Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №124(01.06.2005)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ФОРУМ
СТРАНИЦА ПРАВОСЛАВИЯ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПЕРЕПИСКА С ЧИТАТЕЛЕМ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


УЗБЕКИСТАН

 




Да здравствует ветер перемен в Азии

14.05.2005. TheIndependent (Великобритания)

И месяца не прошло с того дня, как в результате массовых акций протеста в Кыргызстане, что в Средней Азии, президент этой страны лишился должности, а протесты начинаются уже и против еще более жесткого диктаторского режима соседнего Узбекистана. Протест против заключения в тюрьму местных исламских фундаменталистов копился в городе Андижане в восточной части страны уже несколько месяцев. Вчера он вылился в бунт; протестующие освободили всех заключенных городской тюрьмы, полицейские сумели застрелить десяток нападавших, а вскоре после этого весь город был окружен армейскими частями.

Андижан хоронит погибшихНа территории бывших советских республик Средней Азии наблюдаются настоящие тектонические сдвиги, такие же, как и в бывших советских Грузии и Украине. И, кстати, по тем же причинам. Глобализация информационных сетей и общая атмосфера близости перемен поднимают на новую высоту ожидания людей во всем мире и снижает их готовность жить в традиционном государственном укладе. Кроме того, мало кто сомневается в том, что в этой части Азии, стонущей под игом особенно жестоких репрессий, перемены назрели давно. В Узбекистане уже 14 лет, с того самого дня, как страна обрела независимость, железной рукой - а нередко и раскаленным железным прутом - правит бывший советский аппаратчик Ислам Каримов.

При этом между среднеазиатскими республиками и странами бывшего Советского Союза, расположенными на западе, существует огромная разница. Восстания как в Узбекистане, так и в Кыргызстане поднимаются не столько на политической, сколько на экономической основе и становятся результатом обнищания поколений людей, живущих в этих регионах. Здесь ближе и сильнее влияние России. И, кроме того, режимы этих стран в течение долгого времени по соображениям безопасности поддерживались Соединенными Штатами и Великобританией. Как в Узбекистане, так и в Кыргызстане США открыли новые военные базы. Отсюда и молчание, как Вашингтона, так и Форин Оффис; кстати, Великобритания не так давно отозвала из Узбекистана своего посла Крейга Мюррея, за то, что он осмелился критически высказываться о тирании Каримова.

И Вашингтон, и Лондон сейчас неправы. Конечно, Запад не должен выставлять себя вдохновителем и организатором любого народного восстания, которое соответствует словам западных политиков о свободе и демократии. Однако Запад обязательно должен высказывать свою поддержку любому движению, направленному на то, чтобы лишить власти такую страшную диктатуру, как узбекская. Ветер перемен гуляет по всей Средней Азии, и мы должны приветствовать его.




Фактов связи "Акромии" с экстремистами у Каримова нет

16.05.2005. Немецкая волна

В.Волков

Дипломаты различных государств высказали отношение к событиям в Андижане

В воскресенье дипломаты различных государств высказали отношение к событиям, произошедшим и происходящим в Андижане. В то время как российский министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что речь идет о "провокационных акциях со стороны группировок типа "Талибан" и выразил сожаление, что они привели к жертвам, глава внешнеполитического ведомства Великобритании Джек Стро осудил действия узбекских властей и войск, открывших огонь по демонстрантам.

МИД Узбекистана утверждает, что правоохранительные органы огонь по демонстрантам не открывали. О том, как объясняет произошедшее официальный Ташкент – в репортаже Юрия Черногаева:

Cобытия в Андижане продолжают оставаться в Узбекистане темой № 1. Однако в стране установлена жесткая цензура на всю информацию из Ферганской долины. В числе закрытых информационных источников даже международный телеканал «Немецкой волны». В Ташкенте сейчас много срочно приехавших сюда журналистов, но в Андижан их не пускают. Мотивировка такая – забота о безопасности журналистов В Андижане ведь уже не стреляют? Но на прямой вопрос немецкого журналиста Петера Боена по этой ситуации Ислам Каримов в субботу на пресс-конференции ответил так:

ИК: Разрешат ли журналистам выехать в Андижан, я думаю, этим вопросом займется в установленном порядке Министерство иностранных дел. МИД предоставит вам возможность приехать в Андижан и посмотреть, что там происходит. Но мое личное мнение такое: Я не знаю таких стран, которые бы разрешили журналистам отправиться туда, где происходят военные столкновения, чтобы они, проявляя свое бесстрашие, снимали там какие-то сцены. Но думаю, что завтра или послезавтра вам эта возможность будет предоставлена.

Между тем присутствие журналистов на месте событий необходимо хотя бы для точной констатации фактов. Сейчас вопросов больше с каждым днем. Например, действия солдат Ислам Каримов с подачи своих военачальников оценивает так:

ИК: Когда вы, освещая события в Андижане, написали, что все правоохранительныеорганы разбежались, вы тут не правы. Вы этого не видели. Если кто-то вам позвонил оттуда и рассказал об этом, то на это я хотел бы сказать следующее: "у страха глаза велики". Есть такая русская поговорка. В таких случаях, как правило, все преувеличивают. Работники милиции и служба национальной безопасности города Андижана и области вели себя мужественно.

Тогда встает такой вопрос – как группа боевиков смогла без потерь для себя уничтожить четырех часовых в батальоне патрульно-постовой службы и вскрыть оружейный склад? Что в этот момент делали остальные 300 солдат и офицеров батальона? Каримову его офицеры доложили:

ИК: Мы приняли решение ближе подойти к зданию и блокировать здание.

Как могли тогда 10 боевиков , в том числе их командир Шарип Шакиров выйти из окружения, если здание было наглухо блокировано? Такие вопросы множатся… Власти сейчас решительно эксплуатируют «киргизский след» в андижанской трагедии. По словам Каримова о подготовке боевиков:

ИК: Центр, где они формировались - это юг Киргизстана и территория Ферганской долины. Наши предварительные данные пока таковы.

