Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №176(15.09.2007)
<< Список номеров
ЗА 2 НЕДЕЛИ ДО ДОСРОЧНЫХ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ НА УКРАИНЕ
УКРАИНА
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
К ВЫХОДУ В СВЕТ КНИГИ
«РОССИЙСКАЯ ДИАСПОРА НА ПРОСТРАНСТВЕ СНГ»
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Конец Русской Колонизации Казахстана

4.1.2007, Russians.Kz 

Рифат Асадуллин

Подобно врачебным диагнозам, итоговым метеосводкам и историческим справкам, даты их начала и окончания фиксируются с известной долей условности – как, например, весьма условно и конвенционально то, что для советского народа Великая Отечественная война началась 22 июня 1941 года и завершилась 9 мая 1945-го. Большое видится на расстоянии, и если бы не этот парадоксальный обман исторического зрения, то день 22 июня 2006 года уже сейчас и повсеместно был бы вписан в школьные учебники истории, объявлен красной датой и праздновался как День Отечества – когда свободная демократическая Россия окончательно порвала со своим имперско-тоталитарным прошлым, обозначила категорический отход от пережиточной теории и практики колониально-экспансионистских стратегий, высвободилась из плена мессианских мифов и глобалистских заблуждений и тем самым окончательно очнулась от многовековой гегемонистской одури.

В тот знаменательный день Президент Российской Федерации В.В.Путин издал свой исторический Указ «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом».

В контексте новейших казахстанско-российских отношений данный указ явился логическим продолжением «Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи», «Договора о вечной дружбе и союзничестве, ориентированном в XXI столетие», «Договора о делимитации государственной границы между Республикой Казахстан и Российской Федерацией» и других основополагающих двусторонних договоров и соглашений, последовательно принятых с момента образования СНГ. Своеобразие же данного путинского указа заключается в том, что он далек от вмешательства во внутренние дела республик бывшего СССР, не содержит ни претензий, ни требований, ни призывов к государствам СНГ. И если в нем вообще можно усмотреть элементы воззвания, то они обращены исключительно к зарубежным соотечественникам, а не к главам государств и правительств, и уж подавно - к каким-либо третьим силам и инстанциям. Уникальность же морально-этического аспекта данного документа состоит в том, что в оценке проблемной ситуации Россия не пошла по стопам шапкозакидательства советских времен и, выбрав оптимальную тональность разговора, назвала вещи своими именами.

«Иван, домой! Тебя ждет Матушка-Русь!», «Место гражданина – на Родине, место пса – там, где он набил брюхо», «Лучше подошвой на Родине, чем султаном на чужбине», «Говоришь «брысь» - даже кошка уходит»…

Если прежде обидные эти слова русский человек молча считывал с митинговых лозунгов или выслушивал от какой-нибудь рьяной саюдистки, «в одночасье» политизированного чайханщика и прочих «неблагодарных нацменов», то теперь он услышал это из уст главы Российского государства. Присущего отдельным туземно-титульным «националам» издевательского, ксенофобского, агрессивного тона в утвержденной Путиным одноименной Государственной программе, конечно же, нет. Но смысл остался тот же: «Чемодан – вокзал – Россия».

Надо отдать должное тому терпению и самоотверженности, трезвости и благоразумию, с которыми все эти годы руководство России ведет непростую, мучительную работу по демифологизации русского национального самосознания. На протяжении многих десятилетий носители идей русского великодержавия оправдывали свое привилегированное положение «старшего брата» в национальных республиках не иначе как искусно созданным мифом о своей незаменимости, исключительности и какой-то сверхъестественной цивилизаторской миссии. То, что это был всего лишь бумажный колосс на глиняных ногах, доказала действительность пятнадцати постсоветских лет.

