Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Телецикл
Поиск по телепередачам
Содержание передачи
Архив телепередач
Телецикл материк

«О работе Москвы и России с соотечественниками за рубежом»

Стенограмма телепередачи на канале ТВЦ, 10.08.2005

Ведущий - Рустам Арифджанов

Постоянный эксперт – Константин Затулин, депутат Госдумы РФ, директор Института стран СНГ

Ведущий: Добрый вечер! В эфире программа «Материк», и сегодня наша тема – зарубежная Россия. Россияне, наши соотечественники, которые живут за пределами Российской Федерации. Их насчитывается только в странах ближнего зарубежья 25 миллионов, и еще 8 миллионов в странах дальнего зарубежья.

Как всегда, мы задаем вопрос по теме передачи москвичам и гостям столицы. Когда мы готовили эту передачу, журналисты спросили: как они думают, какую поддержку Россия должна оказывать своим соотечественникам?

- Надо отстаивать их права путем дипломатического давления в том числе, и безусловно, невооруженным путем.

- Им помогать? Я думаю, не стоит. А чего им помогать?

- Морально и материально.

- Если сегодня министр иностранных дел Бразилии поехал в Англию из-за одного бразильца – я считаю, это показатель.

- Если речь идет об участниках Великой Отечественной войны, по тем или иным причинам оставшихся за рубежом, - мало того, что их должны реабилитировать (я думаю, большинство уже реабилитированы), плюс, я думаю, в том числе и какую-то финансовую поддержку.

- Постоянно осуществлять контакты, культурные обмены, так же как и другие страны, она должна дать им право участвовать в выборах, потому что они по существу живут тоже нашими проблемами, идеями.

Ведущий: Вернемся в студию. У нас в гостях руководитель департамента международных связей г. Москвы Георгий Львович Мурадов и как всегда, наш постоянный эксперт, директор Института стран СНГ, депутат Государственной Думы России, Константин Федорович Затулин. И уже по традиции со следующим гостем мы связываемся посредством телемоста. У нас в гостях Валерий Иванович Юшин, президент Русского фонда в Таджикистане. Здравствуйте, Валерий Иванович, мы рады, что вы принимаете участие в нашей передаче, ну а первый вопрос гостю, который у нас в студии. Георгий Львович, как мы знаем, совсем недавно, около месяца назад утверждена уже вторая по счету московская программа поддержки соотечественников на три года. У меня сразу вопрос: почему именно Москва принимает эту программу?

Мурадов: Этот вопрос вполне естественный. Мы неоднократно подчеркивали, что это связано с выбором, прежде всего, самих москвичей. Когда мы проводили опросы общественного мнения, то они показали, что свыше 60% москвичей тем или иным образом связаны с нашими соотечественниками, которые теперь проживают за рубежами нашей страны.

Ведущий: Георгий Львович, но подождите. Скажем, 60% москвичей имеют родственников, друзей, близких за пределами России. А что, у новосибирцев, нижегородцев, екатеринбуржцев, петербуржцев – что, нет родственников, близких друзей? Почему в этих городах нет таких программ?

Мурадов: Во-первых, конечно Москва на сегодняшний день – это самый динамичный, самый высокоразвитый в экономическом плане регион России, который имеет определенные экономические возможности. Во-вторых, Москва исторически всегда была центром собирания русского мира. Москва была сердцем России.

Ведущий: А мы тратим на это деньги, да?

Мурадов: Естественно.

Ведущий: Большие деньги?

Мурадов: Ну, я не скажу, что большие, к сожалению. Никаких секретов в этом нет. Мы запрашивали по программе на 2006-й год 198 млн. рублей, но пока утверждена цифра в 142 млн. рублей. Это, сами понимаете, на весь мир – вы упоминали 33 миллиона человек, 25 плюс 8, можете поделить примерно, сколько рублей получается на каждого соотечественника. Это цифры абсолютно незначительные, меньше 5 млн. долларов на весь мир, на все организации соотечественников и на всю помощь.

