Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Телецикл
Поиск по телепередачам
Содержание передачи
Архив телепередач
Телецикл материк

Накануне выборов в Чечне. Какая дорога ведёт к миру?

Стенограмма телепередачи на канале ТВЦ, 21.07.2004

Ведущий - Константин Затулин, депутат Государственной Думы РФ, директор Института стран СНГ

ЗАТУЛИН: Здравствуйте! Сегодня в эфире вновь программа Материк. Вроде бы, мы стали отвыкать от плохих вестей с Кавказа. И, однако же, в последние месяцы - вновь обострение грузино-осетинского конфликта, вновь теракты и волнующие нас всех события в Чечне и Ингушетии. Сегодня мы будем говорить о Чечне. 29 августа в Чеченской Республике - выборы президента.

Сегодня в программе:

· Новая волна террора на Кавказе: провал российских усилий или признак в процессе выздоровления?

· Кто наведет настоящий порядок в Чечне: российские войска или сами чеченцы?

· Выборы президента Чечни: кого поддержит Москва и избиратели?

ЗАТУЛИН: По уже установившейся традиции, мы решили спросить москвичей: что они думают о ситуации на Северном Кавказе, в Чечне.

В Чечне надо ставить начальника. Начальника нету.

Беспредел! Скажем так, очень тяжелый вопрос, потому что там прежде всего играют роль деньги. Кому-то это просто выгодно.

Пожестче взять ее в кулак просто. Посильнее там порядок навести.

Надо поубирать с постов и поменять полностью управление в Чечне, то ест заменить всех теми, кому полностью доверяет нынешний глава республики.

ЗАТУЛИН: Предстоящие 29 августа выборы в Чечне связаны непосредственно с терактом, который произошёл недавно на стадионе в Грозном. Убийство президента Ахмада Кадырова само по себе говорит о тяжёлых и трудных процессах, которые происходят в Чечне. Давайте посмотрим сюжет.

Главной темой сообщений из Чечни остаются непрекращающиеся вылазки боевиков. Основными объектами террора являются расположения федеральных сил – подрывы фугасов и обстрелы воинских колонн давно стали чуть ли не обыденным явлением, а общее число погибших в ходе первой и второй чеченских кампаний российских солдат офицеров перевалило за 15 тысяч. Однако в последнее время все чаще нападениям подвергаются чеченские силы правопорядка и представители гражданской администрации. Неделю назад в бою под селением Автуры погибли 6 сотрудников службы безопансости президента Чечни. 6 июля на сайте чеченских сепаратистов было опубликовано обращение Аслана Масхадова, который потребовал от российских властей перемирия и вывода войск из Чечни. Лидер боевиков утверждает, что у него хватит сил еще на 20 лет войны. А Шамиль Басаев вновь пообещал россиянам крупные теракты, которые теперь будут направлены против представителей российской власти. В то же время 26 июня Меджлис Духовного управления мусульман Чеченской республики объявил «божественное проклятие» Аслану Масхадову и Шамилю Басаеву, и постановил, что мусульмане Чечни не имею права давать этим лицам ни еды, ни воды, ни соли, ни крова.

ЗАТУЛИН: Сегодня в нашей студии мой коллега, депутат Государственной Думы от Чеченской Республики – Руслан Ямадаев. Здравствуйте, Руслан Бекмирзаевич.

ЯМАДАЕВ: Здравствуйте.

Ямадаев Руслан Бекмирзаевич. Родился 10 декабря 1961 года в г. Гудермесе, после окончания школы работал на строительстве Пермской ГРЭС, участвовал в освоении целины Казахской ССР. В ходе начавшегося в 1994 г. конфликта в Чечне стал командиром отряда, воевавшего против федеральных сил, был бригадным генералом. После вывода российских войск из Чечни в 1996 г. получил известность как непримиримый противник ваххабитов и Шамиля Басева. После начала контртеррористической операции в 1999 г. вместе с Ахматом Кадыровым перешел на сторону федеральных сил. В 2001 году был заместителем военного коменданта Чеченской республики. В декабре 2003 года был избран депутатом Государственной Думы, член фракции «Единая Россия».

ЗАТУЛИН: Руслан Бекмерзаевич, как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в Чечне?

ЯМАДАЕВ: Сейчас чеченский народ не тот, который был 2 или 3 года назад. И обстановка не та, которая была 2-3 года назад.

