Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №150(15.07.2006)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
К ВОПРОСУ ОБ ОБЪЯВЛЕНИИ К.Ф.ЗАТУЛИНУ И ДРУГИМ ГРАЖДАНАМ РФ ЗАПРЕТА НА ВЪЕЗД НА УКРАИНУ.
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Невозможное – невозможно или еще раз о Карабахе

Руслан Харабуа

Более пятнадцати лет продолжается противостояние между Нагорным Карабахом и Арменией с одной стороны и Азербайджаном с другой. Процесс урегулирования конфликта не приблизил стороны к его разрешению, а все больше и больше отдаляет их друг от друга. Если взять сегодняшнее состояние карабахской проблемы,  то принято считать, что есть диаметрально различные ее описания - армянская и азербайджанская точки зрения, которые время от времени видоизменяются, но при этом остаются взаимоисключающими. 

В последнее время на урегулирование конфликта брошены все силы заинтересованных в завершении противостояния. Все чаще слышны голоса европейских и американских посредников о скором нахождении компромисса между участниками конфликта. Однако, стройный хор голосов о разрешений давнего спора не вызывает оптимизма ни у одной из противоборствующих сторон. Стороны обвиняют друг друга в отсутствии прогресса. Для урегулирования конфликта, необходимо провести анализ настоящих причин конфликта. Отсутствию прогресса в переговорном процессе, как представляется,  мешает незнание или нежелание знать исторической подоплеки конфликта.   

Сторонами в  карабахском конфликте являются два соседствующих народа  с очень разными культурами  и разным прошлым. Говоря о том, что сторонами карабахского конфликта явились два народа, необходимо упомянуть, что при этом мы имеем три, реально участвующие стороны Азербайджан, Нагорный Карабах, Армения.

На нынешнем этапе урегулирования, до исторического прошлого ни кому нет дела. Разрешение конфликта во многом зависит от интересов великих держав.  Как заявил вице-председатель Европарламента Эдвард Макмиллан-Скот к каждой стране  Южного Кавказа, учитывая их исторические и культурные различия, необходимо проявлять индивидуальный подход. По его словам, в случае с Балканами применяется именно такой подход. "И я не знаю, почему принцип индивидуального подхода не применяется на Южном Кавказе. Я обязательно поговорю об этом со своими коллегами в Брюсселе, дабы избежать искусственного затягивания", - заявил вице-председатель Европарламента. 

Конфликт, вылившийся в  кровопролитную  войну  между  государствами, берет свое начало, практически с момента установления Советской власти в  регионе. Не вдаваясь в исторические перипетии становления двух государств, следует напомнить, что параллельно вместе с этим процессом, остро встал вопрос о "спорных" территориях,  прежде всего, Нахичевани и Нагорного Карабаха, на которые претендовали, как и Армения, так и Азербайджан. После установления Советской власти, в период начала 20-х годов, в регионе, казалось, открывались возможности для примирения и справедливого  решения территориальных  вопросов. Однако армяно-азербайджанские конфликты стали возникать едва ли не с  первых  дней. Так как Советское правительство ставило перед собой цель, более важную, как оно считало, развертывание  революционного движения  в  мусульманском  мире, и в частности в Турции и ради этой глобальной цели в жертву была  принесена  проблема  справедливого национально-территориального размежевания между Арменией и Азербайджаном. Пока существовала Закавказская федерация с общими  руководящими партийными и советскими органами, ошибки в национально-территориальном устройстве ощущались не так остро. Но с ее ликвидацией ситуация в регионе стала достаточно напряженной.

Не акцентируя внимание на исторических событиях того периода и последующего времени до развала СССР, следует отметить, что за все это время принимались порой несправедливые, зачастую поспешные, иногда необдуманные решения, что в конце привело к длительному кровавому противостоянию.

На первом этапе, процессом мирного урегулирования занималась Межпарламентская Ассамблея СНГ, впоследствии урегулированием конфликта в Нагорном Карабахе занялась - Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Главная проблема карабахского конфликта связана с будущим статусом этой территории. Представители НКР категорически отвергают любые предложения связанные с предоставлением каких-либо полномочий в составе Азербайджана.

