Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Телецикл
Поиск по телепередачам
Содержание передачи
Архив телепередач
Телецикл материк

«Приднестровье – 15 лет в окружении»

Стенограмма телепередачи на канале ТВЦ, 14.09.2005

Ведущий - Рустам Арифджанов

Постоянный эксперт – Константин Затулин, депутат Госдумы РФ, директор Института стран СНГ

Ведущий: - Здравствуйте. В эфире программа «Материк», программа о России и ближнем зарубежье. И сегодня мы поговорим о Приднестровье – непризнанном государстве, совсем недавно отметившем свое пятнадцатилетие. В нашей студии люди, имеющие прямое отношение и к Приднестровью, и к теме, которую мы обсуждаем. Это директор Кишиневского института общественных политик господин Барбарошие Аркадий Ефимович и наш постоянный эксперт, депутат Государственной Думы, директор Института стран СНГ Константин Федорович Затулин. Как всегда, как принято в нашей передаче, главный вопрос мы задали не только политикам и политологам, а и телезрителям, москвичам, гостям столицы.

Сюжет. - Русских в Приднестровье очень много. Я сам тоже часто там был. Мне очень нравится Приднестровье, и я хочу, чтобы там была независимость.

- Это только их решение может быть. Наверное, путем голосования, выборов.

- Ну, хотят люди жить отдельно – и пусть они живут. Пусть создают свою армию, свое здравоохранение, свое правительство.

- Они в принципе для нашей страны не нужны. Их всего 550 тысяч, поэтому пускай живут своей жизнью.

- Если в Приднестровье живут русские, которые не хотят быть присоединенными к Молдавии – я считаю, что они имеют полное право на это.

- Мне кажется, Россия так просто их не оставит, поможет им. Все-таки это наши люди.

- Я думаю, в своем стремлении к независимости Приднестровье зашло так далеко, что возвращать статус там будет уже сложнее, чем не представлять им независимость. Я думаю, за пятнадцать лет они доказали и свою приверженность этой независимости, и в какой-то степени свою самодостаточность.

Ведущий: - Вот такие ответы. Я хочу представить телезрителям еще одного участника нашей передачи. На этот раз мы связались с Тирасполем. В Тирасполе с нами беседует и отвечает на наши вопросы президент Приднестровской Молдавской республики Игорь Николаевич Смирнов. Здравствуйте, Игорь Николаевич. И сразу вопрос про эти полтора десятка лет. Что показали пятнадцать лет фактической независимости Приднестровья?

Смирнов: - Очень коротко и понятно постараюсь, как любят выражаться политологи, простым языком. Распад великого государства – Советского Союза. Мы оказались из него выброшенными. Мы – это народ Приднестровья. Основная причина – национал-фашизм, 90-й год, который был присущ многим республикам, и у нас он проявился наиболее оголтело и ярко. Государство создавалось путем референдума, не силой. Не было у нас ни своих правоохранительных органов, ни своей армии. А только путем референдума и подписями, которые каждый живущий на этой земле, еще тогда не гражданин Приднестровской Молдавской республики, а Советского Союза, принимал это решение. Нам пришлось создавать государственную систему управления. Исполнительную власть – это правительство, в настоящее время кабинет министров. Президент – гарант конституции. Нам пришлось создавать финансовую систему. В то же время подчеркну, нельзя было отставать от всех реформ перехода к рыночной экономике. Постоянные блокады, прежде всего экономические, политические, банковские, информационные – какие хотите. Мы ни один год спокойно не работали. И потери в итоги с августа прошлого года, с введением Молдовой экономических санкций, мы потеряли 54 миллиона долларов. Мы создали свою армию. Хотя это тяжелое бремя, мы вынуждены ее создавать для обеспечения – я называю это – физической безопасности каждого гражданина и всего нашего государства. Мы создали продовольственную безопасность, то есть мы не завозим продукты, мы вполне можем себя обеспечить сами. Постоянно искали пути нормализации отношений с республикой Молдова. Очень коротко: подписано более 89 документов, где Молдова и все президенты, а их трое было, признают и наши документы, и наши таможенные печати, и государственное правовое отношение, но все это не выполняется.