«Мы строили!», - горделиво утверждали шовинисты. Но пример Казахстана с его переносом столицы и строительством Астаны показывает, что казахи прекрасно обходятся без них. Более того, сейчас строят на мировом уровне, гораздо быстрей, добротней и технологичней, чем когда-то возвеличенный «строителями коммунизма» всесоюзный криминальный сброд – как известно, ценой вечных приписок и очковтирательства, беспробудного пьянства, нескончаемых перекуров и простоев «из-за смежников» - халтурил хрущевско-брежневский Целиноград с его кривыми улицами, домами и подъездами, наводненными комарами, тараканами, крысами… Неизменной осталась разве что воистину библейская терпимость, широта души и хлебосольность улыбчивых казахов: если прежде Казахстан служил беспроигрышной «шабашкой» для всех, у кого «мой адрес – не дом и не улица, мой адрес – Советский Союз», то теперь туда подтянулась вся планетарная армия гастарбайтеров: англичане, японцы, арабы, немцы, турки, итальянцы, южнокорейцы, македонцы, албанцы, босняки, израильтяне, китайцы, узбеки, кыргызы, таджики, пакистанцы, словом – большой интернационал.

«Мы пахали!», - били они себя в грудь. Но плачевные результаты авантюрной целинной эпопеи дают о себе знать и по сей день. Мало того, что из-за гигантомании и шапкозакидательства партийно-советского руководства безбожно перепахивались даже кладбища. Выращенный хлеб не успевали убирать и о нем забывали сразу же после победных рапортов: он оставался в буртах под снегом, становясь провиантом для мышевидных грызунов и прочей хвостатой мелочи. А техногенная эрозия почвы, превратившая в прах многовековый благородный гумус и приведшая к опустыниванию и обезвоживанию земли, сейчас стала головной болью экологов не только в Казахстане, но и во всем просвещенном мире. Неслучайно потомок кочевников-скотоводов Назарбаев занят сейчас посадкой многокилометрового пояса лесов вокруг Астаны и не жалеет для этого ни денег, ни работников, ни воды, ни гектаров. Кстати говоря, в пустынном и степном Казахстане даже принята на государственном уровне и успешно осуществляется общенациональная программа «Зеленая страна», заставляющая вспомнить о так и не реализованном в СССР величайшем в истории философско-хозяйственно-гуманистическом проекте, изложенном в замечательном романе Л.Леонова «Русский лес».

«Мы сеяли!», - говорили они, потрясая лацканами пиджаков, увешанными наградами ударников и героев труда. Но в суверенном Казахстане за последние 15 лет уже как минимум трижды собирали миллиарды пудов зерна. Причем делали это все в той же зоне рискованного земледелия на гораздо меньших посевных площадях, без лишней пропагандистской шумихи, а главное – собственными силами, без привлечения военнослужащих (кто помнит, такие командированные на уборку подразделения называли «партизанами») и студенчества, людей и техники из других республик, как это практиковалось во времена СССР. Сами же нынче делят прибыль, часть оставляя себе на пропитание и семена, часть – продавая в дальнее и ближнее зарубежье, в том числе в ту же Россию, где в ряде регионов уже много лет наблюдается хронический недород.

«Мы несли народам технический прогресс!», - утверждали они. Но ведь нет секрета в том, что в контексте взаимоотношений метрополии и окраин лучшие достижения этого прогресса были подчинены одной сверхзадаче – грабить и обирать покоренные народы. Тот же Казахстан был превращен в «сырьевое подбрюшье» России. За исключением лишь нескольких индустриальных гигантов в нем искусственно тормозилось развитие промышленности и формирование национального рабочего класса. Добываемое сырье подчистую вывозилось вовне и производимые из него товары с вложенным в них высококвалифицированным трудом и соответственно наделенной высокой добавочной стоимостью выпускались в других регионах СССР и под другими марками. Казахам был присвоен образ «нации чабанов» и они действительно были такими безропотными пастухами: между тем как в магазинах Алматы 1970-80 годов люди ежедневно буквально дрались за несчастный «суповый набор» из тощака или фиолетовых зловонных бройлеров, из Казахстана в Москву и Ленинград вывозились миллионы тонн мяса и мясопродуктов, и прилавки обеих столиц буквально ломились от деликатесов. Кому-то это может показаться диким и фантастичным, но вкус казахских колбас многим казахам удавалось распробовать только в Москве, после посещения знаменитого Елисеевского магазина - благо что инородцев в очередях москвичи в те годы не задирали. В самих же казахских скотоводческих аулах люди жили впроголодь, поскольку в силу неумолимых графиков поставок руководители колхозов и совхозов принуждались пускать под нож не только шестимесячный молодняк, но и маточное поголовье… Такова была истинная цена того живодерского прогресса.

