Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №124(01.06.2005)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ФОРУМ
СТРАНИЦА ПРАВОСЛАВИЯ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПЕРЕПИСКА С ЧИТАТЕЛЕМ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


КИРГИЗИЯ

 




Президентский самоотвод

17.05.2005. Независимая газета

Нелли Орлова

На фоне событий в Узбекистане подготовка к президентским выборам в Киргизии оказалась вне центра общественного внимания. Между тем за последние дни расстановка политических сил в Бишкеке существенно изменилась. Один из основных кандидатов на высшую должность в стране Феликс Кулов снял свою кандидатуру с выборов, присоединившись к команде главного конкурента – исполняющего обязанности президента Курманбека Бакиева, в случае победы которого Кулову обещан пост премьер-министра Киргизии. Для подтверждения договоренностей вчера Кулов назначен первым вице-премьером страны. Вскоре после образования тандема остальные кандидаты в президенты Киргизии также задумались о самоотводе. Вчера свою кандидатуру снял Женишбек Назаралиев, влиятельный и очень известный в стране врач-нарколог. Велика вероятность, что и другие претенденты вскоре откажутся от участия в выборах.

Решение Кулова о выходе из президентской гонки было как минимум неожиданным. По данным соцопросов, бывшего вице-премьера поддерживает более половины населения, тогда как за Курманбека Бакиева готовы проголосовать около 30%. Официально союзничество конкурентов объясняется «необходимостью стабилизации общественно-политической обстановки в стране». Известно, что, в то время как Бакиев пользуется поддержкой в основном южной части страны, откуда, собственно, и зародились народные волнения, Феликс Кулов популярен в самом Бишкеке и на севере. Поэтому в связи с сохраняющейся напряженностью между Севером и Югом противостояние этих двух кандидатов могло привести к гражданской войне. Однако, по мнению экспертов, это не основная причина образования тандема.

Так, по мнению ведущего аналитика по международной политике центра молодежной политической экспертизы Ивана Преображенского, существенное влияние на решение Кулова могла оказать угроза его жизни. Недавнее убийство сподвижника бывшего вице-премьера Усена Кударбенова могло послужить намеком на то, что, если не будут достигнуты политические договоренности, спорные ситуации будут разрешаться путем физического устранения конкурентов. Кроме того, угроза силового разрешения конфликтов в Узбекистане также явилась своеобразным политическим давлением: если внутренняя ситуация в Киргизии в ближайшее время не стабилизируется, волнения на приграничной территории, подстегиваемые сторонниками бесконтрольного наркотрафика, с легкостью смогут привести к очередным попыткам насильственной смены власти.

Поэтому, по мнению политолога, с точки зрения интересов Киргизии союз Кулова с Бакиевым вполне логичен. Нельзя забывать и о том, что формально начавшаяся еще при Акаеве политическая реформа не отменена – в соответствии с ней Киргизия из президентской республики должна превратиться в парламентскую с доминирующей ролью премьер-министра. В таком случае настоящим главой государства может оказаться вовсе не президент Бакиев, а премьер Кулов.

Что касается остальных кандидатов в президенты, то, по мнению аналитиков, вскоре могут последовать их массовые самоотводы. И это вполне объяснимо. По словам заведующего отделением Средней Азии и Кавказа института стран СНГ Андрея Грозина, после заключения союза участие остальных кандидатов стало заведомо бесперспективным. В первую очередь потому, что после программных заявлений Кулова и Бакиева о необходимости гражданского мира противопоставлять себя им на выборах – значит фактически выступать за раскачивание политической лодки. А для появления реальной третьей силы в виде новой оппозиции слишком мало времени – разработать идеологическую платформу и выбрать и раскрутить единого кандидата за оставшееся до выборов время практически невозможно. Поэтому тандем Бакиев–Кулов имеет наибольшие шансы победить. Но, по мнению эксперта, их победа – далеко не гарантия существенного изменения экономической и социальной ситуации в стране.




Тихой сапой в Ферганскую долину

24.05.2005. Независимая газета

Нелли Орлова, Игорь Плугатарёв

В ближайшее время в Киргизии будет расширено российское военное присутствие. В какой форме это произойдет – откроется ли еще одна военная база, или расширится антитеррористический центр под эгидой ОДКБ – пока неясно. Однако уже сейчас стороны стараются не привлекать лишнего внимания к проекту, чтобы начавшаяся дискуссия не помешала его реализации.

