Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №176(15.09.2007)
<< Список номеров
ЗА 2 НЕДЕЛИ ДО ДОСРОЧНЫХ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ НА УКРАИНЕ
УКРАИНА
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
К ВЫХОДУ В СВЕТ КНИГИ
«РОССИЙСКАЯ ДИАСПОРА НА ПРОСТРАНСТВЕ СНГ»
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Историческое значение 17 сентября 1939 года

Д.Г.Ларионов, кандидат исторических наук

Как известно, одним из последствий I мировой войны и октябрьской революции в России стало образование множества новых государств на обломках некогда крупных империй. Фактически, при создании этих стран реализовывался принцип права наций на самоопределение, права каждой нации на существование в пределах собственного государства. Среди прочих, собственную государственность получили поляки, украинцы и белорусы.

Казалось бы, что новообразованные страны могли бы жить в мире и согласии, однако политическое и военное руководство Польши мечтало о возрождении своего государства в границах XVIII века и развернуло агрессию на восточном направлении. Правда, нужно признать, что в определенной степени политика польских властей была обусловлена необходимостью защиты от угрозы экспорта революции из Советской России.

Тем не менее, даже признавая справедливость борьбы поляков за независимость своей родины, нельзя не отметить, что эта борьба в скором времени приобрела форму открытой агрессии. Разбив Тухачевского, польские войска заняли значительную часть Украины и Белоруссии. В 1921 году в Риге был заключен мир между воюющими сторонами. Фактически, Польша навязала Советской России выгодные для себя условия мира, получив не только огромные территории, но и материальную компенсацию. При этом мнение белорусской стороны на переговорах не учитывалось. Примечательно, что полному включению в состав Польши территории Белоруссии воспрепятствовало лишь то, что польская сторона «опасалась присоединения территорий, на которых проживало значительное число инонационального населения».

Польская сторона не ограничилась присоединением западных Украины и Белоруссии. Она также присоединила к себе значительную часть Литвы, включая столицу – Вильно.

Из многочисленных источников и исследований известно, что режим, установленный Польшей на своих восточных землях, был типичным оккупационным режимом, ориентированным на колонизацию, эксплуатацию местных природных и людских ресурсов, угнетение национальной, культурной, религиозной самобытности местного населения. Что особенно показательно, в подобной оценке польского режима сходятся мнения как официальной белорусской исторической науки, так и оппозиционных к нынешней власти авторов. Показательные примеры презрения и враждебности польских властей к белорусам любых сословий, включая даже католическое духовенство, показаны в книге апостольского визитатора для проживающих в диаспоре белорусов-католиков А.Надсона «Бiскуп Чэслау Сiповiч: сьвятар i беларус». [Мн.: БелФранс, 2004].

Политика «санации» включала в себя не только все формы угнетения и эксплуатации, начиная от расхищения природных ресурсов и заканчивая полонизацией. Она также предусматривала репрессивные мероприятия по отношению к инакомыслящим. Этнические белорусы, украинцы, литовцы были не только лишены возможности влиять на политическое, культурное, экономическое развитие своих земель, входящих в состав Польши, но и подвергались постоянной угрозе уголовного преследования, поскольку руководство страны считало их организации преступными и враждебными для государственного строя.

На территории Западной  Белоруссии в Березе-Картузской польские власти в мирное время создали концлагерь для «неблагонадежных» граждан. Некоторые поляки сегодня вспоминают об этом факте со стыдом, отмечая, что это был «по счастью единственный лагерь в Польше до 1939 года, куда отправляли украинских и крайних польских националистов, евреев, коммунистов и спекулянтов» [Чапский Ю. О немцах // Новая Польша. – 2007. – № 5 (86)]. При этом по какой-то причине автор даже не упоминает того, что концлагерь существовал на территории Белоруссии, и что значительную часть арестантов составляли именно белорусы. Возможно, их принято относить в разряд «спекулянтов»?