В последнее время, стороны усиленно пытаются привлечь внимание мировой общественности к противоправным действиям сторон в зоне конфликта. Взаимные обвинения все дальше отдаляют от процесса мирного урегулирования.  Азербайджан,  акцентирует внимание на умышленном поджоге азербайджанских сел в Агдамском районе, устраиваемых армянами. При этом азербайджанские власти подчеркивают, что "Армения не демонстрирует свою волю к миру и на захваченных территориях продолжает сохраняться напряжение. Ереван, похоже, решил укрепить свой оккупационный корпус. Армения перебрасывает на оккупированные территории Азербайджана большое количество вооружений и военной техники".  С таким заявлением выступил министр обороны Азербайджана Сафар Абиев в ходе состоявшегося в Баку заседания Совета министров обороны (СМО) стран СНГ. Со своей стороны армяне указывают на уничтожение памятников в Нахичеване и отмечают неконструктивные и непоследовательные действия Баку, при этом Ереван ссылается на активность Азербайджана в вопросе милитаризации. Милитаристические заявления азербайджанской стороны негативно сказываются на развитии армянскимх областей. Глава администрации одной из областей Сурен Хачатрян отметил, что область граничит с Азербайджаном и Нахичеванью, что делает ее регионом с повышенным риском. "Периодические заявления президента Азербайджана Ильхама Алиева о решении нагорно-карабахского конфликта силовым путем отпугивают инвесторов от Сюникской области и Нагорного Карабаха", - подчеркнул Хачатрян, добавив, что пока не будет урегулирован карабахский конфликт, инвесторы не будут вкладывать средства в экономику области.

Несмотря на сохранение режима прекращения огня на линии соприкосновения войск, все еще продолжается нарушение режима. Стороны обвиняют друг друга и заявляют, что не располагают такой информацией или называют ложным сообщение противоположной стороны. В этой связи, следует отметить, что проведение мониторинга на линии  соприкосновения огня имеет стабилизирующий эффект и снижает напряженность. Об этом заявляют сами стороны конфликта.

Азербайджан не скрывает, что потерял надежду на международные механизмы урегулирования проблемы. Следует согласиться с президентом Азербайджана, который публично высказался  о неэффективности переговоров на таму азербайджано-карабахского конфликта.Отметив, что относительно нагорно-карабахского конфликта со стороны ООH приняты 4 резолюции, президент Азербайджана заявил, что они сегодня не выполняются. "В настоящее время ООH не имеет эффективного механизма для исполнения собственных решений. Сегодня идут разговоры о реформировании ООH. Считаю, что первым необходимо реформировать механизмы исполнения решений. Должны приниматься такие решения, которые бы выполнялись", - сказал он.

В последнее время, активизировавшийся переговорный процесс, приобрел более или менее интенсивный характер, имели место встречи, включая переговоры на уровне президентов Азербайджана и Армении. Прошедшая встреча президентов двух стран в Бухаресте не стала сенсационной. Стороны в очередной раз не достигли соглашения и не стоило ожидать чего-либо нового. Хотя, накануне встречи сопредседатели Минской группы ОБСЕ, официальный представитель Госдепартамента США выражали надежду, что стороны смогут прийти к соглашению. Ожидалось, что по завершении встречи президентов, сопредседатели Минской группы ОБСЕ предложат последним, подписать некий документ. Это предполагалось сделать еще в Рамбуйе, однако это не случилось.

Деятельность сопредседателей была также активной, что отмечали и приветствовали главы государств конфликтующих сторон. По мнению личного представителя действующего председателя ОБСЕ по нагорно-карабахскому конфликту Анджея Каспшика,  2006  может стать годом, решающим для урегулирования конфликта. Наблюдаются усилия всех заинтересованных сторон в целях сближения позиций. Международные посредники считают, что переговоры в рамках, так называемого, "пражского процесса" является хорошей "основой для дальнейшего продвижения вперед". 

Однако, несмотря на усилия, прилагаемые сопредседателями ОБСЕ, для урегулирования нагорно-карабахского конфликта, никаких результатов пока не достигнуто. Главы государств и внешнеполитических ведомств различных стран мира заявляют о необходимости скорейшего урегулирования нагорно-карабахского конфликта. При этом нередко, отмечают, что решение карабахского конфликта способствует нормализации отношений не только между Арменией и Азербайджаном, но и Арменией и Турцией.