Напомним, что планы эти были озвучены в минувшие выходные в городе Оше во время визита делегации российской Госдумы во главе с председателем комитета по делам СНГ Андреем Кокошиным. После этого киргизская общественно-политическая газета «Эхо Оша» спровоцировала дипломатический скандал, обнародовав слухи о скором наращивании российского военного присутствия со ссылкой на начальника управления администрации президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами Модеста Колерова, который также входил в российскую делегацию. Стороны немедленно открестились от обсуждения подобных планов. Так, пресс-служба и.о. президента Киргизии Курманбека Бакиева заявила, что такой вопрос на встрече официальных делегаций даже не поднимался. А в Минобороны РФ журналистам заявили, что «в настоящее время у России нет планов по наращиванию российского военного присутствия в Центрально-Азиатском регионе». Тем не менее, как рассказал «НГ» Модест Колеров, во время встречи в Бишкеке российских парламентариев с главой республики действительно велась речь о возможном размещении военных баз на территории Киргизии. Однако инициатором такого предложения выступила киргизская сторона, в частности президент республики Курманбек Бакиев.

В пресс-службе и.о. президента Бакиева «НГ» отказались дать разъяснения, сославшись на то, что разговор велся за закрытыми дверями. Однако источник «НГ» в президентской администрации рассказал, что ближе к концу встречи Бакиев действительно заявил, что не против размещения на территории республики антитеррористического центра на базе ОДКБ или другой организации. Однако в силу непроработанности вопроса официальные лица об этом сейчас стараются не говорить.

Эту информацию подтвердил «НГ» и возглавлявший российскую делегацию председатель комитета Госдумы РФ по делам СНГ Андрей Кокошин: «В ходе нашего пребывания в Киргизии со стороны ряда киргизских руководителей последовали разного рода предложения о расширении российского силового присутствия на территории республики, в том числе в районе города Ош». С учетом сложности обстановки в регионе в интересах общей безопасности такие предложения, по мнению Кокошина, заслуживают самого пристального внимания и рассмотрения. Однако что-либо конкретное о ходе переговоров глава российской делегации добавить отказался. Источник «НГ» в его окружении объяснил это тем, что парламентарий опасается срыва переговоров: «Политические переговоры, как и торговые, можно комментировать лишь по достижении результатов, иначе стороны могут так и не прийти к соглашению. Поэтому ни один участник переговоров вам ничего не расскажет до их завершения». Что касается заявлений Минобороны по поводу отсутствия планов по наращиванию российского военного присутствия в Центрально-Азиатском регионе, то, по словам источника, ничего другого от закрытого военного ведомства ожидать и не следовало.

Между тем российским военным экспертам предложение президента Киргизии показалось вполне логичным. По словам руководителя Центра военного прогнозирования полковника Анатолия Цыганка, в связи с нестабильной ситуацией, складывающейся в настоящее время в четырехугольнике Коканд–Фергана–Намаган–Андижан, российско-киргизский антитеррористический центр мог бы вплотную взаимодействовать с не менее представительной узбекской войсковой группировкой узбекского Восточного округа, которая контролирует ситуацию в Ферганской долине, но сил которой в условиях мятежа или революции может не хватить. По мнению эксперта, наиболее логично использовать для создания такой базы российскую миротворческую бригаду Приволжско-Уральского военного округа. «Это был бы очень хороший пиар-ход: миротворческая бригада по просьбе Бишкека и Ташкента, то есть государств, входящих в ШОС, выдвигается для обеспечения и поддержки деятельности киргизских и узбекских пограничников, для поддержания порядка и разъединения противодействующих сторон», – считает Цыганок.

В секретариате и уставных органах ОДКБ корреспонденту «НГ» сказали, что официальных предложений Бишкека о размещении российской военной базы или каких-либо сил организации в городе Ош не поступало. Однако, как заметил «НГ» пресс-секретарь генсека ОДКБ Виталий Струговец, «ранее предложения о возможном создании в Оше Центра ОДКБ по борьбе с терроризмом либо антитеррористического центра организации высказывали руководители силовых ведомств Киргизии». В связи с чем Струговец подчеркнул, что «если подобная инициатива поступит официально, то секретариат ОДКБ приступит к процедуре проработки этого вопроса». «Тем более что, как говорится, создавать есть на чем, – добавил пресс-секретарь. – В Оше хорошая военная инфраструктура, военный аэродром (рядом с гражданским), способный принимать самолеты с грузами».

Что касается отношения населения республики к возможности возвращения российских военных баз, то, по словам российского консула в Оше Юрия Иванова, такая информация была воспринята местным населением очень благосклонно. «И официальные лица, и все люди, с которыми я встречался в последние дни, с нетерпением ждут возвращения российских военных, – рассказал «НГ» консул. – Считается, что это пойдет на пользу всей республике».

