Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №150(15.07.2006)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
К ВОПРОСУ ОБ ОБЪЯВЛЕНИИ К.Ф.ЗАТУЛИНУ И ДРУГИМ ГРАЖДАНАМ РФ ЗАПРЕТА НА ВЪЕЗД НА УКРАИНУ.
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Ситуация в Центральной Азии становится все более угрожающей

11.07.2006. Онлайн-конференция KM.RU

Выгодна ли Соединенным Штатам дестабилизация политической ситуации в Средней Азии? Можно ли считать прошедший год временем усиления геополитических позиций России в регионе? Какие силы стоят за казнью российских дипломатов в Ираке? На эти и другие вопросы отвечает руководитель отдела Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозин в ходе онлайн-конференции KM.RU

Василий 11.07 16:33 Выгодна ли Соединенным Штатам дестабилизация политической ситуации в Средней Азии?

Я думаю, что США подходят к тому, что происходит в Центральной Азии по-разному. К сожалению, мы очень часто говорим о каком-то обобщенном Западе, каких-то обобщенных США. В США существует масса элит, существует масса разных групп и институтов, которые совершенно по-своему и по-разному видят то, как следует себя вести Штатам, в том числе и по отношению к Центральной Азии. Какой-то части элит выгодна дестабилизация, какой-то - не выгодна. Думаю, что людям, которых у нас обобщенно называют неоконсерваторы, тем элитам, которые до последнего времени определяли внешнюю политику США, в значительной мере было бы выгодно попытаться «расшатать» Центральную Азию. Либо целиком, всю, либо в каких-то отдельных ключевых точках. Скорее всего, даже второй вариант смотрится для них предпочтительнее. С другой стороны, оппонентам нынешней администрации, в первую очередь подавляющему большинству республиканцев не выгодна ситуация раскачивания. Кроме того, существуют интересы транснациональных корпораций, которые очень много вложили в страны региона (Казахстан, в первую очередь). Углеводородным компаниям таким как «Шеврон», «Би Пи» или «Шелл», думаю, не выгодно раскачивать ситуацию в Центральной Азии. У Пентагона подход совершенно иной: там тоже существуют разные элиты, разные группы, которые тоже смотрят по-разному, стоит ли попытаться поиграть на противоречиях между странами регионов, либо довольствоваться тем, что сейчас военное ведомство имеет и остановиться на этом. То есть существуют разные подходы, нельзя говорить о каком-то едином результирующем подходе, который сейчас превалирует в Госдепе или в разведсообществе США. Там существуют разные группы, разные подходы и учитывать надо те, которые доминируют в данный конкретный момент..

Евгений 11.07 16:46 Можно ли считать прошедший год временем усиления геополитических позиций России в регионе?

Да, безусловно. После того как Ислам Каримов добился вывода американского военного объекта с авиабазы в Карши-Ханабаде на узбекской территории и после того как Узбекистан вступил в Евразийское экономическое сообщество, а затем на последнем саммите СНГ в Минске подтвердил возобновление своего участия в Организации договора о коллективной безопасности, после того как между Ташкентом и Москвой был подписан договор о стратегическом партнерстве, безусловно, российские позиции в регионе усилились. Помимо узбекистанского направления, российские позиции усилились и в других республиках, во всяком случае, видно, что после мартовского переворота в Киргизии, когда власть Аскара Акаева была свергнута, произошла так называемая «тюльпановая» революция, многие ожидали, что в Киргизии к власти придут элиты, настроенные так же прозападно, как это было на Украине и в Грузии. Однако этого не произошло. И президент, и премьер – люди, которых часто называют пророссийски настроенными и вообще во властных киргизских элитах, сменивших прежний режим, не наблюдается антироссийских настроений. Усилились позиции российского крупного бизнеса в Центральной Азии. Это касается и соглашения, которое «Газпром» заключил с Казахстаном, последних соглашений с Узбекистаном о разведки новых газовых площадей. Это касается РАО ЕС России, подписавшей соглашения с Таджикистаном и Киргизией. Российские компании, занимающиеся телекоммуникациями и связью, заключили ряд очень эффектных соглашений в течение последнего года – в Узбекистане и Киргизии. То же относится и к российской «оборонке», которая явно усилила взаимодействие со своими коллегами в центрально-азиатских государствах - это касается и Узбекистана, и Казахстана, и Киргизии, ну может быть за исключением Туркмении. Туркмения – это особый случай. Здесь, на мой взгляд, российские позиции остаются достаточно серьезными, несмотря на последние проблемы, которые существуют по цене вокруг туркменского газа.