Ведущий: А нет ли претензий у некоторых налогоплательщиков, которые могут сказать: « А что, в Москве все в порядке, что ли? А нам, что ли, денег не нужно? Зачем тратить деньги на каких-то бишкекцев, пусть они русскоязычные, русские, или на ташкентцев?»

Мурадов: Во-первых, такая расширительная формулировка: «тратить деньги на бишкекцев, ташкентцев» абсолютно неправильная. Если мы оказываем материальную помощь, это, прежде всего, ветеранам войны и защитникам Москвы. Или, например, лечение. Если мы осуществляем лечение соотечественников – это достаточно солидная статья в рамках этих незначительных средств – то только по сложнейшим случаям, операциям, когда иначе этот человек просто погибнет. Это исчисляется всего лишь несколькими десятками случаев в год. В бюджете Российской Федерации, может быть, выделяются средства в два раза большие, чем в бюджете правительства Москвы. Если сравнивать с другими странами, которые реально занимаются своими соотечественниками, хотя бы помощью в простых вещах: помочь им консолидироваться, создать организации. Если сопоставить все наши цифры, которые тратятся на поддержку соотечественников, то это крохи, я вам скажу прямо.

Ведущий: Меня интересуют иногда просто бытовые вещи. Допустим, русский, приехавший из Парижа, и француз, приехавший из Парижа. Они точно также должны на равных регистрироваться?

Мурадов: Безусловно. Конечно, на равных все это происходит, но Париж – может быть, не слишком удачное сравнение. А вот взять Казахстан, Украину, откуда русский человек приезжает в Россию, где все родственники его живут, и дети, и внуки, семья вся, и он здесь тоже должен регистрироваться, проходить все формальности. А нередко оказывается и так, что люди еще в те времена, когда распадался Советский Союз, выехали в Российскую Федерацию, с тех пор живут здесь, и им все еще не дают российское гражданство. К сожалению, эта проблема существует. Константин Федорович как законодатель ее очень хорошо знает.

Затулин: Прежде всего, хочу заметить, что это правила и нормы, которые устанавливаются не субъектами, не Москвой или кем-то еще, а устанавливаются федеральными законами. Мы пытались, и если вы помните, делали по этому поводу целые программы на ТВЦ, допытываться: а почему так произошло? И получали тогда от разработчиков программы (а это был научный коллектив, работавший по заданию администрации Президента, уважаемые юристы в нем работали, в частности, ректор Юридической Академии Олег Кутафин) – вот он при обсуждении этого закона говорил: «Мы исходим из того, что за десять лет все, кто хотел, в Россию приехали. Теперь надо поставить барьер на пути тех, кто России не нужен.

Мурадов: И это при той демографической ситуации, которая существует в России.

Затулин: Очень странная логика, с которой мне пришлось спорить. Но я считаю, что Платон мне друг, а истина в данном случае дороже. Те люди, которые были причастны к формулировкам этого нового закона о гражданстве, исходили из совершенно ложных предпосылок. Они исходили из презумпции виновности всех приезжающих в Россию и желания решить эту проблему в правоохранительном ключе.

Мурадов: Что еще важно, они не подумали о детях наших соотечественников, которые сейчас выросли и хотят стать российскими гражданами.

Затулин: Просто отрезали от себя. Мы критиковали этот закон в свое время, я еще не был в Думе. Но, в конце концов, чего добились? Добились того, что в следующем своем ежегодном послании Парламенту Президент сказал о том, что закон, судя по всему, выплескивает с водой и ребенка. Его поправили косметически, и проблемы остаются.

Ведущий: Константин Федорович, я думаю, самое время сейчас задать вопрос нашему собеседнику. Валерий Иванович, как вам кажется, как в России относятся к вашей организации и вообще к соотечественникам, живущим за рубежом?