А когда боевики установили контроль над зданием администрации:

ИК: Вели они эти переговоры с территории Киргизстана и даже с территории Афганистана. Мы проследили один телефонный звонок в Афганистан, другой в Ош, а третий в Джелалабад.

И, наконец, уже в первые часы после штурма позиций боевиков выясняется:

ИК: Среди раненых мы сегодня имеем одного гражданина Киргизстана , по национальности киргиза , уже не говоря о тех узбеках, которые живут на территории юга Киргизстана.

А вот что добавляет к этому наш корреспондент Ораз Сарыев. По полученной им информации, в субботу вечером Ислам Каримов провел совещание с руководителями силовых ведомств. В ходе этого совещания он в крайне резкой форме критиковал их за то, что они до сих пор не смогли обнаружить фактов связи бунтовщиков в Андижане с движением "Талибан", с "Аль-Каидой" и с "Хизб-ут-Тахриром". Из-за этого, по словам президента, сделанное им в субботу заявление о том, что организаторы беспорядков – это исламские экстремисты, пока выглядит беспочвенным. Кроме того, Ислам Каримов заявил силовикам, что у него есть сведения о том, что корни событий надо искать в Киргизии. Об этом сообщил источник в одной из силовых структур республики. С другой стороны, по утверждению источника, Каримов похвалил действия сотрудников андижанского СНБ, которые открыли огонь на поражение при попытке бунтарей захватить здание городского управления СНБ. Узбекский лидер дал указание правоохранительным органам следовать этому примеру. Коснулся Каримов и работы журналистов. Как сообщил источник, президент страны заявил на закрытом совещании с силовиками, что в зоне Ферганской долины прессе делать нечего. "Мы не нуждаемся в оценке со стороны. Мы сами оценим ситуацию", - передал слова президента страны источник. Необходимо отметить, что многие СМИ, следуя за президентом Узбекистана, поспешили указать в качестве инициаторов андижанского восстания членов мусульманского движения "Акромия", которое теперь называют "филиалом" "Хизб-ут-Тахрир" и других радикальных исламских организаций. Однако "акромисты" – последователи Акрома Юлдашева, исповедуют "мягкий ислам", на основе которого они, по словам одного из их руководителей, объединились в движение для решения ряда насущных экономических и социальных проблем населения страны и, в первую очередь, Ферганской долины. В их числе, много бизнесменов, много бывших военных, ушедших в отставку после развала СССР. "Акромисты" создали фонд для социальной поддержки населения, и, в условиях нищеты в Ферганской долине, получили большую поддержку среди ее жителей.

Но вернемся к событиям в Андижане. Источник в МО республики рассказал корреспонденту "НВ", что в Ферганскую долину прибывают воинские подразделения, идет тяжелая техника. Военные устанавливают КПП на трассе Ош-Фергана через каждые пять километров. Военные стягиваются в Коканд, Наманган и другие города на востоке республики. С узбекской стороны в кольцо взят приграничный с Киргизией город Карасу. Как сообщает Ораз Сарыев, сам Андижан остается закрытым для посетителей, военные, согласно приказу, открывают огонь на поражение при малейшем возникновении подозрительных ситуаций. Так, в воскресенье утром военный патруль открыл огонь по автомобилю "Жигули", направлявшемуся в центр Андижана объездной дорогой. В машине находилась женщина и дети. После обстрела автомобиль загорелся. К автомобилю подъехал бронетранспортер. Дальнейшая судьба пассажиров нашему корреспонденту неизвестна.

Можно ли сказать, что властям удалось взять под контроль ситуацию в Ферганской долине? По мнению живущего в Германии эксперта по Центральной Азии Юрия Земмеля:

ЮЗ: Дело в том, что в Узбекистане предостаточно сил, которые хотели бы свергнуть режим Каримова. В Узбекистане, как в любой центрально-азиатской стране идет постоянное противоборство кланов. Так вот, андижанский, весьма влиятельный клан, был очень не доволен Каримовым и весьма болезненно переживал то, что Каримов всячески ущемляет этот клан. Было ясно, что клан попытается взять реванш. Что и произошло. За всем этим, к тому же, по-видимому, стоят очень крупные наркобароны. И этот клубок, когда появилась возможность затянуть его очень туго и задействовать сразу не один фактор, а несколько, делает события, происходящие в Узбекистане, ( именно происходящие, а не происходившие), я бы сказал, зловещими.

Мнение Юрия Земмеля разделяет и российский эксперт по терроризму Лев Корольков. Он указывает на связь между событиями в Андижане и "афганским фактором".

ЛК: Существует прямая связь. Никакой возмущенный народ не действует по такому четко отработанному плану, используя совершенно определенные тактические приемы по захвату зданий и учреждений. Достаточно нескольких организационных ядер, (а все сетевые структуры без исключения используют так называемые оргядра), достаточно двух-трех человек, убежденных в правоте любой идеи – конфессиональной, политической и так далее, чтобы сплотить и возбудить определенную группу населения, особенно когда для этого есть объективные условия. А они там есть. В Фергане серьезное кровопролитие было 15 лет назад, правда, тогда оно носило несколько иной характер, и проходило на фоне столкновений с киргизами. Конечно, у меня нет точных доказательств, но, основываясь на той информации, которой я располагаю непосредственно из Кабула, план дестабилизации в этих районах существует и реализуется. Проводятся несколько отвлекающих действий, а затем силы перебрасываются туда, где намечен удар. В Андижане все происходит не на голом месте, к этим событиям навстречу друг другу шли и власти, и организаторы.

