Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №150(15.07.2006)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
К ВОПРОСУ ОБ ОБЪЯВЛЕНИИ К.Ф.ЗАТУЛИНУ И ДРУГИМ ГРАЖДАНАМ РФ ЗАПРЕТА НА ВЪЕЗД НА УКРАИНУ.
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Проблемы интеграции и роль России в развитии и стагнации экономики РБ

Александр Фадеев

В своей внешней политике Минск сегодня предпочитает не определять одно, главное направление сотрудничества и партнерства на постсоветском пространстве. Белоруссия считает для себя более удобной позицию, когда обозначаются несколько приоритетных направлений потенциальной интеграции. Однако при этом оформление и реальное воплощение в практику интеграционных конструкций откладывается на неопределенную перспективу.

Основным условием любой формы интеграции в контексте СНГ, ЕврАзЭС, ЕЭП, ОДКБ или Союзного государства, с точки зрения белорусской стороны, является сохранение республикой полного суверенитета и одновременное получение значимых экономических, финансовых, политических, военно-технических и прочих преимуществ без взятия на себя обязательств, прежде всего тех, которые способны «деформировать» независимый статус Белоруссии.

С одной стороны белорусское государственно-политическое руководство признает, что интеграция с Россией на пространстве Содружества является более интенсивной и эффективной по сравнению с другими межправительственными объединениями.

С другой, - правительство Белоруссии (если дело не идет о ценах на импортируемый из России газ) старается избегать даже самого термина «Союзное государство», предпочитая ему неопределенный, облегченный термин «двойка». Причем, интересно, что само понятие «двойка» в интерпретации, например, министерства иностранных дел Белоруссии раскрывается не как Союзное российско-белорусское государство, а как просто комплекс взаимоотношений Белоруссии с Россией. Определенной новацией следует признать намеренное сведение цели интеграции «в условиях глобализации» к обеспечению преимущественно внешнеполитических и внешнеторговых интересов Белоруссии, включая проблему экономической конкуренции.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко в своем последнем выступлении на мероприятиях по случаю Дня независимости (01.07.06) вообще пошел на подмену – он, говоря об интеграции с Россией, выразил свое жесткое требование не выходить ни при каких условиях за рамки создания «союза суверенных государств». Это, как всем понятно, перечеркивает в корне саму идею строительства совместного российско-белорусского государства. Ну и чтобы подтвердить многовекторное кружение внешней политики Белоруссии Лукашенко в очередной раз подчеркнул, что важнейшим внешнеполитическим партнером республики является «супердержава ХХI века» Китай.

Белоруссия в конце 90-х годов прошлого века стала полноправным членом Движения неприсоединения, в котором стремится играть активную, если не ведущую, роль. Кроме того, Белоруссия не скрывает, что готова тесно взаимодействовать с существующими мировыми центрами силы, прежде всего с Евросоюзом, считая такой подход «естественным и понятным».

Что касается перечисленных выше интеграционных программ Содружества, то Минск сейчас на первый план выдвигает инициативу совершенствования ЕврАзЭС. Здесь интерес белорусского руководства лежит в сфере формирования в окончательном виде двух союзов – таможенного и транспортного, а также создания «общего» энергетического пространства.

В этой связи уместно обратить внимание на определенные обстоятельства, которые объективно препятствуют участию Белоруссии в осуществлении глубоких интеграционных моделей. В плане экономическом Минск официально выбрал модель «концентрированного развития», которая противопоставляется модели интеграционного развития. На самом деле в республике устоялась система хозяйствования инерционного типа, что действительно затрудняет ее корпорацию с внешними акторами. При этом значительная группа высших белорусских чиновников вместе с достаточно многочисленным социальным слоем кровно заинтересованы в сохранении существующего в республике экономического порядка, в консервировании несколько модернизированной ССТ. Никаких радикальных реформ и глубокого переустройства экономических отношений эти силы не хотят.

Среднего класса, который мог бы инициировать и выступать социальной опорой либеральным экономическим реформам, в Белоруссии пока нет. Попытка реформировать экономику в специфических условиях современной Белоруссии могут исходить только от президентской администрации. Но она придерживается консервативных взглядов и яростно сопротивляется любым новым веяниям, ведущим к трансформации хозяйственного комплекса республики. В белорусском обществе идеи преобразований в экономике не вызрели и остаются в целом неосознанными. Экономическая целесообразность и необходимость экономических реформ заслоняется соображениями поддержания социальной стабильности и ожиданиями обещанных правительством Белоруссии позитивных результатов экономического развития.

Ну и конечно, очевидно, что экономические реформы не могут осуществляться изолированно, без сопровождения преобразованиями в политической, правовой, социальной и других сферах. Нет особого смысла говорить о том. что политические и прочие трансформации в повестке дня высших белорусских управленцев не значатся.

 Белорусская экономическая концепция не учитывает того обстоятельства, что экономика Белоруссии по большому счету не является даже экономикой догоняющего типа. Поэтому и соответствующих задач перед белорусской экономикой никто из руководства республики не ставит, задачи, которые она призвана решать, являются чисто ситуативными и требуют лишь оперативных мер и привлечения ограниченных ресурсов.

Важно понять, что в стагнации белорусской экономики, все признаки которой уже начинают проявляться, свою отрицательную роль невольно играет и Россия. Все последние годы Россия прямо или косвенно дотировала экономику Белоруссии, не отдавая себе отчета в гибельных последствиях такой политики. Во многом благодаря этому темпы роста экономики Белоруссии приобрели устойчивую тенденцию к снижению. Только за прошлый год темп прироста ВВП снизился на 2,2% (если исходить только из официальных данных, к которым нет доверия).

