Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №156(01.11.2006)
<< Список номеров
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ТЕМА РОССИЙСКО-ГРУЗИНСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
НАМ ПИШУТ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Правда о $45,6 млн. Сколько на самом деле платят США Киргизии за "Ганси"

20.10.2006. Общественный рейтинг (Киргизия)

Беседовала Назик Адамкалыева

Полное интервью с Б. Мариповым

– Болотбек Арапбаевич, произойдет ли в следующем году ощутимый рост благосостояния населения, будет ли экономический рост?

– Все мы горячо желаем этого, однако экономический рост не всегда ведет к благосостоянию населения.

– Почему?

– Тому есть несколько весомых причин. Постараюсь рассказать о них по порядку.

Мы изыскивали пути повышения доходной части бюджета, изучали возможности экономических преобразований. Однако наткнулись на несколько препятствий, которыми, как выяснилось, никто не занимается – это и ограничения, которые накладывает МВФ на большинство экономических инициатив кыргызской стороны, и характерные для нашей республики "белые пятна", например, неадекватный учет товарооборота через нашу таможню и нераскрытие информации о поступлениях в виде оплаты от авиабазы "Ганси".

– Расскажите поподробней о ситуации с оплатой за американскую авиабазу "Ганси". О чем конкретно идет речь?

– Вы, наверное, помните, что после того, как в начале года Кыргызстан потребовал увеличить арендную плату за авиабазу "Ганси" в 100 раз – с 2 до 207 миллионов долларов, летом Совет Безопасности КР провел переговоры с представителями США по этому вопросу. Как известно, в итоге новая сумма оплаты за базу составляет 150 млн. долларов. Но вот что было странно – никто так и не огласил каких-либо подробностей. Не сделала этого и другая сторона – США, держава, которая учит весь мир демократии и открытости. Например, наш высокий гость, помощник госсекретаря США Ричард Баучер, просто уклонился от ответа на вопрос кыргызстанских журналистов по новой плате за авиабазу.

В конце августа этого года я направил секретарю Совета Безопасности КР М. Ниязову запрос с тем, чтобы получить сведения по старым и новым видам платежей постатейно, о регулярности выплат, а также об источниках старых и новых выплат и о конечных получателях.

Полученный ответ крайне любопытен. Из него следует, что "… секретариат Совета Безопасности отвечал лишь за политический аспект переговоров...". И если сократить 2,5-страничное многословие, то вкратце предложения американской стороны таковы:

выработать программу поддержки регионального энергетического рынка;

выделить 6 млн. долларов на приобретение вертолетов ВВС страны для борьбы с террористами;

изучить возможность частичного финансирования приобретения радиолокатора для "Кыргызаэронавигации";

выделить 5 млн. долларов Минздраву для приобретения больничного оборудования и медпринадлежностей и довести финансирование до 15 млн. в период между сентябрем 2006 и мартом 2007 года;

предоставить несколько миллионов долларов для учебных центров МО и Нацгвар-дии, а также на поддержку СНБ;

до 1 сентября могут быть выделены 5 млн. долларов по программе ведения глобальной борьбы с терроризмом, около 6 млн. – на противодействие нелегальному обороту наркотиков;

могут быть внесены коррективы в проведение реформ и оказание помощи ГАИ, налоговой инспекции, укрепления парламента и судебных органов.

Дальше приведу цитату. "… По разделу "оплата" американская сторона приняла обязательство выплачивать дополнительно 17,4 млн. долларов в год, что приведет данные выплаты к 45,6 млн. долларов в год. Вместе с оплатой поставок топлива и других программ и услуг все платежи на следующий 2007 год составят, как было указано в совместном заявлении, около 150 млн. долларов и будут перечисляться непосредственно Пра-вительству КР.".

Если произвести нехитрые подсчеты, то получается, что нам пообещали выплатить чистыми деньгами только 67,6 млн. долларов (плюс 10-20 млн. долларов, если учитывать слова "несколько миллионов" для МО, Нацгвардии и СНБ; и возможное увеличение помощи ГАИ, налоговой, судам и т.д.). Остальные 80 млн. долларов, видимо, должны составить платежи за топливо. Так что за авиабазу "Ганси" Кыргызстан, если и получит деньги, то никак не 150 млн. долларов, а втрое меньшую сумму – 45,6 млн. долларов.