Как говорит Юрий Земмель:

ЮЗ: Какая цель преследовалась теми, кто организовал нынешние выступления в Андижане? Во-первых, это, конечно же, проба сил, но не только. Одна из явных целей - это освобождение из заключения влиятельных лидеров в исламистском движении, чтобы дать им возможность действовать активно. При этом важно, что в этих событиях максимально усилится нестабильность в Узбекистане и не только там. Достаточно сказать, что под видом беженцев, которые сейчас хлынули в Киргизию, (и по некоторым данным, примерно 500 человек все же прошли через пограничные кардоны), на территорию Киргизии, и, вероятно, на территорию Таджикистана, прошли люди, вокруг которых будут создаваться вооруженные подразделения. По-видимому, на пути следования этих беженцев создаются тайники с оружием, боеприпасами, продовольствием для будущих выступлений. Ведь события, которые произошли и происходят в Узбекистане и Киргизии, несколько не ко времени. Обычно активность усиливалась, когда освобождались горные перевалы, потому что это давало возможность для маневрирования, для отступления, для переброски сил. Перевалы откроются только ближе к концу мая, тем более можно говорить, что происходит проба сил. Тем, кто организовывал эти события, прекрасно было известно, что Ислам Каримов - это не Акаев. Ислам Каримов будет действовать активно и жестко, если не жестоко, что собственно и было продемонстрировано в этот раз. То, что сейчас происходит в Узбекистане это лишь один из этапов того процесса, который будут протекать в дальнейшем и все с большими осложнениями. И не случайно выбрана именно Ферганская долина, где сосредоточена примерно четвертая часть населения Узбекистана. Здесь очень высокая рождаемость, очень низкий жизненный уровень, постоянно не хватает крестьянам воды и земли. Сейчас, безусловно, можно говорить, что Каримову, на стороне которого обученные войска, удалось перебросить мяч на сторону противника. Как будут развиваться события дальше, когда последует ответный удар можно только догадываться, но то, что этот удар последует непременно, в этом сомнений никаких нет.

Юрия Земмеля дополняет Лев Корольков:

ЛК: Cобытия будут развиваться в сторону дальнейшей напряженности. Это была репетиция, как и в Афганистане. В Афганистане существует избыток так называемого "вербовочного контингента" для такого рода действий. У них сейчас нет в силу сложившихся обстоятельств возможности применить там свои силы и знания и добывать средства к существованию иначе, как таким способом. Это обязательно захватит часть Таджикистана и Киргизии, в которой, в общем-то, брожение не успокоилось и носит латентный характер.

Юрий Земель считает также, что:

ЮЗ: Нынешняя ситуация очень сильно повлияет на итоги выборов в Киргизии, это безусловно. Люди там захотят не просто новой власти, а захотят власти не менее жесткой, нежели в Узбекистане.




События в Узбекистане: народное восстание или экстремистский мятеж?

17.05.2005. Известия

На этот вопрос "Известия" попросили ответить известных людей, биография которых тесно связана с Узбекистаном

Семен Новопрудский, заместитель главного редактора газеты "Время новостей"

- В Андижане власть цинично расстреляла толпу доведенных до отчаяния беспросветной нищетой и постоянными издевательствами начальства мирных жителей. Силой ликвидировав всю светскую оппозицию в стране, Ислам Каримов традиционно называет любой протест против своей власти провокациями исламских экстремистов, стремящихся уничтожить в Узбекистане светский режим и создать исламское государство. Всю ответственность за андижанскую трагедию несут официальные власти, которые довели народ Узбекистана до почти поголовной чудовищной бедности и поставили миллионы людей на грань физического выживания. В этом может убедиться каждый беспристрастный человек, которому удастся добраться до места трагедии.

Александр Абдулов, актер

- То, что происходит в Узбекистане, чудовищно. Уверен, толчок к произошедшему шел не изнутри. Ситуация была спровоцирована. Мало им Грузии, мало им Молдавии, мало им Киргизии! Теперь то же самое решили сделать в Узбекистане. Но в Узбекистане такой сценарий не повторится, потому что там очень сильна власть, очень силен Ислам Каримов. А то, что сейчас происходит в Ферганской долине, нужно пресекать на корню, а не рассусоливать! Я не знаю, кто провоцирует эти события, может быть, даже и американцы. Но у меня складывается такое ощущение, что ни Грузия, ни Киргизия им не нужны, им нужно нас задушить в объятиях ласковых. Думаю, что тот, кто стоит за этим, имеет виды на Россию.

Искандер Хисамов, заместитель главного редактора журнала "Эксперт"

- Положение вещей в Узбекистане, на мой взгляд, таково, что катастрофы не избежать. Тем более что экстремальная ситуация, разумеется, притягивает к себе экстремистов и поднимает их на гребень волны.

Нынешний социальный взрыв нарастал в течение нескольких лет. Причины его в нехватке воды и поливной земли для сельскохозяйственных работ. Население, в основном крестьянское, растет (уже сейчас в Ферганской долине и других оазисах его плотность составляет 400 чел. на кв. км), а новые рабочие места не появляются. Эту проблему можно было бы решить за счет создания рабочих мест в городах, но правящий режим не допускает свободного развития бизнеса в стране. Поэтому и в городах работы тоже нет.

Ирина Винер, главный тренер сборной России по художественной гимнастике, бывший тренер сборной Узбекистана, трехкратная чемпионка Узбекистана

- Я сужу о ситуации в Узбекистане с позиции простого человека и тренера. Это светское государство, где в последнее время были огромные подвижки в спорте и культуре. Впервые за много лет там стали проводиться Кубки мира по художественной гимнастике. Сейчас я нахожусь на соревнованиях в Баку, и здесь выступают две девочки из Узбекистана. Могло ли это быть в условиях исламистского государства? Сегодня Узбекистан - это страна, не допускающая прихода во власть воинствующего ислама, который всю дружественную нам Среднюю Азию хочет закрыть паранджой. И то, что происходит там сейчас, - это провокация со стороны соседних стран, в первую очередь Афганистана, где хорошо развита "Аль-Каида" и другие фундаменталистские группировки. Поэтому я целиком и полностью на стороне президента Каримова.

Эдуард Сагалаев, президент Национальной ассоциации телерадиовещателей

- Я родился в Самарканде и работал там и в Ташкенте работал - на радио, в газетах. Естественно, я пристально слежу за событиями в Ферганской долине.

Как говорил Наполеон, перевороты совершаются голодным брюхом. Экстремизм в любой форме рождается в результате глубоких социальных проблем. Ферганская долина - бурлящий котел Центральной Азии, где огромная рождаемость и мало рабочих мест, экономический упадок, нет промышленности. Семена экстремизма и исламского фундаментализма ложатся в хорошо разрыхленную почву. Находятся люди, прежде всего малообразованная, незанятая молодежь, которые легко идут за этими лозунгами, не всегда понимая их суть. В том, что в Узбекистане работают ячейки "Аль-Каиды", у меня нет никакого сомнения.

