Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №54(15.06.2002)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ЗАКАВКАЗЬЕ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН



Хроника

4-5 июня. В Алма-Ате прошел первый саммит Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Он завершился подписанием Алматинского акта, документа, в котором участники совещания высказались за обеспечение региональной и международной безопасности, мирное урегулирование конфликтов старых и предотвращение новых, а также выразили готовность вести диалог цивилизаций.

Однако, посадить за один стол президента Пакистана Первеза Мушаррафа и премьер-министра Индии Атала Бихари Ваджпаи и запустить переговорный процесс между ними не удалось. Дело ограничилось двусторонними встречами В.Путина с каждым. На этих встречах они подтвердили свои известные позиции. Мушарраф подтвердил готовность вести переговоры с Дели по кашмирской проблеме и отрицал причастность Пакистана к кашмирскому сепаратизму. А Ваджпаи наотрез отказался от каких-либо переговоров с Мушаррафом до тех пор, пока Исламабад не на словах, а на деле не прекратит поддержку трансграничного терроризма в Кашмире.

Принятые в Алма-Ате итоговые документы - акт о создании общего пространства безопасности, декларации об искоренении терроризма и содействии диалога между цивилизациями - идут несколько дальше, но носят пока, в основном, декларативный характер.

6 июня. Зампредседателя Комитета нацбезопасности (КНБ) Казахстана генерал-майор Бауыржан Елубаев сообщил журналистам, что радикальные религиозные движения активизируют свою деятельность на территории республики. Несколько иностранных миссионеров уже выдворены из страны. КНБ «тревожит активизация деятельности религиозно- политической партии "Хизб-ут-Тахрир", которая ставит своей целью создание в центральноазиатском регионе единого теократического халифата», отметил генерал.

Он напомнил, что в октябре-ноябре прошлого года, а также в апреле 2002 года сотрудниками спецслужб на юге Казахстана зафиксированы факты распространения экстремистами листовок антиамериканского и антисемитского содержания. Ранее у четырех членов "Хизб-ут-Тахрир" спецслужба изъяла оружие, взрывные устройства и листовки антиконституционного содержания.

Июнь После многочисленных арестов подпольная религиозная партия "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами" вновь проявила себя на юге Киргизии.

Последней ее акцией был призыв к джихаду против Израиля. Киргизские спецслужбы полагают, что именно тахрировцы в немалой степени способствовали раскачиванию обстановки на юге республики. Здесь последователей этой партии от 2 до 4 тыс., хотя точное число назвать никто не может: партия хорошо законспирирована. Правоохранительные органы задерживают в основном рядовых партийцев, каждый из которых может назвать 4-5 человек, да и то по кличкам. Имея свои подпольные мини-типографии, тахрировцы работают в основном на базарах. В областном центре Ош вновь появились листовки с оценкой происшедших здесь волнений. На этот раз радикалы обвинили в гибели людей США, которые, якобы, провоцируют выступления народа против властей.

7 июня. В Санкт-Петербурге, в ходе двусторонней встречи президентов Казахстана Нурсултана Назарбаева и России Владимира Путина, подписано межправительственное долгосрочное соглашение о транзите казахстанской нефти через территорию России

Соглашение рассчитано на 15 лет. Предполагается, что Казахстан будет транспортировать свою нефть в объеме более 15 млн. т. в год. При этом основной объем будет направляться через систему компании "Транснефть", а также 2,5 млн. т. по трубопроводу Актау – Махачкала.Ранее две стороны ежегодно подписывали соглашение о транзите казахстанской нефти через территорию РФ.

7 июня. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сказал журналистами, что по условиям Хартии ШОС государство-участник может быть исключено из организации за "систематическое неподчинение" коллективным решениям.

7 июня. В Санкт-Петербурге открылся саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Саммит открыл российский президент. Владимир Путин, Цзян Цзэминь, Нурсултан Назарбаев, Аскар Акаев, Ислам Каримов и Эмомали Рахмонов в узком составе внесли завершающие штрихи в формирование правовой основы этой укрепляющей влияние организации, обсудили перспективы расширения своего многостороннего взаимодействия и затронули актуальные международные проблемы.

По итогам встречи в верхах были подписаны основополагающие документы - Хартия, представляющая собой, по сути, устав организации, Политическая декларация и Соглашение о региональной антитеррористической структуре (РАТЦ).

Владимир Путин выразил благодарность председателю КНР Цзян Цзэминю за приглашение разместить секретариат ШОС в Пекине и президенту Киргизии Аскару Акаеву за предложение разместить региональную антитеррористическую структуру в Бишкеке.

"Теперь надо, не откладывая в долгий ящик, приступить к подготовке мер по развитию этих структур", - подчеркнул президент России.

После завершения официальной части саммита Владимир Путин провел со своими коллегами в Таврическом дворце двусторонние переговоры.

Особое внимание наблюдателей привлекло создание антитеррористического центра, что было предусмотрено Шанхайской конвенцией о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Эта структура фактически становится первым договорно оформленным постоянно действующим органом ШОС. Предполагается, что она будет тесно взаимодействовать с аналогичным центром в Бишкеке, учрежденном в рамках Договора о коллективной безопасности, с другими международными организациями, противостоящими терроризму.

О том, что ШОС уже воспринимается как состоявшаяся геополитическая реальность, как важный субъект международных отношений, свидетельствует тот факт, что ряд стран и международных организаций, по информации российского МИДа, выразили желание наладить с ней контакты. Намерение вступить в нее выразила Индия, которая, по словам ее посла в России Кришнана Рагхунатха, "разделяет цели и задачи, провозглашенные членами ШОС".

8-9 июня. Восемнадцать человек пострадали в результате столкновений в минувшие выходные на юге Киргизии. Об этом сообщил первый вице-премьер правительства Киргизии Курманбек Осмонов.

В субботу и воскресенье в ходе столкновений с милицией было арестовано 48 пикетчиков на трассе Бишкек-Ош в Аксыйском районе Джалал-Абадской области. Против семи пикетчиков возбуждены уголовные дела. Всего, по официальным данным, в акциях протеста участвовало за минувшие выходные около 600 человек.

Участники акции выступали в защиту депутата нижней палаты парламента Бекназарова, который, по их мнению, незаконно приговорен судом к году лишения свободы за превышение служебных полномочий во время работы в местных правоохранительных органах. Депутат был отпущен на свободу из зала суда и сейчас подал апелляцию в вышестоящую судебную инстанцию.

Осмолов сказал, что сейчас сотрудники милиции предпринимают меры по стабилизации обстановки на юге страны. Он добавил, что в целом обстановка на месте достаточно спокойная и трасса Бишкек-Ош функционирует в обычном режиме.