Ведущий: - Спасибо, Игорь Николаевич. Аркадий Ефимович, вопрос к Вам. Пятнадцать лет бок о бок с республикой Молдова существует непризнанное государство Приднестровье. Вас в Кишиневе, кишиневских политиков, политологов, граждан Молдовы это не раздражает?

Барбарошие: - Ответ на самом деле неоднозначен, конечно. Наш институт проводит регулярно соцопросы в правобережной республике Молдова, потому что на левом берегу – нас туда не пускают просто.

Ведущий: - То есть вы не можете поехать в Тирасполь или Бендеры?

Барбарошие: - Мы можем. Но на третьем или четвертом интервью появляется группа сотрудников милиции, или человек в штатском, и предлагает нашему оператору идти…

Ведущий: - То есть опросы там не можете проводить, опасно?

Барбарошие: - Да, а поехать мы можем. Как частные лица. Поэтому опросы только на правом берегу. Вот вопрос о том, какие самые важные проблемы в республике Молдова, задаем регулярно. Приднестровский конфликт там фигурирует где-то на седьмом-восьмом месте. То есть общественное мнение не воспринимает наличие этого конфликта как угрозу для республики Молдова и как проблему для республики Молдова.

Затулин: - Вы знаете, это очень интересно. А вот, насколько я понимаю, президенты Молдовы один за другим, те, которые до сих пор и сегодня руководят Молдовой, они приднестровскую проблему всегда ставят на первое место в обсуждении.

Барбарошие: - А я вам отвечу, почему. Дело в том, что информационная работа на правом берегу почти что не велась. Что такое Приднестровье, почему оно существует, как оно существует? И я знаю, почему это не объяснялось. Действительно ли это угроза экономическому развитию. А очень просто. Дело в том, что политическая элита и в Кишиневе, и не только в Кишиневе, но и в Киеве, и в Москве, была заинтересована в сохранении статус-кво. Потому что Приднестровье – давайте лучше говорить прямо – Приднестровье это не обязательно и не столько независимое непризнанное государство, это кроме того возможность хорошо заработать за счет различных операций. По определению Совета Европы, это территория вне закона, то есть территория, на которую международное право не распространяется, международные институты не проверяют. Это своеобразная оффшорная зона в самом центре Европы. Мы так считали в 98-99 году. Молдавским парламентом был принят закон. Согласно этому закону, товары, которые транзитировали в правобережную Молдову, в Приднестровье, не подвергались акцизам и различным налогам и сборам. А между правым и левым берегом на Днестре нет и не было, во всяком случае тогда, таможни. Очень быстро работающий ум бизнесмена сразу сообразит, что надо на таможню привезти товар, продекларировать его в Приднестровье. Он не платит акцизов, не платит таможенных сборов. Оставляйте товар на правом берегу Днестра. И все акцизы, НДС, таможенные сборы остаются у вас в кармане. Это сахар, сигареты, горючее.

Ведущий: - То есть Вы говорите, Аркадий Ефимович, о том, что существует некий сговор между Тирасполем, Кишиневом, руководством и бизнесменами…

Барбарошие: - Я говорю о том, что есть схемы, когда политическая власть принимает решения, исходя из собственных интересов.

Затулин: - Аркадий Ефимович, надо ли так это понимать, что Вы именно это и видите в качестве главного содержания всего того, что называется приднестровским конфликтом и существованием Приднестровья в течение 15 лет?

Барбарошие: - Я еще раз повторюсь. На самом деле общественное мнение не воспринимает как проблему, не обращает внимания. Потому что Приднестровье является не только оффшорной зоной, не только черной дырой экономики, как говорил господин Ющенко некоторое время назад. Безусловно, существование этого непризнанного государства в течение 15 лет является феноменом.

Ведущий: - Я думаю, что самое время наших телезрителей познакомить с историей конфликта между Приднестровьем и Молдовой.