При этом я глубоко убежден, что Ислам Каримов, с которым у меня нет особой дружбы, но которого я знаю лично много лет, - абсолютно прагматичный, не падкий на соблазны личной власти человек. Он воплощает тип мудрого восточного правителя. И если он принимает жесткие меры к восставшим - значит, нет другого выхода. Конечно, у меня сердце болит и разрывается от того, что там погибают невинные люди. Но я не принимаю силу восставших, которая действует такими методами, как силу, содержащую хотя бы крохотное рациональное, позитивное зерно. Они открывают ворота тюрем, выпуская огромное количество заключенных, среди которых убийцы, воры, религиозные фанатики - абсолютно нетерпимые люди, одурманенные заповедями исламских течений, выдвигающие во главу угла бесправие человека и слепое поклонение каким-то догмам. Подобные религиозные убеждения мало ассоциируются с цивилизованным обществом.

В то же время некоторые вещи, происходящие в Узбекистане, меня очень настораживают. Например, слишком жесткие ограничения работы прессы. Под покровом секретности проще проводить не только разумные решения, но и выходящие за рамки необходимости репрессии, в том числе и массовые расправы, причем с невинными людьми.

С другой стороны, мне от моих друзей в Узбекистане, занимающих очень высокие посты, известно, что президент Каримов был на месте событий и вел переговоры с лидерами мятежников. Насколько мне известно, он сделал все, чтобы не допустить кровавых событий, и вел переговоры до того момента, пока не стало ясно, что в задачи организаторов не входит мир и сам факт переговоров был еще одним поводом для развития провокации и элементом сценария. У меня большое подозрение, что в событиях в Ферганской долине задействованы несколько сторон. Там сходятся геополитические интересы нескольких стран, включая США, Россию и некоторых мусульманских государств. Происходящее напоминает мне политический триллер, только кровь льется не киношная, а настоящая.

Я очень надеюсь, что это остановится, но те, кто это начал, не остановятся точно. Стабилизировать ситуацию могут, наверное, только усилия правительства и влияние на эту ситуацию мнения узбекских стариков и женщин. Традиционно в мусульманской общине, в том числе и в Узбекистане, позиция старейшин имеет невероятно сильное влияние. Этот фактор нельзя недооценивать.

Предугадать, что будет дальше, сложно. Очень важно, что есть внятная позиция руководства Узбекистана, которая сводится к тому, что паники не будет, не будет проявлено слабости. С другой стороны, те, кто все это организовал, не пожалеют людей. И противостоящие им силовые структуры тоже никого не пожалеют. А кто же тогда подумает о людях? Боюсь, что здесь на Аллаха слабая надежда. И для меня это главная проблема, когда простые люди оказываются жертвами большой политической игры.




Андижан. Победа или поражение?

17.05.2005. Литер (Казахстан)

Равиль Усманов (Алма-Ата)

Каримов говорит о 10 погибших. Правозащитники - о 600 убитых

В районе приграничного узбекского города Пахтаабад группа вооруженных людей предпринимает попытки проникнуть на территорию Кыргызстана. По мнению представителей правоохранительных органов города, эти люди могут быть мятежниками, устроившими беспорядки в Андижане, и заключенными, освобожденными из местной тюрьмы.

Андижанские события перешагнули границы города. Однако, судя по настрою властей Узбекистана, бунт не перерастет границы Ферганской области. Узбекские власти не боятся применять оружие в борьбе с восставшими. Ислам Каримов доказал, что он – не Аскар Акаев.

Реакция государств, заинтересованных как в Узбекистане, так и в своем присутствии в Центрально-Азиатском регионе, оказалась диаметрально противоположной ожидаемому взрыву негативных эмоций по отношению к Исламу Каримову, утопившему бунт в крови. Какой сценарий разыгрывается в Узбекистане? "Литер" попытался ответить на этот вопрос.

Итак, события в Андижане привели, как мы и предполагали, к расправе над мятежниками. Точное число жертв среди бунтовщиков назвать трудно, так как различные источники называют совершенно разные цифры, однако нас интересует прежде всего не это, а отношение к андижанскому бунту государств, имеющих виды и на Центрально-Азиатский регион в целом, и на Узбеки¬стан, в частности.

Кремль выразил поддержку Ташкенту, фактически оправдав силовые методы подавления восстания, к которым прибег И. Каримов. Для Москвы андижанские события были попыткой религиозных экстремистов захвата власти в республике. Это очень удобное прикрытие для России, позволяющее оказывать политическую поддержку Исламу Каримову.

Вашингтон на редкость мягко отозвался об андижанских событиях. "Мы озабочены вспышкой насилия, в особенности освобождением из тюрьмы некоторых членов террористической организации. Мы призываем правительство и демонстрантов быть сдержанными. Народ Узбекистана хочет видеть более представительное и демократичное правительство, но это должно быть достигнуто мирным способом, а не через насилие…" – эти слова пресс-службы Белого дома цитирует информационное агентство Reuters. Таким образом, можно предположить, что и Соединенные Штаты позволили Исламу Каримову ответить насилием на насилие.

Ислам Каримов в своем выступлении обвинил в андижанском бунте Кыргызстан, на юге которого и был спланирован мятеж, и партию "Хизб-ут-Тахрир", на которую вообще в последнее время в Узбекистане принято вешать всех собак. Словом, президент УР подыграл и России, и США, позволив главам этих государств прикрыть глаза на расправу с бунтовщиками, которые являются религиозными экстремистами. Так это выглядит со стороны. Однако попробуем порассуждать, что же на самом деле кроется за такими антигуманными (ведь в Андижане погибли и были ранены люди, а бунт еще не завершился, значит, будут и новые жертвы) позициями.