ЗАТУЛИН: А в чём, вот, разница? Что изменилось за 2-3 года?

ЯМАДАЕВ: Я вам скажу. Первое, когда началась это вторая кампания, во всей Чечне, даже 50 метров не пройдёшь, везде были блокпосты, везде солдаты: там, МВД, ФСБ – разные структуры. Сейчас в Чечне вообще нету можно сказать блокпостов. Вообще правопорядок сейчас именно большинство 90% - это чеченская милиция, которая…

ЗАТУЛИН: То есть, если прежде это была территория, напрямую управлялась из центра, то теперь все эти функции вернулись в Чечню и сами представители Чечни контролируют и руководят. В таком случае, каков потенциал вот вооружённого подполья? Почему мы продолжаем слышать о вылазках, о взрывах, об убийствах, о терактах?

ЯМАДАЕВ: Ну, вы знаете, чеченская республика с 91 года находится в этом хаосе. И за 1 год, за 2 там не поправишь. Целое поколение выросло, которое не знает кроме автомата ничего. Поэтому там работа ещё долго будет продолжаться. Мы должны сегодня создавать рабочие места… Чечня должна выстроиться заново. Она на 99% разрушена. И экономика… Ну, всё-всё. Поэтому там процесс долго придётся восстанавливать.

ЗАТУЛИН: Вот, довольно часто говорят, что одни и те же люди днём лояльные граждане Российской Федерации, а ночью и вечером – участники банд формирования. Это есть?

ЯМАДАЕВ: Это специально кто-то муссирует. Нет. Просто единственное, везёт Масхадову и Басаеву, скажем, в том, что действительно сегодня Чечня не обустроена, много безработицы. И много молодёжи, которые не нашли себе места и идут туда. Даже я вам приведу один маленький пример. Это было полтора года тому назад. У меня брат был командиром спецназа. Он погиб. Когда они были в засаде, к ним подходит мальчик 11-ти лет и говорит: «Вы боевики?». Он говорит: «Да, мы боевики». И вот они час, два, три там сидят, и потом он узнаёт, что это спецназ министерства обороны. Но всё же таки этот пацан остался. Сегодня он живёт там же в батальоне спецназа. Назван сыном полка…

ЗАТУЛИН: То есть, люди просто привыкли воевать?

ЯМАДАЕВ: Ну, он вот этот пацан не видел больше ничего, кроме войны. Абсолютно ничего он не видел. Ему без разницы, что это – боевики или министерство обороны.

ЗАТУЛИН: То есть это образ жизни…

ЯМАДАЕВ: Образ жизни. Поэтому мы должны потихоньку, очень терпеливо идти создавать там рабочие места. Надо показывать просторы России. Надо подойти к Чечне как к собственному дому. Сейчас много вины на политиках лежит на российских, которые действительно не считают чеченский народ, чеченскую республику российской. Относятся как вражескому народу или вражеской земле. Это тоже есть. Никуда не денешься.

ЗАТУЛИН: Значит, если я правильно понимаю, всё-таки сопротивление в Чечне и всё то, что сегодня выносится в заголовки газет и в новости телевидения периодически – это не навсегда? Что есть на самом деле тот порог, с которого всё же восстановление, развитие мирной жизни в Чечне станет 100% реальностью?

ЯМАДАЕВ: Конечно, есть. Не надо даже нам далеко уходить. Представьте, в 44-м году весь чеченский народ, в том числе мой отец, моя мать (отцу было 5 лет, матери было 3 года) - они были высланы в Сибирь. И также все чеченцы. И греки, и калмыки, и ингуши. Но всё равно вернулись. И была дружба. Это же создали умные люди, чтобы забыть обиды, там, ну всё-всё плохое осталось там и вообще ушло и действительно была дружба. А почему сегодня чеченец стреляют там в русского, или осетин в грузина, или грузин в осетина – это всё кому-то это выгодно. Я вам ещё больше скажу: Вы посмотрите сколько было миллиардеров, миллионеров до войны первой чеченской? А после войны появились они. Это специально народ, российский народ я имею ввиду - и русских и чеченцев и других - их специально отвлекают. Кто-то создаёт эти войны, отвлекают и сами грабят народ.

