Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №112(01.12.2004)
<< Список номеров
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


О ситуации, сложившейся сегодня в приднестровском урегулировании

Геннадий Коненко

8-9 ноября с.г. в Болгарии в городе Варна по инициативе Действующего председателя ОБСЕ состоялись консультации участников переговорного процесса по приднестровскому урегулированию (Молдова, Приднестровье, Россия, Украина и ОБСЕ). В рамках встреч, были проведены отдельные консультации с делегацией Кишинева и делегацией Тирасполя, которые также имели возможность обсудить создавшееся положение в регионе прямо между собой, чего, впрочем, не получилось.

Участники встречи в Варне, как говорится в сообщении МИД России,  подтвердили свою приверженность достижению окончательного политического урегулирования приднестровской проблемы на основе рекомендаций посредников, а также наработок, достигнутых в рамках переговорного процесса в последнее время. С учетом этого и руководствуясь необходимостью дальнейшего продвижения в приднестровском урегулировании, посредники выразили готовность организовать новую встречу в том же пятистороннем формате.

Казалось бы, участники консультаций все же вышли на какое-то рациональное продолжение дальнейшего обсуждения приднестровского вопроса.

Однако на встрече не было принято никакого конкретного решения на этот счет, а последовавшие сразу же после Варны заявления молдавской стороны, а также официальное сообщение для печати МИД Приднестровья не дают оснований говорить о подлинном возобновлении переговоров в рамках пятистороннего формата.

Приднестровцы заявили, что усилий посредников и самой встречи оказалось недостаточно, чтобы сдвинуть с мертвой точки процесс урегулирования, и возложили вину за это на Молдову.

Молдаване пошли дальше. Министр интеграции РМ В.Шова обвинил в неудаче встречи посредников, которые, мол, формально подошли к консультациям и не представили какого-либо документа для обсуждения, и вообще, по его мнению, им  главное  якобы было обозначить, что удалось стороны усадить за стол переговоров.

Надо сказать, что молдавское руководство (и не только нынешнее) всегда старалось урегулирование приднестровского вопроса переложить на плечи посредников, если не считать такого самостоятельного решения при президенте М.Снегуре, как вооруженное нападение на Приднестровье в 1992 г. с целью его «умиротворения».  И все провалы и неудачи, которые имели место на переговорах, происходили, как полагают в Кишиневе, конечно же, не по его вине.

Так случилось и на это раз. Молдаване вообще не собирались ехать в Варну. Делегация направилась в Болгарию в последний момент по указанию президента В.Воронина, который, в конце концов, не решился проигнорировать приглашение Действующего председателя ОБСЕ С.Паси.

Какого-то нового документа на данный момент и быть не могло. Молдова фактически отказалась от всех проектов соглашений, меморандумов и т.д., наработанных участниками переговоров и своих собственных, начиная с июля 2002 г., когда Кишинев признал, что без федерализации Молдавии с предоставлением Приднестровью особого статуса решить проблему раскола страны не удастся.

После того, как В.Воронин кардинально изменил свои подходы к урегулированию приднестровского конфликта, позиции сторон стали диаметрально противоположными.

Кишинев намерен теперь решать вопрос о статусе Приднестровья на основе действующей Конституции, где прописан унитарный характер государства, с наделением региону статуса территориальной автономии по примеру Гагаузии (сейчас в Молдове готовятся с помпой отметить 10-ю годовщину создания Автономно-территориального образования Гагауз-Ери).

Тирасполь же после того, как молдавская сторона отвергла российский план воссоединения  Молдавии, взял курс на раздельное существование и достижение признания в качестве независимого государства, которое готово будет поддерживать с Молдовой добрососедские равноправные отношения. В Приднестровье создана рабочая комиссия по подготовке республиканского референдума, который должен будет ответить на вопрос, как и в какой форме приднестровцы видят дальнейшее сосуществование с Молдовой. А пока в Тирасполе предлагают Кишиневу образовать «межгосударственную ассоциацию». Именно такую форму предусматривает одобренная в первом чтении Верховным Советом ПМР концепция внешней политики Приднестровья, которая, по мнению главы приднестровского внешнеполитического ведомства В.Лицкая, открывает возможность для широких дискуссий по более точному определению модели будущих отношений с Молдовой. «Межгосударственная ассоциация», по его словам, может быть и договорной федерацией, и общим государством, и конфедерацией, и союзным государством, и содружеством, и сообществом.

Поэтому попытка Кишинева с ходу, кавалерийским наскоком навязать посредникам и Тирасполю в качестве итогового документа встречи в Болгарии свое новое-старое видение государственного устройства Молдавии не могла априори увенчаться успехом.