Казалось бы, предложенный пакет основных предложений по урегулированию конфликта, предоставленный президентам двух стран, позволит в дальнейшем найти пути разрешения конфликта, однако, и ничего в этом странного нет, стороны отказались принимать данный план.

Несмотря на пространные объяснения сторон о достаточно обоснованном и уравновешенном документе, содержащем правильные пункты с взаимоуступками по главным вопросам - о статусе, территориях и безопасности, стороны отметили его несовершенство. Существует множество причин не позволивших найти единую точку зрения не только среди конфликтующих, а также среди самих сопредседателей Минской группы ОБСЕ.

Если ранее сопредседатели рекомендовали рассмотрение этих моделей отдельной рабочей группой, то сейчас они заявили о необходимости начала процесса урегулирования с вывода армянских войск сначала с пяти, а затем из двух районов и возвращения беженцев. Вот что сказал по этому поводу заместитель Государственного секретаря по вопросам Европы и Евразии Дэниел Фрид "как представитель Америки, я сказал, что мы желаем как можно скорее увидеть возвращение Азербайджану по возможности больше территорий и возвращение азербайджанцев в свои родные места. Здесь есть интересы обеих стран. Имеется ряд вариантов. Мы предложили оптимальный вариант. А теперь все зависит от президентов. Считаем, что оба президента - серьезные личности. Они рассматривают идеи, которые мы представили им. Мы не хотим оказывать давления. А как друг обеих стран хотим оказать им помощь".

Пакет предложений включает в себя поэтапный вывод армянского военного контингента с окружающих Нагорный Карабах азербайджанских территорий. Что в свою очередь  вынуждает ужесточить свое поведение в решении конфликта в первую очередь Нагорный Карабах. В последнее время Карабах все  жестче пытается перехватить инициативу урегулирования  конфликта у Армении. Руководство НКР, справедливо отмечает, что нынешний формат переговоров не отражает истинной сути конфликта, так как азербайджанская сторона отказывается вести переговоры с Нагорным Карабахом. По заявлению представителей НКР официальный Баку продолжает игнорировать существующие реалии, заключающиеся в том, что независимость НКР является наивысшей ценностью народа республики, которая поддержана на всенародном референдуме о государственной независимости 10 декабря 1991 года. "Народ НКР не только защитил свое право распоряжаться собственной судьбой в ходе навязанной ему войны, но и за последние 15 лет как минимум 7 раз подтверждал свою волю посредством проведенных в НКР демократических всенародных президентских и парламентских выборов, когда избиратели голосовали за программы отдельных кандидатов и политических партий, выступавших за государственную независимость республики". 

 Сама Армения не прочь сложить с себя полномочия переговорщика. В заявлении МИД Армении от 26 июня, отмечается, что в случае продолжения Азербайджаном непоследовательной политики в отношении принципов изложенных в пакете предложении, Армения будет настаивать на проведении прямых переговоров между Азербайджаном и Нагорным Карабахом.  Позиция же, последней отличается жесткостью и бескомпромиссностью в отстаивании своих интересов.

Одним из существенных расхождении сторон, являются разногласия по поводу районов Кельбаджара и Лачина. Как отмечают в Ереване,  одним из основных положений должно стать обеспечение коридора между Арменией и Нагорным Карабахом и, по их мнению, до референдума о статусе Нагорный Карабах должен иметь промежуточный статус.

По словам  министра иностранных дел Армении Вардана Осканяна формулировка связанная с этими районами "имеет два уровня: один - это вопрос Лачина, четкая формулировка относительно принципов которого в переговорном тексте такова, что будет "коридор, связывающий Нагорный Карабах с Арменией". Для Армении очень определенно то, что этот коридор должен иметь тот же, что и у Нагорного Карабаха, статус. Второй уровень касается Кельбаджара. Для Армении это тоже очень определенно: исходя из соображений безопасности, Кельбаджар может быть возвращен только после проведения референдума и решения об окончательном статусе Нагорного Карабаха".  По мнению армян, формулировка сопредседателей и Армении находят общий подход к решению данного вопроса. Однако, азербайджанская сторона,  в этом вопросе, впрочем, как и в других,   придерживается совсем иного мнения. По их заявлениям,  территории находящиеся ныне под контролем НКР, не останутся у них. По словам заместителя министра иностранных дел Азербайджана Араза Азимова, лачинскую проблему возможно решить с помощью совместного использования дорожной инфраструктуры района как для связей между Арменией и Азербайджаном, армян и азербайджанцев в Hагорном Карабахе, так и с Hахичеванской Автономной Республикой. Азербайджан настаивает на том, что определение статуса невозможно в условиях продолжающейся оккупации и этнической чистки и, соответственно, предполагает освобождение оккупированных территорий Азербайджана и демилитаризацию всей зоны конфликта, что, при надлежащих международных гарантиях безопасности, создаст условия для возвращения в места постоянного проживания насильственно перемещенного азербайджанского населения.   Что касается сопредседателей  они отмечают, что необходим особый подход в отношении Кельбаджарского и Лачинского районов.