Сюжет. Приднестровье вошло в состав Российской Империи в результате войны с Турцией в 18 веке. Город Тирасполь – нынешняя столица Приднестровья – основан великим русским полководцем Суворовым. В результате социалистической революции и гражданской войны Россия потеряла часть Бесарабии, которая отошла к Румынии. На левом берегу Днестра в 1924 году была образована Молдавская Автономная Советская Социалистическая республика в составе Украинской ССР. С изменением политической ситуации советское правительство выдвигает Румынии два ультиматума с требованием о безоговорочной передачи СССР Бесарабии и Северной Буковины. В августе 1940 года Верховный Совет Советского Союза принимает решение о создании Молдавской Советской Социалистической республики, включающей Бесарабию и Приднестровье. В период перестройки в Молдавии образовываются народные фронты и обостряется социально-политическая обстановка, выдвигаются требования о независимости. Все чаще раздаются призывы к депортации всех пришельцев, в стране усиливаются антиславянские и антисемитские настроения. Кишинев принимает ряд законов и постановлений, которые фактически приводят к созданию мононационального государства и присоединению его к Румынии. Румынский язык провозглашается государственным, вводится румынский алфавит, и румынский триколор становится государственным флагом Молдавии. По утрам стал звучать румынский гимн. Юридически в Молдове до сих пор не отменены своего рода запреты на профессии. В основном это было характерно для Кишинева и правобережья Днестра, и очень болезненно воспринималось в Приднестровье. Была еще одна причина конфликта: это тот факт, что сама Молдова как республика за время своего существования не преодолела экономических и культурно-исторических противоречий внутри себя. Тем не менее, попытка унитаризма в Молдавии привела к кровавому конфликту. Стремление тогдашних молдавских властей навести порядок в Гагаузе и Приднестровье силовым давлением не только не решило возникшей проблемы, но и привело в марте-июле 1992 года к прямому вооруженному столкновению между Кишиневом и Тирасполем, в котором было убито 809 человек и более тысячи пропали без вести. Точное количество погибших в Молдавии не сообщалось, но жертв было в несколько раз больше. Дальнейшее развитие конфликта удалось приостановить только благодаря вмешательству 14-й российской армии и ее командующего генерала Лебедя. Прекращение огня было достигнуто в результате подписания 21 июля 92-го года между Россией и Молдавией соглашения о принципах мирного урегулирования конфликта в Приднестровском регионе республики Молдова. В настоящее время в зоне конфликта контроль за безопасностью осуществляют совместные миротворческие силы и военные наблюдатели России и Молдавии в Приднестровье, к которым позднее присоединились военные наблюдатели от Украины. Кроме этого, действует объединенная контрольная комиссия по урегулированию конфликта.

Ведущий: - Аркадий Ефимович, это точка зрения российских – я подчеркиваю, российских журналистов, и она отвечает тому мнению, которое сложилось в России об истории конфликта. Давайте будем обсуждать проблему: возможно объединение и на каких условиях? Или оно невозможно? То, что Вы говорите: «мы им не дадим автономии» - ну естественный ответ Приднестровья на это: «да и не будем мы объединяться с Молдовой!»

Барбарошие: - Давайте еще раз уточним, что я частное лицо. Это мое личное мнение.

Ведущий: - Хорошо. Вы выражаете мнение одного из слоев молдавского народа.

Затулин: - В данном случае это Ваше мнение, Вы его должны отстаивать.

Барбарошие: - Я выражаю свое личное мнение. Я знаю, что у правительства другая позиция.

Затулин: - А какая позиция у правительства?

Барбарошие: - У правительства сегодня позиция придания широких автономных полномочий Приднестровью. А есть план Ющенко, предложенный президентом Украины некоторое время назад. И насколько я понимаю, правительство Молдовы приняло этот план и идет более-менее в русле этого плана.

Затулин: - Это не так, но Вы продолжайте.

Барбарошие: - Это так, и я продолжу.

Затулин: - Украинский план предусматривает, что эти решения принимаются на фоне переговоров, ведущихся между Молдовой и Приднестровьем. А вы на сегодняшний день, и мы, кстати, этот вопрос обязательно сейчас затронем, в Молдове осчастливливаете Приднестровье принятием односторонних решений.

Барбарошие: - Секундочку. Ющенко предложил план. Молдова согласилась с этим планом. Он выражает добрую волю…

Затулин: - Аркадий Ефимович, является ли согласием с планом Ющенко такой поступок молдавских властей: принятие 26 июля в двух чтениях сразу, быстро, стремительно, закона о статусе Приднестровья? Это что – шаг навстречу?