Молдаване, надо полагать, этого ожидали, потому как решили воспользоваться моментом, чтобы лишний раз попенять на неэффективность пятисторонних переговоров, что В.Шова и сделал тотчас же по возвращении в Кишинев.

 И неожиданно прозвучавшие уверения молдавских представителей о том, что Молдова не выступает против такой формулы переговорного процесса, не должны никого вводить в заблуждение. Просто сейчас Кишиневу очень нужно одобрение Россией его новой позиции по приднестровскому урегулированию, отсюда и этакий вдруг реверанс в ее сторону.

А новый документ Кишиневу и не нужен, он уже есть – это совместный проект Декларации стабильности и безопасности для Молдовы, подготовленный странами Евросоюза и США, и совпадающий с ним на 99,9% проект самой Молдовы под тем же названием. Проект западников появился как бы в развитие инициативы президента В.Воронина от 1 июня 2004 г. о подписании  Евросоюзом, Россией, Украиной, Румынией и США т.н. Пакта стабильности и безопасности для Республики Молдова. Кишиневский же проект обрел окончательную форму после получения молдаванами западного варианта документа.  Приходится констатировать, что оба проекта декларации весьма основательно расходятся с первоначальным документом молдавской стороны. Пакт, обладая международно-правовым статусом, по замыслу президента РМ, должен был стать действенной системой долговременных гарантий для всего молдавского государства, создавал бы поле единых подходов к проблемам развития демократических институтов, гражданского согласия в стране и скорейшего решения приднестровского вопроса.

В пакте были прописаны основные принципы будущего обустройства Молдавии - федеративное построение объединенного молдавского государства, как наиболее приемлемая форма урегулирования приднестровской проблемы и надежный механизм обеспечения внутриполитической стабильности страны; стратегический нейтралитет республики Молдова, без которого, говорилось в документе, невозможны создание единого оборонного пространства и демилитаризация региона; развитие культурного, этнического и языкового разнообразия, являющегося фундаментальной ценностью полиэтнического государства Республики Молдова, последовательное формирование в стране обстановки терпимости и межэтнического диалога и согласия.

В проектах Декларации стабильности и безопасности, как западном, так и молдавском, уже нет ни слова о федерализации Молдавии, хотя совсем недавно и ОБСЕ, и США, и страны ЕС в целом одобрительно отзывались о такой государственной форме РМ, которая позволяла бы решить, наконец, приднестровский вопрос.

Откуда такое изменение в подходе к этому вопросу? Видимо, авторов декларации уже не устраивало предоставление Приднестровью статуса субъекта федерации, который с его экономическим потенциалом, достаточно опытной политической элитой, поддерживаемой большинством населения региона, как бы этого не отрицал Кишинев, мог бы стать серьезным противовесом нынешней прозападной политике Молдовы, и многие «задумки» по пристегиванию страны к евроатлантической колеснице могли в таком случае остаться нереализованными.

Отсюда логически вытекает идея отстранения Тирасполя от переговорного процесса вообще. Уже в воронинском документе от 1 июня с.г. по новому обустройству Молдавии, который должен был решить и судьбу Приднестровья, регион не упоминался ни как сторона конфликта, ни как участник переговоров о заключении пакта. В западном проекте декларации относительно Приднестровья как участнике переговоров о будущем молдавского государства также ничего нет.

Ничего в проектах не говорится о нейтралитете РМ и демилитаризации региона. Как видно, закрепленный в Конституции страны основной принцип ее внешней политики также перестал устраивать Запад и официальный Кишинев. Что касается США и НАТО – картина здесь ясная. Нейтралитет только мешает их активному продвижению к границам России. Но для Молдовы, как думается, он необходим, и не только потому, что позволяет ей извлекать пользу из своих отношений с Россией и с Западом, но и фактически иметь гарантии сохранения своей государственности.

Нейтралитет пока никак не препятствует Молдове развивать выгодные связи с европейскими структурами. В Европе есть наглядные примеры интенсивного сотрудничества традиционно нейтральных государств (Швейцария, Австрия) с Евросоюзом и др. организациями континента.

Сохранение нейтрального статуса может способствовать и демилитаризации региона (Молдовы и Приднестровья), что явилось бы фактором поддержания и укрепления стабильности и безопасности на границах расширяющейся на Восток Европы, что сегодня так сильно беспокоит ЕС и США, если верить их представителям, которые неоднократно об этом говорили.