– Каковы были Ваши дальнейшие действия?

– Признаться, полученный ответ от Совета Безопасности КР никоим образом меня не удовлетворил, и я направил аналогичный запрос в Правительство КР. Полученный ответ оказался еще более неожиданным – оказывается, Правительство КР не участвовало в переговорах с американской стороной по пересмотру суммы арендной платы за авиабазу "Ганси". И предложило мне повторно обратиться в Совет Безопасности для получения более детальной информации.

Обратите внимание – в ответе Совбеза есть слова: "все платежи на следующий 2007 год составят, как было указано в совместном заявлении, около 150 млн. долларов и будут перечисляться непосредственно Правительству КР". Но, несмотря на это, наше правительство ничего не знает о результатах переговоров и о том, что деньги за авиабазу должно получать непосредственно.

Если Совбез КР говорит, что он отвечал только за политическую часть переговоров, то кто же в таком случае отвечает за экономическую, за финансы? Выходит, что никто.

Что же это за бесхозные денежные потоки? Вернее, что же это за отношение правительства, которое даже не в курсе происходящего? Выходит, средства, поступающие в качестве арендной платы за авиабазу "Ганси", просто нигде не учтены, в том числе и в бюджете республики.

– Выходит, что профессионализм работы наших властей ставится под сомнение?

– Действительно, в свете этого неудивительно, что профессионализм работы наших властей, и правительства в частности, не единожды ставился под вопрос. Именно поэтому так много сомнений в способности наших властей отстаивать интересы республики, воплощать в жизнь программы экономического развития. Именно поэтому правительству так достается от нашего парламента, который при всех своих недостатках оказывается чуть ли не единственным, кто бьет тревогу и пытается разобраться в складывающейся ситуации в слишком многих областях – от проведения посевной и уборочной до подготовки к зиме и изготовления паспортов.

Взять ту же программу HIPC, публичные обсуждения по которой начинает наш Минэкономфин. Весной этого года к нам приехала внушительная миссия МВФ, которая зондировала почву по вовлечению Кыргызстана в программу HIPC. На совместной встрече с членами правительства, Нацбанка и Жогорку Кенеша гости в красках расписывали нам выгоды, которые сулит нашей республике вступление в программу HIPC. В свою очередь, мы задали представителям МВФ свой наивный вопрос: пожалуйста, приведите пример страны, которая после прохождения программы HIPC повысила благосостояние сво-его населения и добилась реального экономического роста. И получили от высоких гостей незатейливый ответ: дескать, это сложный вопрос, на который вот так вот сразу не ответишь, нужно подготовиться.

Мне, например, после этого как-то трудно поверить доводам правительства, а также в успехи Уганды и Никарагуа в рамках этой программы, о которых говорит наш министр финансов после поездки в Сингапур. Зато в то, что мы опять прохлопаем свои национальные интересы в рамках этой программы и будем потом кусать локти, почему-то верится больше.

Посмотрите, что происходит. Задолго до принятия госбюджета МВФ предусмотрительно заключает с правительством нашей страны Меморандум, который ограничивает нас в изменении экономической политики. Мы не можем изменить налоги, а значит – произвести разумное перераспределение налоговой нагрузки и увеличить доходы бюджета, повысить зарплаты наших бюджетников, выплаты пенсий и пособий. Парламент, поставленный в такие условия, не может кардинально менять бюджет, потому что на это не дает согласие правительство, которое, в свою очередь, на коротком поводке у МВФ. Зато от нас постоянно требуют введения мировых цен на электричество, повышения пенсионного возраста и многого другого, объясняя это законами экономики и тем, что республика иного не может себе позволить. При этом наше правительство зачастую занимает соглашательскую позицию.

Можем ли мы в такой ситуации верить, что наши власти смогут вывести нашу республику и знают, куда ее ведут?

Неужели мы не можем добиться прозрачности в государственных финансах без вступления в HIPC? Или для того, чтобы узнать размер арендной платы за американскую авиабазу, нам обязательно нужно участвовать в этой программе?

– Грустную картину Вы нарисовали. Но вот, например, правительство говорит о том, что теперь уже нет такого бездумного заимствования, больше обращают внимания на те проекты, где имеется большой грант-элемент.

