Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №121(15.04.2005)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ФОРУМ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Возможен ли в Белоруссии «цветной» переворот?

После очередного политического потрясения на просторах СНГ, на этот раз в Киргизии, стало расхожим мнение, что в государствах Содружества действует т.н. принцип «домино», и поэтому следующей «костяшкой», которая обрушится, станет Белоруссия. О том насколько подобные прогнозы обоснованы,  редакции «Материка» рассказал известный в Белоруссии общественный и политический деятель, председатель Белорусской ассоциации политологии и геополитики «Русский мир» Сергей Посохов. Ранее Сергей Алексеевич Посохов занимал пост помощника президента Белоруссии по политическим вопросам и был Полномочным представителем РБ при Уставных и иных органах СНГ.

- Возможна ли в Белоруссии в каком-либо виде «бархатная» или иная «цветная» революция, которые на постсоветском пространстве идут буквально чередой?

- Вопрос этот без сомнения волнует и белорусских граждан, и наших друзей, и недругов за пределами республики. Ответ на него распадается на две части.

Первая. Развитие общественно-политической и экономической ситуации в Белоруссии, способствует ли она возникновению «революционных» предпосылок в республике или наоборот отдаляет подобную перспективу?

 Вторая – это наличие конкретных причин, т.е. того, что классики называли революционной ситуацией.

Вначале я хочу определенно заявить, что являюсь категорическим противником всякого рода революций и переворотов в Белоруссии. Но это не мешает мне трезво анализировать положение в республике. И, исходя из этого,  я вынужден заявить – да, революция возможна. И белорусская общественно-политическая ситуация последовательно движется в этом направлении.

- И  все же, на чем основывается ваше утверждении  о возможности «революционного» развития событий, ведь нынешняя белорусская власть имеет  весьма прочное положение?

- Во-первых, в Белоруссии имеются в наличии крупные социальные группы, которые заинтересованы в изменении существующей  общественной парадигмы  от изоляции, от так называемой стабильности к  динамичному развитию и интеграции в глобальные процессы, в выходе на новые цивилизационные рубежи. А все эти бесконечные взывания к стабильности,  к тому, что мы лучше всех живем, в белорусском политическом и экономическом классах вызывают только раздражение. И это в полной мере показали недавние массовые и довольно энергичные протесты предпринимателей. А ведь это самая подвижная и активная часть общества.

Второй очень важной социальной группой  заинтересованной в глубоких изменениях,  является та часть белорусского общества, которая проецирует свое будущее на более дальнюю перспективу. Это, прежде всего молодые люди. Здесь необходимо подчеркнуть, что попытки официальной молодежной организации – Белорусского республиканского союза молодежи – построить всех молодых людей в общую шеренгу успеха не имеет. В том числе и потому, что в большинстве случаев работа БРСМ носит показушный, а иногда просто топорный характер. Примером тому может служить то обстоятельство, что для членов БРСМ  создаются различные льготы при посещении дискотек и прочих увеселительных заведений. Эта официальная молодежная организация уже давно встала на путь худших традиций ВЛКСМ, который во времена развала Советского Союза не то что не встал на защиту советской власти и КПСС, а вообще не принял никакого участия в политической борьбе ни на чьей стороне. К сожалению, но это факт, в БРСМ царят формализм и, увы, двойная мораль. А ведь именно молодые люди являлись одной из ударных сил на «майданах» и площадях «цветных» революций в государствах СНГ.

- Но ведь для того, чтобы совершить политический переворот в государстве этих двух социальных групп явно недостаточно, даже если их сложить с оппозиционно настроенной  политически активной частью граждан?

- Когда мы говорим о политическом классе, который не хочет мириться с существующим «режимом стабильности и стагнации», то имеем в виду, в первую очередь, номенклатуру, особенно ее экономическую часть, тесно связанную прежде всего с российскими деловыми кругами.

Чрезвычайно важным является положение в правоохранительной системе и, прежде всего в ее руководстве, уполномоченном  принимать решение о применении силы. И здесь со всей убежденностью утверждаю, что белорусская правоохранительная система не применит насилия в отношении своих граждан в случае каких-либо действительно массовых выступлений. Это следует из общих настроений в МВД, КГБ и армии. Дело в том, что в белорусских силовых структурах нет тех, кого можно было бы отнести к категории наемников, т. е. тех, кого интересуют только деньги. Связь между милицией, армией и спецслужбами и народом в Белоруссии реально существует. И в этом, несомненно, заслуга лично Александра Лукашенко, который в свое время много уделял внимания сохранению народного характера белорусских вооруженных сил и специальных органов.

-  Не является каким-либо секретом то обстоятельство, что все более или менее заметные политические партии, находящиеся в оппозиции к Александру Лукашенко одновременно занимают и антироссийскую позицию.  Не случится ли так, что если они каким-либо образом придут к власти, то Российская Федерация лишиться своего единственного союзника и получит на западе от Смоленска недружественное, а то и враждебное государство?