Остановился фактически рост доходной части республиканского бюджета, объем которой и так весьма ограничен. В 2005 году доходы составили около 21,3 триллионов белорусских руб. (около 10 млрд. долларов США), что несколько выше уровня 2004 г. Однако основной прирост доходной части бюджета в прошлом году дали поступления от налога на добавленную стоимость, поскольку в торговле с Россией Белоруссия перешла на взимание косвенных налогов по принципу страны назначения. Благодаря этому бюджет Белоруссии пополнился в 2005 г. на 4 триллиона белорусских руб., а это – пятая часть всех доходов республики.

Тревожным выглядит и постепенное, но неуклонное увеличение внешнего долга РБ, как на уровне правительственных обязательств, так и на уровне субъектов хозяйствования белорусской экономики. Только по правительственной линии внешний государственный долг Белоруссии приблизился к отметке в 1 млрд. долларов США. Особо крупные заимствования были сделаны в период кампании по перевыборам президента Белоруссии. За истекшие шесть последних месяцев объем внешнего долга республики увеличился в 2 раза.

По итогам прошлого года было отмечено замедление роста промышленного производства, его темпы снизились почти на 6%. Спад промышленного производства отмечался в машиностроении, электроэнергетике, нефтепереработке и металлообработке.

Существенным фактором снижения физических объемов внешнеторгового оборота Белоруссии выступило сокращение экспортных потоков в Россию. По всем товарным группам, за исключением мясо-молочной продукции, наблюдалось снижение объемов поставок продукции белорусских предприятий на рынок России. В целом экспорт белорусских товаров в Россию заметно снизился и составляет сейчас порядка 35,5% от общего объема экспорта РБ. Это объясняется не столько новым порядком взимания НДС, сколько дальнейшим падением конкурентоспособности ряда белорусских товаров.

Та же причина – низкая конкурентоспособность белорусской продукции – привела к падению экспорта в страны Азии. Не удалось белорусским товарам, в первую очередь продукции машиностроительных предприятий РБ, завоевать рынки Южной Америки, провалом завершилась попытка широкомасштабной экспортной экспансии в страны- лидеры этого континента – Бразилию и Аргентину.

В западноевропейские страны Белоруссия продолжает поставлять в основном продукты нефтепереработки, в том числе и своему главному торговому партнеру – Нидерландам. Увеличился в четыре раза (в стоимостном выражении) экспорт нефтепродуктов в соседнюю Украину. Помимо нефтепродуктов другой основной статьей белорусского экспорта оставалось минеральное сырье. Китаю, Индии и Бразилии Белоруссия также преимущественно экспортировала калийные удобрения.

Вынужденное сужение номенклатуры экспортных товаров во многом объясняет и тот факт, что более пятой части всех белорусских промышленных предприятий, несмотря на все усилия правительства, продолжают оставаться убыточными. Только четвертая часть ориентированных на экспорт предприятий Белоруссии способна сегодня представлять республику на мировых рынках вне границ Содружества, т.е там, где требования к качеству товаров выше. Нет пока никаких оснований говорить и о том, что Белоруссия способна снова войти в пятерку крупнейших внешнеторговых партнеров России.

Низкая рентабельность целого ряда белорусских предприятий, социальные программы, которые на них в обязательном порядке «навесило» государство, затрудняют формирование ими фондов развития.  Объем же привлеченных внешних инвестиций оставался все последнее время относительно небольшим. Наблюдается и рост налоговой нагрузки, когда почти треть налогов взимается с оборота промышленных предприятий.

АПК пользовался существенной государственной поддержкой и патронажем. Это дополнительным бременем ложилось на республиканский бюджет. Тем не менее, говорить о устойчивом подъеме сельскохозяйственного комплекса республики явно преждевременно.

Экономическая неэффективность правительственной политики способна в перспективе спровоцировать политический кризис и привести к падению правящего в Белоруссии режима. Однако Минск испытывает крайнюю настороженность в отношении любых российских интеграционных инициатив. Вместе с тем он озабочен сохранением существующего политического порядка и нуждается в поддержании внешне нормальных отношений с восточной соседкой. Это выражается, в том числе, и в готовности идти на переговоры, участвовать в процессе поиска компромиссов по болезненным проблемам взаимоотношений с Россией.

Поскольку Белоруссия в значительной степени зависит от поставок российских энергоресурсов, сырья и комплектующих, заинтересована в сохранении рынка сбыта в России, то следует ожидать и в дальнейшем эксплуатации Минском интеграционной риторики без взятия на себя в этом контексте серьезных обязательств.

Консервация неэффективной экономической модели была бы невозможной без масштабной, пусть и неосознанной, поддержки Белоруссии со стороны России. Это была, без преувеличения, развращающая помощь на уровне государство – государству. Сейчас, как представляется, наступил момент, когда российское руководство начинает осознавать негативные последствия своей политики в этом плане.

Российскую экономическую помощь Белоруссии, на наш взгляд, следует в перспективе перевести из разряда помощи в виде абстрактных бенефиций в адресную поддержку со стороны России совместных экономических проектов, закладывающих реальный базис Союзного государства. Ну а Белоруссии, которая неизбежно потеряет статус страны-бенефициара, еще только предстоит «привыкать рассчитывать на свои силы».


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