«Мы развивали науку!», - вспоминают те, кому при Союзе жилось припеваючи. Но даже им известно, что научно-техническая мысль СССР не продуцировала ничего конкурентоспособного, кроме оружия. Миллиарды рублей уходили на производство ракет и освоение космоса, тогда как земная жизнь оставалась помойкой. Не отличалась изобретательностью и гражданская наука: советские самолеты были и остаются летающими гробами, о том, что «волга», «москвич» и «жигули» - это не машины, знает даже шестилетний, а отечественным промтоварам советские люди всегда предпочитали импортное барахло. Рабочий класс ходил на заводы и фабрики, изготавливал неведомо что, а потом гордился собой, одураченный похвальбой начальства, гарантированной зарплатой, переходящим красным знаменем и дешевой выпивкой. Многие истинные ученые и интеллектуалы являлись пленниками тоталитаризма, были вынуждены ежечасно бороться за физическое выживание, и совершали свои великие открытия не благодаря, а вопреки людоедской системе. Зато по всему Союзу в избытке было всевозможных НИИ, размножаемых с целью предоставления синекуры для русских, паразитическую сущность которых еще в советское время изобличил в своих фильмах гениальный комедиограф Эльдар Рязанов.

Нынче всем этим и многим другим мифам приходит конец. И вполне закономерно, что, опомнившись и придя в себя, свою новую историю свободная демократическая Россия предпочла писать если не с чистого листа, то с отсчета со status quo ante bellum – «положения, существовавшего до войны», то есть до колониальной политики царизма. Поэтому принятие данной Программы – вовсе не субъективная прихоть российского политического руководства и не козни «сионистского заговора», а ориентированный на перспективу реалистичный шаг, основанный на правдивом научном анализе сложившейся ситуации.

Если права старая русская поговорка, что скупой платит дважды, то сколько же платит хищный, алчный и самонадеянный?.. У казахов же на этот счет имеется другая поговорка: «Не опоясывайся палицей, которую не в силах поднять». Со времен колониальных грабежей Россия нахватала себе столько земли и ресурсов, что со временем перестала с ними справляться. Когда же после краха русской империи, в течение последних 70 лет носившей название советской, жизненное пространство русских стало стягиваться шагреневой кожей, то несостоятельный, контрпродуктивный и откровенно антирусский характер имперской идеи заставил вспомнить еще одну поговорку: за что боролись, на то и напоролись.

Весьма примечательны в данном контексте слова одного из ведущих современных российских регионоведов и экономистов-географов, профессора Ю.Симагина, который пишет, что с распадом СССР «территория и границы России фактически вернулись к рубежу XVII-XVIII веков», и площадь современной России составляет около 17,1 млн. кв. км, то есть чуть больше, чем к началу XIX в., когда площадь Российской империи превышала 16 млн. кв. км. Далее он вполне в духе времени заключает: «Но это подтверждает факт, что современная Россия – не империя, насильно подчинявшая многие окрестные территории, а исторически сформировавшееся полиэтническое и поликонфессиональное государство, имеющее перспективы для своего дальнейшего социально-экономического и культурного развития» (Симагин Ю.А. Территориальная организация населения и хозяйства. – М.: КНОРУС, 2005. – стр. 29.). Однако в другом разделе этой книги автор с беспристрастностью ученого констатирует неблагоприятную ситуацию и делится неутешительными прогнозами: «В большинстве государств современного мира плотность населения значительно больше, чем в России. Слабая заселенность территории является одной из серьезных проблем, препятствующих интенсификации социально-экономического развития на значительной части территории нашей страны. В обозримой перспективе эта проблема будет обостряться, поскольку население России сокращается. По всей видимости, в ближайшем будущем многие северные и восточные территории страны с наиболее суровыми природными условиями практически лишатся постоянного населения. А хозяйственная деятельность в них будет осуществляться в основном вахтовым методом» (Там же. – стр. 109). Как говорится, вот тебе, бабушка, и Юрьев день!..