10-13 июня. Прошел официальный визит Секретарь Совета безопасности России Владимир Рушайло в Киргизию

на встрече секретаря СБ РФ с президентом Киргизии Аскаром Акаевым будут обсуждаться вопросы региональной безопасности, а также проблемы, связанные с охраной южных рубежей Киргизии от угроз международного терроризма и религиозного экстремизма.

Владимир Рушайло проведет переговоры со своим киргизским коллегой Мисиром Аширкуловым, в ходе которых стороны обсудят ситуацию, складывающуюся в Центральной Азии. Предполагается, что также будет затронута тема продолжающейся в Афганистане антитеррористической операции, которую проводят США и их союзники по коалиции, а также перспективы постконфликтного обустройства этого государства

11 июня. В Кабуле начала работу Лойя Джирга - традиционный совет лидеров афганских племен, богословов, известных военных и общественных деятелей. На ней должно быть определено будущее государственное устройство Афганистана, прежде всего образовано временное правительство страны сроком на 2 года. В работе Лойя Джирги принимают участие более 1,5 тыс. человек. В ходе избирательной кампании были убиты 8 кандидатов в Лойю Джиргу, еще двое пропали без вести.

На сессии председательствует глава комиссии по созыву Лойя Джирги Исмаил Касамьяр. Со вступительной речью выступил бывший король Афганистана Мохаммад Захир Шах.

Начало работы совета было отложено на сутки. Главной причиной этого стали неофициальные переговоры, на которых определялся будущий лидер страны. В результате единственным кандидатом на этот пост остался нынешний глава временной администрации Афганистана Хамид Карзай

12 июня. В Киргизии около 1200 сторонников депутата Азимбека Бекназарова начали пеший марш из города Таш-Комур в Джалал-Абад. Они проводили пикет протеста вдоль шоссе Бишеке-Ош близ Таш-Комура с 5 июня и требуют освободить задержанных 8 июня семерых пикетчиков, оправдать Бекназарова и наказать ответственных за кровопролитие в Аксы.

Премьер-министр Николай Танаев объявил 8 июня в Бишкеке, что задержанные в Таш-Комуре восемь человек могут быть освобождены только если остальные пикетчики вдоль шоссе Бишкек- Ош мирно разойдутся. По его словам, ни одно из требований общественного комитета защиты депутата Азимбека Бекназарова невыполнимо, и правительство не позволит в дальнейшем никакие незаконные действия со стороны пикетчиков. Танаев также добавил, что все задержанные должны взять на себя обязательства в письменной форме никогда больше не участвовать в незаконных акциях.

Один из семи арестованных пикетчиков был освобожден 11 июня.

12-16 июня. В Киргизии и, затем в Казахстане проходят командно-штабные учения "Южный щит СНГ-2002". В учениях, которые проводит командование центральноазиатских сил быстрого реагирования Договора СНГ по коллективной безопасности, участвует около 500 военнослужащих из Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана. Основной целью маневров является координация действий сил быстрого реагирования и военнослужащих министерств обороны, внутренних дел и чрезвычайных ситуаций, а также сил антитеррористического центра в экстремальных ситуациях. 15 июня театр предполагаемых военных действий переместится на территорию Казахстана, где "показательные выступления" военных просмотрят министры обороны СНГ, собирающиеся в Чолпон-Ате.

13 июня. Размещение в Киргизии американской военной базы не повлияет на уровень сотрудничества страны с Россией, заявил журналистам прибывший с официальным визитом в Бишкек министр обороны РФ Сергей Иванов. "Эта база здесь не вчера появилась и ничего страшного в этом я не вижу. Россия не собирается использовать Киргизию как арену каких-то противоборств. Здесь наши союзники по Договору коллективной безопасности СНГ, а также участники антитеррористической коалиции, по сути, ведут одну и ту же работу", - сказал Иванов.

Министр обороны России надеется на повышение эффективности российского военного присутствия в Киргизии. Об этом глава военного ведомства РФ заявил по итогам встречи с его киргизским коллегой Эсеном Топоевым.

По словам Сергея Иванова, речь идет о "расширении качественного, а не количественного присутствия". Он сообщил, что по итогам нынешней встречи в Бишкеке главы военных ведомств России и Киргизии утвердили изменения в протокол о порядке использования российских военных объектов на территории Киргизии и статусе российских военнослужащих. Ими подписан также протокол об условиях аренды мест дислокации подразделений сейсмической службы Минобороны РФ, дислоцирующихся на территории Киргизии, а также соглашение между министерствами обороны РФ и КР о совместном планировании и проведении мероприятий оперативной подготовки Вооруженных сил России и Киргизии.

Как пояснил Сергей Иванов, эти документы дополняют и закрепляют нормативно-правовую базу российско-киргизского военного и военно-технического сотрудничества. По оценке Иванова, российско-киргизское военное сотрудничество в последнее время развивается достаточно успешно и не только в сфере военно-технических отношений, но и в сфере борьбы с международным терроризмом.

13 июня. Россия располагает информацией о силах, заинтересованных в дестабилизации обстановки в Киргизии, и намерена поддерживать усилия киргизского президента Аскара Акаева по их ликвидации.

Об этом заявил в Бишкеке секретарь Совета безопасности России Владимир Рушайло. Вместе с тем он сказал, что "еще не время называть эти силы во всеуслышание".

Глава СБ РФ также сообщил, что Россия "внимательно следит за развитием внутренней общественно-политической ситуации в Киргизии и намерена поддерживать политику Акаева, направленную на ее стабилизацию".

Секретарь Совета безопасности России находится в Киргизии с рабочим визитом. В Бишкеке он провел переговоры с Аскаром Акаевым, обсудив вопросы региональной безопасности, а также борьбу с международным терроризмом, религиозным экстремизмом, организованной преступностью и незаконным оборотом наркотиков.

"Мы намерены вести эту борьбу в строгом соответствии с международным правом", - подчеркнул Рушайло. С этой целью стороны решили разработать программу действий, направленную на борьбу с этими угрозами, с учетом современной обстановки.

В разработке программы примут участие все государства СНГ, отметил Рушайло. Оценивая обстановку в Центральной Азии, секретарь СБ России отметил, что "антитеррористическая операция в Афганистане далека от завершения".

"Военный потенциал талибов по-прежнему велик" и потому исходящая оттуда угроза все еще актуальна. "В этой связи мы должны сделать все, чтобы обеспечить безопасность в центральноазиатском регионе", - заявил он.