Юшин: Отношение к российским соотечественникам в зарубежье (как нас теперь называют, а мне кажется, все-таки в большей степени мы представляем разделенную часть некогда единого народа, но юридически так сложилось, так удобно, так принято. Эта формулировка проходит в юридических документах и законах) – отношение к нам связано именно с данной формулировкой, как ни странно. По моему глубокому убеждению, все российские соотечественники, то есть этнические россияне, должны были после распада Советского Союза сохранить российское гражданство России – как его правопреемника. К сожалению, этого не произошло. Нам в известной степени повезло, точнее, это везение связано с упорной деятельностью. Я имею в виду, что многие этнические россияне, да и не только россияне, но и таджики, представители других народов Таджикистана, имеют российское гражданство. Это двойное гражданство, как вы знаете, существует еще в Туркменистане – и больше нигде. Исходя из этого, наше положение имеет несколько статусов. Первый статус: мы соотечественники как граждане России, проживающие за ее пределами, в данном случае в Таджикистане. Второй статус: соотечественники, которые не имеют российского гражданства, но по различным программам, которые реализуются Россией в странах зарубежья, они являются участниками этих программ. И есть соотечественники, которые оказались вне всякого внимания. Я бы отметил, что наиболее активная часть соотечественников – это люди, имеющие российское гражданство.

Ведущий: Мне кажется, стоит на некоторое время прерваться, чтобы посмотреть материал, подготовленный нашими журналистами, о соотечественниках, живущих за рубежом.

СЮЖЕТ

По данным последних переписей населения, в постсоветских государствах в настоящее время проживает около 18,5 млн. русского населения. С учетом иных этнических россиян новая российская диаспора составляет около 25 млн. человек. Численность русскоязычной диаспоры в других странах (к ней относятся те, кто выехал из СССР) около 8 млн. Одним из важнейших факторов своего благополучия российские соотечественники за рубежом (в первую очередь это СНГ) считают сближение стран своего проживания с Россией. При этом интеграцию с Российской Федерацией поддерживают не только российские жители постсоветского пространства. Однако отмечается обратная тенденция: вытеснение русского языка из сферы образования. На Западной Украине дошло прямых запретов школьникам разговаривать на русском языке. Продолжает осуществляться реформа школьного образования в Латвии, несмотря на массовые протесты детей и их родителей. Более того, русским гражданам Латвии запрещают получать высшее образование на русском языке даже в платных вузах. Такая возможность оставлена лишь для тех, кто гражданства Латвии не имеет. Не оставляет тревога и русскоязычных казахстанцев. В пяти областях республики из двенадцати, где делопроизводство уже переведено на один государственный язык: казахский, люди уже не могут найти на почте, в аэропорту, бланков на русском языке. В государственных учреждениях исчезают таблички на русском языке. Это противоречит конституции Казахстана, где русскому языку гарантируется официальное употребление наравне с государственным.

Ведущий: В эфире программа «Материк», и мы сегодня обсуждаем тему русского зарубежья и наших соотечественников, живущих за пределами Российской Федерации. Мы говорили, Константин Федорович, о гражданстве. Есть ли какие преференции для граждан, считающих русский язык, русскую культуру или языки народов России своими родными, но живущих за пределами России, при получении гражданства?

Затулин: В новой редакции законодательства о гражданстве есть некоторые статьи, которые можно рассматривать как статьи, направленные на поддержку наших родственников за рубежом. Речь идет о том, что гражданство в упрощенном порядке получается теми, у кого здесь, на территории России, есть родственники, там они перечисляются, какие именно родственники. Заметьте, что у нас когда распадался Советский Союз, в отличии от сходных примеров в истории, когда распадалась Британская империя, или еще какие-то империи, вообще не было предоставлено свободы выбора людям в отношении гражданства. Где ты находился – то гражданство ты и получал. В случае, когда распадалась Британская империя, обособлялась Индия и так далее. Был дан срок, в течение которого люди могли принять решение в ту или в эту сторону. Этот срок был официально заявлен. У нас ничего похожего при распаде СССР не было.

Мурадов: Конечно, им выдали паспорта этого государства. Они и подумать не могли, что им надо заявлять о том, чтобы быть гражданами России, то есть иностранцами в стране, где они всю жизнь прожили, а может быть и родились.