Именно эти геоэкономические посылы, а не пустопорожние патриотические декларации, вызвали к жизни путинский призыв, главное направление которого – «объединение потенциала соотечественников, проживающих за рубежом, с потребностями российских регионов», а основная цель – «стимулирование и организация процесса добровольного переселения в Российскую Федерацию соотечественников на основе повышения привлекательности ее субъектов, а также компенсация естественной убыли населения в стране в целом и в ее отдельных регионах за счет привлечения переселенцев на постоянное место жительства в Российскую Федерацию» (газета «Казачий курьеръ», 14 июля 2006 года, стр. 3). Как нетрудно логически вывести из содержания и тональности этих формулировок, патриотизм команды В.В.Путина в XXI веке оказался намного научнее, а значит на порядки националистичней, стратегичней и реалистичней «патриотизма» всех прежних российских царей-императоров: если те занимались «собиранием русских земель», то этот занялся собиранием на российской земле здоровых пророссийских сил.

Но увы: вопреки радужным ожиданиям, «загадочная русская душа» и на этот раз затеяла с Матушкой-Русью какие-то странные игры, и свидетелями трогательной картины на сюжет «Возвращения блудного сына» мы так и не стали. Наоборот, реакция на путинский Указ и Госпрограмму среди тех, кому они адресованы, оказалась, мягко говоря, неадекватной. Всех нас с детства учили, что с Родиной – как и с матерью – не торгуются. Но не в пример этому и вместо категоричного ответа «да» или «нет» лидеры русских и пророссийских общин в постсоветских республиках пустились в какие-то совершенно неуместные, остервенелые и дурно пахнущие спекуляции, норовя при этом вовлечь в дискуссию как можно больше заведомо непричастных и наверняка невиновных сторон.

Как можно судить по их выступлениям и интервью в казахстанских СМИ, именно в такой, некорректной, провокационной и сутяжно-склочной тональности включились в диалог (если в таковом вообще приемлем истеричный язык амбиций, шантажа и ультиматумов) с правительством России лидеры русских, казачьих и славянских организаций Казахстана. Весьма примечательно, что если, учитывая важность и деликатность проблемы, местные казахскоязычные и русскоязычные аналитики отнеслись к этому с должной чуткостью, уважительностью и сдержанностью, то российские наблюдатели мгновенно, безошибочно и невзирая на лица охарактеризовали действия казахстанских «славянофилов» как саботаж. Еженедельник «Московский комсомолец» так прокомментировал состоявшуюся в августе 2006 года в Алматы конференцию по обсуждению Госпрограммы: «Ответственность за саботаж программы переселения русских в Россию взял на себя глава Русской общины Юрий Бунаков… По его словам, программа переселения русских в Россию была бы успешной, если бы российское руководство не жалело на это средств. «Об эффективности этой программы говорить рано. Поскольку в программе федерального правительства сказано, что все субъекты федерации должны разработать аналогичные программы. Вот тогда будет ясно, насколько там решаются вопросы, связанные с основными чаяниями переселенцев, такими как работа, жилье и социальные условия». Один из участников конференции, глава славянского движения «Лад» Иван Климашенко, заявил, что его организация не будет призывать за выезд из Казахстана» (газета «Московский комсомолец» («МК» в Казахстане»), 17-23 августа 2006 года, стр. 3).

«Ему про Фому, а он про Ерёму», - существует русская поговорка на те случаи жизни, когда собеседник отклоняется от предмета речи, не давая прямого ответа на вопрос и прибегая в споре к фальшивым, негодным, неубедительным аргументам. Точно так же, с больной головы на здоровую, повели себя обструкционисты путинского призыва из числа охотников разыгрывать карту «русского вопроса» в Казахстане. При этом эгоизм их слеп и безотчетен настолько, что, как кажется, страх оказаться посмешищем совершенно им неизвестен.

Им говорят: «Переселяйтесь в Россию». Они отвечают: «А вы улучшите жизнь русских в Казахстане».