14-15 июня. В Чолпон-Ате (Киргизия) проходит совещание министров обороны государств СНГ, в котором приняли участие главы военных ведомств Киргизии, России, Азербайджана, Армении, Белоруссии, Грузии, Казахстана, Молдавии, Таджикистана, Узбекистана и Украины. В повестке дня заседания вопросы военно-технического сотрудничества в СНГ и планы работы на 2003 г.


ТУРКМЕНИЯ



Гундогар,
31 мая 2002

Трансафганский газопровод и контрпродуктивный Ниязов.

Борис Шихмурадов

Туркменистан и его граждане испытали этот процесс на себе. Разрушено все. Или почти все. Остается еще немного людского терпения. Как и вероломство, лицемерие, нечеловеческая жестокость, коварство, болезненное себялюбие и политический авантюризм Ниязова. Все это исчезнет вместе с Ниязовым, но развалины останутся. Коснемся только некоторых из них, хотя в этот скорбный список входят и конституционные основы страны, ее экономика, социальная система, гражданские права и свободы людей, здравоохранение, образование, наука, культура, международные отношения, прежде всего с ближайшими соседями, внешнеэкономические связи.

Десять лет Ниязов не дает возможности прикаспийским странам решить новую судьбу Каспийского моря, от которой в немалой степени зависит благополучие и процветание народа Туркменистана. Собрав на апрельский саммит по Каспию под различными предлогами своих коллег, Ниязов окончательно убил надежду на скорейшее общее каспийское урегулирование. Провал ашхабадского саммита, накануне которого Ниязов щедро кормил свой собственный народ и внешних наблюдателей баснями о своих новаторских заготовках, новых инициативах и т.п., не заставил его автора проявить угрызения политической совести. Единственное, что сегодня вспоминают из итогов ашхабадского саммита, это заявление Ниязова о том, что он не может "ходить налево", некорректную оценку предложения российского президента о сформировании газового альянса и обвинение последнего в попытке разграбления газовых ресурсов Туркменистана. Коварство и лицемерие Ниязов проявил, в данном случае, классически. Ведь идея о газовом альянсе впервые прозвучала именно во время его январского блиц-визита в Кремль, а ниязовские пропагандисты преподнесли ее как совместную туркмено-российскую наработку. Во всяком случае, дрессированная ниязовская пресса слюней по этому поводу пустила немало. Но подавилась ими сразу же после ашхабадского саммита. Более того, стали распускать информацию о том, что виновниками провала переговоров в Ашхабаде были американцы, пригласившие именно в эти сроки посетить Штаты группу туркменских оппозиционеров. Сегодня, пожалуй, только ниязовская пропаганда напоминает американцам о старых временах, когда советским руководителям за каждым кустом мерещились американские козни. Перестаньте врать, господа! Моя поездка в США состоялась намного позже "каспийских сидений" в Ашхабаде. А во-вторых, мы еще год назад говорили о том, что цена ниязовской каспийской инициативы даже не копейка, а нуль с минусом, что и произошло в конечном итоге. Аналогичные прогнозы мы высказывали и относительно ниязовских проектов трубопроводостроения. Как только он начинает прикасаться к любому из так называемых магистральных трубопроводов для выведения туркменских энергоносителей на международные рынки, так сразу же они разрушаются на корню. За десять лет примеров этому накопилось достаточно. Трижды он начинал строить магистральный газопровод в Турцию через Иран, дважды – транскаспийский, четырежды – трансафганский, ежегодно пускает "пену" о поставках газа через российскую трубу. И что? А то, что альтернативных газопроводов нет, а действующий трансроссийский Ниязов намеренно разрушает, хотя развитие всего топливно-энергетического комплекса Туркменистана начинать нужно именно на этом направлении, с сотрудничества с российскими компаниями, с выведением туркмено-российского партнерства в этой области на долгосрочную взаимовыгодную основу. А вот уже начав генерировать средства от этого сотрудничества, модернизируя туркменскую нефтегазовую отрасль, реанимируя ее энергетическую структуру, можно говорить и об альтернативных вариантах. Такой подход обеспечит надежный источник валютных поступлений в страну, необходимых для трансформации прогнозных запасов туркменских углеводородов в эксплуатируемые, реальные для направления в различные новые трубопроводы. Иначе – все остается пустыми разговорами и добрыми намерениями. Не хочу даже заострять особого внимания на завершившейся в Исламабаде встречи "тройки" по тематике трансафганского маршрута. Уже четвертый раз Ниязов встает в позу "низкого старта" и говорит о том, что через 2,5 года трансафганский газопровод будет построен. Чистая демагогия и блеф! Вот только несколько аргументов:

Первое. В Исламабаде стороны заявили о том, что приступят к подготовке предварительного ТЭО (технико-экономического обоснования), полномасштабного ТЭО, подберут зарубежного консультанта и исполнителя проекта. Но все это уже было. ТЭО были подготовлены, в свое время, и аргентинской компанией "Бридас", и американской "Юнокал". Более того, были подписаны соглашения по цене газа, по вопросам транзита, были согласованы не только ценовые параметры проекта, но и обоснованы принципы его коммерческой целесообразности. Авторитетные международные эксперты тогда вынесли свой вердикт: без продолжения данного трубопровода на Индию, он не имеет никаких экономических и финансовых перспектив. Именно это обстоятельство, а не только обстановка в Афганистане, вынудило зарубежных участников выйти из соглашения по трансафганскому газопроводу.

Второе. Ниязов на пресс-конференции в Исламабаде на ломаном русском языке сказал, что финансировать подготовку ТЭО будут международные финансовые институты. Какие? Быть этого не может. Ведь ЕБРР, МВФ, МБ, другие состоятельные финансовые центры уже официально отказали Ниязову в сотрудничестве, а обстановка в Афганистане и пакистано-индийский кризис делают шансы на изменение их подхода нулевыми. Что подразумевает Ниязов, когда говорит, что добьется определенных гарантий ООН для обеспечения безопасности строительства и эксплуатации газопровода? Во-первых, он должен был бы задуматься над тем, почему отказался от идеи посетить Туркменистан в мае сего года Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. А во-вторых, делая такие заявления, необходимо прежде заручиться согласием. Ведь речь идет об ООН, а не о Кабинете министров Туркменистана, заведомо согласным с любым ниязовским словом, будь то средняя продолжительность жизни туркмен, намерение закрыть все тюрьмы или передача функций МВД Министерству обороны. Кстати, если и передавать какие-то посторонние функции оборонному ведомству, то функции Министерства нефти и газа, ибо обороной страны сегодня управляет один из самых компетентных туркменских нефтяников. Надеюсь, что данное соображение Ниязов не воспримет как руководство к действию.