ЗАТУЛИН: Ну, об этом всегда много говорили очень. О том, что чеченская война для многих является удобным поводом - и вне России, но и внутри России. Мы знаем целые политические поколения здесь в России, которые специализировались на работе с Чечнёй и на Чечне делали свою карьеру. Но вот сегодня мы хотели бы показать вам интервью с человеком, который все эти годы пытается вести мирную работу в Чечне. Он слишком хорошо знает, что такое война. Это афганец. Руководитель союза афганцев. В настоящее время - руководитель отделения партии «Единая Россия» в Чеченской Республике – Франц Адамович Клинцевич. Давайте посмотрим, что он нам сказал.

Франц Клинцевич: На самом деле произошёл беспрецедентный в прошлом году акт, связанный с референдумом. Люди чётко определили своё отношение к Чечне и к России. Сегодня очень многим выгодно на этих вещах спекулировать. И поэтому подобные вещи, я считаю, что просто вредны. Вы знаете, есть такая, может быть, я неправильно скажу, старая русская поговорка: «Если человеку 1000 раз сказать, что он свинья, то на 101 раз он захрюкает» .

Ситуация в Чечне немножко ухудшилась, но на самом деле, как это её пытаются представить она не трагична. Там находится большое количество войск. Там обученные люди. Там работают профессионалы, связанные со спецслужбами и они ситуацию контролируют.

ЗАТУЛИН: Вот, столько лет продолжается чеченская эпопея, вот уже несколько лет в розыске находятся Аслан Масхадов, Шамиль Басаев, и до сих пор они не попали в руки федеральных властей или скажем чеченской милиции. Почему это по вашему происходит?

ЯМАДАЕВ: Видите, сама Чечня – это такая республика, где и горы и речки, где ты будешь стоять даже в 5-ти метрах – не увидишь людей. Это такой ландшафт, такой… Действительно и в Чечне есть такие люди, говорят: «Вот, Руслан, если бы федералы захотели, то давно его взяли бы». Я сразу говорю: «Ну, ладно. Всё. Давайте федералов оставим. Я со своими ребятами возьму его. Дам любые вам деньги. Скажите, где он?». Тогда и прекращается разговор. И мы знаем по истории, Имам Шамиль 25 лет воевал против царя России. Действительно, воевал…

ЗАТУЛИН: Но, тогда не было ни космической, ни авиационной разведки…

ЯМАДАЕВ: Но имам Шамиль тогда ходил с войском. А он же один сидит где-то в норе. Один, два, три человека они сидят. А если бы Масхадову…

ЗАТУЛИН: То есть, реально Масхадов не руководит всеми этими терактами?

ЯМАДАЕВ: Это спонтанно. За рубежом Закаев, Удугов создают видимость: какого-то ГКО, который провёл совещание, какого-то там правительства, парламента. Это специально создаётся…

ЗАТУЛИН: То есть организованный характер чеченского сопротивления – это постановка, это декорация?

ЯМАДАЕВ: Это просто постановка. Они хотят преподнести в Европе, чтобы им побольше платили деньги. Это специально создаётся. Ничего за ними нету.

ЗАТУЛИН: События в Чечне трудно отделить от происходящего на всём Северном Кавказе - в Ингушетии и в других частях Кавказа. Давайте посмотрим, что по этому поводу думают наши эксперты и аналитики.

22 июня 2004 г. уже вошло в историю России как день, когда неизвестно откуда взявшиеся боевики практически полностью захватили Ингушетию.

Мухарбек Аушев, депутат Государственной Думы РФ (Республика Ингушетия): «В преддверии этих событий на Интернет сайте КавказЦентр была информация, что Джамад и Ингушетия обратились в Шуру. И то, что они готовы привести приговор смерти в исполнение, просили на это разрешение. Я к этим вещам отнёсся в то время очень скептически. Но, та операция, которую они провели, если встать как бы с их стороны, она была проведена настолько безупречно, что ни в каком голливудском фильме такого не увидишь. Потому что если с буквальной точки зрения, если люди отработали, ушли без потерь в ночное время. В принципе, никто к это мы не был готов. Все заявили, что не ожидали этого, хотя информация была. И вот эта сама операция, вот эта бандитская вылазка, я бы даже сказал, удар в спину, - потому что погибли, в принципе, невиновные люди. Она показала, что эта ситуация может повториться не только в Ингушетии, а, в целом по всему северному Кавказу».