На базе чего может быть создан будущий антитеррористический центр

До недавнего времени в Оше находился транзитный пункт по переправке военных грузов для обеспечения российской пограничной группировки и 201-й мотострелковой дивизии в Таджикистане. В настоящее время здесь дислоцируется сильная киргизская группировка. Это 1-я отдельная горно-стрелковая бригада (1400 человек личного состава, 108 боевых машин, 36 орудий полевой артиллерии и минометов); 3-я зенитно-артилллерийская бригада (около 300 военнослужащих, 30 пушек С-60 калибра 57 мм, столько же 100-мм зенитных пушек, 4 зенитных установки «Шилка»). Кроме того, в Оше находится управление 1-го пограничного отряда. А в самом Бишкеке действует филиал Антитеррористического центра СНГ в составе порядка 10 офицеров спецслужб.




Феликс Кулов: «Россия - наш лучший друг, а друзей нельзя менять»

27.05.2005. Коммерсант

Интервью взяла О.Алленова

Одним из фаворитов предстоящих президентских выборов в Киргизии считался бывший министр безопасности страны и экс-мэр Бишкека Феликс Кулов, который при Аскаре Акаеве был приговорен к лишению свободы, а во время революции освобожден из тюрьмы. Однако он отказался от участия в выборах и заключил предвыборный союз с и. о. президента Курманбеком Бакиевым (интервью с господином Бакиевым см. во вчерашнем Ъ). О причинах такого решения, о своем видении развития Киргизии и ее отношений с Россией первый вице-премьер ФЕЛИКС КУЛОВ рассказал в интервью корреспонденту Ъ ОЛЬГЕ Ъ-АЛЛЕНОВОЙ.

– То, что вы объединились с Курманбеком Бакиевым сразу после событий в Андижане, это совпадение или как-то связано?

– Это не совпадение, это одна из составляющих того, что мы пошли на союз. Андижанский фактор не был главным, но он был. Когда произошли события в Андижане, мы поняли, что ситуация накаляется. Обострение ситуации у наших соседей означает обострение ее и у нас, ведь на нашей территории проживает около 800 тысяч узбеков – и этот фактор мы не можем игнорировать. И только если у нас ситуация будет стабильной, мы справимся с этой проблемой. У нас в стране после революции была опасность расшатать ситуацию. А так как у Акаева была слишком большая власть, мы с Бакиевым подписали соглашение, по которому полномочия распределяются между президентом и премьер-министром.

– Говорят, у вас уже есть серьезные разногласия.

– Нет, мы работаем в одной команде. Но разногласия неизбежны даже в самой сплоченной команде. Самое главное, чтобы мы находили общий язык и не выносили сор из избы и чтобы это не отражалось на народе.

– Вы не раз заявляли, что не против возвращения Аскара Акаева в республику. Разве против него не возбуждены уголовные дела, касающиеся законности приватизации?

– Моя личная позиция такая – Аскар Акаев может приехать в Киргизию в любой момент. Мы должны создать такую систему отношений, при которой любой наш гражданин в любой момент может вернуться в страну, если для этого нет законных препятствий. Таких препятствий для возвращения на родину Акаева я пока не знаю. Да, есть отрицательное отношение части общества к Акаеву, но это не означает, что мы должны потакать этим настроениям. Человек совершил определенные ошибки, но он не преступник. Мы все отчасти виноваты в этих ошибках. Я, например, не согласился с политикой Акаева, ушел в отставку больше пяти лет назад. Может быть, другие так же должны были поступить. Но когда мы ему потакали все вместе, мы его хвалили на каждом углу, а теперь находим его одного виновным – это неправильно. Пусть каждый с собой разберется. Может быть, и я виноват, может, недостаточно его критиковал. А почему другие это не делали? Некоторые люди, которые были с ним в команде, до последнего дня его хвалили, а потом ушли в революцию. Так разве бывает?

– То есть у правоохранительных органов нет вопросов к экс-президенту Киргизии?

– Есть комиссия, она занимается этим делом, и это нормальное явление, потому что разговоров об этом было много. Если бы мы укрыли что-то, было бы еще хуже. Надо разобраться. Единственное, о чем я постоянно говорю: надо, чтобы эта комиссия работала на основании закона и чтобы это не было охотой на ведьм. Вот недавно ко мне подошел владелец ресторана и говорит, что его попросили продать ресторан по цене ниже рыночной. Он отказывается, а ему говорят: не продашь – напишем в комиссию, которая занимается имуществом Акаева, что этот ресторан принадлежит на паях его сыну или дочери, тебя затаскают по комиссиям, будут все время проверять, и ты не сможешь работать. Есть понятие бескомпромиссной борьбы, но она должна быть законной. Через месяц комиссия доложит о результатах, и если будут какие-то вопросы, мы их зададим. Мне говорят: Кулов – жесткий человек. Да, жесткий. Но когда тут произошла революция, мы никого не расстреляли, не ранили, руки-ноги не поломали и навели порядок – жестко, но в рамках закона.