Ведущий: Георгий Львович, с гражданством все понятно. Но на что я обратил внимание в материале наших журналистов: на тему обучения русскому языку наших соотечественников, живущих за рубежом. Как Москва решает эту проблему? Как вообще Москва решает политические проблемы наших соотечественников, живущих за рубежом?

Мурадов: Мы делаем то, что нам поручается в рамках федеральной программы и то, что утверждается на заседании московского правительства. А я вас уверяю, утверждается именно то, что соответствует государственной политике в работе с соотечественниками. Конечно, мы уделяем внимание и средствам массовой информации. Это политический вопрос, как себя поведут средства массовой информации, насколько серьезно они будут продвигать вопрос сохранения русского языка. Ведь не секрет: не только изучение русского языка в школах, но и русскоговорящее радио, телевидение, газеты - все это ущемляется и кое-где душится весьма активно. Конечно, этим заниматься должны федеральные ведомства. И Министерство Иностранных дел этим реально занимается. Но в силу своего государственного статуса – это же Министерство Иностранных дел – если оно будет общественные собрания проводить в государствах за рубежом…

Затулин: Возникает конфликт интересов внутри министерства. Министерство Иностранных дел – классические дипломаты. Они обязаны представлять за рубежом Российскую Федерацию в целом.

Ведущий: Георгий Львович, но ведь у вас департамент называется департамент международных связей, а не департамент по связи с соотечественниками. Почему бы Москве не сделать? У вас ведь тоже есть?

Мурадов: У нас есть подразделение, отдел по работе с соотечественниками.

Ведущий: Но и в МИДе есть отдел по работе с соотечественниками.

Мурадов: Но у нас создано и специализированная организация. Это Московский Дом Соотечественника, который Константин Федорович в свое время инициировал. Это неправительственная структура, которая будет проводить и общественные собрания, и встречи, и имеет возможность вести ту работу, которую неловко и неудобно вести государствам ведомствам, в том числе Министерству Иностранных дел. Если бы такая же структура существовала на федеральном уровне, о чем много лет и говорится, то была бы ситуация гораздо проще и для Министерства Иностранных дел, и для соотечественников.

Ведущий: Георгий Львович, проводили же в 2001 году конгресс соотечественников. А что за конгресс? Просто собрались люди, поговорили и разъехались? Никакой структуры после этого не образовалось?

Мурадов: Образовалась. Я хочу тоже об этом рассказать. Это очень важный вопрос, потому что речь идет об инициации, о начале консолидации российской диаспоры за рубежом. После конгресса и на самом конгрессе возникла инициативная группа. Эта инициатива была и Президентом, и Юрием Михайловичем Лужковым поддержана, о создании международного совета российских соотечественников. И такой совет был создан, с 2003 года начал свою деятельность. Сейчас уже в него входят представители организаций соотечественников более чем из 40 стран. Его президентом избран уважаемый в мире человек, граф Петр Петрович Шереметьев, который ведет большую культурно-просветительскую и благотворительную деятельность.

Ведущий: Кстати, Георгий Львович, граф Шереметьев, которого вы сейчас назвали, президент международного совета соотечественников, находится в эти дни в России, в Казани. Там проходят празднования тысячелетия этого города. И мы попросили наших журналистов, специальных корреспондентов программы материк, встретиться с ним для того чтобы задать вопрос о том, какие задачи сегодня стоят перед этой известной организацией.

Интервью

Шереметьев: Союз занимается защитой русского языка во всех странах ближнего и дальнего зарубежья. Русский язык, русские дети, русские школы, все те, которые нуждаются в помощи от родины. Те ассоциации, которые существуют, которые записаны в наш союз, через них нужно вносить эту помощь всем людям, которые нуждаются. Вот смысл нашего союза и смысл его председателя, которого избирают каждые три года. И следующий человек после меня будет то же самое делать.

Ведущий: У нас на связи снова Душанбе. Валерий Иванович, как взаимодействуют эти диаспоры: диаспоры россиян, живущих в Украине, Казахстане и других странах бывшего Советского Союза, и диаспоры россиян, живущих во Франции, в Германии, в странах дальнего зарубежья. Есть у вас какие-то контакты между ними?

