Что они сделали? Они для начала сбросили практически все советские технологии, весь советский транспорт, все советское станкостроение и просто пошли на замену импортом. Но мы можем это сделать по всей России?

К.ЗАТУЛИН. Нет, конечно.

ВЕДУЩИЙ. Я думаю, вопрос риторический.

В.ЩЕРБАКОВ. А самый характерный и простой  пример. Вы знаете, что частота электроэнергии в сети у нас и в Европе они разные, технически разные. Поэтому там много проблем, которые надо бы почувствовать для начала. Во-вторых, скажем, система бухгалтерского учета – давно известный вопрос. То, что у нас затраты, у них – прибыль, как ни смешно. Поэтому инвесторы друг друга понять не могут: у одного операция прибыльная, а у второго убыточная. Как можно сотрудничать, неадекватно воспринимая одни и те же показатели бухгалтерской отчетности.

К.ЗАТУЛИН. У меня вопрос вот какой, Владимир Иванович. Насколько я знаю, что есть уже группа энтузиастов в Калининградской  области, объявившихся под лозунгом: «переименуем Калиниград обратно в Кенигсберг». Я сам в Калининграде встречал людей, которые говорят вполне по-русски и сами являются русскими людьми, но давно как бы мыслями своими находятся далеко от России и желали бы как можно скорее, чтобы Калининградская область вернулась в состав просвещенной Европы.
Не приведет ли  более глубокая интеграция, как Вы сказали, с экономикой Европы к тому, что Калининградская область таки интегрируется в Европу , но в отличие от остальной России и уж по крайней мере не вместе с ней,  т.е. проще говоря  мы потеряем суверенитет вначале экономический, а затем, возможно, и политический над Калининградской областью?

В.ЩЕРБАКОВ. Я не думаю так. По первой части вопроса. Действительно, такие люди есть. Я бы только иначе оценил их действия. Я с ними тоже довольно много встречался. Вы знаете, у меня впечатление, что это предложение вызревает не на основе принципа: давайте отсоединимся от остальной России. Оно вызревает, с одной стороны,  на каком-то чувстве не неполноценности, но самоуважения к истории. Мы же переименовали Калинин в Тверь или Куйбышев в Самару, ничего же не произошло, никто не отделился. Люди хотят этим самым подчеркнуть, что мы становимся более цивилизованными и быстрее отказываемся от советской истории. Это не значит, что они требуют отделения от России. Это раз.

Во-вторых, хотелось бы им, чтобы Калининград признавался более культурным местом в самой Европе, поскольку Кенигсберг, как известно,  колыбель многих научных и культурных традиций Европы начиная от Канта, самого знаменитого и Шиллера и т.д. и т.д.

Что касается второй части. Если Калининград как пилотный регион России более быстро будет интегрироваться в Европейское Сообщество с точки зрения развития экономики, стандартов и качества уровня жизни, медицинского обслуживания, образования экологии и т.д., - а что, собственно говоря, в этом плохого? Что у нас за принцип такой – или все или никто? Калининград действительно особая территория, особая как для нас, потому что нет единой границы, так и для европейцев, потому что она в центре Европы. Что ж тут плохого, если Калининград на уровни и стандарты Европы перейдет раньше других территорий страны? Я в этом ничего плохого не вижу.

ВЕДУЩИЙ. Значит, речь по сути может идти о таком русском Гонконге? Государство одно, но некоторые экономические правила во всей, скажем, континентальной (извиняюсь за это сравнение) России и условно островной ее части – Калининградской области разные?

В.ЩЕРБАКОВ. А почему нет? В этом смысле я, например, и отстаиваю позицию, что особая экономическая зона – это не территория Калининграда, это особый режим налоговый, таможенный, организации бизнеса и т.д. и т.д.

К.ЗАТУЛИН. Поэтому Вы там и разместили свои предприятия?

В.ЩЕРБАКОВ. Да, конечно. Калининград – это очень удобная площадка для размещения производства, которое так или иначе должно притекать в Россию.

К.ЗАТУЛИН. Владимир Иванович, а что Вы скажете о человеческом факторе? В 1948 году последние эшелоны с немцами, жившими на территории бывшей Восточной Пруссии, уехали одни в Восточную, другие - в Западную зону. И примерно в это же время из 20 российских областей, трех автономных республик и шести областей Белоруссии началось переселение русского, белорусского населения, в основном пострадавшего во время войны. К чему привел этот социальный эксперимент? Сегодня Вы удовлетворены качеством рабочих, уровнем их образования, самое главное, удовлетворены климатом, который складывается  в связи с такими большими задачами, стоящими перед экономикой Калининграда как пилотного региона Российской Федерации?