Россия, как мы уже говорили, просто устала терять позиции центрфорварда на постсоветском пространстве. Революции в Грузии, Украине и Кыргызстане, на ход которых не смог повлиять Кремль, привели к значительному ослаблению влияния России на государства Содружества. Силовое подавление мятежа в Узбекистане позволяет Москве оказать поддержку именно таким методам борьбы с "бархатной" эпидемией и тем самым дать понять сценаристам революций, что и в будущем Кремль будет поддерживать именно такую политику властей тех государств Содружества, где может вспыхнуть "оранжевое" заболевание. При этом очевидно, что в России думают о Беларуси, так как именно это государство считается сейчас следующим кандидатом на революционный переворот.

Гораздо интереснее позиция Соединенных Штатов, обычно реагирующих гораздо более нервно на события, менее подходящие под "нарушения прав человека", нежели андижанские. Если взять за основу версию, что бунт в Андижане – это попытка переворота, являющаяся звеном в цепи "бархатных" революций, которые, в свою очередь, есть часть глобального плана Вашингтона по демократизации мира, то непонятная мягкость Белого дома становится и вовсе необъяснимой. Если только…

Если только не вспомнить югославские события. На Слободана Милошевича администрация Клинтона не обращала никакого внимания до тех пор, пока не случился знаменитый на весь мир скандал с платьем стажерки Белого дома Моники Левински. Именно после оглашения сексуальных подробностей работы президента США Вашингтон всерьез озаботился нарушениями прав человека на Балканах. Чем закончилось – всем известно.

Можно предположить, что некий похожий сценарий разыгрывается сейчас и с участием Узбекистана. Ислама Каримова заманивают в ловушку, разрешая применять силу против людей, которые – почти наверняка – не имеют отношения к религиозным экстремистским течениям. С тем, чтобы впоследствии начать громкое расследование с судебным процессом в Гааге.

Кыргызстанский переворот, андижанские события превращают Ферганскую долину в очаг нестабильности, который заполыхает на долгое время. Не хотелось бы повторяться, мы уже говорили об этом во время кыргызских беспорядков, но до сих пор более-менее спокойный регион может стать рассадником терроризма, экстремизма, отличным путем транспортировки наркотиков, поставщиком нелегальных мигрантов, беженцев… В связи с чем на ум приходит инициатива президента Казахстана, озвученная им в ежегодном послании, о создании Союза Центрально-Азиатских государств. По сути, сейчас создавать этот Союз не с кем – в Кыргызстане нужно дождаться окончания президентских выборов, которые, вполне возможно, завершатся очередными беспорядками. Узбекистан еще долго будет расхлебывать кровавую андижанскую кашу. И не для чего – не бывает стабильных межгосударственных образований в нестабильном регионе.

Вопрос, кому выгоден был этот Союз, не стоит. Вопрос в том, кому этот Союз был не нужен.




Знамя ислама над Ферганской долиной

18.05.2005. НГ-Религии

Зураб Тодуа

Прогноз аналитиков полностью подтвердился событиями в Андижане

В потоке слухов, домыслов и комментариев, которые день за днем наслаиваются вокруг событий в Андижане, как-то незаметно на второй план отошла суть происшедшего. 20 апреля в "НГ-религиях" была опубликована статья "Амиры рвутся к власти", в которой, в частности, говорилось: "Вполне вероятно, что религиозные экстремисты захотят воспользоваться неразберихой в Киргизии и в ближайшее время (в мае-июле текущего года) попытаются организовать мятеж в Ферганской долине". Как видим, прогноз полностью оправдался.

Точный прогноз был сделан на основании анализа обстановки и сопоставления полученной из различных источников информации. Тогда было известно, что в Киргизии революция началась на юге, где проживает большая узбекская диаспора и сильны позиции исламской экстремистской организации "Хизб ут-Тахрир". Также было известно о том, что киргизские религиозные экстремисты связаны с исламистским подпольем в Ферганской долине.

Революция в Киргизии ослабила контроль центральных властей над положением в южных областях страны. В такой ситуации логично было предположить, что экстремисты попытаются воспользоваться ситуацией для того, чтобы совершить мятеж в узбекской части Ферганской долины. Причем именно сейчас, когда память о киргизской революции еще свежа.

Совершенно очевидно, что мятеж в Андижане был тщательно спланирован и организован членами подпольных религиозных группировок "Хизб ут-Тахрир" и "Акромийя". Судя по всему, их план состоял в том, чтобы дезорганизовать положение в долине, поднять панику, спровоцировать власти на жесткие меры, вызвать жертвы, а потом скрыться. И это вызывает наибольшую тревогу. В дальнейшем они могут попытаться совершить такой же налет на другие города Ферганской долины - Наманган, Фергану, Коканд или Маргелан.

Стратегическая цель подобных акций очевидна: деморализовать власти и поднять людей, чтобы в следующий раз на площадь в том или ином городе вышли не 3-5 тысяч, а десятки тысяч человек, чтобы применение войск стало невозможным. В такой ситуации, вероятно, исламисты рассчитывают на то, что солдаты и чиновники дрогнут и перейдут на сторону восставших.

В пользу религиозных экстремистов работает ряд факторов. Главный из них - серьезные социально-экономические проблемы в регионе. Властям необходимо немедленно предпринимать меры по преодолению недовольства людей - снизить налоговое бремя, дать больше свободы мелкому и среднему бизнесу, пойти на действительную либерализацию экономической жизни страны. Но в условиях, когда в стране действует сильное религиозное подполье, а светская оппозиция практически отсутствует, никакой альтернативы Исламу Каримову, кроме исламистов, нет и быть не может.

Из досье "НГР"

"Хизб ут-Тахрир аль-Ислами" (араб. - "Исламская партия освобождения") - суннитская религиозно-политическая организация, созданная в 1953 г. "Хизб ут-Тахрир" провозглашает себя "политической партией, идеологией которой является ислам". Название партии подчеркивает стремление ее членов достичь "полного освобождения от господства неверных". Цель партии - содействовать возвращению мусульман к исламскому образу жизни и распространению исламской веры в мире путем джихада. При этом декларируется, что реализация этой цели возможна лишь путем воссоздания единого (объединяющего весь исламский мир) теократического государства - халифата.