- Российский фактор является чрезвычайно важным. И чтобы там ни говорили официальные и оппозиционные социологические службы в отношении якобы имеющего место среди наших граждан падения интереса к белорусско-российскому объединению белорусское общество, в том числе и номенклатура, являются глубоко вовлеченными в орбиту российской культуры, российского мировосприятия и российского экономического пространства. Белоруссия – это важная и неотъемлемая часть большого и разнообразного Русского мира. В этом смысле не возможно себе представить изменение пророссийского вектора развития. Белорусское общество этого не примет, как оно не принимает ту антироссийскую пропаганду, которая, к сожалению, продолжает литься с официальных телевизионных экранов.

В Белоруссии отсутствуют какие-либо предпосылки для раскола республики по культурно-языковому или религиозному признакам. И в этом несомненная заслуга Александра Лукашенко, который в полной мере разрешил стремительно нараставшие в начале 90-х годов культурно-языковые противоречия в обществе. Он не дал затянуться этому узлу, хотя в те времена были влиятельные силы и внутри республики и на Западе, весьма  заинтересованные в их «раскрутке».

- Вы говорите о том, что в Белоруссии существуют большие социальные группы, заинтересованные в коренных  политических изменениях. Но в тоже время все попытки оппозиции «раскачать» ситуацию в республике общество просто не замечает. Получается, что или лидеры оппозиции не туда зовут граждан, или же власть выстроила эффективную политическую систему?

- В республике наблюдается практически полное умирание того, что мы называем политическим процессом. Он практически ушел в подполье, в отдельно взятую семью и в душу каждого человека. Попытка власти выстроить некую выхолощенную модель общественно-политического устройства общества, при которой отсутствует «гражданское общество», отсутствуют реально действующие политические партии, практически отсутствует политическая и любая иная общественная деятельность является самой серьезной ошибкой нынешнего режима.

Действующая власть взяла курс на практически полное исключение механизмов взаимодействия с обществом. Любое несанкционированное  выражение мнения, даже в поддержку власти, но с иной аргументацией, сразу вызывает отрицательную оценку, а то и различные санкции. Отсутствие связи с обществом, отсутствие постоянно действующего диалога, отсутствие постоянно действующего анализа настроений в обществе и, наконец, отсутствие какой-либо конструктивной оппозиции все это неизменно ведет к полному отрыву власти от собственных граждан. Чего только стоит, к примеру, запрет любым общественным организациям регистрироваться по месту жительства. В  муниципальных же зданиях местные власти не позволяют развиваться какой-либо несанкционированной общественной активности.

Существующие псевдодемократические и псевдообщественные структуры – Федерация профсоюзов Белоруссии (председатель – бывший заместитель главы администрации президента РБ Л.П. Козик), БРСМ и местные советы – полностью погрязли в формализме и  не участвуют в каком-либо общественно-политическом процессе. Особенно это касается местных советов, голоса которых вообще не слышно на общественной арене. Они даже не славят власть, как это было при советской власти, не говоря уже об участии в какой-либо дискуссии. Поэтому видеть в этих структурах сколько-либо действенные опоры Александра Лукашенко не приходится.

Любые разумные предложения, в том числе и со стороны сторонников президента, сразу же вызывают отрицательную реакцию, в том числе и со стороны государственных телеканалов. Иногда глядя на всю эту пропагандистскую вакханалию, складывается впечатление, что те деятели, которые мелькают на экранах в качестве комментаторов, вообще не ведают, что творят. Еще нелепей выглядят выступления некоторых высокопоставленных чиновников. Примером тому, служит недавнее заявление постоянно снимаемого и постоянно перемещаемого  Василия Долголева, ныне занимающего пост полномочного представителя президента Белоруссии в Российской Федерации. Сей господин, в ответ на размышления одного из известных российских политологов о перспективах СНГ и возможной политике России в ближнем зарубежье взял да и «рубанул», что, мол, «Белоруссия никогда не будет вассалом России».

«Все это было бы смешно, если бы не было так грустно», так как  свидетельствует о недопустимо низкой квалификации тех, кто определяет курс белорусского государства.

Отсутствие квалифицированных кадров, способных к серьезному анализу и к публичной деятельности вынуждает руководство Белоруссии постоянно действовать в рамках силового поля.

- Действительно в Белоруссии выстроена жесткая система политического управления, но ведь неудачный опыт СССР  и во многом удачный Китая  показывают, что для рывка  в развитии нужна твердая власть и экономическая свобода. Как дела в республике обстоят с последним фактором?

- В области экономических отношений также наблюдается тотальное наступление государственного контроля. В этих условиях об экономической эффективности, о перспективе массового внедрения новых технологий, о строительстве новых транспортных коридоров, о завоевании новых рынков не может быть и речи. Кроме того, в Белоруссии наблюдается полная стагнация в области экономической мысли. Не выдвигается никаких заслуживающих внимания экономических идей. Что касается широко разрекламированной белорусской «силиконовой долины», то это, по всей видимости, не более чем пропагандистский прожект. Белоруссии в одиночку не  создать  ни технопарков, ни тем более целых технорайонов. Нужны очень серьезные инвестиции и глубокая интеграция в первую очередь с Российской Федерацией. А нынешний курс с «опорой на собственные силы» чреват неизбежной стагнацией и упадком. И это авторы проекта «Белорусский технопарк» прекрасно понимают. Проблема не в разработчиках проекта, которые являются высококвалифицированными специалистами, а в уровне принятия государственных решений, который не соответствует современным требованиям.