Барбарошие: - Давайте я проинформирую зрителей, что это не закон о статусе. Это закон об основах статуса. Это разные вещи. Принятие этого закона предусмотрено планом Ющенко. Согласно этому плану, молдавский парламент должен был до июля этого года принять закон об основах статуса.

Ведущий: - Я извиняюсь, у нас тут заскучал Игорь Николаевич. Давайте ему тоже зададим вопрос. Игорь Николаевич, вот такой вопрос: а что не устраивает Приднестровье в тех решениях, которые Молдова приняла в законе о статусе, или об основах статуса Приднестровья?

Смирнов: - Я хочу сказать, что мы не изучаем законы Молдовы. Мы изучали их, когда у нас работали совместно группы из Верховного Совета и парламента Молдовы для выработки конституции общего государства. Чувствуете разницу: общего. А здесь я просматриваю чисто цековское решение, простите, я в Советском Союзе жил, цековское решение, где мы сказали, а народ – ну его, мы вам объясним, вы еще не доросли. Это везде на протяжении всех этих пятнадцати лет прослеживается пренебрежительное отношение к своему, как они говорят, собственному народу. Даже не спросили.

Ведущий: - Так этот закон даже не обсуждался с вами?

Смирнов: - О чем Вы говорите? Это был обман и президента Ющенко. Потому что воспользовавшись семью инициативами, или семью шагами Виктора Андреевича, Молдова начала это форсировать, даже не согласовывая с Украиной. Вы знаете, я иногда думаю: как же так сказать очень коротко, но чтобы было понятно. Ну почему бы они не приняли это по Японии, например?

Ведущий: - Спасибо, Игорь Николаевич. Мы не прощаемся с Вами.

Затулин: - Вот видите отношение президента Приднестровья? Раньше шло обсуждение создания единого, общего государства.

Барбарошие: - Моя личная позиция на самом деле: ничто никакого влияния в Приднестровье не имеет. Я вернусь к плану Ющенко. Этот план основывается на предположении, что Смирнов не является легитимным представителем в Приднестровье, поскольку не был избран в течение демократических признанных выборов. Этот план предусматривает как шаг первый, основной, демократизацию Приднестровья. Что такое демократизация? Обстановка, когда политические партии могут свободно действовать, когда существует свобода прессы, когда существуют условия для развития гражданского общества.

Ведущий: - Мы Вас поняли, Вам не нравится режим Приднестровья.

Барбарошие: - Не мне, это план Ющенко.

Ведущий: - Ющенко тоже не нравится режим Приднестровья, нам многим не нравится режим Ющенко, это понятно. Молдова хочет объединяться с Тирасполем, и на каких условиях?

Барбарошие: - Нужны следующие условия: демократизация этого региона, выборы демократические, свободные выборы легитимного органа этого региона – Верховного Совета Приднестровья. А потом, так же как и было указано в плане Ющенко, переговоры с легитимно выбранным органом о дальнейшей разработке закона о статусе Приднестровья.

Затулин: - Я хочу сказать, что это план Ющенко – не более и не менее. Этот план не является сегодня планом, который однозначно, скажем, одобрен всеми сторонами, в том числе и Россией как официальным участником Приднестровского урегулирования. Но явно то, как Вы сейчас говорите, то, что Молдова так ухватилась за этот план. Ухватилась по двум причинам. Первая причина заключается в том, что без содействия со стороны Украины Молдове не видать Приднестровья как своих ушей. Президент Воронин – не Вы, а именно президент, официальное лицо, который уже несколько лет пытается безуспешно придушить экономику Приднестровья с помощью блокады, не может рассчитывать на успех, если Украина в этом не участвует. Второе обстоятельство. Когда Вы говорите, что сначала демократизация, а потом переговоры – это означает, что Вы делаете ставку - в очередной раз, кстати – на свержение нынешних властей, которые Вам не нравятся: авторитарный Смирнов, приднестровские власти, там довольно сложная картина, если так разбираться заинтересованно, что там происходит. И партийные движения там есть. Я не могу сказать, что Приднестровье – это образец, эталон демократии. Но знаете, и Молдова не эталон, и Россия не эталон. Приднестровье живет в непризнанной ситуации 15 лет, на это надо делать скидку.