Анна 11.07 16:56 А действительно ничего нельзя было сделать для того, что бы предотвратить гибель наших дипломатов?

Об этом уже многое говорилось специалистами. В том числе и людьми, которые участвовали в известном кризисе с российскими дипломатами в Ливане, когда тогдашнему советскому руководству, задействовавшему все очень значительные ресурсы, имевшиеся у Советского Союза, удалось разрешить кризис с минимальными потерями для российских заложников. Мне кажется, что Россия не до конца использовала все имеющиеся возможности. Говорю это не в укор нашем спецслужбам или нашему Министерству иностранных дел. Наверное, они считают, что они сделали все, что смогли, но мне кажется, что у России имеется и имелся в то время потенциал для того, чтобы разрешить эту проблему не так, как она разрешилась. Наверное, можно было задействовать и имеющуюся у России резидентуру на Ближнем Востоке, в Ираке более эффективно, чем это было сделано. Наверное, можно было бы обратиться и к тем исламским государствам, которые имеют серьезное влияние на ситуацию в Ираке, Иран, в первую очередь, Сирия, возможно Иордания. Можно было попытаться разрешить этот кризис, используя помощь Запада, может быть западная сторона как раз таки и рассчитывала на такую просьбу. Но, тем не менее, этого сделано не было, наверное, мы сейчас, после того, что произошло вчера (и.в. ликвидация Басаева), можем говорить, что мы могли бы ожидать от российских спецслужб и от российского дипломатического ведомства в тогдашней ситуации кризиса с нашими заложниками в Багдаде большего. Но, получилось так, как получилось.

Алексей 11.07 17:16 Существует версия, что похищение и казнь наших дипломатов были оплачены спецслужбами некоторых наших партнеров по так называемой «антитеррористической коалиции». Ваше мнение на этот счет?