Им говорят: «Нам нет дела до внутренних дел суверенного государства. Переселяйтесь в Россию». Они отвечают: «Нужно удержать русских в Казахстане. Для этого нужна помощь и поддержка родных, казахстанских властей». Им говорят: «Мы не вмешиваемся в дела правительства Казахстана. Переселяйтесь в Россию». Они отвечают: «Мы требуем отменить перевод в Казахстане делопроизводства на казахский язык». И так далее по замкнутому кругу – словно по заезженной грампластинке корявой иглой – в лице подобных своих предводителей русские, казачьи и славянские организации Казахстана практически забалтывают серьезную проблему, раздувают вокруг нее демагогическую дымовую завесу и создают надуманные препоны на пути тех, кто действительно хотел бы перебраться в Россию… Скажем прямо, тактика неумная, недальновидная, жестокосердная и по своим конечным последствиям – антироссийская и антирусская. Пожалуй, из одного этого можно сделать вывод, что в данном случае Российская Федерация имеет дело не с радетелями интересов русских людей, в силу непростых причин оказавшихся в территориальном отрыве от России, а с сообществом самозванцев, присвоивших себе право говорить от имени русских в Казахстане, а на деле преследующих какие-то свои, далекие от прозрачных и однозначных, цели и интересы.

(В свете отмеченного не лишены резона гипотезы отдельных аналитиков о том, что все эти так называемые русские, казачьи и славянские «организации» - не что иное, как легализованные подрывные формирования, составленные из наиболее радикальных и харизматичных верхушечных вождьков этнических диаспор, некогда скомпрометировавшие себя неблаговидными деяниями, завербованные властями, обласканные гарантиями безопасности и сориентированные спецслужбами на то, чтобы выполнять функции «пятой колонны наоборот». Неслучайно учрежденную в 1995 году Ассамблею народов Казахстана в просторечии насмешливо называют то Ассамблеей толенгутов, то Аманатским приказом. По-видимому, есть необходимость пояснить, что казахские толенгуты – лично преданная хану придворная служилая каста из инородцев, экзоэтническая опричнина, узкая доверительная группа домовых слуг, телохранителей, жандармов, тайных советников, агентов-осведомителей и спецпосланников, обычно набиравшаяся из неказахов – чингизидов-торе, получивших вольную рабов, изгнанных и обиженных чужеземных царевичей, калмыков, хивинцев, бухарцев, прочих иноземцев и маргиналов. При казахских ханах толенгуты наделялись примерно такими же полномочиями и функциями, как ордынские баяны (маги и чародеи), мурзы, баскаки и бахадуры при первых русских царях, немцы и голландцы при Петре I, кавказские роты личной охраны при последних российских императорах, латышские стрелки при революционно-карательных штабах большевиков, черкесские головорезы при Хашимитском королевском дворе в Иордании и т. д. Толенгутов, как безродных и беспринципных наемников, в народе всегда презирали и мирились с ними лишь в силу обстоятельств. А когда приходилось свергать и изгонять надоевших мироедов-ханов, то выпущенные из распоротых животов толенгутов кишки обычно устилали весь маршрут ханского бегства, а их отрезанные головы выставляли торчком по обочинам дорог - на всеобщий позор. «Пайда, пайда – басым калды сайда» («Думал я о выгоде и благе – голова моя валяется в овраге»), - осталась с тех давних пор эта горькая поговорка обо всех корыстолюбцах. А о самонадеянных правителях говорят: «Аяз би, элiндi бiл, кумырска – жолынды бiл!» - «Соломон, рассчитывай свои силы! Муравей, знай свою дорогу!»).

