Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №156(01.11.2006)
<< Список номеров
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ТЕМА РОССИЙСКО-ГРУЗИНСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
НАМ ПИШУТ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


М.Александров: «Путин совершил неожиданный маневр, который вынуждает Грузию идти на большие уступки»

24.10.2006. КМ.ru

Я считаю, что выступление Владимира Путина на неформальном саммите с лидерами ЕС в финском Лахти было ключевым событием предшествующей недели. Ключевым с точки зрения развития ситуации вокруг непризнанных государств Абхазии и Южной Осетии, на суверенитет которых сейчас покушается грузинское руководство.  

Стоит отметить, что выступление главы российского государства было неадекватно интерпретировано рядом российских политиков. Многие поняли слова президента неправильно, будто он предлагает Абхазии и Южной Осетии строить общее государство с Грузией. Что интересно, президент действительно говорил о строительстве единого государства. Но эти слова были адресованы отнюдь не руководству двух непризнанных республик, а самой Грузии.

Подоплека этого заявления состоит в следующем. На первый взгляд, президент отошел от тезиса о признании Абхазии и Южной Осетии и пошел на уступки Грузии. По крайней мере, у некоторых создалось такое впечатление. Однако стоит напомнить о том, что позиция о создании единого грузинского государства изначально присутствовала в российской внешнеполитической доктрине. Россия поддерживала такую форму решения вопроса, но Грузия сама от нее отказалась. В частности, в 1997 году прошли переговоры между Абхазией и Грузией, когда абхазская сторона фактически повторила свое предложение о создании общего государства. Впервые подобное предложение было сделано еще до распада Советского Союза.

Еще в 1991 году, когда во всех закавказских союзных республиках проходили референдумы о признании независимости, Абхазия вернула конституцию 1925 года, по которой она находилась в конфедеративном договоре с Грузией. То есть, по существу, абхазы были готовы выстраивать отношения с Грузией на базе того основного закона. Но грузины не пожелали идти на уступки и вступать с абхазами в какие-либо отношения. Вместо этого они предприняли военную акцию в Абхазии. В 1995 году стороны опять вернулись к этому вопросу и Тбилиси опять отказался выстраивать с Абхазией федеративные отношения. Поэтому референдум о независимости Абхазии явился результатом понимания ее руководством того факта, что от Грузии будет вряд ли возможно добиться каких-либо уступок.

То есть когда Путин говорил об этом, он фактически подталкивал грузинскую сторону к шагам навстречу Абхазии и Южной Осетии. Потому что сейчас позиция Тбилиси состоит в предоставлении Абхазии «широкой автономии», что последнюю никоим образом не устраивает. А вот заключение федеративного договора между равноправными субъектами (Абхазией и Грузией) означало бы первый шаг к признанию фактической независимости Абхазии, поскольку договорные отношения возможны только между независимыми субъектами международного права. Договорные отношения между Абхазией (Южной Осетией) в составе Грузии и самой Грузией. Только Ельцин смог додуматься до этого, когда РФ заключала федеративные договора с теми субъектами, которые уже находились в ее составе. Если вы помните, тогда был подписан, в частности договор с Татарстаном. Тем самым Ельцин фактически признал его в качестве суверенного государства.

Если переговоры будут вестись на основе текста конституции от 1925 года, то следовательно, речь будет идти о признании Абхазии как независимого государства. По существу, Путин совершил очень неожиданный дипломатический маневр, который вынуждает Грузию идти на большие уступки, после которых Россия получила бы возможность признать абхазский и южноосетинский суверенитет официально. Однако, на мой взгляд, Тбилиси осознал, к каким последствиям может привести признание доктрины общего государства. Вот почему никакой позитивной реакции грузинского руководства на выступление Владимира Путина не последовало. Запад в данном случае будет ориентироваться на позицию Грузии.

Если бы та начала выстраивать отношения с непризнанными республиками на договорной основе, то возник бы прецедент, позволяющий признать их в качестве равноправных субъектов международных отношений (пусть и на базе федеративного договора). Более того, у России были бы веские дипломатические основания, чтобы признать независимость этих республик и требовать этого же от Запада. Сильная сторона позиции Путина в том, что сам факт отказа Грузии заключать федеративный договор покажет всю неконструктивность позиции администрации Саакашвили и тем самым затруднит возможные действия Запада по принуждению Абхазии и Южной Осетии к капитуляции на грузинских условиях.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