В целом, анализ положения восточных территорий тогдашней Польши позволяет сделать вывод о том, что непольское население этих земель искренне стремилось к освобождению. А разворачивавшиеся в те годы национальное строительство, социальные, экономические и индустриальные преобразования (издержки которых еще не были широко известны) в советских Украине и  Белоруссии привлекали западных украинцев и белорусов. Поэтому, даже если церемония приветствия красноармейцев была повсюду одинаковой, «что свидетельствует о заранее подготовленных сценариях» [Миранович Я. Найноўшая гiсторыя Беларусi. – СПб. Невский проспект, 2003], это не умаляет радости освобождения и не меняет отношения населения Западной Украины и  Белоруссии к своим освободителям.

Часть исследователей пытается утверждать, что поход Красной Армии нельзя назвать освободительным, поскольку он был направлен не на освобождение угнетаемых белорусов и украинцев, а на завоевание территории: «планируемое советскими властями завоевание территории до реки Вислы свидетельствует про то, что лозунги имели только пропагандистский характер» [Миранович Я. Найноўшая гiсторыя Беларусi. – СПб. Невский проспект, 2003]. Даже если главной целью советского руководства был захват части польского государства, а не воссоединение искусственно разделенных в результате польской агрессии народов, то и тогда подобная логика представляется весьма уязвимой. Ведь для белорусского и украинского народа в данном случае главным являются не причины, по которым Красная Армия освободила их от польского угнетения и воссоединила в рамках собственных национальных республик. Главным для этих народов является сам факт освобождения. Поэтому для белорусов и украинцев 17 сентября 1939 года – это праздничный день.

Можно апеллировать к тому, что Красная Армия действовала в нарушении международных норм, что она совершила агрессию против независимого государства. Однако, те, кто призывает в данном случае к международному праву должны в таком случае обратить внимание, что в нарушение всех норм страны-члены НАТО развернули агрессию против Югославии и фактически оторвали от Сербии ее исконную провинцию Косово, превратив ее попутно в очаг нестабильности для всего региона.

США с союзниками превратили некогда процветающий Ирак в конгломерат враждующих друг с другом и с самими американцами территорий. Причем, все это делается под предлогом защиты прав человека и т.п. А ведь в отличие от агрессии США и НАТО, Освободительный поход Красной Армии в Западную Белоруссию и Западную Украину принес народам освобождение и позволил им реализовать право наций на самоопределение. Сами поляки признают, что «раздел белорусских и украинских земель перечеркнул мечты белорусов и украинцев о собственных независимых государствах» [Очерк истории Польского Государства и Народа. X – XXI стст. – Варшава].

Иногда звучат слова, что 17 сентября 1939 года произошел очередной раздел Речи Посполитой. Отчасти это справедливо – действительно, Польша перестала существовать. Но необходимо иметь в виду, что отошедшие к СССР территории польскими не являлись. Эти земли были захвачены молодым и агрессивным польским государством, которое получило очередной исторический шанс на существование, и которое в очередной раз показало, что оно не желает довольствоваться своими этническими границами, но стремится подчинить себе соседние народы.

Помимо уже перечисленных оснований, позволяющих выделить 17 сентября 1939 года в качестве праздничного для Белоруссии дня можно отметить и его значимость в общеевропейском и даже мировом масштабе. По большому счету, в этот день впервые в новейшей истории произошло воссоединение искусственно разделенного народа. Разделение и воссоединение вьетнамцев, немцев случилось лишь через несколько десятилетий после этого события. Многие народы остаются разделенными до сих пор: сербы, Северная и Южная Корея, КНР и Тайвань, Северная и Южная Осетия, многочисленные разделенные этносы в Азии, Африке. Всем этим народам пример  Белоруссии показывает, что искусственно возведенные границы неизбежно рухнут, и что для всех заинтересованных сторон лучше, чтобы эти границы рухнули по доброй воле, потому что иначе неизбежно воссоединение разделенных этносов военным путем.

Для того, чтобы подчеркнуть глобальное значение даты 17 сентября 1939 года представляется целесообразным внести предложение в ООН о признании этого дня Международным днем воссоединения разделенных народов.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2021 Институт стран СНГ