Третье. И у Афганистана, и у Пакистана есть свои соображения, и своя повестка дня. Они шли на исламабадскую встречу, исходя из собственных соображений. Главе временной афганской администрации нужны дополнительные козыри накануне судьбоносной Лойя джирги. Президенту Пакистана предстоит трудное время для разрешения кризиса в отношениях с Индией. Так что, они свое от исламабадского саммита взяли. А что привез домой из Исламабада С. Ниязов? В очередной раз "себя великого" и набор новых и старых пустых обещаний.

Четвертое. Как международный инвестор может включиться в проект, когда абсолютно не гарантирована безопасность этого проекта и инвестиций? Газопровод именуется "трансафганским", а безопасность Афганистана сегодня обеспечивает многонациональная коалиция во главе в США, что делает гарантии безопасности со стороны временной афганской администрации потенциальными, а Ниязов, в то же время, отказывается принять приехавшего в Ашхабад спецсоветника государственного секретаря США по вопросам энергетической политики в Каспийском регионе г-на Стивена Манна. А какие гарантии может сегодня дать Пакистан, когда даже пакистанские эксперты говорят о том, что "в условиях опасной пакистано-индийской конфронтации расчет на реализуемость газопровода из Туркменистана через Афганистан в Пакистан является детской наивностью".

Пятое. Ниязов заявил, что у него есть газ для наполнения трансафганской трубы. Речь идет не больше, не меньше, как о 30 миллиардах кубометров газа. С учетом согласованных ранее поставок туркменского газа на Украину, в Россию и в Иран, таких объемов в настоящее время в Туркменистане просто нет. Да, существует потенциал на востоке страны. Но специалисты знают, что для его использования необходимы огромные инвестиции в нефтегазовую отрасль Туркменистана, которые Ниязов осуществлять не позволяет, изымая все деньги, добываемые для страны и народа туркменскими газовиками и нефтяниками, для оплаты фонтанирующих коней, мраморных дворцов, различны пяти- , семи- и прочих "ножек", мемориальных комплексов своим родственникам с сомнительной репутацией, мечетей, в которых никто не молится. Да и как может правоверный мусульманин молиться в мечети им. Сапармурата Хаджи, пьяницы и развратника, фотографии которого украшают вино-водочные этикетки, и который публично жалуется на то, что не может "сходить налево".

Шестое. Находясь в Исламабаде, Ниязов пригласил своих коллег собраться в Туркменистане в октябре этого года. Для чего? Для решения судьбы трансафганского газопровода? Об этом он думает меньше всего. Ему нужны высокие гости на празднование очередной годовщины независимости Туркменистана во главе с собой. А без подобного хитрого повода кто к нему поедет? Лукашенко уже был. Саддаму Хусейну не до Ниязова. Ким Чен Ир далеко.

Выше я привел только шесть аргументов, раскрывающих сущность ниязовской трубопроводной мании. Ему нравится находиться в центре какого-нибудь проекта, ставить подписи под различными документами, которые ничего не стоят. Он занимается политической мастурбацией, которую объяснить можно только новой ниязовской возрастной градацией. Ну, не созрел еще человек до соответствующих его возрасту поступков и дел, задержался с развитием, вот и ломает все подряд. Теперь окончательно угробил и трансафганский газопровод, который, как идея для своего времени и как региональный экономический проект, вполне плодотворен и продуктивен. Только вот сам Ниязов контрпродуктивен по сути.

В заключение, могу предложить ниязовским информационным адвокатам объяснить причину исламабадского конфуза Туркменбаши многотысячной демонстрацией протеста туркменских граждан против действий властей, которая имела место 28 мая в Красноводске. Президент Ниязов собрался строить газопровод, а они шумят и мешают ему сосредоточиться. Наверняка, и здесь не обошлось либо без американцев, либо без россиян. А может это и совместная провокация.




EurasiaNet,
10 июня 2002

Миражи пустыни.

Х.Казем

Афганистан с нетерпением ждет "трубопровод мира"

Военная кампания в Афганистане заканчивается, иностранная помощь поступает медленно, поэтому страна ищет пути возрождения своей экономики. Временное правительство председателя Хамида Карзая вернулось к рассмотрению давнего проекта. На официальном уровне идет обсуждение строительства трубопровода, по которому туркменские энергоносители – нефть и газ – будут перекачиваться в Индию через Пакистан и Афганистан.

30 мая Карзай прибыл в Исламабад на встречу с пакистанским президентом Первезом Мушаррафом и туркменским президентом Сапармуратом Ниязовым. Лидеры договорились только о том, чтобы начать поиск заинтересованных в проекте инвесторов. Успех предприятия неочевиден, поскольку вложенные ранее капиталы не принесли успеха. "Трубопровод мира" Хамида Карзая, по сути дела, продолжает дело консорциума "Сентгаз" ("Центральноазиатский газопровод", или "Центгаз") – проект стоимостью в 2 млрд долларов, руководство которым осуществлял нефтяной гигант "Юнокал"из Хьюстона (США) и который предполагалось запустить в середине 1990-х годов. В случае если этот проект удастся осуществить, он принесет Афганистану сотни миллионов долларов, которые пойдут на первоочередные меры по восстановлению афганской экономики. Однако после прекращения работ консорциума в 1998 году ситуация в регионе существенно изменилась. Экономика Афганистана была разрушена, кроме того, уменьшились потребности Пакистана в энергии и его отношения с Индией, что превращает проект трансафганского трубопровода в нечто вроде полета фантазии.

Во-первых, западные энергетические компанию имеют все возможности инвестировать свои деньги в другие проекты. Азербайджан и Казахстан – страны в более стабильными институтами – смогли привлечь в нефтегазовую отрасль многомиллионные инвестиции. Конкуренция на рынке инвестиций невысока, даже если речь идет о странах, имеющих стабильные правительства. Ни одна транснациональная компания не проявляет серьезного интереса к планам возрождения трубопровода "Юнокала" по той вполне понятной причине, что эти планы имеют малую экономическую отдачу. "Новых интересных проектов в этом районе в настоящий момент нет, – сказал Леонард Коберн, директор Бюро по делам новых независимых государств, России и стран Среднего Востока при Министерстве энергетики США. – ExxonMobil уходит из Туркменистана. Они ничего не нашли и поняли, что не смогут работать в этой стране. Chevron Texaco не занимается Туркменистаном, потому что начал серьезные проекты в Пакистане и Азербайджане".