Стоит напомнить, что вторая чеченская война началась с нападения чеченских бандформирований на Дагестан, где они пользовались поддержкой местных ваххабитов в Карамахи и Чабанмахи. Ваххабитские ячейки – так называемые джамааты – существуют и в Кабардино-Балкарии, и в Карачаево-Черкессии. Их идеологи провозгласили главной целью изгнание России с Северного Кавказа и создание имамата от Черного до Каспийского моря.

ЗАТУЛИН: Вообще, Руслан Бекмирзаевич, существует ли такая угроза и такой план? Вот, как отнестись к тому, что сейчас происходит вокруг Чечни?

ЯМАДАЕВ: В ближайшие 5-10 лет никакой перспективы у них нет, они будут уничтожены. Это все террористы. Это новая война. Это не просто там Чечня – это международный терроризм. Это даже проблемы не Чечни и не России. Это международная проблема. Просто мы её взяли на себя. Вот в данный момент и Южная Осетия и Грузия, я сказал бы – это точно та же ситуация, что и в Чечне. Просто, если бы было чуть-чуть ума у президента Грузии, он посмотрел бы, что получили мы, россияне. Это уже очень большие затраты. Сколько погибших, сколько слёз, сколько горя. И Россия должна играть самую главную роль, что ни в коем случае нельзя допустить войны в Южной Осетии.

ЗАТУЛИН: То есть, как говорят на Кавказе, эхо даже одиночного выстрела долго разносится в горах. И конечно же каждый помнит, каждый знает, и потом из поколения в поколение передаёт память, связанную с такими событиями. Вот, с этой точки зрения, конечно, центральным вопросом нашей политики в Чечне и на Северном Кавказе вообще, является вопрос доверия между федеральным центром и местными властями. Вот, что думают по этому поводу Мухарбек Аушев и Франц Клинцевич, которые уже участвовали в нашей передаче.

М.Аушев: «Однозначно, нужно вмешательство федеральных органов. Местная власть не справится. В принципе, это было видно. Нужен, мне кажется, более серьёзный подход к проблемам Северного Кавказа, нежели тот, который сегодня присутствует. …Потому что в основной своей массе руководство некоторых республик коррумпированно. И низшие слои населения, которые сегодня без работы, в основном молодёжь, им на примере того, что происходит в верхах, показывают, вот, они, мы должны прийти в другое состояние, выйти из состава России. То есть их сильно очень обрабатывают. Тем более финансируют. Поэтому нужна поддержка из федерального центра».

Ф.Клинцевич: «Здесь должно быть разумное сочетание. И должен быть очень плотный разумный контакт: силового блока, который представлен чеченцами на территории Чечни, и силового блока, который имеет сегодня федеральный центр, и третья составляющая - народ. Сегодня мы имеем, по факту, разрыв между этими тремя составляющими. После прошедших событий, безусловно, правоохранительные органы Чечни дезорганизованы. Это тоже надо понимать, потому что люди боятся последствий. Когда ты откровенно ходишь, когда у тебя есть служебные обязанности, ты работаешь со стороны, с угла, даже, со стороны своего соседа всегда может прозвучать выстрел. И люди боятся вот этих ударов в спину».

ЗАТУЛИН: Ваша точка зрения, Руслан Бекмерзаевич, как всё-таки стоит выстраивать отношения между федеральным центром и Чечнёй? Где разумная грань?

ЯМАДАЕВ: Тут однозначно - по конституции Российской Федерации. Почему? Потому что сейчас конституцию в Чечне можно на половину исполнить. А должна быть на 100%. Единственное - у нас действительно кадровый можно сказать голод. Почему? Потому что чеченская республика отделилась от Советского Союза раньше, чем Россия.

ЗАТУЛИН: То есть, нужно новое поколение людей, которые способны работать в новых условиях? Не в условиях войны, не в условиях советской власти, а в условиях рынка и демократии?

ЯМАДАЕВ: Совершенно правильно.

ЗАТУЛИН: Ещё один контекст ситуации в Чечне – это участие сил международного терроризма в сопротивлении федеральным войскам. Давайте посмотрим сюжет.