Предусмотрено проведение референдума или всеобщего голосования для определения окончательного статуса Нагорного Карабаха сроки которого в документе не обозначены. Относительно референдума, опять же стороны не находят взаимопонимания и каждый из них трактует по своему решение данного вопроса. Если армянские власти делают упор на том, что переговорный текст закрепляет право населения Нагорного Карабаха на проведение референдума, то Азербайджан требует возвращения всех беженцев и только тогда возможно проведение референдума. По мнению Баку, проведение референдума возможно лишь в рамках законов Азербайджана. Как заявил  заместитель министра иностранных дел Азербайджана Араз Азимов: "Референдум может проводиться согласно Конституции, основываясь на территориальной целостности и неприкосновенности границ Азербайджана. Сегодня целью армянской стороны и поддерживающих ее некоторых государств является манипуляция с помощью какого-либо предлога. Создавая при обсуждении этих вопросов конфликтные ситуации, на следующих этапах они добиваются обсуждения определенных вопросов".  В пакете предложений уделяется внимание размещению международных миротворческих сил и демилитаризации зоны конфликта.

Необходимо отметить, что вновь назначенный на пост сопредседателя МГ ОБСЕ от американской стороны Метью Брайза, активно включился в процесс и практически сразу, после назначения открыто обозначил основные приоритеты урегулирования. В своем заявлении Метью Брайза указал на проведение демократических реформ в Армении и провел некую аналогию с Азербайджаном. Скорее всего, он подразумевал слабое наличие демократических преобразовании в Армении. Тем самым сопредседатель от американской стороны попытался оказать давление на одну из сторон.  В интервью радиостанции "Свобода" он в очередной раз подчеркнул, что вина за отсутствие прогресса в урегулировании конфликта будет лежать на президентах обеих стран поровну. Очевидно, что для американской стороны настал момент истины в разрешении конфликта. Желание контролировать регион в целом возобладал и  эмоционально отражается на высказываниях американцев. Что интересно, в заявлении сопредседателей действительно отражены нынешние реалии азербайджано-армянского противостояния. Фактически сопредседатели МГ ОБСЕ предоставили сторонам действовать самим. Метью Брайза выступает за вывод армянских военных подразделений с территорий вокруг Нагорного Карабаха, однако при этом он осознает, что в этом случае будет иметь место торг, без чего представители НКР напрочь откажутся о выводе своих формирований из этой зоны. Равнозначной уступкой в этом случае, по мнению сопредседателя, может быть проведение в дальнейшем референдума или всенародного голосования относительно будущего статуса Карабаха .   

Неоднозначно стороны восприняли публичные высказывания сопредседателя Минской группы ОБСЕ от американской стороны Мэтью Брайза, который огласил те фундаментальные принципы или пакет предложений по разрешению конфликта. Неудивительна резкая реакция армянской стороны. Пакет предложений, предложенный сопредседателями Минской группы ОБСЕ не единственный, который предлагался в течение последних лет. Были проекты соглашения по принципу "общего государства", документ, обсуждавшийся в Ки-Уесте, и проект, обсуждавшийся недавно в Бухаресте. Ни один из представленных проектов не нашел своего логичного завершения, а виновными в отсутствии прогресса, по мнению армянской стороны, является Азербайджан. В свою очередь, азербайджанская сторона, в заявлении МИД страны, отмечает конструктивность своих позиции и всю вину и ответственность в случае срыва переговорного процесса перекладывает на армянскую сторону.   