По словам представителя "Юнокал" Терри Ковингтон, несмотря на свои связи в странах, которые рассматривают возможность возрождения проекта, компания не планирует начинать строительство еще одного трубопровода, проходящего через территорию Афганистана. Ковингтон говорит, что после выхода компании из консорциума "Сентгаз" в 1998 году ее капиталы были вложены в проекты в других частях мира, в частности в юго-восточной Азии. "Мы не принимаем решений, основанных на снимках местных достопримечательностей, – сказала Ковингтон в беседе с корреспондентом EurasiaNet. – Есть несколько условий, при выполнении которых мы идем на инвестиции: признанное международным сообществом правительство, мир и стабильность и соблюдение стандартов общественной жизни".

Карзай знаком с компанией "Юнокал", в 1990-х годах он работал консультантом этого нефтяного гиганта. В последние полгода Карзай совершил несколько поездок в соседние страны, чтобы найти поддержку планам строительства трубопровода. Ниязов и Мушарраф выразили готовность принять участие в этом проекте. Однако Коберн говорит, что любая компания, решившая работать в Афганистане, должна требовать дополнительных гарантий безопасности для своих вложений. В Афганистане, в котором 10 июня начинает работу высший законодательный совет под названием Лойя Джирга, до сих пор нет законного правительства. После того как Лойя джирга назначит переходное правительство, стране понадобятся законы, обеспечивающие работу корпораций и выпуск ценных бумаг. "Чтобы привлечь внимание на рынке, Афганистану придется пройти долгий путь", – говорит Питер Бассетт, менеджер по инвестициям в международной инвестиционной компании "Брансвик капитал менеджмент" со штаб-квартирой в Лондоне.

Кроме того, потребность в трансафганском газе, вероятно, может быть только у Индии, также имеющей сложный рынок. Пакистан создал большие газовые резервы, обеспечив себя до 2005 года, – говорит Джулиан Ли, ведущий аналитик Центра глобальных энергетических исследований (Лондон), – однако опора Пакистана на импорт нефти может стать фактором, способствующим реализации проекта трансафганского трубопровода. Главным препятствием на пути трубопроводного партнерства остается подспудное соперничество между Пакистаном и Афганистаном. "История свидетельствует, что Пакистан постоянно вмешивался в дела Афганистана и никогда не допускал Афганистан к своим водным ресурсам. Таким способом сохранялась зависимость Афганистана от Пакистана", – сказал Фархад Ахад, член научного совета Института афганских исследований. Существует мнение, что если бы Пакистан решил принять участие в трансафганском проекте, то сделал бы это исключительно ради США и отказавшись от аналогичного проекта с Ираном. Однако, по мнению Дэвида Голдвина, бывшего помощника министра энергетики США по международным вопросам, шансы на то, что это произойдет, минимальны.

Остается Индия, которая может выступить в качестве потребителя газа. Однако Индия не желает зависеть от Пакистана, своего традиционного соперника, которому нет никакого резона следить за надежностью траспортировки на своем отрезке трубопровода. "С точки зрения Индии, вопрос заключается в том, как обеспечить безопасность этого проекта", – говорит Джиоти Сагар, основатель юридической компании Sagar and Associates, находящейся в Нью-Дели и специализирующейся на индийском энергетическом секторе. С 2001 происходит рост потребности Индии в нефти, который составляет 6-6,5 процента в год. Увеличится и потребность в природном газе, которая к 2005 году составит 7,5 млн. метрических тонн газоконденсата. Все это вместе взятое приведет к тому, что Индия превратится в одного из крупнейших мировых потребителей нефти и газа. Однако, по словам Сагара, Индия рассчитывает скорее на импорт дешевого газа из соседних стран – Бангладеш и Мьянмы.

В конце концов, судьба афганского трубопровода будет зависеть от простых экономических расчетов. Но даже если политическая ситуация в регионе улучшится, экономическая отдача от трубопровода будет не очень высокой. "Крупная транснациональная компания сможет получить 15-20 процентов прибыли. Это не так много, учитывая геополитический риск", – говорит Херст Гроувс, директор Центра энергетических исследований при Колумбийском университете.

Эксперты в один голос утверждают, что в настоящее время проект трансафганского трубопровода нереален. "Пока Пакистану не потребуется импортный газ, или пока Пакистан и Индия не наладят хороших отношений, которые бы позволили прокачивать импортный газ через территорию соседа", – говорит Ли, – Афганистану придется искать другие пути восстановления своей разрушенной экономики.


КАЗАХСТАН



"Навигатор",
13 июня 2002

В пучинах казахского трайбализма может исчезнуть само государство

Ермек Калиев

Когда в феодальном Казахстане строили социализм, в котором была пресловутая уравниловка, но в конечном итоге давались равные возможности и определенный минимум социальной защиты, страна пережила просто жуткие катаклизмы. Жертвы на алтарь коммунизма были принесены чудовищные. Но вместе с тем республика, коренная нация развивались по-восходящей. Сегодня создается впечатление, что страна движется по-нисходящей. Ибо есть у Казахстана одна специфика, которая гораздо меньше, чем какая-либо другая, сопрягается с самой идеей демократии, формированием гражданского общества. А без этих институтов построить государство, которое мультинационально по своему составу, практически невозможно…

Давно стала секретом полишинеля та данность, что пережитки родоплеменного строя и феодализма где непосредственно, где косвенно влияют на все стороны жизнедеятельности как казахстанского общества, так и отдельного взятого человека. Учитывая, что Казахстан получил суверенитет и теперь вынужден развиваться самостоятельно, а титульной нацией объективно, а не только по названию становится казахский народ, автоматически получается, что такие общественные отношения пронизали буквально все. Но парадокс состоит в том, что между сторонниками традиционных отношений и сторонниками демократических преобразований нет даже намека на выяснение отношений. И все потому, что официально считается, что Казахстан строит демократию. А трайбализм - это пережиток темного прошлого, и нечего на этом зацикливаться. Но, как говорилось выше, на самом деле ситуация выглядит и развивается совершенно в обратном направлении. Под сенью демократических лозунгов общество стремительно возвращается в 18 век, как минимум.

В России издавна ведут свой спор "почвенники" и "западники". И с той и с другой стороны были заняты великие умы, чьи идеологические трактаты и споры по сию пору будоражат российскую общественную мысль. И немудрено, поскольку магистральная линия этих интеллектуальных разработок, прежде всего, относится к попыткам решения глобальных вопросов развития российской государственности: что лучше для России, классическое западно-европейское развитие или Россия имеет свой, собственный путь? Иными словами, в той же России не менее полтораста лет открыто обсуждаются такого рода проблемы.