Не выдерживают критики и необоснованные претензии наиболее реакционной части казахстанских русских (справедливее их было бы называть не «русскими и русскоязычными соотечественниками», а «неопределившимися») на предоставление, в случае переселения в Россию, каких-то особых льгот и преференций в обустройстве на работу, социальное довольствие, территорию и место проживания. Иной такой «молодец против овец» мечтает выторговать себе работенку не ниже чем в аппарате Думы или МИДа, жилье на Рублевке или хотя бы не далее Садового кольца, зарплату – соответственно… Все эти сумасбродные амбиции основываются на мифическом представлении о том, что русские в Казахстане – это якобы «наиболее квалифицированные специалисты». Но, во-первых, такой статистики никогда не было и нет, и на роль научной, творческой, промышленной, аграрной и т. п. «элиты» эти люди назначили себя сами. Во-вторых, если и были крепкие, продвинутые и мобильные профессионалы (в социологии такие группы называют авангардными), то все они покинули Казахстан и даже Россию еще с первыми волнами постсоветской эмиграции, при этом вовсе не нуждаясь в путинском благоволении. В-третьих, за последние 15 лет почти каждый из этого контингента уже предпринимал неоднократные попытки покинуть Казахстан и закрепиться в России, но, потерпев фиаско неконкурентоспособности, с тихим позором возвращался обратно. «Это здесь мы - люди, а там мы никому не нужны», - нехотя вспоминают они свои мытарства. Впрочем, ощущение неприкаянности – это уже универсальная проблема разбалансированной этнокультурной идентичности, касающаяся не только русских, но и многих других этносов на постсоветском пространстве.

Историческое значение репатриационной реформы В.Путина заключается в том, что он приглашает русских именно туда, откуда они когда-то ушли с территории России. Для этого правительство РФ, с учетом своих возможностей, разработало и установило 3 категории территорий вселения: категория «А» - преимущественно стратегически важные для России приграничные территории, категория «Б» - территории, где реализуются крупные инвестиционные проекты, но ощущается дефицит рабочей силы, категория «В» - территории с устойчивым социально-экономическим развитием, на которых в течение последних трех и более лет наблюдается сокращение общей численности населения и/или миграционный отток. То есть на основе дифференцированного подхода людям предоставляется полная свобода выбора. Едет ли человек за деньгами, за туманом или за запахом тайги – всегда и всюду пожалуйста!

Но и эта, тщательно проэкспертированная и в целом справедливая, разнарядка не устраивает капризных претендентов, которые предпочли бы поселиться в наиболее развитых и благоустроенных городах России. Хотя ни они сами, ни их предки никогда не являлись выходцами из Санкт-Петербурга, Москвы или Нижнего Новгорода… Согласно архивным материалам, например, первыми русскими переселенцами на территории Алматы (в то время форт Верный) были крестьяне из Бийского, Тарского, Тобольского, Туринского, Тюменского, Ялуторовского округов Западной Сибири и Горного Алтая; Томской, Тобольской и Воронежской губерний. А Оренбургское казачье войско сформировали переселенцы из Самары, Уфы, Алексеева, Ставрополя-на-Волге, а также беглецы из Яицкого и Сибирского войск. Как пишет историк М.Абдиров, «в казачье сословие зачислялись отставные солдаты, ссыльные, колодники, преступники, дворянские дети, жители края башкиры, мещеряки, мишари, нагайбаки, татары, тептери и др. Все это казачье население (всего 550 чел.) проживало разбросанно по линиям и не было еще единым войском» (Абдиров М.Ж. Завоевание Казахстана царской Россией. - Астана: Елорда, 2000. - стр. 134).

Что касается качества этого «человеческого материала», то на этот счет история сохранила весьма красноречивое свидетельство из первых уст, принадлежащее непосредственному колонизатору Казахстана, военному губернатору Семиреченской области и наказному атаману Семиреченского казачьего войска Г.А.Колпаковскому: «Первоначальное заселение Семиреченской области производилось вызовом и переселению по жребию. Шли люди бездомные, сомнительного поведения, рассчитывая не на собственный труд, а на пособие от правительства, на готовые пашни и арыки киргизов». Характеризуя же самих казаков, он говорил, что он «народ сметливый и понятный», но с такими дурными качествами, как «разврат, пьянство, грубость, лень, нерадение к хозяйству» (Там же. - стр. 246). Нет необходимости доказывать, что в советскую эпоху с ее инспирированной И.Сталиным повсеместной гегемонизацией русского человека и многочисленными миграционными притоками всевозможных революционеров, уголовников, политссыльных, депортированных, дезертиров, эвакуированных, целинников, участников комсомольских строек и т. п. эти цветы зла расцвели в Казахстане пышным цветом. Так что ни при царизме, ни при СССР русские в национальных республиках никаких таких «дворян» собой не представляли. Правда уродлива, и раз уж В.Путин назвал отбросы общества отбросами общества, то обижаться на него – значит уподобляться бомжу, презирающему всех, кто не зимует в подвалах и не роется на помойке.