Ведущий: - Константин Федорович, Ваша позиция понятна. Ваша тоже.

Барбарошие: - Все-таки я не стал бы ставить знака равенства между 500 тысячами населения Приднестровья и Смирновым и его кланом. Есть Смирнов и его клан, которые используют полностью эту ситуацию…

Ведущий: - Аркадий Ефимович, в Молдове уже третий президент за эти пятнадцать лет, если не ошибаюсь. Но позиция Молдовы по отношению к Приднестровью практически не меняется.

Барбарошие: - Позиция Молдовы относительно Приднестровья была разная. Во время Снегура первых времен была одна позиция, Снегура второй половины – другая позиция, у Лучинского вообще никакой позиции не было. Во время Воронина первые три месяца была дружба и любовь.

Ведущий: - Аркадий Ефимович, последний вопрос. На какие компромиссы может пойти молдавская элита, политический истеблишмент Молдовы для того, чтобы все-таки создать общее государство с Приднестровьем, если вы этого все-таки хотите?

Барбарошие: - Я думаю, что все это очень хорошо изложено в этом законе об основах статуса, который никто не читает. В том числе господин Смирнов – он не читает их. Все хочет их принять и найти решение, но он их не читает.

Затулин: - У него есть свои резоны, он считает, что для того, чтобы принимать такой закон, надо было бы по, крайней мере, у Приднестровья спросить: а вы согласны?

Барбарошие: - А может, надо было почитать, может быть, он очень хороший?

Затулин: - А может, сначала спросить?

Ведущий: - Игорь Николаевич, прочитайте закон, пожалуйста.

Барбарошие: - Я думаю, что раскритикованный Вами план Ющенко – он очень здравый. Если план Ющенко состоится, то Молдова объединяется.

Ведущий: - Ну что ж, мы нашли хотя бы какую-то точку соприкосновения. Или не нашли – об этом мы поговорим еще, здесь тоже политолог из Приднестровья. Аркадий Ефимович, спасибо, что Вы приняли участие в нашей передаче.

Мы продолжаем разговор о ситуации в Приднестровье. У нас в студии новый гость – Илья Николаевич Галинский. Илья Николаевич – заведующий кафедрой политологии Приднестровского государственного университета имени Тараса Шевченко. Здравствуйте, Илья Николаевич. Мы, по сути, говорили до Вас с Вашим коллегой. Знаете, позиция мне лично показалась – не знаю, как телезрителям – достаточно жесткой и бескомпромиссной. Что Вы скажете? Давайте начнем с того же вопроса, которым мы закончили с Аркадием Ефимовичем: на какой компромисс, на Ваш взгляд, может пойти Приднестровская республика для того чтобы объединиться?

Галинский: - Вы знаете, то, что сегодня предложено Украиной и Молдовой для Приднестровья, с точки зрения приднестровского электората, с точки зрения приднестровского народа, совершенно для нас неприемлемо, поскольку…

Ведущий: - Извините, пожалуйста, Илья Николаевич. Мы очень много говорим о позиции Украины, о плане Ющенко, о том, кто стоит за этим планом. Давайте, чтобы телезрители более точно понимали, о чем идет речь, мы сейчас покажем материал, подготовленный нашими журналистами, и в нем расскажут они и о плане Ющенко, и о том, какие там подводные течения существуют.