Я бы не исключал такой возможности хотя бы просто потому что обратное не доказано. Дело в том, как вообще можно говорить о никому не известной террористической организации, которая похищает в центре Багдада, почти рядом с «зеленой зоной», четверых российских дипломатов, пятого убивает и выдвигает заведомо неприемлемые требования - вывод войск из Чечни и освобождение всех заключенных мусульман. Изначально было понятно, что люди, которые совершили эту акцию, и не рассчитывали на то, чтобы вести какой-то диалог. Уже сразу было понятно, что это все очень похоже на провокацию. Ясно, что оккупационные силы в Багдаде не контролируют очень многие процессы. Они не контролируют ситуацию не только в стране, но и то, что происходит в самом Багдаде. С другой стороны известно так же и то, что существует резидентура США, существует резидентура «Интилиджен сервис», точно так же как, видимо, существует в Ираке резидентура Федеральной службы безопасности. Ясно, что все они работают, а о том, что они делают конкретно, думаю, мы никогда не узнаем. Но исходя из принципа: ищи, кому выгодно, понятно, что это похищение и убийство дипломатов вряд ли выгодно тому, что у нас часто называется объединенным термином «исламский мир». Понятно, что очередной раз выступать в качестве террористов, исламских фундаменталистов, которые убивают иностранных дипломатов, для этого необходимо либо быть полностью невключенным в политический процесс, быть тем, чем до недавнего времени был Шамиль Басаев, либо выполнять чьи-то указания, поручения. Также известно, что спецслужбы, в том числе и западные часто используют в своих целях группировки, которые якобы никому не подчиняются. Ни для кого не секрет, уже общее место то, что Усама Бен Ладен начинал как человек, которого курировали подразделения Центрального разведывательного управления. Направляли его в борьбе противно Советского Союза и советских войск на территории Афганистана. Потом он вышел из повиновения, стал играть свою собственную игру. Собственно и «Аль-Каэда» тоже начиналась как одно из подразделений, которое очень плотно и активно опекали подразделения и «Интилиджен сервис» и ЦРУ, и МИ-5. Затем они стали уже достаточно самостоятельными и начали воевать, в том числе со своими недавними кураторами. Я думаю, что и на территории Ирака и, кстати, западные средства массовой информации уже писали об этом, западные специальные службы пытаются налаживать контакты и с силами, которые они сами же однозначно идентифицируют как международных террористов. Так же как и в Афганистане постоянные тайные переговоры с теми, кого называют «умеренными» талибами - тоже достаточно показательный факт. Все же я не склонен считать, что какое-то подразделение Центрального разведывательного управления провело операцию для того, чтобы расшатать взаимодействия России и исламского мира. Они могли просто знать о том, что какая-то группа бандитов в столице недалеко от усиленно охраняющейся «зеленой зоны» готовит некий теракт. Ведь технология проведения подобного рода операции не предполагает некоей спонтанности действий. Для этого необходимо проведение достаточно долгих подготовительных мероприятий, затраты серьезных средств, подготовка и разведка объекта, подготовка с технической точки зрения - это достаточно сложный процесс, который занимает гораздо больше, чем 1 день, больше, чем даже неделю и не знать об этом спецслужбы и западная резидентура, которая находится в Багдаде, наверное не могли. Они должны были что-то такое знать, а вот то, что они, очевидно, не довели этого до российской стороны - это без комментариев.

Наталья 11.07 17:55 Как в целом вы можете охарактеризовать отношения России со странами Средней Азии?

До последнего времени они были, прямо скажем, никакими. Много говорилось, в том числе даже и представителями российской власти о том, что какой-то единой выработанной , концептуально продуманной позиции, стратегии по отношению к центральноазиатским государствам до последнего времени не было. Была стратегия Министерства обороны Российской Федерации, была, очевидно, стратегия Федеральной службы безопасности, была стратегия «Газпрома», была стратегия «Лукойла», и было еще, наверное, десятка два различных стратегий. Все они часто взаимно не совпадали, не было единого государственного курса. Сейчас, за последние полтора года, ситуация меняется к лучшему. Да еще существует масса нерешенных вопросов, масса тем по которым могут быть предъявлены претензии к российской политики по отношению к Центральноазиатскому региону. Но в целом если сравнивать с тем, что было 5 лет назад, конечно, ситуация улучшается. По крайней мере, у меня складывается ощущение того, что в администрации президента теперь более предметно и более целенаправленно изучать ситуацию в регионе. Не по «остаточному принципу», как это было в конце 90-х, а уже более серьезно и более последовательно. Те успехи. которых добивается Россия, российский бизнес в Центральной Азии как раз таки наглядное свидетельство того, что ситуация меняется к лучшему. Я думаю, что еще очень много необходимо сделать. Необходимо выработать серьезную общегосударственную политику России по каждому центральноазиантскому государству в отдельности, определить, что России как государству необходимо от этих республик постсоветской Азии, что, например, Россия хочет получить от Узбекистана, что от Туркмении, что от Казахстана. К сожалению, до последнего времени весь регион у нас рассматривался недефференцировано, как некий единый конгломерат. На самом деле, сейчас между государствами региона гораздо больше разница, чем это было 7-8 лет назад. Казахстан и Туркмения - это совершенно различные государства, настолько различные, как, допустим, Япония и Иран. То есть необходима, как мне кажется, выработка сбалансированного подхода к каждому государству отдельно, нельзя рассматривать все это в качестве некой региональной общности. Кроме разницы в экономике, разницы в политических моделях, которые существуют в центральноазиатских государствах, существует очень серьезная разница и во взаимном восприятии. Достаточно наглядный факт: около полутора лет назад в Казахстане провели крупное социологическое исследование, предметом которого было изучение отношения казахстанцев к ближайшим соседям. Выяснилось, что, на вопрос «с кем вы хотели бы объединиться», примерно около половины населения заявило о том, что хотело бы объединиться с Российской Федерацией, менее четверти заявило о том, что оно бы объединились на определенных условиях с Китаем, такое же примерно количество говорило о том, что следует ориентироваться на Европу, на Запад. О своих ближайших соседях в Киргизии, в Узбекистане, в Таджикистане почти никто не вспомнил. Объединяться с ними казахстанцы не хотят, они их воспринимают как неудачников, как государства, которые погрязли в своих внутренних проблемах. Становиться для них донорами казахстанцы не хотят. Вот наглядный пример того, насколько разные сейчас эти государства.