В западно-молдавском проекте будущего обустройства Молдовы практически не нашел своего отражения такой, на наш взгляд, важный для страны вопрос, как необходимость содействия развитию полиэтнического общества на базе формирования толерантности и межэтнического диалога. О национальных меньшинствах в проекте упоминается лишь в пункте, где речь идет о соблюдении Молдовой своих международных обязательств в области прав человека и основных свобод граждан, в т.ч. и по отношению к лицам, принадлежащим к другим проживающим в стране этносам.

Здесь хотелось бы отметить, что вопросы федерализации, нейтралитета и уравнивания в правах граждан титульной нации с гражданами, принадлежащими к национальным меньшинствам, предоставления им условий, необходимых для сохранения и развития их культуры, языка и самобытности были главным водоразделом между коммунистами и националистами, если не считать идеологических корней, на которых зиждется их нынешнее мировоззрение.

Заложив в свой пакт статью 4 об основах развития межэтнических отношений в Молдове, В.Воронин, не  в последнюю очередь, стремился заручиться поддержкой США и др.возможных подписантов, чтобы стабилизировать внутриполитическую обстановку в стране и остановить постоянные провокационные действа радикальных националистов, расшатывавших, в т.ч. с помощью разжигания межнациональной розни, государственные устои Молдовы. И вот теперь лидер Компартии и президент страны В.Воронин сдает свои позиции в угоду националистам. Возможно, он надеется найти с ними компромисс по вопросу государственного устройства независимой Молдовы. Но, как говорят в народе, «черного кобеля не отмоешь до бела». Ю.Рошка и компания всегда будут смотреть в сторону Бухареста (от которого они, кстати, и кормятся), они будут по-прежнему вести дело к объединению с Румынией, даже если та и перестала пока афишировать свои истинные намерения в отношении бывшей Бессарабии.

Вообще, по нашему мнению, пакт был более конкретным документом, чем проекты декларации о стабильности и безопасности для Молдовы. Пакт, во-первых, предполагал определенные обязательства подписавших его участников. Во-вторых, при доброй воле  их содействие в реализации положений пакта действительно могло помочь в приднестровском урегулировании, в достижении межнационального согласия, в демилитаризации Молдовы и Приднестровья. Для России главным недостатком пакта было неприкрытое стремление Кишинева изменить существующую форму пятисторонних переговоров, вывести Приднестровье из состава участников переговоров и ослабить влияние России в переговорном процессе по приднестровскому урегулированию.

А упомянутые декларации в основном лишь констатируют существующие реалии, вроде того, что «Республика Молдова является независимым, суверенным государством в своих международно-признанных границах» или что «Республика Молдова обладает действующей демократически принятой Конституцией».

Два положения проектов содержат обязательства Молдовы - содействовать (способствовать) развитию демократических институтов и процессов, гражданского общества, рыночной экономики и т.д. (пункт третий), придерживаться международных норм в области прав человека и основных свобод (пункт четвертый), что, впрочем, Кишинев худо-бедно старается  и так делать

Только в пятом пункте есть обязательство подписавших декларацию сторон активизировать (наращивать) усилия, направленные на достижение мирного и прочного решения приднестровского конфликта…. Опять таки чего-то особенного в этом пункте нет. И США, и Евросоюз, и даже Румыния время от времени делали на этот счет соответствующие заявления, а многочисленные делегации и высокопоставленные чиновники из Вашингтона, Страсбурга, Брюсселя, Вены и др. неоднократно выступали с разного рода «советами и идеями» по проблеме урегулирования. Правда, чаще они мешали нормальному ходу переговорного процесса по решению приднестровского вопроса, дезориентировали молдавское руководство, а порою прямо срывали достижение договоренностей между сторонами.

Россия, со своей стороны, по просьбе Кишинева также подготовила и передала ему свои соображения относительно пакта В.Воронина. Эти соображения, которые базировались главным образом на положениях пакта, легли в основу российского проекта декларации о стабильности и безопасности Молдовы.

Российский документ не был опубликован. Тем не менее, в прессе появились комментарии к нему, в т.ч. высказывания посла России в Кишиневе Н.Рябова, позволяющие уловить его основной смысл.

Как представляется, Россия не могла согласиться  с тем, что и пакт, и появившийся западно-молдавский проект декларации фактически меняют ныне существующий формат переговорного процесса по приднестровскому урегулированию, который, по ее твердому убеждению, далеко не исчерпал своих возможностей, и в силу этого, надо полагать, она подтвердила свою позицию в отношении формата переговоров.