В.ЩЕРБАКОВ. Вы очень тяжелый вопрос задали, Константин Федорович.  Куда в советское время мы вкладывали деньги в развитие? Прежде всего в страны Прибалтики, в Калининград почти не вкладывали деньги. И по уровню развития Калининград в этом смысле был не сопоставим с Прибалтикой.  И область в основном жила за счет того, что моряки уходили в Атлантику, привозили оттуда приличные деньги, и сложился своеобразный такой микроклимат. А потом началось новое время, и, к сожалению, получилось так, что  по меньшей мере девять лет, с 91-го года, может быть с 90-го даже, люди пришли к выводу, что они просто никому не нужны. Все, кто им что-нибудь обещает, обязательно обманут. И появился такой социальный нигилизм, я бы сказал, абсолютное неверие в то, что от них что-то зависит и что- то они могут сделать сами.

Я честно должен сказать не потому, что я так хочу Путина похвалить, как-то с его приходом проснулись ожидания у людей, и по крайней мере все то, что он обещал по Калининграду сделать, - люди видят, что не без труда, но он лично этим занимается. Появилось какое-то внутреннее объединяющее чувство, что пока президент занимается, здесь что-то может быть сделано. Появился хотя бы в небольших масштабах, но оптимизм. А так в целом  там обстановка там очень непростая.

ВЕДУЩИЙ. Спасибо, Владимир Иванович. Я абсолютно согласен с Вами, что у Калининградской области появился шанс, и дай Бог, чтобы все ожидания, которые мы связываем с Владимиром Путиным не только в Калининграде, сбылись.

Спасибо, что Вы пришли к нам на передачу. Спасибо и до свидания.

В.ЩЕРБАКОВ. Спасибо и до свидания.

ВЕДУЩИЙ. Константин Федорович, мы продолжим. Вы знаете, я с большим интересом хочу выслушать Вашу точку зрения по Калининграду, потому что мне всегда очень интересно Ваше мнение по, скажем, островкам России или островкам российской цивилизации.

К.ЗАТУЛИН. К эксклавам.

ВЕДУЩИЙ. Да, к эксклавам.

К.ЗАТУЛИН. Вот Владимир Иванович Щербаков, очень способный менеджер. До назначения на очень высокий государственный пост в Советском Союзе был одним из руководителей АвтоВАЗа, одним из  организаторов производства в Тольятти и в других местах. Сегодня он пришел и действительно развертывает успешное производство в Калининградской области. Такое впечатление, что собственных внутренних сил в Калининградской области недостаточно. Люди, которые туда были переселены – в этом проблема, они воспринимали свое пребывание на этой земле как временное.

ВЕДУЩИЙ. Но сейчас там уже третье поколенье.

К.ЗАТУЛИН. И тем не менее, этот синдром остался. И более того, у некоторых из них сегодня, особенно из числа молодых, реально распространены такие настроения: ну и хорошо, что мы так оказались здесь, может быть, нас приберет Европа, может быть, завтра мы избавимся от всех проблем России и станем частью благополучной Европы. Это меня беспокоит, несмотря на все заверения, что это вызвано какими-то культурологическими причинами и т.д.

Сегодня Калининградская область больна, и первая проблема ее – это проблема социальная, социальная и экономическая. А вторая, третья и десятая – это транзит. Это не главная проблема. В конце концов – это черти что, когда 90% янтаря добывается в Калининградской области, но за этот счет живет Польша, Литва, Латвия, кто угодно, кроме самой этой области, потому что все уходит контрабандными  путями. Созданы даже целые комбинаты в прилегающих заграничных территориях, которые перерабатывают этот янтарь, а мы его просто гробим.

ВЕДУЩИЙ. Спасибо, Константин Федорович! Я отношусь к калининградской проблеме точно так же, как наш постоянный эксперт, как гости, которые были в нашей студии, достаточно оптимистично. У Калининградской области появился хороший  шанс. И в первую очередь от тех, кто там живет, зависит, как этот шанс будет использован.

Продолжение и подробности нашего разговора вы сможете узнать, посетив сайт «Материк.Ru». Но в эфире мы встретимся через две недели в передаче «Материк».


   [Версия для печати]
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