Евгений 11.07 18:05 Кто, по-вашему, является лидером в отношениях между центральноазиатскими государствами? На кого ориентироваться в межгосударственных отношениях?

В силу объективно существующих причин, конечно же, для России основными государствами являются в качестве партнеров в регионе Казахстан и Узбекистан, поскольку именно две эти республики и по своему экономическому потенциалу, и по своему демографическому потенциалу, в конце концов, по оборонному потенциалу являются республиками, доминирующими в регионе. Поэтому сейчас, как мне кажется, именно с заключения с Ташкентом договоренности о стратегическом партнерстве, Россия выправила ранее имевшийся крен, когда в качестве единственного и основного партнера у нас рассматривался только Казахстан. Все-таки иметь двух стратегических партнеров в регионе (к тому же партнеры, которые перманентно борются сами с собой за приоритетное внимание со стороны России), просто удобнее, чем ориентироваться на какой-то один полюс и только с ним вести диалог. С другой стороны, кроме этих двух доминирующих республик, конечно же, не стоит забывать и об остальных трех государствах. Таджикистан остается для России приоритетным, с точки зрения его военно политического, стратегического значения. Туркмения... ну тут и так все понятно - основные газовые запасы вне пределов Российской Федерации, на территории бывшего Советского Союза. А Киргизия - это, особый случай, которые тоже интересны России, с точки зрения возможности расширения своего присутствия и своего влияния в регионе. В этом смысле Киргизия для России, конечно же, играет в основном роль геополитического фортпоста, который можно использовать для усиления своего присутствия в регионе. Каждая страна по своему интересна, с каждой страной следует работать.

Сергей 11.07 18:06 Насколько небезопасно для США рассчитывать на помощь террористических экстремистских организаций в борьбе за влияние в Средней Азии?