– На выборах, которые состоятся через месяц, может быть задействован административный ресурс?

– Он уже задействуется, к сожалению. Я заходил к Бакиеву и говорил его аппаратчикам: если и сегодня мы пойдем по старому пути, мы сразу потеряем очень много. Мы потеряем доверие – люди увидят, что эта революция ни к чему не привела и мы действуем по старой схеме. Мы потеряем тех инвесторов, которые стремятся к нам,– они поймут, что пришла та же коррумпированная команда. А для нас эти выборы показательные – к чему мы пришли после этой революции? К сожалению, на местах люди ждут, что Бакиев будет действовать, как Акаев, и сами ничего делать не хотят.

– Вы много говорите о судебной реформе в стране. Это потому, что вы лично пострадали?

– Я говорил об этом, еще будучи министром национальной безопасности. Я настаивал на судебной реформе. Я считаю себя патриотом, я хочу видеть свою страну нормальной. Чтобы каждому здесь жилось комфортно. И он мог куда угодно отсюда уехать, но чтобы его сюда тянуло – потому что здесь его защитят и будут благожелательно относиться, и чиновники не будут портить жизнь. Я глубоко убежден, что единственный стержень, на котором держится государство,– это суд. Потому что до президента и премьер-министра проблемы каждого человека не дойдут. Если какие-то споры возникают и чиновник кого-то пытается задавить, должен быть суд независимый, который спасет человека. Будет такой суд – будет работать бизнес, экономика. А будет работать экономика, она обеспечит политическую надстройку.

– Почему при своей большой популярности вы пошли в премьеры, а не в президенты?

– Я просто известный, работал на различных должностях. Известности моей помогло и то, что во время событий 24 марта мне вместе с народом удалось погасить взрывоопасную ситуацию... Я не тороплюсь сразу что-то для себя лично решать. Я понимаю, что надо отказываться от личных амбиций и идти на сближение.

– Расследование по беспорядкам 24 марта в Бишкеке закончено?

– Еще нет, но в ближайшее время генпрокуратура доложит о результатах парламенту. Я пока не готов говорить об этом.

– Правда, что вы – инициатор создания в Киргизии еще одной российской военной базы? Зачем она нужна, если одна уже есть?

– Не военная база, нет. Я говорю о том, что должно быть российское военное присутствие на Ошском направлении. Почему? Прежде всего, наркотрафик. Наркотрафик этот задевает Россию, потому что это основное направление, куда уходят наркотики. Поэтому Россия в этом кровно должна быть заинтересована. Из России наркотик идет в Европу. Здесь рынок потребления маленький – в основном потребители в России и Европе. Второе – это проблема, связанная с международным терроризмом. Россия в этом тоже заинтересована, как и другие страны. Поскольку есть такой интерес на южном направлении – ошском, мы говорим, давайте проводить профилактическую работу. Мы хотим поработать в контакте, и я думаю, что Россия должна соглашаться на это, потому что это ей выгодно. И ей это дешевле, чем на своей территории, когда уже все рассочились, пытаться бороться и за кем-то гоняться. В общем, не о военной базе речь – это совместные части противодействия наркотрафику и международному терроризму.

– То есть Россия остается вашим союзником?

– Безусловно. Мы ведем многовекторную политику, и я считаю, что эта политика правильная,– маленькое государство не должно иметь врагов, а только друзей. И традиционно сложилось, что Россия – наш лучший друг, а друзей нельзя менять.




"Военная база в Оше может быть создана" интервью и. о. президента Киргизии Курманбека Бакиева

26.05.2005. Коммерсант

И. о. президента Киргизии КУРМАНБЕК БАКИЕВ, твердо рассчитывающий победить на предстоящих президентских выборах, допускает, что на юге страны, в районе города Ош, будет создана новая военная база в рамках Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) или Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Об этом он сообщил в интервью корреспондентам "Интерфакса" ВЛАДИМИРУ Ъ-КУЛИКОВУ и ИГОРЮ Ъ-ПОРШНЕВУ – специально для "Коммерсанта".

– Вы идете на выборы в связке с Феликсом Куловым, который в случае вашей победы займет пост премьера. Это союз тактический или стратегический?