Филиалы "Хизб ут-Тахрир" проявляли активность в Египте, Иордании, Тунисе, Кувейте, Палестине, Турции и странах Западной Европы. С 1995 г. зафиксирована деятельность партии в Узбекистане. В последние годы в СМИ Средней Азии регулярно сообщается о деятельности экстремистов из "Хизб ут-Тахрир" и о регулярных арестах ее активистов.

Религиозная группировка "Акромийя" была основана в 1996 году бизнесменом Акрамом Юлдашевым, бывшим членом "Хизб ут-Тахрир" из Андижана. В своем сочинении "Путь к истинной вере" он доказывал, что ненасильственные методы "Хизб ут-Тахрир" разрабатывались для арабских государств и непригодны для Средней Азии. В отличие от "Хизб ут-Тахрир" Юлдашев считал, что исламская организация должна завоевывать власть на местном, а не на общенациональном уровне.




Драма Ферганской долины

18-24 мая. 2005. Московская среда

Андрей Грозин

Сегодня звучат самые разные оценки по поводу того, что произошло и происходит в Узбекистане. Мне представляется, что все-таки это следует называть не какой-то очередной «революцией» на постсоветском пространстве, а просто-напросто попыткой вооруженного мятежа в одном отдельно взятом городе - Андижане - с перспективой распространить эту нестабильность на близлежащие регионы, на всю Ферганскую долину. И в случае успеха первой и последующей фаз захвата власти в долине либо попытаться раскачать ситуацию и свергнуть существующий политический режим Ислама Каримова, либо по крайней мере попытаться провозгласить некое независимое государственное образование на территории Ферганской долины.

Почему мятежникам сравнительно легко удалось взбудоражить толпу? Сказалось то, что в Ферганской долине очень много «горючего материала». Проблемы, характерные для Узбекистана в экономике и социальной сфере, именно здесь приобрели наиболее радикальные, по сути, кричащие формы. Средняя зарплата в Узбекистане - 30-35 долларов, но это общереспубликанская цифра. Надо иметь в виду, что на территории Ферганской долины эти цифры гораздо ниже. Во-вторых, 35 долларов - это в значительной мере сумма, которая складывается с учетом зарплаты работников промышленности. На селе же эта цифра на 10-15 долларов меньше, то есть аграрный сектор страны живет в значительной мере натуральным хозяйством. А Ферганская долина является по большей части как раз аграрным регионом. Не считая такого отдельного и в общем-то не делающего погоду предприятия, как автозавод фирмы «Дэу» (расположен поблизости от Андижана), никаких других крупных промышленных объектов в долине не существует.

Честно говоря, я сомневаюсь, что в нынешних событиях в Узбекистане присутствует внешнее воздействие, допустим, на уровне не до конца уничтоженных талибов. Но все эти действия были явно не спонтанными. Поскольку и захват арсеналов в воинской части, и освобождение заключенных, и дальнейшее взятие повстанцами под контроль центра города произошли в очень короткие сроки. Во-вторых, даже по тем фотоматериалам, которые поступали из Андижана до разгона митинга, было видно, что толпа мирных граждан контролируется вооруженными людьми. То есть на каком-то низовом уровне все-таки присутствовала организация. Вопрос в том, насколько имеется здесь внешнее влияние, либо это сугубо внутриферганский элемент.

Дело в том, что в долине до середины 1990-х годов очень серьезную роль играла религиозная оппозиция существующему светскому режиму. Оппозиция, носившая, по сути дела, непримиримый характер по отношению и к президенту Каримову, и к силовым структурам Узбекистана. Очевидно, что после проведения антиталибской операции и разгрома на территории Афганистана подразделений исламского движения Узбекистана вооруженная исламистская оппозиция утратила на территории республики то влияние, которое она имела в Ферганской долине. Но наверняка какая-то подпольная инфраструктура в долине существует до сих пор. Я думаю, что именно эти радикально-оппозиционные и религиозно окрашенные группы, не связанные между собой в какую-то единую, стройную организацию, разрозненные, но тем не менее имеющие большое количество сторонников, и сыграли значительную роль в том, что случилось в Андижане.

Трудно сказать, какие уроки извлечет из всего, что произошло и еще происходит, Ислам Каримов. Но стиль, который был продемонстрирован при подавлении мятежа – то есть предельно жесткие меры без оглядки на потери среди мирного населения, однако же способствовавшие тому, что беспорядки прекратились быстро, по сути в течение суток, - позволяет сделать одно предположение. Каримов и в дальнейшем при подобном развитии ситуации в других городах и регионах будет действовать примерно по той же самой схеме.

Что касается России, то в данной ситуации мы повели себя так, как только, наверное, и следовало. Устранившись от какого бы то ни было активного участия, согласившись с трактовками всего, что произошло в Андижане, с официальным Ташкентом, мы, во-первых, не испортили отношения с Каримовым (скорее наоборот).

Другой вопрос, что, по сути дела, режим Каримова все же остается весьма ненадежным. Долго сидеть на штыках довольно-таки сложно. Поэтому России надо вести взвешенную политику. Прежде всего не позволять втянуть себя во внутриузбекское противостояние, а оно наверняка будет разворачиваться и дальше. Очевидно, что, с одной стороны, надо демонстрировать понимание ситуации в Узбекистане, аналогичное тому, которое имеется у официального Ташкента. Но слишком близко в эту тему не влезать. Ведь противоречия, борьба элит, социальная напряженность, экономические проблемы в этой стране с подавлением мятежа не исчезли.

Мне кажется, Узбекистан должен стать государством, с которым мы будем сохранять достаточно позитивные отношения, но в первую очередь в области бизнеса. Переходить на позиции полноценного стратегического партнерства со всеми вытекающими отсюда последствиями нам, наверное, не стоит.




