Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №137(01.01.2006)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


От иллюзий к прагматике

14 декабря 2005 г., Дмитрий Каврук, «Время», Кишинев

Баланс сил

Приднестровский вопрос для Молдовы - это вопрос жизни и смерти, принципиальный в определении государственности и будущего страны. До 2005 года Кишинев добился некоторых позитивных внешнеполитических изменений вокруг международного видения будущего статуса левобережного региона. Но все же положительная позиция западных держав остается достаточно зыбким фундаментом для долгосрочной перспективы.

Например, у США и России есть длинная колонка конфликтующих интересов, и может случиться так, что позицию США по Молдове Госдеп “разменяет” на компромисс России по центральной Азии. Примерно так произошло на саммите ОБСЕ в Порто, когда США фактически в последний момент круто развернулись в оценке невыполнения Россией решений стамбульского саммита по вывозу вооружения и принялись уговаривать молдавскую делегацию подписать документ, не соответствующий национальным интересам. В контексте таких многоуровневых дипломатических игр особое, стратегическое значение имеет позиция Украины, которая не только является страной-гарантом в переговорном процессе, но и обладает уникальными рычагами влияния на левобережье в условиях полного замыкания приднестровских территорий между правобережной Молдовой и Одесской областью.
         Сквозь розово-оранжевые очки

До “оранжевой” революции Украина в слабой степени была готова воспринимать интересы Кишинева. Решающим фактором украинской пассивности в приднестровском урегулировании был экономический интерес группировки экс-президента Леонида Кучмы в левобережном регионе. В условиях, когда только один Молдавский металлургический завод в Рыбнице мог приносить бешеные деньги украинской политической элите в условиях процветания контрабанды, официальный Киев был в значительной мере ориентирован на сохранение статус-кво этого региона.

После появления в Украине весомой оппозиции, которая потенциально была готова активно бороться за власть, Кишинев увидел надежду в том, что помимо поддержки слабого ОБСЕ и изменчивых западных держав, может появиться поддержка региональной силы, которая в состоянии в корне изменить баланс сил вокруг Приднестровья. Именно поэтому Молдова одной из первых признала легитимность новой власти в лице президента Виктора Ющенко.

И действительно, прогнозы Кишинева начали сбываться. Проявив яркую западноцентричную направленность, обновленный Киев должен был доказать Европе свою решимость в продвижении идей демократии и прочих западноевропейских ценностей, показать, что способен стать новым региональным лидером в восточноевропейском регионе. Поэтому приднестровский вопрос, который до этого, наверное, не входил и в десятку украинских приоритетов, передвинулся на первые места. Стали делаться весьма яркие и непривычные для украинцев заявления. Устами первых государственных лиц Украина начала называть Приднестровье “криминальным анклавом” и “черным пятном на теле Европы”.

План Ющенко подтвердил желание играть ключевую роль в регионе. План был действительно революционной матрицей решения конфликта. Впервые были поставлены условия перед началом переговоров - демократизация и демилитаризация Приднестровья. Начался розовый период взаимных ожиданий. Молдова искренне полагала, что придет новая власть, которая будет свободна от экономических интересов, и за-блокирует границу. Блокирование границы однозначно заставило бы Тирасполь остановиться на значительно более конструктивной позиции, и приднестровский вопрос мог бы быть достаточно быстро решен на условиях Кишинева.

Такие же романтические ожидания были и с украинской стороны, которая полагала, что сможет убедить Кишинев и Тирасполь сесть за стол переговоров и быстро продвинуться вперед: запустить процесс демократизации, провести в конце 2005 года выборы в Приднестровье, и к маю 2007 года полностью решить проблему. Но реальность оказалась намного сложнее.

Начало недоверия

В процессе выработки украинских инициатив, некоторые желания Кишинева не были удовлетворены. Например, Молдова не понимала, почему нужно назначать конкретные сроки выборов в Приднестровье. А Украина хотела показать на своих мартовских выборах в парламент конкретный результат. Это не способствовало укреплению взаимопонимания.