Россия не могла также согласиться с тем, что Приднестровье как сторона конфликта и один из основных заинтересованных участников переговоров по урегулированию отлучается от них в нарушение имеющихся договоренностей по этому вопросу, в т.ч. международных.  Ясно, что подписание документа по урегулированию без Приднестровья способно лишь обострить ситуацию в регионе, а никак не смягчить усилившуюся в последнее время напряженность в молдавско-приднестровских отношениях и в регионе в целом, если, конечно, авторы декларации не ставили себе такой цели заранее.  

Россия не может согласиться и с тем, что найденное с таким трудом решение затянувшегося конфликта на Днестре на основе создания федеративного молдавского государства вдруг оказалось Кишиневу ненужным.

Наверное, у Москвы есть также вопросы, связанные с отсутствием в западно-молдавском проекте упоминания о нейтралитете Молдовы, что косвенно подтвердил посол РФ в РМ Н.Рябов на пресс-конференции в Кишиневе 24 ноября с.г.             

Должны были, на наш взгляд, насторожить российскую сторону и заложенные в проектах декларации общие благие рассуждения на тему полиэтнического общества. На практике сегодня у русских в Молдове все меньше возможности получить образование на родном языке, особенно высшее, иметь равные права с гражданами титульной нации на представительство в высших органах власти и управления и т.д. Недавнее заявление господина В.Воронина в Гагаузии о необходимости изучения государственного языка, как основного средства, которое якобы приведет к реальной интеграции всех этносов в единое молдавское общество,  далеко не убеждают представителей нацменьшинств, т.к. это  больше походит на попытку их ассимиляции, чем на интеграции.

В настоящее время кишиневские власти развернули бурную деятельность с целью подписания на предстоящей встрече министров иностранных дел ОБСЕ в Софии (6-7 декабря) западно-молдавского варианта декларации. США, Румыния и ЕС уже заявили о своей готовности ее подписать и призвали Россию присоединиться к ним. Однако этого, видимо, не произойдет. После того как выяснилось, что Кишинев, несмотря на заверения учесть российские предложения, полностью их проигнорировал, Москва отозвала свой проект.    

Заместитель министра иностранных дел РФ В.Чижов, отметив намерение некоторых стран поднять в Софии на СМИД ОБСЕ вопрос о приднестровском урегулировании с целью «ревизии переговорного формата», заявил, что «Россия такие инициативы не поддерживает». Российский посол Н.Рябов, прямо заявил, что Москва не намерена подписывать Декларацию о стабильности и безопасности для Молдовы, так как позиция России о признании суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова зафиксирована в подписанном в 2001 г. базовом политическом Договоре о дружбе и сотрудничестве между РФ и РМ. Он также подчеркнул, что Молдова отказалась включить в проект декларации важнейшие положения своего пакта обустройства страны, без которых этот документ не может стать основой разработки Кишиневом и Тирасполем принципов формирования общего молдавского государства, поэтому Россия не намерена рассматривать подобные документы.

Тем не менее, Кишинев не оставляет своих надежд. Председатель парламентской фракции коммунистов В.Степанюк на днях заявил журналистам, что "переговоры по тексту Декларации о безопасности и стабильности для Молдовы продолжаются, в том числе и с Россией, и не исключено, что документ будет подписан в Софии". Что же касается утверждений посла Н.Рябова, то он якобы, как сказал В.Степанюк, не может наверняка знать намерения правительства России.

Оправдаются ли надежды Молдовы, сейчас сказать трудно.

Москва стоит перед непростым выбором. Россия не может подписать документ, который считает неприемлемым, и в то же время Россия не может остаться в стороне от переговорного процесса, что весьма порадовало бы ее недругов. У России есть в регионе свои традиционные интересы, которые необходимо в нынешних условиях твердо отстаивать.

Готов ли Запад и, прежде всего, США учитывать эти интересы, в известной мере, станет ясно в ходе предстоящей 6-7 декабря софийской встречи министров иностранных дел. Если да, то западники не пойдут на сепаратное, вне рамок ОБСЕ, подписание декларации по Молдове. Если нет, то они постараются использовать отсутствие России в числе подписантов документа, чтобы попытаться вывести ее из состава участников политического урегулирования приднестровского конфликта, оставить ей членство в пятистороннем формате переговоров, которому «будет позволено» решать второстепенные дела, вроде «школьного» вопроса или вопросов восстановления телефонной связи, экономических споров и т.п.

Спровоцированное Западом развитие событий на Украине, который не брезгует никакими средствами, чтобы протащить в президенты своего ставленника Ющенко и не допустить дальнейшего сближения Украины с Россией, заставляет думать, что не исключается и отрицательный для Москвы исход обсуждения в Софии проблемы приднестровского урегулирования.

В таком случае решение приднестровского конфликта будет опять отложено на неопределенный срок.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