Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №156(01.11.2006)
<< Список номеров
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ТЕМА РОССИЙСКО-ГРУЗИНСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
НАМ ПИШУТ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Кто Астану обедает, тот ее и танцует

20.10.2006. Zona.kz

Фуад Асимов

России грозит СНГопадВынесенная в заглавие перифраза известной народной присказки, пожалуй, наиболее точно определяет главный принцип функционирования современной казахстанской внешней политики. Для оправдания тех или иных шагов своего правительства “карманные” доморощенные политологи и их наемные иностранные собратья готовы обернуть в блестящую словесную мишуру любую авантюру или очередную “эрзац”-инициативу Астаны по строительству “Новых васюков” во внешнеполитическом измерении.

В последнее время настоящей притчей во языцах на страницах проплаченных западных СМИ стало “филигранное умение” Казахстана и его президента Н.Назарбаева маневрировать в вопросах внешней политики. Что не говори, начиная с 2005 года даже западные эксперты поют чуть ли не дифирамбы по поводу способности главы Казахстана “в равной степени быть принятым в коридорах Кремля, на лужайке Белого Дома или квартале Чжу Нань Хай Пекина”. Эти эксперты, по большому счету, обходят стороной тот щепетильный факт, что во внезапно возникшей любви Запада к Казахстану практически нет никакой заслуги самих казахских властей. Просто геополитический “цейтнот”, в котором оказались Америка и Европа в Евразии, создал ситуацию, когда они были бы рады любому сотрудничеству, хоть с самим чертом. И конечно, в их расчетах далеко не последнюю роль играет фактор доступа к энергоносителям Каспия.

Пытаясь маневрировать в бурном течении мировой истории и геополитики, казахский истеблишмент выбрал “единственно верный путь”: сохранение равноудаленности или равноприближенности по отношению к трем великим державам (как отмечают сами казахи, к России - великой державе прошлого, США - великой державе современности и Китаю - великой державе будущего).

Такое маневрирование, казалось бы, дает свои плоды. Отношения с РФ, вроде как близкие, партнерские. Президент Дж.Буш даже соизволил недавно принять Н.Назарбаева в Вашингтоне и назвал его страну “важным стратегическим партнером Америки”. “Поднебесная” вроде подписала договор о границе и пока не грозит созданием новых проблем. Все страны получили свои “куши” в нефти “Белой Орды”: Москва - через нефтепровод КТК, начальной мощностью в 30 млн. тонн; Вашингтон – в виде обещания построить нефтепровод Актау-Баку для перекачки нефти в турецкий Джейхан, а также осуществления железнодорожных перевозок 6-8 млн. тонн нефти ежегодно через порт Поти на Запад; Пекин дождался ввода в эксплуатацию своего нефтепровода Атасу-Алашанкоу, с начальной мощностью 10 млн. тонн, которую планируется увеличить до 20 млн. тонн. Компании этих государств также получили свои доли в нефтяных месторождениях Казахстана: западные и американские – в наиболее крупных залежах “Тенгиз”, “Кашаган” и “Карачаганак”; российские – на “Курмангазы”, “Имашевском”, не считая ряда малых пакетов, принадлежащих “ЛУКойлу” и “Роснефти” в других проектах. Китайские же предприниматели получили месторождения, принадлежавшие “Актобемунайгазу” и “ПетроКазахстану”. На первый взгляд, пока Казахстан, вроде бы, в состоянии удовлетворить аппетиты и потребности всех трех своих “основных стратегических партнеров”.

Чем можно объяснить такое положение дел? Видимо, тремя причинами.

Во-первых, на выработку Стратегии национальной безопасности РК и внешнеполитического курса чрезмерное влияние оказали “модные” разработки американских и, в меньшей степени, европейских аналитических центров. Это казахстанскому руководству показалось более сподручным, нежели затрата собственных усилий на этот трудоемкий интеллектуальный процесс.

Во-вторых, нельзя исключить, что казахские власти сознательно закрывают глаза на долгосрочные вызовы и угрозы собственной безопасности, видимо, надеясь, что эти проблемы “рассосутся” сами собой и не будут омрачать будущее новоявленного нефтяного “эльдорадо”. А грядущий облик их страны им представляется чем-то вроде смеси между Саудовской Аравией и Сингапуром. Последний, кстати, официально объявлен Н.Назарбаевым в качестве модели развития и образца для подражания, так же, как и бессменный сингапурский президент, правивший страной почти 40 лет.

В-третьих, представляется, что подобные расчеты в Казахстане делаются, исходя из популярного в среде советских диссидентов посыла о том, что “Запад нам поможет”. Казахстан, на каждом шагу демонстрируя свое миролюбие и отказ от советского ядерного наследия, которым все равно Астана не смогла бы распоряжаться из-за отсутствия соответствующих местных кадров. При этом, казахские власти, продавая на корню стратегические месторождения нефти, урана и других полезных ископаемых американским, европейским, японским и корейским компаниям, видимо, надеются, что в случае чего Вашингтон задавит любого “агрессора” грубой военной силой, а Брюссель, вместе с другими “стратегическими инвесторами”, обеспечит Астане моральную защиту.