Юшин: Вы знаете, в эти дни мы как раз отмечаем. В июле-августе 1995 года, в значительной степени по инициативе Константина Федоровича Затулина, состоялся съезд соотечественников зарубежных организаций. Я могу сказать, что первая деятельность этого совета, которую тогда – не возглавлял, а курировал – Константин Федорович, потому что юридически он его не возглавлял, он был председателем комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками. К сожалению, по ряду причин этот совет первого состава просуществовал всего лишь год, потом пришел новый состав Думы, новый руководитель и так далее. На мой взгляд, они не совсем верно оценили необходимость и главное статус этого совета. Поэтому после распада первого состава этого совета Константин Федорович возглавил институт стран СНГ, диаспоры и интеграции. На мой взгляд, интеллектуальный, аналитический уровень работы с соотечественниками осуществляется здесь в полной мере. Но беда в отсутствии мощной, необходимой координации деятельности всей российской диаспоры. Это выгодно России, политически даже выгодно. Это один из рычагов воздействия в ближнем зарубежье. Что касается деятельности соотечественников в дальнем зарубежье – понимаете, у нас разная судьба. У нас разные причины, по которым мы оказались за пределами России. Мы не покидали свою страну, это страна покинула нас. И вот этим мы отличаемся от того зарубежья, которое представляет, в частности, и Петр Петрович Шереметьев. Но в данном случае я считаю, что мы не должны делиться. Мы должны объединяться для решения наших главных проблем. Это сохранение единства, сохранение русскости, русского языка, культуры, это возможность и необходимость нашего политического присутствия и представительства в органах государственной власти, прежде всего при Государственной Думе. То единство, к которому мы сейчас стремимся в России – а Россия не может быть единой, если разделен ее народ, если разделена ее диаспора, как можно говорить о единстве?

Ведущий: Спасибо, Валерий Иванович.

Затулин: Кстати, я хочу сказать, чтобы эта тема не ушла. Вот уже десять лет, в первом составе Думы и в нынешнем, я ставлю вопрос о необходимости выделить округ для соотечественников, живущих за рубежом. Можно было его на самом деле создать, и он бы позволил гражданам России, не просто соотечественникам, которые не имеют российского паспорта, а гражданам. А граждан России за рубежом по самым скромным подсчетам, кстати, точной статистики нет, но не менее миллиона человек, - избирать своего депутата, который мог бы выйти на трибуну Государственной Думы и всего-навсего сказать: «Вы знаете, а вот люди, живущие за рубежом, считают, что этот закон по таким-то причинам хорош или плох». И это бы уже означало, что голос наших соотечественников в законодательном органе, при решении судьбоносных вопросов в жизни страны, слышен. Сегодня он не слышен вообще.

Мурадов: Кстати, это тоже один из ответов на вопрос: почему Москва? Потому что правительственная комиссия – единственный наш орган, который на этом поле действует, действительно, то существует, то не существует. Москва свою работу выполняет постоянно, регулярно, на основе программ.

Ведущий: Георгий Львович, вы знаете, у наших журналистов есть сюжет как раз на эту тему, как Россия помогает своим соотечественникам за рубежом. Давайте мы его посмотрим, а потом продолжим этот чрезвычайно интересный разговор.

СЮЖЕТ

Политика Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом начала формироваться в 1994 году, когда в первом созыве Государственной Думы был создан комитет по делам СНГ и связям с соотечественниками. В том же году утверждается концепция государственной политики в отношении соотечественников за рубежом, и создается правительственная комиссия по делам соотечественников. В бюджете на 1995 год впервые появляется строка о выделении средств на поддержку соотечественников за рубежом.

В июле 1995 года пятьсот делегатов съехались в Государственную Думу на первый съезд представителей русских общин, центров и организаций, возникших после распада Советского Союза в новом, ближнем зарубежье. Избранный на съезде консультативный совет соотечественников при Государственной Думе, со всеми изменениями своего состава и регламента, был наиболее авторитетным представительным органом новой русскоязычной диаспоры.