Сознательный вброс некоторых положений рамочного соглашения сопредседателем от американской стороны, как представляется, есть ни что иное, как попытка втягивания общества и Армении и Азербайджана, в дискуссию, что в дальнейшем,  приведет к обострению взаимоотношений не только между странами, а также  возможному накалу страстей внутри самих  стран.  Стремление навязать обществам свое решение, с целью оказания дальнейшего давления на руководство стран не является чем-то новым в международной политике. Кстати, в период правления Левона Тер-Петросяна, такой процесс уже имел место в Армении, тогда, правда, его предложение о проведении дискуссии в обществе, привело к смене власти.

Вероятно, не исключается вариант, который был использован при разрешении конфликта в Югославии, когда подписывались Дейтонские соглашения. Не должно вызывать удивление то, что международные посредники в качестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ оказались, банальным образом бессильны, в урегулировании конфликта. Их заявление от 22 июня в Вене, прямо указывает на то, что они не сумели выработать единый механизм для окончательного урегулирования. Сопредседатели признают, что вряд ли дополнительные альтернативные варианты, предложенные посредниками в ходе встреч со сторонами, приведут к иным результатам. Заявление сопредседателей Минской группы ОБСЕ это не столько ультиматум, сколько невозможность нахождения приемлемой формы урегулирования. Их действия, в большей степени направлены не на урегулирование конфликта, а на дальнейшую эскалацию напряженности. Попытка, с их стороны, запугать участников переговорного процесса, есть ни что иное, как признание в собственной несостоятельности. 

Практически все слои общества двух стран и Нагорного Карабаха, приняли живое участие в обсуждении представленных предложении и заявлении Мэтью Брайзы. Армянская сторона больше склоняется к тому, что принципы урегулирования не соответствуют интересам Армении и Нагорного Карабаха. Они считают, что безоговорочное возвращение территорий и неопределенность идеи референдума по статусу Карабаха неприемлемы. В заявлениях отдельных лидеров оппозиционных деятелей в основном упор делается на том, что ответственность в решении конфликта ложится на президента Армении. При этом отмечается пассивность руководства в процессе урегулирования, а также отмечается, что пакетное решение легче навязать нелегитимным властям. Высказались по предложениям и армянские командиры-участники Карабахской войны. Они выступили с заявлением, осуждающим последние развития вокруг процесса урегулирования нагорно-карабахского конфликта, в частности, выражая несогласие с позицией властей Армении, отображенной в заявлении сопредседателей Минской Группы ОБСЕ по части возврата территорий, находящихся под контролем Армии обороны Нагорного Карабаха. По их мнению, предложения посредников являются абсурдными, а политика Армении - пораженческой. "Мы призываем все патриотические силы Армении объединиться и защитить нашу родину, которая встала перед серьезной угрозой.

Противоположная сторона также не в восторге от предложении сопредседателей МГ ОБСЕ. Азербайджанские власти называют их поспешными и провокационными. Они считают, что таким образом сопредседатели МГ ОБСЕ пытаются оказать давление на стороны. Как заявил заместитель министра иностранных дел Азербайджана Араз Азимов подобного рода заявления создают сумятицу, а в дальнейшем выносят совсем другие вопросы. Азербайджан, вообще, выражает сомнение в способности ОБСЕ урегулировать конфликт. По мнению заместителя министра иностранных дел Азербайджана Вагифа Садыгова он не согласен с мнением о том, что ОБСЕ имеет больший авторитет в урегулировании конфликтов. Он отметил, что ответственность, помимо президентов стран несут, также и международные организации, ведущие этот процесс.

В свою очередь, оппозиционные движения Азербайджана выразили свое отношение и призвали власти страны отказаться от урегулирования конфликта на основе рамочного соглашения и проведения референдума в Нагорном Карабахе. Они посчитали, что заявление американского сопредседателя Минской группы ОБСЕ Метью Брайза, свидетельствует о том, что власти Азербайджана дали добро на проведение референдума в Нагорном Карабахе. Оппозиция  указывает на то, что власти Азербайджана в преддверии выборов дают обещания международным организациям, которые могут нанести ущерб национальным интересам страны.  

Нет сомнений в том, что в дальнейшем посредники будут продолжать усиливать давление на участников конфликта, требуя от них подписать какой-либо документ, касающихся основополагающих принципов урегулирования карабахского конфликта. Как бы то ни было, урегулирование карабахского конфликта будет навязано сторонам. Однако следует напомнить, что стороной конфликта с Азербайджаном является не Армения, а НКР. Какие бы модели не предлагались для решения конфликта, ни одна из них не устроит население Карабаха. Различные вариации на тему совместного сосуществования, общего государства, установление контроля двух или нескольких сторон над Карабахом – своего рода кондоминимум или еще какие-либо формы не станут окончательным для полного разрешения конфликта.