Все бы хорошо, однако серьезный анализ поведения “флюгера” казахской внешней политики позволяет сделать весьма тревожный вывод: Астана обосновывает свои шаги на международной арене, оперируя для этого оценкой лишь части обширного спектра стоящих перед ней угроз и вызовов, причем, выбирая факторы второстепенного плана. Недостаточно выверенными и не до конца ясными представляются прогнозы развития ситуации в мире и виденье роли РК в будущей системе международной безопасности, базируясь на которых Астана строит свой внутри- и внешнеполитический курс. Мало-мальски серьезный кризис в “треугольнике” ведущих держав, который уже латентно вызревает, будет способен создать перманентный “цугцванг” для Казахстана, со всеми вытекающими из этого последствиями. Чью сторону выберет Астана, когда наступит “момент истины”? По большому счету, Казахстану не удалось добиться по-настоящему доверительных отношений ни с одной из трех вышеназванных держав.

Китай, видимо, решил дать “краткосрочную”, по китайским меркам, передышку, этак лет на 15-20, чтобы в подходящий момент вернуться к стратагеме своего тысячелетнего поведения. Что это такое, казахи даже сегодня чувствуют на генном уровне и осознают в своей исторической памяти. Однако, уже пошел процесс постепенного “переваривания” доставшихся Китаю ресурсов, а отвод вод из Иртыша и Черного Или способен будет “высушить” восточную часть Казахстана. И это только начало.

США, пока им не удастся усадить на трон в Астане казахского “Саакашвили”, никак не будут считать Казахстан “демократией”. Чтобы быть “настоящим другом Америки”, Казахстан должен позволить Вашингтону разместить 5-7 военных баз по периметру границ с РФ и КНР, а также на побережье Каспийского моря, в придачу к базе ракет-перехватчиков ПРО. Кроме того, все минеральные ресурсы страны должны будут разрабатываться по формулам “соглашений о разделе продукций”, используемых в африканских странах, что обеспечит Казахстану американскую военную защиту до начала истощения его запасов.

Россия, главный и естественный союзник Казахстана, пока терпеливо пытается вникнуть “в цель конечной игры” “Ак-Орды”. Ей не хочется верить, что Москву Астана рассматривает как угрозу своей безопасности, раз решила строить сеть ПВО с использованием американских и европейских компаний, в ущерб технологической целостности системы ПВО стран СНГ. Россия не понимает курса Астаны, которая сознательно проводит политику распыления своих возможностей, вместо того, чтобы объединить свои усилия на международной арене с российскими, что объективно играло бы на усиление позиций обеих стран. В итоге, обе страны выступают с менее сильных позиций и вынуждены идти на невыгодные предложения западных и восточных “партнеров”. Более того, когда обостряется принципиальный конфликт между Москвой и Тбилиси, казахский бизнес, по указанию Вашингтона, вкладывает сотни миллионов долларов в грузинскую энергетику, туризм и другие сектора промышленности. Тем самым Казахстан, в пику России, спасает полуфашистский режим Саакашвили за счет средств казахстанского населения.

Непонятны также расчеты РК на “самостоятельную геополитическую роль” с его 8 миллионами коренного казахского населения, когда его восточный сосед Китай насчитывает 1.3 млрд., Россия – 142 млн., Индия - 1 млрд., Пакистан – 151 млн. и Иран - 79 млн. человек.

Разрушительный “напор с юга” в виде “демографической бомбы”, религиозного экстремизма, терроризма, а также противоречивых внешнеполитических интересов Дели, Исламабада и Кабула пока сдерживается поясом дружеских республик Центральной Азии. Однако пример Таджикистана показывает, к чему такое опасное соседство может привести. До 60% таджикского населения уже сегодня, по мировоззрению и образу жизни, более близки к собратьям из Афганистана, чем к соседям по СНГ.

Отсутствие исторических традиций государственности у кочевых казахов в современном понимании этого слова, вкупе с наблюдающимся ускоренным выездом русскоязычного населения РК в РФ, может уже в среднесрочной перспективе поставить под вопрос суверенитет и территориальную целостность Казахстана. Можно быть абсолютно уверенными, что бывшие союзные республики СССР на сегодняшний день являются, по сути, одним из основных ресурсов, поддерживающих государственность Казахстана. В этих условиях, “плясать под дудку” стран дальнего зарубежья и вовлекаться в сомнительные игры в “лидерство в Евразии и Афганистане” – верх недомыслия.

Делайте выводы сами, господа.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