Сюжет. После прихода к власти при явной поддержке с Запада новой команды во главе с Виктором Ющенко. Киев публично подтверждает свои претензии на роль ведущего регионального лидера. В апреле этого года президент Ющенко открыто заявляет, что Украина должна стать региональной державой на всем пространстве от Тбилиси до Варшавы. Эти претензии всегда находили поддержку у Соединенных Штатов и других западных стран, поскольку объективно сужали сферу российского влияния в регионе. Украина стремится вернуть себе инициативу в переговорном процессе по урегулированию молдавско-приднестровского конфликта с целью оттеснить Россию на второй план в политическом урегулировании проблемы Приднестровья. В апреле этого года появляется так называемая «Программа семи шагов», а затем в июне – более детальный план по решению приднестровской проблемы. Чтобы заручиться полной поддержкой Запада в своих начинаниях по урегулированию приднестровского очага напряженности, Киев обещает всячески содействовать в решении замороженных конфликтов на постсоветском пространстве, в том числе и в Приднестровье. Конкретно план Ющенко предусматривает три этапа урегулирования. Первый: закрепление основных положений статуса Приднестровья в рамках республики Молдова путем принятия внутреннего молдавского закона. Второе: проведение переговоров между центральными органами власти республики Молдова и новыми органами власти Приднестровья о распределении компетенций и полномочий. Третье: согласно украинскому плану, приднестровская проблема должна быть полностью урегулирована, и особый статус Приднестровья в составе республики Молдова должен быть обеспечен в правовом отношении. Закон об особом правовом статусе Приднестровья вступает в силу после утверждения молдавским парламентом договора, заключенного между Молдовой, Россией, Украиной и ОБСЕ ,о гарантиях соблюдения Молдовой этого закона. Договор должен быть разработан сторонами Молдовой и Приднестровьем совместно с будущими странами-гарантами: Российской Федерацией, Украиной, а также ОБСЕ при содействии Соединенных Штатов Америки и Евросоюза. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе обратила пристальное внимание на происходящие в Молдавии события, когда благодаря посредничеству России в июле 1992 года удалось прекратить вооруженный конфликт между правобережной Молдовой и Приднестровьем. В результате этого российские позиции в регионе значительно усилились, и появилась надежда на скорую нормализацию отношений между Кишиневом и Тирасполем. Надо сказать, что Вашингтон с 2002 года старался способствовать урегулированию приднестровской проблемы, надеясь, что это ускорит также и решение вопроса о выводе остатков российских войск, включая и российских миротворцев, которых, по замыслу западников, должны были заменить международные «голубые каски». Появление меморандума Козака показало, что до реализации этих планов еще далеко, но Соединенные Штаты вместе с ОБСЕ, Советом Европы и Евросоюзом делают все, чтобы провалить российскую инициативу, а вместе с ней – и идею федерализацию Приднестровья.

Ведущий: - Ну вот, Илья Николаевич, продолжим.

Галинский: - Дело в том, что этот закон, который был принят недавно парламентом Молдовы – он ставит жесткие прокрустовы ложа для Приднестровья. В чем смысл? Дело в том, что если этот закон принят, без согласования с Приднестровьем, все остальные разговоры не стоят выеденного яйца, поскольку они будут проходить в рамках этого закона. То есть ни вправо, ни влево. Что такое автономия для Приднестровья – мы как раз видим на примере сегодняшней Гагаузии: никакой автономии нет, есть статус обычного региона республики Молдова. То, что сегодня Молдова предлагает для Приднестровья – это, извините, ползунки. Мы выросли из этого возраста за 15 лет. Мы молодые люди, когда уже ухаживаем за девушками и носим взрослые костюмы, а нам предлагают ползунки – как мы будем ходить? Принципиальное отличие плана Ющенко и закона, который приняла сегодня республика Молдова – о Приднестровье идет речь, как об административной единице, а не о государственной административной единице, о чем шла речь в плане Козака.

Ведущий: - Для того чтобы было понятно нашим российским телезрителям: вот статус Татарстана и Башкортостана в составе России – такой же статус Приднестровья в составе Молдовы устроит Тирасполь?

Галинский: - Если бы нам этот статус предложили в 90-м или в 92-м году – он бы устроил. Сегодня он нас не устраивает.

Затулин: - Действительно, в 90-м году предложи Молдова такие же условия Приднестровью, какие Россия предложила Татарстану и подтвердила федеративным договором в 94-м году – наверное, не было бы этого конфликта. Потому что и вопрос о языках решался бы тогда в Приднестровье так, как считали бы нужным в Приднестровье, и полномочия, и прочее. Но дальне произошло нечто, что очень важно понять, и что, по-моему, наш предшествующий гость никак не хотел принимать во внимание. Пролилась кровь. Был конфликт. Вместо того чтобы демонстрировать компромисс, протягивать оливковую ветвь – вместо этого сегодняшние власти Молдовы учреждают блокаду со своей территории Приднестровья, третируют приднестровские власти как авторитарные, Приднестровье не иначе как черной дырой называют, и всячески пытаются навлечь на Приднестровье всякую хулу как на источник чего угодно – контрабанды оружия, наркотиков и так далее.