– Да, правительство и, в частности, Минэкономфин гордится тем, что за 1,5 года работы не дало ни одной гарантии под кредиты, что выбирает из предлагаемой международной помощи только те проекты, где гранты составляют большую часть. Но ведь это только первый шаг на пути к финансовой дисциплине. Давно бы уже пора сделать не только второй, но и пятый, десятый шаги.

Что означает такой подход? Неужели Кыргызстану не нужны деньги? Думаю, что нужны – ведь есть немало проектов, которые можно реализовать только на государственном уровне. Ни одному частнику такие деньги никогда не привлечь, только использовать их нужно умеючи.

По моему мнению, подобная робость правительства объясняется не осторожностью, а недостатком знаний, уверенности в себе и сил в деле проведения реальной экономической политики, которая могла бы дать отдачу. И на всякий случай оно просто решило не рисковать больше, не беря на себя новых обязательств.

Полезное, в общем-то, правило "не навреди" в исполнении нашего правительства выливается в принцип "оставить все как есть". А развиваться-то когда будем? Вопрос пока открытый.

– На днях Вы подняли вопрос о мерах, которые предпринимает правительство в связи с новыми ценами за узбекский газ…

– Да. Меня интересовало, есть ли у правительства какая-либо аналитика, прогнозы в части того, как республика переживет почти двукратное повышение цены на газ. К каким экономическим и социальным последствиям в республике это приведет. Окажется ли по карману новая цена на газ домашним хозяйствам (рядовым потребителям из числа населения) и предприятиям, использующим его в своей жизнедеятельности и производстве? Какие изменения в структуре их доходов и расходов произойдут? Как новая цена на газ в целом отразится на ценах на другие товары и услуги? Что намерено предпринять правительство КР в связи со всем этим?

Надеюсь, что правительство пришлет серьезный ответ. Правда, у меня есть опасения, что вся его дальнейшая инициатива сведется к получению нового большого кредита для "Кыргызгаза" из бюджета республики-2007. Например, из бюджета этого года газовикам и так уже выдан кредит в сумме более 300 млн. сомов. Но ведь это же дорога в один конец.

И еще. При том, что нам до европейских цен на газ еще далеко, по имеющимся прогнозам мировая цена на газ будет расти ежегодно. Так что нашему правительству нужно будет крепко подумать, что делать дальше.

Цены не только на газ, но и на коммунальные услуги и электричество однозначно будут расти. А сооплата в медицине давно уже неподъемна для бедных слоев населения.

У правительства есть планы повысить минимальную заработную плату со 100 до 340 сомов, но почему-то до сих пор нет программы, согласно которой было бы видно, когда и каким образом будут подняты доходы населения – зарплаты бюджетникам (врачам, учителям), пенсии и пособия хотя бы до прожиточного минимума. Пусть это не произойдет в течение ближайшего года, трех или даже пяти лет. Но ведь поставить себе такие горизонты государство просто обязано.

Пока мы не видим серьезного отношения к имеющимся проблемам. А значит, угроза социального взрыва сохраняется.

– Есть мнение, что наших парламентариев хлебом не корми, дай им только покритиковать, а за работу все никак не возьмутся…

– Нашему парламенту часто достается – дескать, много говорим и мало работаем. Но ведь говорить и нажимать кнопки при голосовании и есть весомая часть нашей работы. Именно таким образом мы защищаем интересы наших избирателей.

При этом считаю своим долгом сказать следующее. Парламенту так много достается, потому что его работа открыта для общества, в дни заседаний идет прямая трансляция по радио, по телевизору можно увидеть частичную или полную трансляцию. Хотя большинство критических обсуждений относится как раз-таки к работе исполнительных органов власти. И чаще всего мы обсуждаем случившееся уже постфактум.

Скажите, знает ли наше общество, как работает правительство? Нет. Может быть, именно в силу недостатка информации к нему так мало претензий? Обратите внимание – куда приходят журналисты, если хотят получить информацию – в Жогорку Кенеш и на пресс-конференции информагентств. Все. Других открытых источников информации у нас практически нет.

Знаю, что в Литве заседания правительства в прямой трансляции можно посмотреть не только по телевидению, но и в Интернете. Они гордятся тем, что их работа открыта для общества.

Вот и нам еще предстоит вывести из тени работу исполнительной ветви власти. Только тогда у населения будет полная информация о происходящем и о том, кто и как работает.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