– Этот союз можно рассмотреть и как тактический, и как стратегический.

– До вашего решения о союзе с Феликсом Куловым некоторые политологи говорили о том, что на предстоящих выборах основная борьба развернется между представителями юга и севера страны. Что можно сказать на этот счет теперь?

– Мы с Феликсом Куловым пошли на союз прежде всего для того, чтобы не делить Кыргызстан на Север и Юг. Моя программа основывается на целостности Кыргызстана, единстве всего кыргызского народа, под которым я подразумеваю все нации и народности, населяющие Кыргызстан. Именно ради этой цели мы пошли на этот шаг, и все его хорошо восприняли. И дай бог, чтобы с этого момента все попытки поделить республику на Север и Юг прекратились.

– Как вы расцениваете шансы других кандидатов на президентский пост? Сможет ли новый глава государства определиться уже в первом туре?

– Не хочу никоим образом умалять возможности других кандидатов, но то, что я долгое время работал на территории Кыргызстана в качестве акима, губернатора двух областей, премьера, дважды избирался депутатом парламента, говорит о том, что люди меня больше знают. И где бы я ни работал, никогда не был замешан ни в финансовых махинациях, ни в коррупции. Поэтому после нашего союза с Феликсом Куловым, я думаю, выборы закончатся уже в первом туре.

– Способна ли нынешняя власть обеспечить честное и открытое проведение выборов, а также предотвратить возможные беспорядки, которые могут организовать недовольные исходом голосования?

– Да, способна. Я абсолютно уверен, что выборы пройдут честно и справедливо, согласно кодексу о выборах, без привлечения административного ресурса. Я также уверен, что беспорядков, которые вызвали парламентские выборы, не будет.

– В случае победы можете ли вы предложить посты в правительстве или президентской администрации своим нынешним соперникам?

– Все будет зависеть от того, кто будет выступать в качестве кандидатов в президенты. Кроме этого, надо, чтобы тот или иной человек соответствовал определенным требованиям: имел опыт работы в управлении, аналитический опыт, понимание экономических вопросов, понимание и умение вести внешнюю политику Кыргызстана. Вообще это только кажется, что любой, кто занимается политикой, может управлять людьми, государством. Это очень ответственная и очень сложная работа.

– Могут ли происшедшие в соседнем Узбекистане события отрицательно сказаться на отношениях между Бишкеком и Ташкентом? Кто, по вашему мнению, стоит за организаторами беспорядков в Андижане?

– События в Узбекистане не могут отразиться на наших отношениях только по той причине, что правительство Кыргызстана с первых дней беспорядков в Андижане делает все возможное, чтобы граждане Узбекистана, которые оказались на нашей территории, чувствовали себя нормально. Мы им оказали первую медицинскую помощь, помогли продуктами питания, то есть проявили самую элементарную человеческую заботу. И поэтому отношения между Бишкеком и Ташкентом не могут быть испорченными. Что касается организаторов беспорядков, то я думаю, что за этим, скорее всего, стоит религиозный экстремизм, который на Центрально-Азиатском пространстве активно проявляет себя.

– Какие усилия намерены предпринимать власти для противостояния действующим в Кыргызстане исламским экстремистам?

– Да, к сожалению, в Кыргызстане есть такие очаги, но сегодня они проявляются не так активно и не так агрессивно, как в соседнем государстве. Иногда, к сожалению, ислам и Коран по-разному трактуются, особенно недоучками. Но с такой категорией людей должны работать и спецслужбы, и наши духовные лидеры, и высокообразованные духовные люди.

– Экс-президент Кыргызстана Аскар Акаев в интервью российским СМИ заявил, что в числе организаторов массовых выступлений оппозиции в конце марта были наркобароны. По его словам, новые руководители республики "фактически оказались у наркомафии в заложниках" и транзит наркотиков через киргизскую территорию "теперь открыт". Ваш комментарий?

– Наркотрафик как существовал еще до Акаева, во времена Акаева, так существует и сегодня. Наркотики как шли из Афганистана через сопредельные государства, так и идут сегодня. Поэтому ни в коем случае нельзя связывать этот вопрос с народной революцией.

– Будет ли создана военная база в городе Ош и какова будет судьба уже существующих баз – российской в Канте и американской на территории аэропорта Манас?

– Если в этом будет необходимость, то военная база в Оше может быть создана в рамках ОДКБ и ШОС. Авиабаза в Канте будет существовать столько, сколько понадобится, в соответствии с ранее принятыми обязательствами. Американская авиабаза в аэропорте Манас будет выполнять свои функции согласно ранее заключенным соглашениям между кыргызской и американской сторонами.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