В мировой истории очень давно известен феномен «побежденных победителей» и «завоеванных завоевателей». В истории Казахстана классическим примером этого являются так называемые «татаро-монгольские завоеватели», которые, придя на эту землю с армиями Чингизхана и его сыновей как захватчики, очень скоро разобрались в ситуации и отказались от политики грабежей, разрушения и геноцида, потеряли черты своей самобытности, приняли ислам, переняли язык, культуру, обычаи и нравы автохтонного этноса, а в итоге полностью растворились в казахах. Это как незадачливая охота на тигра: ты его поймал, а он тебя схватил и не пускает… Другой, более свежий пример – Федеративная Республика Германия: в 1945-м году СССР и союзники, казалось бы, навсегда разгромили, разграбили, унизили, изнасиловали, стерли ее с лица земли, но всего через 10-15 лет после войны люди в Западной Германии восстановились и зажили лучше, богаче, уверенней, свободней и в целом счастливей, чем их вчерашние победители в СССР. Не хотелось бы выступать с пессимистичным диагнозом, но, по-видимому, приблизительно такая же судьба «колонизированных колонизаторов» постигла потомков русских переселенцев в Казахстане. И, быть может, путинский призыв безнадежно запоздал: возвращаться в Россию уже некому. Прискорбно, однако, что для такого прозрения потребовалось целых три столетия, вычеркнувших из жизни народов целые эпохи и принесших в жертву миллионы человеческих жизней.

Имперское прошлое России оказало русским медвежью услугу. Неслучайно на уровне обыденного сознания быть и слыть «чисто русским» давно уже не только некомфортно, немодно и непрестижно, но и невыгодно экономически. Двурушнически поощряемое полицейскими властями скинхедство среди молодежи Россию не спасет, ибо давно доказано: можно сотнями стращать, подстерегать в темных углах и калечить «черно…ых», но влюбишься в еврейку (армянку, грузинку, таджичку, бурятку, вьетнамку, фульбиотку, конголезку, сербиянку, ассирийку и т. д., - нужное вставить) – совсем по-другому запоешь. Тем более что истинно русский человек, во все времена своей истории делившийся огнем и хлебом со всеми нуждающимися безразлично к их национальности и бескорыстно предоставлявший защиту и покровительство всем стесненным и гонимым, униженным и оскорбленным, давно и по-настоящему истосковался по элементарному человеческому братству и радости ощущать себя достойным членом всепланетарной семьи цивилизованных народов.

Вот почему когда каждый год 16 декабря православные в Казахстане пекут блины, пирожки, куличи, бауырсаки, шельпеки, балиши и лаваши, ставят свечи, шыраки и лампады и усердно молятся за День Независимости и «зело доброго царя Нур Салтана, многую льготу сотворившего людям Рускиым», они молятся и за избавление и очищение от гнета и образа воинствующего русского человека – убийцы, грабителя, лихоимца, вора и насильника.

И вот почему отныне каждый раз 22 июня коренные народы на территории бывшего СССР будут не только воздавать дань памяти своим дедам - героям и жертвам Великой Отечественной войны, но и поминать добрым словом «чухонского утенка», «немецкого царя», президента-чекиста Владимира Владимировича Путина – за то, что отыграл заблудившуюся историю на 3,5 века назад и привел Россию в исходное стартовое положение - status quo ante bellum – время, когда не было межэтнического противостояния. Время, когда вопрос «земли и воли» одних не разрешался путем отъема земли и воли у других. Время, когда каждый жил по своим собственным средствам.

Причина того стОит: день 22 июня 2006 года ознаменовал конец русской колонизации национальных окраин. Да будет так и на все будущие времена!



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2021 Институт стран СНГ