Иное дело Казахстан. Понятно, в силу сложившихся исторических обстоятельств, разной скорости общественно-политического развития в Казахстане трудно ожидать таких, по сути, мировоззренческих поисков своего пути. Но когда-то это надо начинать, иначе расхождение между декларациями и тем, что происходит на самом деле, выйдет боком, вплоть до потери государственной целостности. У нас же пока в этом смысле лишь тишь да гладь.

Конечно, сказать, что эта проблема замалчивается вроде нельзя. В печати проскальзывают высказывания на эту тему и даже отдельные материалы, но вопрос ребром, что называется, никто не ставит. Все без умолку трещат о новейших демократических технологиях, о падении темпов демократических преобразований и т.п. вещах, но ни слова о том, какова настоящая подоплека нашей казахстанской демократии. Допустим, маститый социолог Сабит Жусупов утверждает, что казахский трайбализм - это миф. Вместе с тем, он признает, точнее, как ученый точно фиксирует, что общество дисперсно, а посему слабоорганизовано. Но трайбализм и порождает эту самую дисперсность, когда проводить какую-нибудь общегосударственную политику сложно из-за замкнутости человека, повязанного обязательствами трайбалистического либо жузовского характера.

Казахстан отмерил всего 10 лет своей независимости, и государственное строительство у нас, образно выражаясь, прошло лишь нулевой цикл, когда только залит фундамент. Само здание государственности пока еще в строительных лесах, но видится оно всем нам, в том числе и теоретически, достаточно смутно, потому что декларируется построение демократического государства, основой которого должно стать гражданское общество, а на деле процветает самый дикий трайбализм, усиленный еще и древним разделением на жузы, коих, как известно всем, в Казахстане насчитывается три. И эта компонента в современном Казахстане является самой деструктивной. Странность этой констатации заключается в том, что эта ступень, т.е. жуз, гораздо выше, чем просто какой-нибудь банальный трайбализм. Жузовская система, несмотря на всю архаичность, в идеальном плане предполагает куда более справедливый и, что немаловажно, системный подход в перераспределении управленческих кадров с учетом образования единого казахского государства (для понимания проблемы поставим вопрос именно так – казахского государства - Ред.), предполагающий некий жузовский паритет. Однако, как выше уже было подчеркнуто, система эта действует сегодня крайне деструктивно. По той лишь причине, что нарушен баланс представительства от всех трех жузов в высших эшелонах власти.

У каждого рода, племени и жуза есть своя элита. Так было 150, 250 лет тому назад. В известном смысле так остается и поныне. Но сегодня Казахстан является единым государством, к тому же унитарным, которое подразумевает единую государственную элиту. Таковой вроде нет, хотя были и есть лидеры, которых, в той или иной степени, воспринимают все, в том числе и русское население, - своеобразный "четвертый жуз" (терминология С.Куттыкадама). Кстати, четвертый жуз тоже имеет свою элиту. Но поскольку структура русскоязычного, а точнее, европейского общества, гораздо многослойнее - так, по крайней мере, было (!) до последнего времени - традиционного (а сегодня все казахи традиционалисты!) казахскоязычного, то и формирование элиты у нее происходило несколько иным образом… Но предмет нашего разговора в другом: почему все-таки нельзя маркировать существующую элиту, находящуюся сегодня у власти, как единую, государственную?! Ответ лежит на поверхности. По сути дела, вот уже на протяжении 10 лет государственная власть ассоциируется, прежде всего, с правлением элиты Старшего (или Большого) жуза. А глава государства, выходец из этого самого жуза, может, как один французский король, заявить: "Государство – это Я". Т.е. даже с казахской точки зрения власть в стране узурпирована.

В данном случае необходимо, наверное, обозначить, что, когда мы говорим "даже с казахской точки зрения", мы имеем в виду отнюдь не средневековый, а, прежде всего, советский опыт. Как и в любой союзной республике, в Казахстане тоже сложилась своя специфика, и старые родовые деления также имели место. Допустим, советская практика тоже наглядно демонстрировала преимущество Старшего жуза в правящей верхушке. И тем не менее - тогда все-таки существовал некий баланс. Если взглянуть на другие сферы, а не только на партийно-номенклатурные, и там тоже был баланс. Скажем, в Актюбинск на ректорство посылался найман, а на Восток - выходец из Западного Казахстана. Национальная элита в условиях культурной автономии, несмотря на постоянную и непрекращающуюся борьбу, все-таки саморегулировалась, а в данном отношении, наверняка, и Москва, и, в конечном счете, Алма-Ата старалась не допустить перехлестов.

Инерция такого более или менее справедливого перераспределения существовала и в первые годы суверенитета, когда, например, резко возросла роль парламента. Его возглавлял всегда критично относившийся к главе государства С.Абдильдин. Вице-премьером, министром, руководителем крупной области был Б.Турсумбаев, который, несмотря на то, что вообще являлся россиянином по рождению и первоначальную социализацию прошел там же, в Российской Федерации, оказавшись в Казахстане, всегда вел себя независимо. Бывший глава администрации одной из западноказахстанских областей, потом активный член абдильдинского парламента Г.Алдамжаров тоже демонстрировал деловой и критичный подход. Сегодня, по-большому счету, все трое и многие другие оказались не у дел.

Нынешний парламент, в котором С.Абдильдин возглавляет фракцию коммунистов, и на толику не сравним с Верховным Советом начала девяностых. Быть оппозиционером в Гайд-парке, в который превратился казахстанский парламент, это иногда очень шумно, но нерезультативно в корне.

Б.Турсумбаева время от времени заманивают посулами, предлагают должности, но на самом деле и близко не хотят видеть этого авторитетного и независимого политика в высших слоях власти.

Г.Алдамжарова попросту сломали, и теперь он прозябает в недрах президентской администрации…

Чем еще схожи эти трое, которых мы выбрали в качестве некоего архетипа неугодных? Прежде всего, тем, что все трое не являются, грубо говоря, южанами, а если говорить по существу, то все трое не являются представителями Старшего жуза. А из троих и С.Абдильдин, и Б.Турсумбаев принадлежат к родам Среднего жуза. Российское происхождение Б.Турсумбаева никого не должно вводить в заблуждение. Поскольку Омская область, и, вообще, все российские области, прилегающие к территории Казахстана, это места исконного расселения казахов. Различие лишь в том, что, начиная с Оренбургской области (если двигаться с востока на запад), тамошние казахи по родовой принадлежности относятся уже не к Среднему, а к Младшему жузу, как, например, Г.Алдамжаров, уроженец Астраханской области…

На примере вышеописанной и примечательной троицы можно делать и другой вывод. Наиболее строптивыми, относительно правящего режима, являются почему-то выходцы из Среднего жуза. И, заметим, наиболее значимые фигуры. Их-то в массовом порядке и выдавливают из всех структур, вплоть до судебного преследования и взятия под стражу. Пожалуйста: Акежан Кажегельдин, Галымжан Жакиянов. Разумеется, страдают все строптивые, как, например, тот же самый Мухтар Аблязов. И не всем выходцам не из Старшего жуза закрыта дорога. Преданным дорога открыта: Абиш Кекильбаев, Имангали Тасмагамбетов, Аслан Мусин, Оралбай Абдукаримов, Каирбек Сулейменов, Зейнулла Какимжанов…

Подустали показывать свою преданность, показали свои амбиции – в этом случае могут пострадать и родные верховной власти "великожузовцы": сослан в почетную ссылку Алтынбек Сарсенбаев, вне коридоров власти находится Ураз Джандосов, выгнан Аблай Мырзахметов… Но исключения лишь подтверждают правило.