Появилось некоторое разочарование обеих сторон по отношению друг к другу. Кишинев увидел, что экономический фактор никуда вместе с Кучмой не исчез, и стал делить политические элиты Киева на приверженцев зла и добра (Порошенко и Тимошенко). В Киеве создалось впечатление, что Кишинев ввязывается во внутриполитическую борьбу Киева и некорректно лоббирует Тимошенко.

А летом Молдова интерпретировала план Ющенко таким образом, что это не понравилось самой Украине. Но Кишинев не уступил просьбам Киева. В итоге стороны начали воспринимать друг друга с точки зрения худших ожиданий.

Отрезвление Украины

С одной стороны, желаемый в Киеве приднестровский блицкриг закончился неудачей. С другой - Киев ждало большое разочарование в западном направлении. Июльский провал европейской конституции сильно уменьшил возможность Евросоюза что-то предоставить Украине. В Киеве поняли, что в ближайшее время не поступит никаких предложений по компенсации возможных жертв от противостояния с Россией по решению приднестровского конфликта. За исключением британского премьера Тони Блэра, Украину не посетил ни один видный западный деятель. Ни Буш, ни Ширак. Зато приехал Путин и пообещал, что еще приедет.

В условиях, когда личный рейтинг Ющенко упал в два раза, европейское будущее осталось таким же абстрактным, как и в начале оранжевого пути. После того как этой осенью Украину накрыл мощнейший внутриполитический кризис, в Киеве произошло отрезвление и понимание того, что у России гораздо больше рычагов влияния на Украину, чем у Запада.

Пройдя через шок после парламентских выборов на Украине, когда Россия не смогла привести к власти своего кандидата Януковича, Москва поняла, что проиграно сражение, но не война. Очередное сражение предстоит в марте 2006 года. Россия готова использовать все рычаги, и Украина это понимает.

Горячая зима

Внутриполитическая украинская ситуация в последнее время осложнилась еще больше. Предвыборная борьба за парламент уже идет полным ходом, а на носу зима, которую надо прожить с российским газом. Украина зависима от России в энергетическом плане, хоть и меньше чем Молдова. Она импортирует около 80% нефтепродуктов, 70% газа. Две трети нефтеперерабатывающих мощностей шести главных украинских заводов контролируются российскими компаниями, одна треть - украинскими.

В этой ситуации повышение “Газпромом” цен для Украины стало исключительным ударом по ее позиции в вопросе приднестровского урегулирования. Надо сказать, что сейчас у Украины нет консолидированного внешнеполитического курса и общей модели реакции на те или иные внешние вызовы.

Решение “Газпрома” вызвало шквал самых разнообразных заявлений - от официальных деклараций, что Украина будет просто воровать российский газ, до угроз, что будет пересмотрена цена нахождения российского черноморского флота в украинской акватории. В итоге Ющенко ничего не оставалось, как согласиться с повышением цены. Последняя просьба Киева - повышение цены не должно быть одномоментным.

В сложившихся условиях пришедшим к власти евродемократам, еще не окрепнувшим после тяжелой осени, цена вопроса - не роль флагмана в урегулировании, а сохранение своей власти. Поэтому сейчас приднестровский вопрос отодвинут со второго места на десятое. Нарождается сильная волна более мягкого и терпимого отношения к Москве, формируется более восприимчивая позиция по отношению к тому, как Россия видит решение будущего Приднестровья. Сейчас Украина вынуждена отмежевываться от любых жестов, которые могут быть не так интерпретированы в Москве. Эксперты отметили четкое изменение курса Украины в сторону прагматического русла.

План Ющенко-Козака

Если в мае Украина играла соло в приднестровском вопросе, который шел вразрез со многими российскими и приднестровскими позициями, то в сентябре и октябре на переговорах в расширенном пятистороннем формате в Кишиневе и Тирасполе Киев занял выжидательную позицию. Стало заметно, что Украина не готова продолжать действовать независимо от Москвы и выступать с предложениями, которые кардинально разнятся с российскими. Мало того, с конца октября украинские и российские дипломаты готовят текст совместного заявления по своему общему видению решения приднестровского конфликта. С этими заявлениями должны будут выступить Ющенко и Путин. Идут редакционные правки, которые говорят, что Украина стала откровенно подыгрывать России.