Боевые действия, развернувшиеся в Чечне в 1994 г. можно было бы рассматривать как исключительно внутрироссийскую проблему. Однако уже тогда в воевавших против федеральных сил бандформированиях появились наемники, или, скорее, - эмиссары исламских террористических организаций. Особую известность тогда приобрел иорданец Хаттаб, лично знакомый с Усамой Бен Ладеном и прошедший тренировку в Афганистане. После вывода российских войск из Чечни в 1996 г. республика превратилась в огромный лагерь для отдыха и тренировок международных террористов. Вторая чеченская война загнала их обратно в лес. С тех пор арабская речь непременно звучит в эфире переговоров между главарями различных групп боевиков. Среди убитых в ходе спецопераций и захваченных в плен были опознаны арабы, пакистанцы, уйгуры и даже индонезийцы. Надо отметить, что львиная доля средств, поступающих на финансирование террористической деятельности, также имеет отнюдь не российское происхождение.

ЗАТУЛИН: Ну, вот, Руслан Бекмирзаевич, как можно было бы оценить в пропорции то, что происходит в Чечне? «Мэйд ин Чечня» или «Мэйд за рубежом»? Что сделано для войны в самой Чечне, и что является прямым следствием поддержки из-за рубежа?

ЯМАДАЕВ: Ну, видите, это опять же как я говорил, если бы к нам поступали финансы через Запад, через славян, наверное чеченцы бы не приняли. Поэтому это спецслужбы специально присылали арабов - вроде бы они представляли мусульман, строили мечети - и через них поступали деньги. Я бы сказал бы – это интересы врагов России.

ЗАТУЛИН: Они заинтересованы, чтобы Чечня была вечно такой чёрной дырой, куда бы улетали и российские средства, и жизни, и вообще все усилия тратились бы Россией и самой Чечней прежде всего на бесконечное противостояние?

ЯМАДАЕВ: Совершенно правильно. Не только в Чечне. Они же планировали это ещё дальше, и Дагестан втянуть, и Кабарду, и Осетию, и Ингушетию. У них-то план был большой. У нас попадали в плен такие боевики. Я работал до своего избрания и до руководителя партии, я работал первым заместителем кандидата Чеченской Республики. И много было информации, что они хотели создать халифат. От Каспийского до Чёрного моря. Это они не скрывали.

ЗАТУЛИН: Имамат, Халифат…

ЯМАДАЕВ: И за этим халифатом не стоит ни Масхадов, ни Басаев – это просто пешки, которые работают. А деньги-то платит Запад.

ЗАТУЛИН: Ну, вот теперь, когда мы поговорили, наверное, о самом главном - о том, что же на самом деле происходит с Чечнёй и каковы перспективы войны и мира в Чечне, стоит нам вернуться к началу нашей передачи. И вновь напомнить нашим телезрителям, что в Чечне 29 августа выборы. Давайте вспомним, как развивался этот непростой выборный процесс в Чеченской Республике всё это время.

Первым президентом Чечни стал избранный на волне парада суверенитетов в 1991 г. генерал-майор советских ВВС Джохар Дудаев. Однако легитимность этих выборов всегда была под сомнением: они состоялись после военного переворота при участии менее 20% населения Чечено-Ингушской АССР. В разгар первой чеченской кампании апреле 1996 г. Дудаев был убит в результате спецоперации федеральных сил. После подписанного Ельциным мира с Чечней в 1997 г. президентом де-факто независимой Ичкерии был избран Аслан Масхадов, бывший начальник штаба полевых командиров. Однако после вторжения боевиков в Дагестан в 1999 г. началась вторая чеченская война. В 2000 г. главой гражданской администрации Чеченской республики был назначен верховный муфтий Чечни Ахмат-Хаджи Кадыров. В марте 2003 г. на референдуме была принята конституция Чеченской республики. На прошедших 5 октября прошлого года выборах Кадыров был избран президентом Чечни, - за него проголосовало более 80 % избирателей. 7 месяцев спустя, 9 мая 2004 г. во время праздничного парада на стадионе «Динамо» в Грозном террористам удалось взорвать трибуну, на которой находилось высшее руководство Чеченской республики. Ахмат Кадыров погиб, и 29 августа в Чечне должны состояться новые выборы. В качестве кандидатов на этих выборах уже зарегистрировано более 10-ти человек. Фаворитом выборов считается министр внутренних дел Чеченской республики Алу Алханов – его рейтинг на сегодня превышает 20 %. Его главного соперника – хозяина лотереи «Русское лото» и одного из лидеров чеченской диаспоры в Москве Малика Сайдуллаева – готовы поддержать чуть более 11 % избирателей.