В четвертом созыве Государственной Думы совет соотечественников не возобновил свою работу. В деятельности правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом наметился очередной застой. За год с начала работы правительства в новом составе комиссия собиралась лишь один раз. 8 июля этого года Председатель Правительства Российской Федерации Михаил Фрадков утвердил комплекс мер по поддержке российских соотечественников за рубежом и содействию их добровольному переселению в Российскую Федерацию. Министерству Иностранных дел поручено обеспечить координацию деятельности всех заинтересованных федеральных органов исполнительной власти по выполнению указанного комплекса мер, и до 1 декабря 2005 года внести в Правительство Российской Федерации согласованный проект основных направлений поддержки соотечественников за рубежом. Комплекс мер включает ежегодное проведение полного анализа положения соотечественников за рубежом и особенности формирования миграционных настроений в их среде, а также разработку межгосударственных программ, направленных на обеспечение прав российских соотечественников, проживающих в странах – участниках СНГ, открытие в них российских национальных учебных заведений и центров российской науки и культуры. Составной и существенной частью поддержки Российской Федерации своих соотечественников за рубежом является деятельность Москвы. В этом году заканчивается работа по первой комплексной целевой среднесрочной программе поддержки соотечественников в 2003-2005 годах, которую ведет столица. Деятельность московского правительства и мэра Москвы на этом направлении снискала добрую славу в среде соотечественников по всему миру. Программы «Стипендия мэра Москвы», «Московский аттестат», работа филиала МГУ в Севастополе уже позволили многим сотням детей соотечественников получить российское образование. И уже десятки тысяч детей выражают свое желание воспользоваться возможностями учиться по российским программам. Центр по оказанию юридической помощи соотечественникам, работающий в рамках московской программы поддержки, помогает нашим ветеранам в Латвии отстоять в судах право на честное имя. 12 июля правительство Москвы на своем заседании обсудило проект новой программы на следующие три года: с 2006 по 2008 год.

Ведущий: Мы возвращаемся в студию для обсуждения проблем зарубежной России. Константин Федорович, вот такой к вам вопрос. Именно к вам, потому что вы ко всему прочему еще и советник мэра Москвы. В сюжетах, подготовленных нашими журналистами, много говорилось о том, что Москва делает, помогая нашим соотечественникам. Так вот, это ведь решаются политические задачи. Какое отношение данная проблема вызывает у федеральных властей? Не говорят ли: «Послушайте, дорогие, любимые москвичи! А займитесь, пожалуйста, вот у вас в северо-восточном округе дороги плохие. А вы тут занимаетесь помощью нашим русскоязычным братьям в Восточной Украине или в Абхазии».

Затулин: Вопрос понятен. Я сразу скажу, что разное отношение это вызывает на разных уровнях федеральной власти. И разное отношение это вызывало в течение всего этого периода. Я бы сказал, что во времена Бориса Николаевича Ельцина активность Лужкова воспринималась с раздражением. В настоящее время ситуация иная. Есть по крайней мере понимание на уровне Президента, на уровне руководителей страны, что нельзя свести всю работу за рубежом и особенно работу с соотечественниками к одним только инициативам на федеральном уровне. Это понимание неоднократно было продемонстрировано. Но я бы слукавил, если бы сказал, что на всех уровнях федеральной власти такое же отношение. Я бы сказал, что есть, конечно, и конкретные персонажи, и конкретные структуры, которые испытывают дискомфорт от того, что Лужков проявляет такую активность.

Ведущий: На секунду перебью вас, Константин Федорович. Мы сами убедились в этом. Мы приглашали в нашу передачу «Материк» за все три года ее существования раз пять, по-моему, тогда еще первого заместителя министра иностранных дел госпожу Митрофанову, которая занималась проблемами наших соотечественников за рубежом. Ни разу она не появилась. Сейчас она возглавила организацию «Росзарубежцентр», которая занимается культурой, наукой, пропагандой. Да, насколько я понимаю, российской культуры и науки. И соотечественники за рубежом. И в этот раз госпожа Митрофанова, наверное, один из главных федеральных чиновников, деятелей…

Затулин: …просто прямо уполномочена.