Что касается посредников, возникают некоторые подозрения, относительно противоречий существующих не только между президентами Армении и Азербайджана,  так и между посредниками. Публичные заявления одного из сопредседателей наталкивают на такого рода мысли. В этой связи вызывает интерес заявление российского сопредседателя МГ ОБСЕ Юрия Мерзлякова, который отметил, что "Никакого рамочного соглашения на столе переговоров по мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта еще нет". Получается, что в действиях сопредседателей МГ ОБСЕ не всегда присутствует согласованность.

В действительности, могут существовать трения и к тому же серьезные между странами посредниками, но говорить о том, что  эти страны не заинтересованы в окончательном разрешении конфликта, было не совсем правильно. Нет сомнений в том, что посредники отстаивают свои интересы. Однако их позиции все же ближе, нежели позиции конфликтующих сторон. Все-таки, посредники стоят на одной платформе. Следует отметить, что США являются одним из генераторов различных вариантов урегулирования конфликта. Наблюдая их активность в этом процессе, можно подумать, что они наиболее других заинтересованы в разрешении конфликта, однако как представляется, Россия сознательно отдала "пальму первенства" США, так как урегулирование конфликта практически нереально, стороны занимают кардинально противоположные позиции. В действительности, США желают только мирного разрешения. Это позволит им реализовывать в дальнейшем свои планы по освоению Кавказа. Следует отметить, вопросы территориальной целостности никогда не являлись для США приоритетными. Не вызывает сомнения, что если США не видели бы в Азербайджане, потенциально интересного союзника, обладающего нефтью, располагающего удобными транзитными и транспортными путями,  Вашингтон уже давно признал  бы Нагорный Карабах.

Международная кризисная группа (МКГ) отмечает, что сложившуюся ситуацию в процессе урегулирования как  "очень критическую". Директор Кавказского проекта МКГ Сабина Фрейзер, своим заявлением дала понять, что потенциал посредников исчерпан. По ее словам, заявление сделанное сопредседателями Минской группы ОБСЕ,  это самое искреннее и самокритичное заявление, они впервые заявили о бессмысленности продолжения своей деятельности.  Она подчеркнула, что в действительности в заявлении Минской группы ОБСЕ говорится об отсутствии международного формата переговоров по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе. Выходит, что стороны конфликта смогут самостоятельно вести переговоры без посредников. Будет ли назначен другой посредник? Если Соединенные Штаты, Россия и Франция отступают, то какие международные силы обладают достаточным авторитетом и полномочиями для осуществления посреднической миссии? Я не верю в появление какого-то нового посредника. Мы постепенно вступаем в очень страшный этап, на котором не будет никаких мирных переговоров между сторонами конфликта. Мы попали в такую ситуацию впервые с 1994 года", - заявила Фрейзер.

На фоне  активизировавшегося процесса урегулирования конфликта, усилиями Армении и армянской диаспоры,  все большую огласку получил вопрос признания Геноцида армян в Османской империи. В свою очередь громче звучат голоса  в Турции об отрицании Геноцида армян одновременно с этим, Турция настаивает на территориальной целостности Азербайджана. Вопросы урегулирования взаимоотношений между Турцией и Арменией являются не менее актуальными, нежели неразрешенные проблемы между Арменией и Азербайджаном.

Необходимо отметить, что параллельно с процессом огласки по вопросу признания Геноцида армян, несмотря на то, что Армения утверждает о ее неготовности вступления в НАТО, активизировался процесс сотрудничества Армении с НАТО. Реализуется План действий индивидуального партнерства Армения - НАТО (IPAP), как   отметил специальный представитель генерального секретаря НАТО на Южном Кавказе Роберт Симмонс, в короткие сроки был зафиксирован ощутимый прогресс в деле осуществления положений Плана. Он также подчеркнул, что НАТО намерена сотрудничать с Арменией в течение длительного времени и готова помочь Армении в осуществлении военной реформы. В свою очередь, по заявлению президента Армении, он намерен осуществлять совместные программы быстрыми темпами. Действия Армении, можно расценить, как стремление воспрепятствовать Азербайджану, в одностороннем порядке, решить карабахскую проблему с помощью НАТО.