Насилие в Узбекистане создает дополнительные проблемы для России в ее среднеазиатской политике

18.05.2005. EurasiaNet

Игорь Торбаков

На официальном уровне Россия продолжает поддерживать администрацию узбекского президента Ислама Каримова, а российский министр иностранных дел Сергей Лавров соглашается с заявлением Ташкента о роли исламских боевиков в последних актах насилия в Андижане и его окрестностях. Однако на самом российские стратеги глубоко встревожены тем обстоятельством, что политика не идущего на компромиссы и опирающегося на силовые методы Каримова становится одним из факторов дестабилизации Узбекистана.

Вопреки заявлениям узбекского правительства о том, что ситуация в восточной оконечности узбекского сектора Ферганской долины, включая Андижан, стабилизировалась, в регионе все еще сильны конфронтационные настроения. В предрассветные часы 17 мая повстанцы совершили партизанские набеги на блок-посты в Андижане, ранив по меньшей мере одного милиционера. О потерях среди мятежников ничего не сообщается. Между тем спецназ, как сообщается, задержал несколько сотен узбеков по подозрению в участии в андижанских событиях, в результате которых погибло более 700 демонстрантов.

Не приводя никаких доказательств, Каримов утверждает, что андижанские события – начавшиеся с того, что вооруженные люди захватили местную тюрьму и освободили несколько сотен заключенных, – являются хорошо спланированной операцией исламских боевиков, получивших материально-техническую и организационную помощь от международных террористических организаций. Рассказы очевидцев опровергают каримовскую версию событий, и некоторые правительства иностранных государств, а также международные и правозащитные организации подвергают критике его заявление.

Россия в основном соглашается с объяснением Каримова. Однако в своем интервью от 17 мая российской газете "Известия" министр иностранных дел Сергей Лавров несколько изменил свою прежнюю позицию. Лавров в целом согласился с оценкой Каримова, заявив, что исламские боевики провели в Андижане операцию по заранее "подготовленному плану". В то же время он оставил России пространство для маневра, заметив, что эта оценка основана на "данных, которые требуют серьезной перепроверки".

"К глубокому сожалению, погибло очень много ни в чем не повинных граждан. И с причинами этого необходимо разобраться", – заявил Лавров "Известиям".

События в Андижане создали дополнительные трудности для определения внешнеполитической позиции России. За последний год или около того Россия усилила поддержку Каримова, а узбекский лидер дистанцировался от США, главным образом потому, что, на взгляд Ташкента, Вашингтон стал локомотивом прокатившихся по СНГ в последние полтора года революций.

Более десяти лет Кремль полагал, что авторитарная администрация Каримова является лучшей гарантией стабильности в Узбекистане. События в Андижане показали, что те, кто ставил знак равенства между беспощадностью режима и его способностью сохранять стабильность, ошибались, считают некоторые аналитики. Все большее число российских политических деятелей, все еще стремящихся восстановить влияние Москвы в Узбекистане, считают, что проводимая Каримовым силовая политика гибельна и способна взорвать существующий в Средней Азии политический порядок. Тем не менее Кремль колеблется, не решаясь изменить свою позицию в отношении Каримова.

По сообщению кремлевской пресс-службы, российский президент Владимир Путин имел 14 мая телефонный разговор с Каримовым и выразил беспокойство в связи с возможной дестабилизацией в Средней Азии. Выступая в тот же день по радиостанции "Маяк", первый заместитель министра иностранных дел России Валерий Лощинин сообщил о срочном создании "кризисной группы" под эгидой МИДа. Он признал также, что Россия встревожена "взрывоопасной ситуацией" в Ферганской долине.

Когда 13 мая поступила первая информация о кризисе в Андижане, российские дипломаты заявили, что его причиной могла стать широко распространенная бедность. "Сложное социально-экономическое положение... определенная слабость власти... исламский фактор... все это вместе взятое с учетом недовольства населения уровнем своей жизни и предопределяет взрывоопасность ситуации", – заявил Лощинин в интервью радиостанции "Маяк". Однако после телефонного разговора Путина с Каримовым подход российского руководства заметно изменился, и Лавров и другие чиновники высшего ранга обвинили в андижанских событиях "внешние экстремистские силы, такие как талибы".

По мнению аналитиков, андижанский кризис в конце концов заставит Кремль изменить политику в отношении Каримова. Главный стратегический интерес России в Средней Азии – поддержание там стабильности, однако все больше экспертов видят в Каримове источник потенциальной нестабильности.

Главной проблемой, стоящей сегодня перед Россией и остальными членами международного сообщества, является отсутствие в Узбекистане иной заметной политической силы, кроме Каримова, на которую можно было бы положиться в задаче поддержания стабильности. Вакуум власти в Узбекистане может привести к катастрофическим последствиям на всей территории Центральной Азии и за ее пределами, открыв путь для резкого роста наркоторговли и иной преступной деятельности, а также создав новые надежные убежища для международных террористических организаций.

В период своего более чем 15-летнего пребывания у власти Каримов подавлял всех своих политических соперников и установил жесткий контроль над экономической жизнью страны. В одной из статей в газете "Коммерсант" от 16 мая говорится, что Каримов "уничтожил светско-демократическую оппозицию и породил исламскую. Уничтожил исламскую и породил экономическую. Расправившись с нею, породил оппозицию местных элит".

Учитывая, что администрация Ислама Каримова перекрыла практически все возможности для реализации политических и экономических амбиций граждан, нет ничего удивительного в том, что оппоненты режима берутся за оружие, считают некоторые российские эксперты. Зловещим признаком, указывающим на будущую дестабилизацию в Узбекистане, является то, что, как показывают андижанские события, некоторые участники антиправительственные акций доведены до отчаяния и готовы драться насмерть.

Андрей Грозин, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ (Москва), заявил, что Каримов загнал себя в "очень сложную ситуацию". Постоянно ориентируясь только на силовые методы диалога с любой оппозицией, сказал Грозин в интервью веб-сайту Strana.ru, он очень серьезно сократил поле для маневра и попал в ситуацию порочного круга. Подавляя оппозицию, режим плодит недовольных и в то же время "сужает для себя возможность воздействия на ситуацию несиловыми методами", заявил Грозин.