Старший (Большой), или как его еще величают Великий (по-казахски Улы) жуз, захватив власть, демонстрирует прямо-таки экспансионистские устремления везде, где только можно. Элита "великожузовцев" контролирует все значимые высоты. Нефтяная отрасль под Т.Кулибаевым, парламент под Ж.Туякбаем, Центризбирком под З.Балиевой, масса министерств и ведомств, областных и городских акиматов под дланью южан. Алматы, а теперь и Астана, тонко ведет игру в проблемных (например, Младший жуз) регионах. Туда даже если сажают местных, при этом постоянно их дискредитируют (Аслан Мусин). Про северные области такого сказать нельзя. Потому что там давно сидели и сидят, как в своей вотчине, те же южане. Например, такой стратегической областью, как Костанайская, "успешно" руководит Умирбек Шукеев…

Сегодняшние кризисы, глухой ропот недовольства на местах во многом вызван кадровым засильем выходцев с Юга. Представители Среднего жуза проявили себя наиболее приспособленными к бизнесу в том понимании, которое наиболее близко неказахскому человеку. Может, это не классическое ведение дел по-западному, но более сопоставимое с тем же российским бизнесом. Есть масса бизнесменов, настоящий средний класс, состоящий из казахов, русских, сильно отличающийся от "новых казахов", в основном являющихся выходцами с юга. У предпринимателей из Среднего жуза нет таких денег, они не брали многомиллионные кредиты, но они раскрутились и находятся где-то посередине между разбогатевшим лавочником и бизнесменом уровня Бути. Тот хотя и не южанин, но свой бизнес и состояние приобрел по "южным" лекалам. Бизнес "по-шымкентски", и даже "по-алматински", имеет совсем другую природу, здесь более всего задействован административный ресурс. И когда чиновники с южным складом ментальности и инстинктов заполоняют Центральный, Северный и Восточный Казахстан, где все-таки преобладает "русское" мышление, начинается разрушение. Коррупция идет с юга. Она заразила все стороны казахстанского света. Вот еще одна сторона медали создавшейся диспропорции.

В одной из газет довелось прочитать мысль о создании в Казахстане общественного органа наподобие афганской Лойи-Джирги (Совет старейшин, Совет племен). Похоже, пришло самое время. Надо уравнивать шансы. Иначе Старший жуз вытеснит уже из Казахстана "четвертый жуз". Тогда Казахстан точно распрощается со своей унитарной государственностью…


КИРГИЗИЯ



EurasiaNet,
7 июня 2002

Волнения в Киргизии с точки зрения соперничества кланов

А.Хамидов

В Кыргызстане продолжаются политические беспорядки – 5 июня возобновилось пикетирование трассы "Бишкек – Ош". По мнению некоторых местных аналитиков, волнения последнего времени связаны с соперничеством киргизских кланов – разветвленных систем протежирования по этническому и географическому признакам. Некоторые кланы, прежде всего происходящие из южного Кыргызстана, выражают все большее недовольство нежеланием клана Аскара Акаева поделиться привилегиями власти.

С самого начала 2002 года администрация Акаева подвергается критике, накал которой продолжает возрастать. Выступая против планов правительства передать часть приграничных территорий Китаю, оппоненты президента пользуются поддержкой населения и пытаются ослабить позиции Акаева.

Принадлежность к кланам играет важную роль в происходящей сегодня политической борьбе. В общественной и личной жизни киргизы традиционно причисляют себя к одной из трех клановых групп, называемых "крыльями". Правое крыло – "онг"; левое – "сол"; есть еще группировка ичкилик, не принадлежащая ни к одному из "крыльев".

Левое "крыло" сегодня объединяет семь кланов на севере и западе страны. Каждый из них обладает своими характерными особенностями, и все они борются друг с другом за власть. Из клана бугу вышли первые руководители Кыргызской Республики в период становления советской власти. После сталинских чисток 1930-х годов влияние бугу ослабло, и доминирующие позиции занял другой северный клан – Сары Багыш.

В послесталинский период из сарыбагышского клана вышло почти все киргизское руководство, в том числе Акаев. Клановая поддержка сыграла ключевую роль в победе Акаева над южанином Абсаматом Масалиевым за лидерство в киргизской компартии в 1990 году.

К правому крылу принадлежит всего один клан – Адыгине, имеющий корни в южном Кыргызстане. Ичкилик, который также располагает сильными связями в южном Кыргызстане, фактически представляет собой группу из нескольких кланов, в том числе некиргизских по своему происхождению, но претендующих на выражение истинно киргизского духа.

За несколько последних лет сарыбагышский клан значительно расширил свое влияние в решающих сферах экономической и политической жизни, оставив другим кланам мало шансов на успех. Члены клана Акаева заняли ключевые посты в правительстве, особенно в министерствах финансов, внутренних дел и госбезопасности. Например, из деревни и клана Акаева происходит бывший министр финансов и внутренних дел Темирбек Акматалиев.

Тесно связан с сарыбагышским кланом государственный секретарь Османакун Ибраимов и руководитель администрации президента Аманбек Карыпкулов. Другие влиятельные члены правительства происходят из западной Таласской области, родины жены Акаева.

Неформальный раздел власти между кланами способствовал сохранению стабильности в первые годы после провозглашения независимости. По мнению местных наблюдателей, рост политических волнений в 2002 году, в том числе мартовские события, в результате которых погибли по крайней мере пять человек, тесно связан с нежеланием и/или неспособностью правящего клана справиться с недовольством южных группировок.