Я думаю, что очень небезопасно. Хотя бы просто потому, что уже имелось немало примеров. Я уже говорил по поводу того же Бен Ладена, той же «Аль-Каиды». Немало примеров того, как бывшие подопечные становятся злейшими заклятыми врагами. Я думаю, что здесь США делают очень большую и очень серьезную ошибку, пытаясь разделить исламистких радикалов на «умеренных» и «неумеренных», вести диалог с «умеренными», использовать их в тех или иных целях. Наглядный пример - Афганистан. Как можно разделить талибов на умеренных и не умеренных? Дело в том, что в любом случае, даже если сейчас они ведут какие-то переговоры, если сейчас можно их как-то использовать против «Аль-Каеды», Хекматиара, очень высока вероятность того, что постепенно они выйдут из ранее достигнутых договоренностей. Необходимо постоянно покупать их лояльность, причем в прямом смысле этого слова, тратить на это ресурсы. Думаю, что такая тактика имеет очень серьезные изъяны и пределы. До конца быть уверенными в том, что ты сможешь контролировать какую-то часть Исламского движение Узбекистана, невозможно из-за их вождей, того же Тахира Юлдашева. Он, конечно, может какое-то время говорить о том, что он «поддерживает демократию и выступает против авторитарного режима Ислама Каримова». Но нет никаких гарантий, что приди он к власти в Узбекистане, или приди к власти «Хизб Ут-Тахрир», в Киргизии, сохраниться та же американская база, в киргизском столичном аэропорте. Скорее всего ее там не будет. Попытаться создать марионеточное государство управляемое исламистскими экстремистами, в принципе, наверное, можно. Такой эксперимент, наверное, можно попытаться реализовать. Дело однако в том, что в таком случае включается очень много процессов хоатизации. Наглядный пример – Киргизия. Сейчас там каждую неделю что-то происходит. Какие-то неконтролируемые центральной властью процессы в регионах, митинги, захваты собственности. Плюс, столкновения с какими-то непонятными исламскими боевиками на таджико-киргизской границе, убийства депутатов, криминальные «разборки». И все это идет постоянно. То есть процесс, в принципе, спрогнозировать, даже на месяц вперед, невозможно. Тем более - в случае каких-то локальных столкновений с применением оружия, с насилием, с очередным свержением власти или попытками свержения власти. Понятно, что этот процесс контролировать будет еще сложнее. Вести некий элемент локального управляемого конфликта, наверное, могут попытаться определенные силы, в том числе и из западных спецслужб, но изначально этот процесс неуправляем. Буквально через неделю после того, как начнутся некие локальные столкновения, условно говоря, на юге Киргизии или на границе Киргизии с Узбекистаном, через неделю управлять этими процессами уже будет невозможно. Появится очень много группировок, много полевых командиров, много людей, с которыми изначально не договаривались, и каждый из них будет пытаться играть свою игру, пытаться решить свои текущие проблемы. Слишком много факторов, с которыми надо будет вести дело после этого. Примерно тоже самое, что Сомали тех времен, когда туда вводился американский контингент. Там тоже было очень много полевых командиров, группировок, которые воевали и друг с другом, и с американцами, и с тем, что тогда называлось центральным правительством. В Центральной Азии пройдет, в этом случае, та же самая фрагментация всего политического поля и управлять этим будет невозможно.

Семен 11.07 18:16 Насколько оказался оправдан перенос столицы Казахстана в Астану? Как вы относитесь к перспективе создания второй столицы в России, на Дальнем Востоке?

Астана сейчас действительно стала большим городом, население увеличилось почти в 10 раз. Сейчас, по официальным данным, здесь 400 тысяч жителей, но из них, по самым скромным оценкам, половина - государственные служащие. То есть бывший Целеноград, а ныне Астана сейчас превратилась в бюрократическую столицу. Причем на реализацию проекта были затрачены колоссальные средства, несопоставимые даже с тем, что за тот же примерно период времени потратила Германия на возвращение столицы в Берлин. Очень много денег, кроме того, мягко говоря, было использовано нецелевым образом - строились объекты, строились дороги, учет велся не слишком строго, а различные кланы и группы, которые существуют в казахстанской элите использовали процесс переноса, в том числе и для решения своих меркантильных часов. В целом, как мне представляется, опыт можно назвать затратным. Кроме того Астана в отличие, допустим от Алма-Аты, все же не стала городом, где казахстанское чиновничество стремится находиться долгое время. Большая проблема - постоянные командировки, попытки при первой же удобной возможности уехать из Астаны в Алма-Ату. Командировочные расходы просто колоссальные, расходы на авиабилеты и т.д. Кроме того, не решена серьезная проблема Астаны: вопрос по обеспеченности жильем. Его пытаются казахстанские власти решать, но это очень дорого, и, к сожалению, пока еще очень далеко от полноценной реализации. Относительно российских возможностей. Не думаю, что России сейчас это необходимо. Может быть, в какой-то среднесрочной перспективе такая необходимость и появится. Просто-напросто, у России сейчас, как мне представляется, есть гораздо больше проблем и больше вопросов, требующих конкретного, немедленного решения. Нверное, можно было бы перенести столицу в Новосибирск, Екатеринбург или куда-то еще. Различные эксперты в сфере геополитики выдвигают самые различные обоснования, в том числе и звучащие достаточно справедливо, но, повторюсь еще раз: мне кажется, России сейчас есть куда тратить деньги, кроме переноса столицы.