ЗАТУЛИН: Руслан Бекмирзаевич, я хочу задать такой неделикатный вопрос: ещё некоторое время назад, Вы рассматривались как один из возможных кандидатов на выборах в Чечне. Вот как Вы объясните Ваше собственное решение в этот раз и почему, как утверждают наши эксперты, фаворитом на этих выборах признаётся министр внутренних дел Алу Алханов?

ЯМАДАЕВ: Ну, а, честно сказать, вот список, если взять Алу Алханов, то он - генерал, министр внутренних дел и узнаваемый, знающий человек. Даже когда по всем программам видно было, когда взорвали президента, он был рядом. Наверное, видели картину. Ну, поэтому его здесь все знают. И те, которые ещё будут баллотироваться, многие из них, даже не знают Чечни. Есть конечно и бизнесмены. С нами были разговоры - мол вот хороший бизнесмен, много денег разных преподносит. Мы говорим: если он хороший бизнес, у него много денег, что он сделал для Чечни? Хоть одно рабочее место создал? Что-нибудь сделал? Не сделал. Значит, он не верит в перспективу чеченского народа. Значит, зачем его избирать? 127 тысяч подписей было в пользу меня собрано. Но я лично отказался и я лично и не думал об этом. Потому что там нужен очень сильный специалист.

ЗАТУЛИН: То есть, нужен человек, который, в настоящее время, что называется, держит руку на пульсе событий.

ЯМАДАЕВ: Да. Который знает экономику. Он должен знать всё. Почему? Потому что Чечня на 99% разрушена. Полностью там всё надо создавать.

ЗАТУЛИН: Ясно, что с течением времени, всё больше и больше экономика выступает на первый план и конечно же будущий президент Чечни, кто бы им ни был, Алу Алханов или кто-то другой, избранный 29 августа, должен будет посвящать этим проблемам основное внимание. Давайте посмотрим, что по этому поводу говорят наши специалисты.

Чечню давно называют «черной дырой» российской экономики. Только в прошлом году на восстановление экономики Чеченской республики было выделено более 21 млрд. рублей. Причем в прошлом году было принято решение о компенсации жителям Чечни ущерба за недвижимое имущество, разрушенное в ходе контртеррористической операции, и на эти цели были дополнительно выделены несколько миллиардов рублей. Однако используются эти средства, мягко говоря, неэффективно. Об аферах, связанных с их расхищением уже слагаются легенды. В мае этого года, после убийства Ахмата Кадырова президент России посетил Чечню. Он был неприятно удивлен панорамой Грозного, который до сих пор стоит в руинах. После возращения в Москву ответственным за Чечню по линии правительства был назначен министр экономического развития и торговли Герман Греф. Одновременно в Чечне была распущена комиссия, отвечавшая за распределение компенсаций пострадавшим. Даже по официальной версии, это было связано с многочисленными фактами коррупции.

ЗАТУЛИН: Руслан Бекмирзаевич, справедлива ли вот эта вот претензия к Чечне, как к коррупционной дыре?

ЯМАДАЕВ: Я вам одно скажу - когда происходит какой-то взрыв в Чечне, страдает чеченский народ. Сейчас вот в Чечню направляют деньги, и опять как будто бы чеченцы воруют. Но я вам даю слово - я очень хорошо знаком с этим вопросом: накануне гибели Ахмата Кадырова он уже написал письмо, чтобы вообще не присылали ни копейки. Потому что воруется здесь, в Москве. Они не доходят до Чечни. Он даже…

ЗАТУЛИН: То есть на Чечню просто списывают?

ЯМАДАЕВ: Списывают. Вот просто списывают. Я вам скажу, буквально 3 дня тому назад выступал вице-премьер в Чечне. И он назвал поимённо, кто воровал нефть, кто воровал деньги. Вот пускай спецслужбы достанут эту кассету.

ЗАТУЛИН: Ну, я уверен, что решение таких проблем как экономические, борьба с коррупцией будет главным заданием избирателей новому президенту Чечни. Но вопрос, который как мне кажется стоит не только перед Чечнёй, но и прежде всего перед Российской Федерацией. Ну, а что произойдёт в результате этих выборов? В какой мере эти выборы способны успокоить эти страсти? А не наоборот их разжечь? Вот как, например, отнесутся к демократическому процессу в Чечне западные наблюдатели и Запад вообще? Давайте напомним, что является основанием для наших этих сомнений и волнений.