Галинский: - Как республика Молдова понимает компромисс, и как она выполняет свои обязательства, могу показать на двух примерах. Первый пример: президент Снегур. Когда корреспондент российский спросил его, еще будучи президентом: как Вы понимаете компромисс? – он сказал: «Мы заставим Приднестровье выполнять наши указания». Вот компромисс по-молдавски. Дальше. Господин Воронин, президент республики Молдова. Год назад он говорил, что «я не претендую на приднестровскую собственность, это собственность приднестровская», сегодня говорит совершенно иначе: «это собственность народа Молдовы». То есть если человек сегодня говорит одно, завтра другое – народ Приднестровья ему просто не верит. Как можно объединяться на тех условиях, когда заведомо произойдет объединение, и тебя превратят в гагаузский статус?

Ведущий: - Хорошо, спасибо. Наверное, пришло время задать вопрос президенту Приднестровья. Игорь Николаевич, какое Ваше отношение к позиции Украины по приднестровской проблеме?

Смирнов: - Наверное, это общая беда всех независимых государств после развала Союза, что принимая экономические решения, главным берется во внимание политическое. У нас оборот с Украиной где-то 270 млн. долларов. Из них мы только 14 экспортируем. Остальное - им. Железная дорога, которая работает на грузы и порты Одессы – это наши грузы. Поэтому очевидно, под действием патетики советов был похоронен меморандум Козака по советам западных дядюшек, которые имеют право советовать: они же дали деньги, кредиты, которые уже у Молдовы более 2,5 миллиардов долларов, поэтому я не удивляюсь. Мы к этому готовы, и как говорят, чем больше бьют – тем больше ума. И умения найти выход из создавшегося положения.

Ведущий: - Спасибо, Игорь Николаевич, что Вы приняли участие в нашей передаче и до свидания.

Смирнов: - Спасибо Вам, желаю счастья.

Ведущий: - Теперь вопрос, самый важный, наверное, для наших телезрителей: а что же Россия? Я думаю, самое время показать телезрителям материал, подготовленный нашими журналистами. Это последний сюжет нашей программы.

Сюжет. Позиция Российской Федерации по урегулированию приднестровской проблемы принципиально не изменилась после того, как в 2003 году Россия предоставила свой план урегулирования, получивший название меморандума Козака. Российская Федерация по-прежнему считает, что проблема может быть решена только при непосредственном и равноправном участии сторон конфликта – Молдовы и Приднестровья. Москва полагает, что основным механизмом переговоров должен остаться их пятисторонний формат, в котором участвуют на равных стороны, а также посредники: Россия, Украина и ОБСЕ. Участие Соединенных Штатов и Европейского Союза возможно в качестве наблюдателей, но при согласии на то Кишинева и Тирасполя. Принцип федеративного устройства молдавского государства, по мнению российской стороны, где Приднестровье будет наделено статусом субъекта федерации со всеми вытекающими из этого статуса полномочиями и компетенциями, является наиболее рациональной основой решения приднестровского вопроса. Поскольку Молдова и Приднестровье одобрили украинский план урегулирования и выразили согласие взять его за основу для дальнейших переговоров, Россия не планирует выдвигать своего отдельного документа, и заявила о готовности работать над так называемым «планом Виктора Ющенко». Однако, учитывая, что в нем не прописаны многие моменты, как, например, вопрос о статусе Приднестровья, Россия намерена поднять эту тему на ближайших переговорах по урегулированию конфликта. Российская сторона отвергла принятый молдавским парламентом 26 июля этого года закон об основных положениях статуса населенных пунктов Приднестровья как неприемлемый, поскольку он не учитывает многие положения ранее достигнутых договоренностей в рамках переговоров по урегулированию, так же как и позицию России в данной проблеме. В Министерстве Иностранных дел России считают, что упомянутый закон, как и недавние постановления молдавского парламента, в которых выдвигаются требования одностороннего разоружения Приднестровья, свертывания нынешней миротворческой операции, вывода оставшихся российских воинских частей уже до конца текущего года и безусловного распространения юрисдикции Кишинева на регион, являются фактически очередным ультиматумом того, что нынешняя политика Молдовы в целом заводит урегулирование еще дальше в тупик и отдаляет конструктивные решения проблемы. Украинский план приднестровского урегулирования, говорится в комментарии МИД, на который ссылаются молдавские депутаты, предусматривает, что стороны воздержались от односторонних действий, однако молдавская сторона вновь все пытается поставить с ног на голову. Россия не может согласиться с требованием о выводе войск из Приднестровья, пока там остается еще довольно большое количество российского оружия и боеприпасов, как не может согласиться с предложением о прекращении осуществляемой в регионе миротворческой операции до завершения переговорного процесса по приднестровскому урегулированию. В нынешней ситуации, когда отношения между Кишиневом и Тирасполем продолжают обостряться, российские миротворцы являются стабилизирующим фактором, гарантирующим безопасность региона.