Видный киргизский писатель и дипломат Чингиз Айтматов недавно призвал обратить внимание на проблему "Север – Юг", предложив обеим сторонам прекратить соперничество и сообща взяться за экономическое и политическое развитие Кыргызстана. В южном Кыргызстане призыв Айтматова был почти повсеместно отвергнут. 3 мая обозреватель Алексей Сухов написал в еженедельной газете "Res Publica", что Айтматов "забыл, что такое юг Кыргызстана, и не понимает истинных причин недовольства граждан" южных областей политикой Акаева.

По мнению Сухова, политика назначений политических протеже на пост губернатора Ошской области и их быстрая смена вызвали серьезное недовольство в южном Кыргызстане. Многие южане особенно недовольны тем, что все пять губернаторов за последние десять лет происходили из северных областей страны. Наблюдатели, в том числе Сухов, считают также, что частая ротация руководителей осложняет экономическое положение на юге.

Важную роль на юге страны играет демографический фактор. В южных областях проживает большое количество узбеков, многие из которых считают, что правительство Акаева проводит по отношению к ним политику дискриминации. Поэтому некоторые лидеры узбекской общины в Кыргызстане используют недовольство населения для укрепления несанкционированных религиозных группировок, в частности организации "Хизб ут-Тахрир".

Одно из свидетельств усиления борьбы между северными и южными кланами – тот факт, что многие видные лидеры оппозиции принадлежат к южным кланам, а именно к группировке ичкилик. Известные общественные деятели и члены парламента Азимбек Бекназаров, Адахам Мадумаров, Омурбек Текебаев, Дооронбек Садырбаев, Масалиев, Бектур Асанов и Алишер Абдимомунов – все связаны с кланами Ошской, Джалал-Абадской или Баткенской областей. По мнению экспертов, южане консолидируют усилия и укрепляют сотрудничество для достижения общей цели – лишения власти клана Сары Багыш.

В последние недели Акаев сменил правительство, сделал несколько заявлений в духе примирения, высказав желание повысить роль парламента в принятии решений, и встретился с редакторами независимых газет. Несмотря на эти шаги Акаева, некоторые эксперты ожидают продолжения волнений. Меры, принятые Акаевым, говорят они, особенно перестановки в правительстве, не затрагивают проблемы кланового дисбаланса в системе руководства Кыргызстана.


УЗБЕКИСТАН



"Время Новостей",
10 июня 2002

Троянский конь шанхайской интеграции.

Вашингтон незримо проник в евразийское братство

Председатель КНР и президенты России, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана провели в пятницу в Санкт-Петербурге славный день. Полюбовались каскадами фонтанов в Петергофе, прогулялись на теплоходе по Неве, прошлись по анфиладам Русского музея... И в течение всего этого дня, между прочим, продолжали неустанно работать.

Итогом работы стали принятые на саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) документы - хартия, декларация и соглашение о создании региональной антитеррористической структуры (РАТС). Владимир Путин назвал эти документы "системообразующими". По его мнению, они будут способствовать "скорейшему превращению ШОС в динамичную и дееспособную организацию". А взаимодействие внутри ШОС станет одним из "ключевых моментов в обеспечении безопасности в регионе и мире". Еще Путин говорил, что задачи ШОС "ясны и прозрачны", что организация эта "не военный блок" и будет открыта для сотрудничества с другими странами. Тем не менее уже в Санкт-Петербурге у наблюдателей возникли легкие сомнения, так ли это. Определенное недоумение вызвало то, что не стала достоянием гласности хартия ШОС - основный уставный документ, в котором изложены цели организации и механизмы ее деятельности. И если ШОС объявлена "открытой структурой" и даже предусмотрены три формы сотрудничества с ней - партнер по диалогу, наблюдатель и, наконец, полноправный член организации, то как потенциальные кандидаты на вступление могут составить о ней представление?

Главное же сомнение в заявленном "невоенном" характере организации внес президент Узбекистана Ислам Каримов. Его публичное выступление на саммите выглядело столь неординарным (Каримов говорил экспромтом, без заранее заготовленного текста), что дало основание журналистке из испанской газеты El Pais спросить Владимира Путина: не кажется ли ему, что на саммите ШОС незримо присутствовали США, чьим послом здесь оказался узбекский президент.

Оговорившись, что он "в основном" полностью согласен с выступавшими перед ним коллегами-президентами, и в особенности с Владимиром Путиным, г-н Каримов затронул самый чувствительный нерв происходящего события. Он заявил, что "ШОС может превратиться в серьезный фактор мировой политики, если организация трезво оценит изменения в мире, произошедшие после событий 11 сентября прошлого года". "Мир меняется, меняется и расстановка сил в мире, - продолжал Ислам Каримов, - и прагматизм руководителей России и США, а также тех лидеров, что подписали документы Россия-НАТО, есть результат такой трезвой оценки и понимания новой ситуации, и мы также не можем не учитывать этого".

Надо было видеть, как выразительно взглянул узбекский лидер, закончив свою речь, на председателя Китая, сидевшего от него поодаль. Для этого Каримову пришлось наклониться вперед, поскольку от Цзян Цзэминя его отделяли Путин и таджикский президент Рахмонов. Мизансцена выглядела еще убедительнее от того, что председатель Цзян, убаюканный привычным ему восточным славословием центральноазиатских лидеров, явно оживился, когда ему стали переводить слова г-на Каримова.

Очевидно, что Ислам Каримов, как это бывало и раньше, снова оказался возмутителем спокойствия. На этот раз среди "шанхайцев". Он был единственным, кто упомянул про 11 сентября в контексте противостояния угрозе террора. При этом узбекский лидер недвусмысленно дал понять, что Ташкент не видит других серьезных аргументов против этой угрозы, кроме сотрудничества с международной антитеррористической коалицией во главе с США. И предоставление военных баз на своей территории западным странам выглядит в этой связи как долговременная стратегия Ташкента.

В общем, ШОС в нынешнем ее составе ждут непростые времена. Еще год назад Пекин рассматривал эту организацию в качестве инструмента усиления влияния на Центральную Азию. Вместе с Москвой он мог рассчитывать на то, чтобы упредить распространение американского "гегемонизма", и включение Узбекистана в эту игру казалось полезной затеей. Теперь же Ташкент, в последние годы самостоятельно выбирающий стратегию защиты своих интересов, может оказаться троянским конем в Шанхайской организации сотрудничества. Кстати, в ходе петербургского саммита президент Узбекистана уже призвал не форсировать учреждение секретариата ШОС в Пекине, а штаба РАТС - в Бишкеке. Комментируя эти предложения, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев продемонстрировал незаурядную находчивость: мол, его узбекский коллега просто не хочет повторения для ШОС печальной судьбы СНГ.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