Кровавый конфликт в Чечне всегда был больной темой для отношений России со своими партнерами на Западе. Из года в год наша политика на Северном Кавказе является объектом критики со стороны официальных лиц в США и европейских структур. Причем всякие апелляции Москвы к связям чеченских боевиков с международным терроризмом упорно игнорируются. Политики в Западной Европе называют власти Чеченской республики «марионетками Кремля» и дают политическое убежище эмиссарам Аслана Масхадова. Парламентская ассамблея Совета Европы и ОБСЕ подвергли обструкции прошлогодний референдум по конституции Чечни и избрание Ахмата Кадырова президентом Чеченской республики. Назначенные на 29 августа выборы не исключение – руководство ПАСЕ уже заявило, что европейские представители не будут участвовать в наблюдении за ходом голосования. Можно с уверенностью утверждать, что каковы бы ни были результаты этих выборов, они будут признаны в Европе и США нелегитимными.

ЗАТУЛИН: Руслан Бекмирзаевич, не возникает ли у вас впечатления, что действительно Запад, который заинтересован в том, чтобы чеченская рана продолжала кровоточить, - он всё время заталкивает нас в тупик и до тех пор, пока мы не пойдём на капитуляцию перед боевиками (а мы судя по всему не собираемся), он не будет признавать ни каких выборов в Чеченской республике, никаких решений, которые бы там ни принимались?

ЯМАДАЕВ: Ну, вы совершенно правильно отметили. Это, действительно их позиция. Мы когда проводили референдум, мы просили, по телевизору просили везде: приезжайте и мы вам везде обеспечим безопасность. Но никто же не приехал. И сейчас не приедут. Специально они не приезжают. Если они приедут, они должны будут признать, что действительно выборы состоялись, что народ избрал. Поэтому что бы не признать эти выборы - они не приезжают. Ну это их проблемы. Мы действительно первые в истории чеченского народа спросили у народа. 23 марта, когда мы референдум проводили, я был в горах. Я говорил: вот видите конституцию, у которой у нас не было. Вот почитайте. Если вы хотите жить по этой конституции, - голосуйте «за». Если не хотите, вообще не голосуйте и вот знаете как жили мы при Ичкерии, также будем жить. Я сам своими глазами видел на родине Басаева Шамиля как 100-летние старики как шли на выборы. Вот я вам честно отвечаю, шли. И у нас кассеты есть. У нас фамилии есть. Мы даже премировали потом.

ЗАТУЛИН: Премировали за голосование? За то, что пришли?

ЯМАДАЕВ: Да. Просто. Даже 116-летние люди пришли. Они могли и не прийти. Никто их не обвинил бы в этом. Но они пришли от чистого сердца. Почему? Потому что это мы избираем своё будущее.

ЗАТУЛИН: Ну что же, я бы хотел поблагодарить за участие в нашей передаче нашего гостя, Руслана Бекмирзаевича Ямадаева, депутата Государственной Думы, моего коллегу по фракции «Единая Россия». И хочу только сказать, что, если говорят «блаженны миротворцы», то вдвойне должны быть уважаемы люди, которые в этой сложной ситуации нашли в себе силы принять участие и возглавить движение Чечни к мирной жизни. Я говорю о Руслане Ямадаеве, я говорю о всех тех, кто принимает участие в избирательной кампании и тех, кто трудится на своих постах в Чеченской Республике. Спасибо вам.

ЯМАДАЕВ: До свидания.

ЗАТУЛИН: Наш выдающийся историк Лев Гумилёв утверждал, что в жизни любого народа, любого государства в жизни бывают моменты, когда выбор возможен - выбор дальнейшего пути и истории твоего народа, - а бывают длинные периоды, когда всё предопределено. В 1991 году к власти в Чечне мог не прийти Дудаев. В 1994 нам в России нужно было положиться на внутренние процессы, происходившие в Чечне, а вместо этого мы ввели туда войска и начали военную операцию. Теперь, после всего, Чечня, даже, если бы мы захотели, нас не отпустит. И мы должны преодолеть в себе предубеждение против Чечни и чеченцев, и доверить судьбу Чечни тем лидерам Чечни, которые готовы идти России на встречу. Ни второго, ни третьего нам не дано.

Мы желаем успеха всем кандидатам на предстоящих 29-го августа выборах президента чеченской республики. И вновь встретимся с вами после перерыва в сентябре на канале ТВЦ в нашей программе Материк. Всего вам хорошего и до свидания.


   [Версия для печати]
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