Ведущий: …опять отказалась придти в передачу.

Затулин: Мало того, что она отказалась придти. Такое впечатление, что на федеральном уровне, когда пытаешься вытянуть кого-то на разговор по поводу соотечественников, там люди, заранее предполагая, как этот разговор может сложиться, они просто стараются уклониться от любого разговора: ведите в крайнем случае бой с тенью, а мы вот присутствовать не будем. Всегда будет возможность сказать, что нас там не было, поэтому мы не могли возразить. Мы им предлагали, но они не захотели.

Ведущий: У нас на связи снова Душанбе. Валерий Иванович, ваша организация получает помощь и из Москвы, и из России. Есть разница в качестве и объемах этой помощи?

Юшин: Я думаю, безусловно. Программа правительства Москвы выгодно отличается от аналогичных программ федерального центра. Программа федерального центра по поддержке соотечественников за рубежом отличается непоследовательностью, мы имеем иногда провалы в несколько лет. Что касается Москвы – это наиболее последовательная программа. Хотя иногда и нам тоже не удается реализовать некоторые наши идеи, я думаю, что это не проблема программы правительства Москвы, это проблема отдельных чиновников, которые отвечают за те или иные направления работы с соотечественниками. Мне кажется, все-таки федеральный центр как основа государственности, как законодательно обязанная структура, должен помогать соотечественникам.

Ведущий: Спасибо, Валерий Иванович, за то, что вы приняли участие в нашей передаче и до свидания.

Юшин: Всего доброго.

Ведущий: Константин Федорович, я хотел бы выяснить одну очень важную деталь: неужели так тяжело работать с русской диаспорой за границей? Действительно ли, что русская диаспора самая большая в мире?
Затулин: Мне кажется, что это немного расхожее определение, не совсем точное.

Ведущий: Я поэтому и спросил. В государстве, в котором я прожил какую-то часть жизни, а ныне независимой республике Азербайджан, создан и успешно действует госкомитет по связям с соотечественниками. Министр, председатель этого государственного комитета, один из самых авторитетных людей в государстве. В Российской Федерации, у которой 33 миллиона соотечественников проживает за рубежом, этим занимается «Росзарубежцентр»?

Мурадов: Чуть-чуть. Отчасти. И «Росзарубежцентру» даже средства на это не выделяются.

Затулин: Я абсолютно с вами согласен. Я считаю, что самая она большая по численности или нет – это, в конце концов, не столь важный вопрос…

Ведущий: Но 33 миллиона – цифра огромная.

Затулин: Она самая большая, если говорить об удельном весе живущих за рубежом по отношению к живущим в стране. Задумайтесь, при миллиарде населения Китая 55 миллионов можно и не заметить. Но китайцы замечают свои 55 миллионов. И я хочу заметить, что капиталы этих хуацао, средства, которые они инвестируют в китайскую экономику, стали на самом деле одним из источников китайского экономического чуда в определенные годы. Не только мы можем о китайцах говорить. Куда меньшие цифры венгров, живущих за пределами Венгрии. Там есть министерство по этому поводу. Есть куча органов разных при законодательных, при исполнительных органах власти в других странах развитой Европы. Я хочу понять: а что, собственно, такого? Что, наше государство сильно обеднеет, если в правительстве появится орган – комитет ли, министерство, агентство ли, сейчас у нас, как известно, трехзвенная система, - который будет заниматься целевым образом положением с соотечественниками и так далее. Ну что от этого страшного произойдет? Неужели это проблема не настолько важна для нас? Послушать Президента – она для нас очень важна. Почитать документы, которые выходят из-под пера правительства, или проекты бюджетов – она для нас вообще никакого значения не имеет.

Мурадов: Если говорить о принципиальных соображениях, то я вернусь к тому, что главный вопрос – это консолидация российской диаспоры, оказание содействия в этих процессах во всех странах, где российская диаспора в более-менее сильном виде представлена, и помощь ей, чтобы быть серьезной, влиятельной силой в экономическом и политическом плане. Тогда уважать будут и Россию, и российскую диаспору, и будут выстроены те мосты дружбы, сотрудничества с государствами, где проживают наши соотечественники. Реальную роль этих мостов будет играть наша диаспора. То есть это идет и на пользу двусторонним отношениям, и на пользу укрепления влияния и авторитета нашего государства.