По словам других экспертов, до тех пор пока в Ферганской долине не будут решены социально-экономические проблемы, "о стабильности в Средней Азии можно и не мечтать". Аналитик Дмитрий Верхотуров в статье на веб-сайте APN.ru считает, что обнищавшее население Ферганы будет и впредь служить источником революций. "Для революции, по образу и подобию киргизской, в Узбекистане есть все предпосылки", – пишет Верхотуров.

Российская политика в Центральной Азии должна основываться исключительно на прагматизме, говорят некоторые аналитики. В то же время, утверждают они, вполне возможно, что времени для решения узбекской проблемы и сохранения стабильности уже не остается.

"Еще недавно казалось, что режим Каримова незыблем, но оказывается, это совсем не так", – заметил на веб-сайте Politcom.ru директор Института военно-политического анализа Александр Шаравин. "И, конечно, власть Каримова в любую секунду может быть свергнута, это нужно понимать".

По мнению нескольких экспертов, благоприятная возможность для мирной смены власти в Узбекистане, скорее всего, упущена. Продолжающие поступать сообщения о стрельбе в окрестностях Андижана указывают на то, что в Ферганской долине начинается долгий период мятежей. "Если [жители] Средней Азии наконец возьмутся за оружие, стрельба будет продолжаться долго", – говорится в комментарии, размещенном на веб-сайте Gazeta.ru.




Каримов теряет власть

18 - 25 мая 2005. Российские вести

Ахмед Алияров

Кто стоит за эпидемией "героиновых революцией"

После событий в Киргизии многие аналитики предполагали, что попытки свергнуть существующие режимы будут предприняты в других государствах Центральной Азии. Назывался и очаг возможного восстания - Ферганская долина. На ее небольшой территории проживает около 12 миллионов человек - узбеки, киргизы и таджики. Это более 40 процентов населения Узбекистана.

Судя по поступающим сообщениям, мятеж в городе Андижан подавлен. Боевики, захватившие тюрьму и здания местной администрации, отступили в сторону Киргизии. Сайт Фергана.Ру отмечает, что в ферганский аэропорт прибывают один за другим самолеты с дополнительными войсками и силами милиции. Президент Узбекистана Ислам Каримов, спустя два дня после начала андижанских событий, на пресс-конференции следующим образом квалифицировал ситуацию: "Попытками некоторых стран насаждать демократию в Центральной Азии может воспользоваться третья сила. Это силой является радикальный ислам".

Указаны и организации, которые причастны к событиям в Андижане: представители религиозной секты "Акрамия", названной по имени Акрама Юлдашева - участника другой исламской организации "Хизб ут-Тахрир". Именно члены этой исламской радикальной исламской группировки, как считает глава Узбекистана, предприняли попытку осуществить захват власти по "киргизскому сценарию".

Главная проблема теперь в том, как Ташкент дальше будет просчитывать развитие событий. Если в Андижане мятеж возник стихийно (что маловероятно), то можно констатировать победу Ислама Каримова. Если речь все же идет только о первом звене в осуществлении запланированной "хлопковой революции", то жесткое подавление мятежников предполагает и дальнейший кровавый ход событий с самыми тяжелыми последствиями для ситуации во всем регионе Центральной Азии.

Тут позиции многих аналитиков расходятся. Например, вице-президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов считает, что "никакие силовые акции в Андижане не спасут ситуацию, наоборот, пролитие крови приведет к более трагической смене власти". Тот же Леонид Ивашов акцентирует внимание на ошибках, допущенных Исламом Каримовым. Одна из главных - сужение политической элиты и опора только на самое ближайшее окружение.

Что это за сила? Если проанализировать позицию США и ЕС относительно событий в Узбекистане, то она официально сдержанна. Правда, западные СМИ отрабатывают уже сложившийся пропагандистский стереотип об Узбекистане и самом Исламе Каримове: более благожелательное отношение к мятежникам, нежели к действующим властям, которых обвиняют в тоталитаризме и в том, что они не в состоянии поднять уровень жизни подавляющей части населения. Это наводит на мысль, что Запад и прежде всего США, возможно, ожидали "революции" в Узбекистане. Однако американские аналитики не уверены в том, что события в Узбекистане будут развиваться именно по предполагаемому ими сценарию. Отсюда и осторожность.

Москва действовала более решительно. Она поддержала Ислама Каримова, который позвонил Владимиру Путину и проинформировал его о том, что происходит в республике. Москва, как и Ташкент, считает, что в попытках дестабилизации обстановки в Узбекистане замешана "Хизб-ут-Тахрир", чьи боевики просочились на территорию этого государства извне. И логика в подобных рассуждениях есть.

Если исламские экстремисты действительно готовились к провозглашению так называемого халифата в Ферганской долине, то воспользоваться случаем ослабления власти в Киргизии после отставки Акаева "сам Аллах велел". Но есть и другая точка зрения. По мнению некоторых аналитиков, события в Андижане вовсе не "цветная революция", а попытка криминальных элементов и среднеазиатских наркобаронов, тесно связанных с радикальными исламскими кругами, обеспечить прямой транзитный канал для наркотиков из Афганистана в Европу. Узбекистан сегодня как государство с жесткой, почти тоталитарной системой безопасности - одно из главных препятствий на этом пути.

В таком случае Ташкент вправе рассчитывать на поддержку своих действий не только со стороны Москвы, но и Запада. Что же касается методов подавления мятежников в Андижане, то для знатоков региона тут нет ничего удивительного: там всегда как аукается, так и откликается. Фактор силы часто определяет многое, если не все.

Любопытна реакция на узбекские события и со стороны соседних государств. Например, в Киргизии буквально в тот же день, когда начался мятеж в Андижане, быстро пришли к соглашению два основных кандидата на пост президента - Феликс Кулов и Курманбек Бакиев. Справедливо опасаясь продолжения андижанских событий уже в Киргизии, они договорились, что Бакиев будет участвовать в выборах и победит в них, а Феликс Кулов будет назначен премьер-министром с расширенными полномочиями. Похоже, теперь Бишкек и Ташкент начали действовать согласованно в борьбе с исламским экстремизмом, что, в свою очередь, означает начало качественно иного политического процесса в масштабах всего региона.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