- И все же, возможен ли в Белоруссии в обозримой перспективе какой-либо вариант «цветной» революции?

- Что касается самой революционной ситуации, т.е. когда «верхи не могут, а низы не хотят», то, конечно, мы можем с полной уверенностью сказать, что никакой революционной ситуации в Белоруссии нет. Но вот движение общественно-политической ситуации в этом направлении, когда формируется и расширяется  социальная база возможной революции и имеет место значительный рост числа людей недовольных существующим положением дел налицо. И если положение и дальше будет развиваться в этом направлении, то «спичка» способная поджечь запал переворота найдется. И самая беда будет в том случае, если эта «спичка» придет извне как в других «бархатных» революциях.

Надо понимать, что ресурсы, которые могут быть использованы внешними силами против Республики Беларусь, несоизмеримы с собственными возможностями Белоруссии. И к  этому надо относится со всей серьезностью в первую очередь лицам, принимающим решения. Нельзя делать вид, что нагнетаемый конфликт можно разрешить невнятным лепетанием с телеэкрана или силовым подавлением локальных очагов оппозиционной активности. Это верх наивности. А за наивность в политике приходится жестоко расплачиваться.

Перед нами довольно угрожающая картина. В США принят т. н. «Акт о демократии в Белоруссии», лидеры белорусской оппозиции от коммунистов до национал-радикалов регулярно посещают западные страны, Евросоюз объявил Белоруссию диктаторским государством. И какая же реакция на это со стороны официального Минска? Делаются довольно странные заявления на уровне заместителя руководителя пресс-службы МИДа: это, мол, известно, это двойные стандарты и т. д. Но таким образом не возможно предотвратить существующих внешних вызовов и угроз.

-  Так, что же нужно делать, чтобы все эти угрозы и вызовы со стороны внешних сил остались невоплощенными?

- В первую очередь, нужна совместная согласованная политика с Российской Федерацией. Но я должен подчеркнуть, что никакая российская поддержка не окажется действенной, если внутри самого белорусского общества не начнется процесс коренной модернизации. При этом белорусскому обществу нужно ясно заявить, что надо делать, чтобы исключить саму возможность иностранного вмешательства в дела Белоруссии. Ведь США  даже не удосуживаются скрывать, что намерены навязывать свои интересы неугодным им странам. Именно для этого в государственном департаменте США и в американских посольствах в государствах СНГ созданы специальные подразделения по «продвижению демократии». Это полное попирание Венской конвенции, в которой, между прочим, недвусмысленно говорится, что дипломатические миссии «уважают законы и обычаи стран пребывания».

В случае же с американскими диппредставительствами получается полный абсурд. Посол США, имеющий в своем подчинении подразделение «по продвижению демократии» при вручении верительных грамот должен заявить, что «я не уважаю ваши законы и я прибыл свергать вас».

Есть  старый латиноамериканский  анекдот, точно отражающий суть деятельности дипмиссий США в слишком самостоятельных, по их мнению, государствах. «Почему в США не бывает государственных переворотов? Потому что там нет американских посольств».

Надо ясно отдавать себе отчет. Мы сами, одни не справимся. Но для устойчивости Белоруссии только одной внешней поддержки со стороны Российской Федерации не достаточно. Это дорога с двусторонним движением. Мы должны модернизировать белорусское общество таким образом, чтобы оно оказалось невосприимчивым к разрушающим внешним воздействиям, чтобы само общество имело внутренние силы к сопротивлению.

Но эту важнейшую задачу только одной пропагандой не решишь. Общество должно быть модернизировано и должным образом структурировано,  люди должны по иному мотивироваться в своей общественной, политической, да и повседневной жизни. Нужна постоянная и систематическая политическая работа правящего класса по формированию дееспособных и авторитетных политических и общественных структур. Однако внешнее воздействие может оказаться настолько сильным, что может сломать все эти государственно-общественные механизмы. Поэтому нужен теснейший союз с Россией.

Удержание  власти одним человеком не может быть консолидирующей общество целью. Во имя этой цели общество не будет сражаться на «баррикадах». Это показали и трагические события в Югославии и в Ираке, и перевороты в ряде стран СНГ. Граждане будут сражаться только за четко сформулированные и понятные  идеи обновления, модернизации и за свое реальное будущее. Пока же в обществе будут шириться  подозрения, что все действия власти направлены на неограниченное продление полномочий одного человека, мы не может ждать сколько-либо заметного общественного энтузиазма, без которого не мыслима никакая модернизация.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