Ведущий: Спасибо. Константин Федорович, прежде чем завершать нашу программу, наверное, было бы неправильным не поговорить сегодня о миграции наших соотечественников, об их переезде на историческую родину. Поэтому было бы правильно посмотреть сюжет, который подготовили наши журналисты как раз на эту тему.

СЮЖЕТ

18 июня 2005 года поручением Председателя Правительства Российской Федерации утверждена программа мер, направленных на долгосрочное стимулирование процессов добровольного переселения в Россию соотечественников из-за рубежа, которая дает начало разработки соответствующего раздела в миграционной политике. Сейчас в Министерстве Внутренних дел идет работа по созданию новой концепции проблем миграции. С 1990 года по 2004 год прирост населения России за счет миграции из стран СНГ и Прибалтики составил свыше 5 млн. человек. Менее пятой части мигрантов получили статус вынужденного переселенца или беженца, который дает надежду на помощь в обустройстве со стороны государства. Бесспорными лидерами, пополнившими свое население за счет миграционного обмена, стали Московская область и Москва. За ними следуют Краснодарский край и Ленинградская область. Всего же за 2004 год миграционный прирост составил более 39 тысяч человек и компенсировал всего лишь 5% потерь населения от естественной убыли. В результате к концу 2005 года численность трудоспособного населения составила 72,5 млн. человек, что составляет около 51% от всего населения страны.

Ведущий: Как ни печально сознавать такую статистику, но цифры – вещь упрямая. Что ж, Константин Федорович, ваше слово.

Затулин: Я начну все-таки с того, что мне кажется, мы еще продолжаем нуждаться в понимании важности работы с диаспорой, с соотечественниками на государственном и общественном уровне. Мы пришли сейчас к формальному признанию необходимости при отсутствии на самом деле реальных, серьезных усилий. Теперь второй вопрос, который мне кажется очевидным, и который мы затрагивали в передаче. Должен быть наведен порядок, и приняты разумные решения, на федеральном уровне, прежде всего. А структуры вроде «Росзарубежцентра», который так волнуется и бежит от средств массовой информации – это не решение, это просто видимость решения. Мне кажется, что мы должны в корне поменять отношение к соотечественникам, когда дело касается таких вопросов, как гражданство, как репатриация, или в данном случае миграция наших соотечественников на территорию России. Мы должны понимать, что каждый соотечественник, и переставший быть соотечественником в следующем поколении – это наша потеря. Значит, все те случаи, когда соотечественник не находит себе пристанища за рубежом, должны быть предметом особого рассмотрения. Что касается тактических вещей, нам надо избавиться от ложной скромности и стыдливого румянца, когда дело касается работы за рубежом с соотечественниками. Мы так уж пытаемся, чтобы волки были сыты и овцы целы, ну так мы боимся каких-то обвинений, каких-то подозрений в том, что мы работаем с соотечественниками, что, в конце концов, действительно никакой работы не ведется, и оснований для подозрений вроде бы нет. Но нас все равно продолжают подозревать. Даже если мы ничего не будем делать – будут говорить, что мы делаем. И в этом плане не надо никого стесняться, надо просто это ставить в число приоритетов. Нужно для этого, чтобы существовала специализированная структура, и тогда она, наверное, будет заинтересована, просто формально бюрократически, обострять вопросы своего ведомства. И таким образом хотя бы соотечественники получат несколько большие возможности, чем до сих пор.

Ведущий: Спасибо большое. Действительно, одной передачи (это не первая наша передача) не хватит для того, чтобы поговорить на эту сложную и важную тему: россияне за пределами России. Поэтому продолжить разговор вы сможете на нашем сайте материк.ру. Встретимся мы с вами как всегда в эфире ТВЦ через две недели, а сегодня мы с вами прощаемся. До свидания.



   [Версия для печати]
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