Не ослабевает патронажное внимание США в отношении Армении. Комитет по внешним ассигнованиям Сената США одобрил предоставление финансовой помощи Армении в размере $50 млн. на 2007 фискальный год, данная сумма на $25 млн. меньше, чем в 2006 году. Комитет также одобрил ассигнования для Нагорного Карабаха в качестве гуманитарной помощи на сумму $5 млн., превысив показатель 2006 года на $2 млн. Что интересно, одобрен размер военной помощи Армении и Азербайджану в размере $3,5 млн.

Между тем, в 2005 году Азербайджан, еще более активно, нежели Армения  принимал участие в различных мероприятиях  НАТО, в рамках военного и межпарламентского сотрудничества.  Нет сомнения, что Баку надеется с помощью Североатлантического блока повысить уровень военной  подготовки и соответственно решить проблему Нагорного Карабаха. Однако, Азербайджан в отличие от Грузии, не проявляет яростного рвения по вступлению страны в организацию и относится к этому, скорее всего, с пониманием безвыходности ситуаций.

Так по словам министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедъерова "Стабильность на Южном Кавказе является основным фактором для развития сотрудничества между Азербайджаном и НАТО, и армяно-азербайджанский, нагорно-карабахский конфликт препятствует безопасности в регионе и такому сотрудничеству"

Вызывает серьезную озабоченность активная милитаризация всего региона в целом. Так, если Грузия находится на первом месте по приобретению оружия, то азербайджанские лидеры периодический, с завидным постоянством заявляют об увеличении военного бюджета страны.Несмотря на заявления Баку о приверженности мирному курсу урегулирования  конфликта, президент Азербайджана не исключает другие варианты его разрешения.По его словамАзербайджан должен внести коррективы в свою внешнюю политику. Он отметил, что  предстоящие 20 лет страна получит от реализации нефтяных проектов $140 млрд., "эти возможности будут использованы для укрепления армии, чтобы она могла вернуть наши земли в любой момент". Такого же мнения придерживаются и другие высокопоставленные чиновники Азербайджана. Заявления подобного рода со стороны Азербайджана в действительности имеют под собой основание и желание властей разрешить конфликт таким путем с одной стороны, с другой стороны руководство республики, таким образом, пытается оказать давление на противоположную сторону. Однако вызывает сомнение, что возможности Азербайджана приведут их к желаемому результату.Азербайджан активно разрабатывает военную доктрину, которая должна быть завершена к концу 2006 года, параллельно будет завершена работа над концепцией безопасности страны.  

Заявления азербайджанских властей о возможности решения конфликта военным путем, парируются ответными выпадами из Армении и Нагорного Карабаха о готовности в любой момент оказать сопротивление и отстоять Нагорный Карабах. И всеже,  президент Армении выражает обеспокоенность воинственными заявлениями Азербайджана. На заседаний Совета коллективной безопасности ОДКБ он обратил внимание членов ОДКБ на отсутствие механизмов реализации взаимодействия стран Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в случае военной агрессии против одной из сторон.

Протокольные, трафаретные заявления, на прошедшей встрече министров иностранных дел стран "большой восьмерки" в Москве  и принятой ими совместной декларации опять же не отвечают интересам конфликтующих сторон.   В декларации сказано, что страны G-8 поддерживают усилия сопредседателей Минской группы ОБСЕ по урегулированию этого конфликта. "Мы поддерживаем усилия посредников в этом вопросе и призываем Азербайджан и Армению готовить свои народы не к войне, а к миру".

Вызывает сомнение, что саммит G-8 примет какие-либо принципиальные решения по урегулированию конфликта. Конечно, лидеры "Большой восьмерки" примут во внимание сложность урегулирования конфликта, вероятно, предпримут некие шаги, позволяющие выработать новые механизмы разрешения давнего спора, однако это не приблизит стороны к полномасштабному урегулированию.  Каждая из сторон реально осознает, что решение проблем конфликта мирным путем неосуществимо. Создавая реальную угрозу стабильности и миру на Кавказе, участники конфликта пытаются оказать давление на противоборствующую сторону, в конце-концов для них разрешение конфликта военным путем решенное дело.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