Ведущий: - Точка зрения представителя молдавского истеблишмента мы услышали, приднестровскую точку зрения отчасти нам разъяснил Игорь Николаевич Смирнов, Вас немножко послушали, Константин Федорович…

Затулин: - Я хочу закончить все-таки, уже без всяких воспоминаний, о сегодняшнем положении вещей. Российская Федерация категорически возражает против всякого рода односторонних блокадных, таможенных мер против Приднестровья, против удушения - не лично Смирнова, а 550 тысяч живых душ – методом экономической блокады. И Российская Федерация сегодня очевидно выполняет роль тормозного башмака. Она препятствует тому, чтобы эскалация пошла дальше. Хочу обратить внимание, это очень симптоматично, два месяца назад Украина установила упрощенный порядок принятия украинского гражданства в Приднестровье. Украина уже смотрит на Приднестровье как на часть своей территории в будущем. Понимая, что договоренность может не состояться между Приднестровьем и Молдовой, и тогда, чем черт не шутит, Молдова уйдет в Румынию, а Приднестровье уйдет обратно в Украину.

Ведущий: - Илья Николаевич и Константин Федорович. Послушали телезрители, что вы говорите, посмотрели, что подготовили наши журналисты, поговорили с Игорем Николаевичем Смирновым. Складывается такое впечатление, что в муках, с огромным трудом мы пытаемся родить некое государство, заведомо – мне так показалось – нежизнеспособное.

Затулин: - Вы имеете в виду государство объединенное?

Ведущий: - Да, объединение Приднестровья с Молдовой. Может быть, я не прав…

Затулин: - Я с Вами согласен. Но что мне абсолютно точно понятно: что невозможно жертвовать жизнями людей, и жертвовать историей уже пятнадцатилетней Приднестровья ради каких-то эфемерных вещей пятнадцатилетней давности вроде территориальной целостности. Я уверен, что если мы не готовы на официальном уровне признать Приднестровье, мы на общественном уровне просто уже давно его признали. И, наконец, последнее, что я хочу сказать. Мы, Российская Федерация, должны сделать все от нас зависящее для того, чтобы конфликт в Приднестровье вновь не начался. Это во-первых. А во-вторых, чтобы Украина – наш великий сосед – не поддалась соблазну в этой ситуации, гранича с Приднестровьем, все-таки ради каких-то там общеевропейских интересов задушить Приднестровье, присоединить к Молдове. Наша роль в этом конфликте сегодня состоит в объяснении Украине того факта, что такое ее поведение может ей дорого обойтись во взаимоотношениях между Украиной и Россией.

Ведущий: - Спасибо, Константин Федорович. Наверное, вот на этой ноте, на этом Вашем личном мнении будем заканчивать. Спасибо большое, Илья Николаевич, до свидания. А телезрители смогут поспорить со всеми нами на нашем сайте материк.ру, а в эфире мы встретимся, как всегда, через две недели.


   [Версия для печати]
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