То, что было трудно представить еще летом, сегодня является реальностью. Похоже, сегодня Россия и Украина исключают из процесса переговоров ОБСЕ, США и ЕС и заменяют практику общего консенсуса сепаратными соглашениями.

Пока реакция официального Кишинева сдержанная. Министр реинтеграции Василий Шова сообщил газете “Время”, что новый курс Украины в приднестровском урегулировании не остался незамеченным. Но, полагает Шова, в контексте будущих выборов эти изменения можно понять и относиться к ним надо соответственно. Похоже, что-либо внятное в стратегии Украины по Приднестровью может прозвучать только после марта 2006 года.

Россия нашла способ остаться в Приднестровье

17 декабря 2005 г., Владимир Соловьев, «Коммерсант»

Прикрыть российских военных должна ОБСЕ

Вчера в Молдавии закончились переговоры по урегулированию приднестровского конфликта в формате "5+2" (Россия, Украина, ОБСЕ, Молдавия, Приднестровье, США и ЕС). Они проходили на фоне новых резких заявлений молдавских властей в адрес Москвы и фактически завершились провалом. Приднестровье настаивает на прямых переговорах с Молдавией, Кишинев категорически против.

Накануне встречи посредников с конфликтующими сторонами президент Молдавии Владимир Воронин обвинил Россию в том, что она хочет "сделать из Приднестровья второй Калининград". Это, по его словам, нужно, чтобы в будущем иметь плацдарм в тылу у НАТО, куда уже вошла Румыния и хочет вступить Украина. Заявление прозвучало очень не вовремя: как раз в это время молдавская правительственная делегация находилась в Москве и пыталась договориться с "Газпромом" о том, чтобы цены на газ со следующего года повышались поэтапно. Переговоры закончились провалом.

Еще одним раздражителем стала совместная инициатива президентов России и Украины Владимира Путина и Виктора Ющенко, которые заявили в четверг, что российская миротворческая операция в Приднестровье может быть трансформирована в мирогарантийную операцию под эгидой ОБСЕ. Кишинев не стал официально комментировать эту инициативу, однако молдавский переговорщик по приднестровской проблеме министр реинтеграции Василий Шова назвал это заявление вмешательством во внутренние дела Молдавии.

О причинах недовольства молдавских властей Ъ рассказал высокопоставленный источник в правительстве республики. Он сообщил, что, по данным Кишинева, Москва намерена в ближайшее время придать всем российским военным, находящимся в Приднестровье, статус миротворцев. "Таким образом, полторы тысячи военных, которых мы требуем вывести до конца этого года, станут не оперативной группой российских войск, а миротворцами. Затем они вывезут оставшуюся военную технику и объявят, что Россия выполнила стамбульские обязательства". По словам молдавского чиновника, после этого России останется лишь договориться с ОБСЕ о том, чтобы миротворческие силы остались там под эгидой ОБСЕ: "Получается, что никаких изменений не произойдет. Российские солдаты просто нацепят эмблемы ОБСЕ и продолжат стоять на нашей земле".

На таком фоне о достижении каких-либо договоренностей не могло быть и речи. Кишинев по-прежнему отказывается договариваться с Тирасполем напрямую, считая, что приднестровские лидеры не являются самостоятельными игроками, а действуют по воле Москвы. Приднестровцы же говорят, что решение должны искать конфликтующие стороны. К переговорному процессу в его нынешнем виде Тирасполь относится скептически. "То, что происходит, я переговорами не считаю. Это лишь консультации по возобновлению переговоров",– заявил вчера спикер парламента непризнанной Приднестровской республики Григорий Маракуца.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2021 Институт стран СНГ