Иван 11.07 18:27 Каковы перспективы туркментского газопровода на Карачи?

Пока очень смутные. После того, как режим талибов был свергнут США, об этом проекте вновь вспомнили, уже третий или четвертый раз было составлено технико-экономическое обоснование. Азиатский банк развития даже говорил о том, что он согласен финансировать проект, но все эти разговоры активно велись в 2005 году. С начала 2006, сейчас, этот процесс согласования позиций вновь увяз и, каких-то серьезных подвижек не существует. Гораздо более привлекательным и для Пакистана, и тем более для Индии, как мне представляется, смотрится все-таки иранский газопровод по территории Афганистана, представляется более привлекательным чем туркменский газопровод. С точки зрения финансирования, это не так много, во всяком случае, это гораздо меньше, чем «Набукко», или чем Баку-Тбилиси-Джейхан. Тем не менее, проблема не только в финансировании: вопрос не только в том, чтобы найти структуры, которые согласятся отправить своих специалистов строить трубопровод на территории Афганистана (что влечет за собой очень большие риски). Дело в том, что необходимо будет постоянно платить за то, чтобы этот трубопровод не взрывали. Платить совершенно различным группам, которые будут бороться между собой за то, кто будет какой участок «трубы» контролировать и «крышевать». Понятно, что ни о какой стабильности поставок углеводородов при таком развитии событий говорить не приходится. Ни одна серьезная компания пока не проявляет какого-то интереса к этому трубопроводу, что является достаточно зримым показателем того, насколько вообще опасно реализовывать такой проект. Кроме афганских проблем существуют еще внутритуркменские проблемы: во-первых, никто до сих пор, кроме, может быть, самого Супармурата Ниязова не имеет представлений о том, какими действительно запасами газа располагает Туркменистан. Несколькими западными видными агентствами было сделано исследование, результаты которого нигде не были обнародованы. Официально никакими документами о том, сколько газа существует в Туркмении, никто не располагает. Некоторые эксперты даже говорят о том, что, возможно, в туркменской газовой стратегии имеется элемент блефа и на самом деле запасы могут оказаться значительно меньшими, чем это декларируется официальным Ашхабадом. И в довершение, риск при реализации данного трубопровода еще и в том, что не совсем понятно, как сложится ситуация в Туркмении после того, как Туркменбаши перестанет быть главой страны. Что будет в этой стране, думаю, не возьмется предсказать ни один западный или российский эксперт: как будет происходить смена власти, кто будет после Туркменбаши, этого практически никто не знает. Понятно, что имея такие элементы неопределенности, и риски ни один серьезный банк, ни одна серьезная международная организация или транснациональная корпорация не торопится вкладывать в этот проект. Да, разговоры ведутся но только на уровне разговоров.

Алексей 11.07 18:39 Я прочитал в одной книге «2013 год. Воспоминания о будущем», что, начиная с 2007 - 2008 гг., в Средней Азии начнется целая цепь пограничных конфликтов и мятежей? Что об этом говорит официальная наука?

Официальная наука по этому поводу в основном молчит. Дело в том, что пока так же точно, как и со сменой власти в Туркмении, трудно предсказать, как будет развиваться вообще ситуация в регионе. Существует очень большой конфликтный потенциал, как внутри каждых, даже таких успешных, как Казахстан республик, так и между этими республиками. Имеется избыточное народонаселение, особенно в некоторых регионах. В то же время уже явно становится совершенно заметным проблема нехватки ресурсов воды, пахотных земель, пищи. Некоторые республики уже в случае одного-двух неблагополучных лет, засушливых лет, могут столкнуться с угрозой, в том числе и голода - это то, что касается внутренних проблем. Кроме того я еще не сказал: социальные проблемы региона - очень серьезные. Тот же Казахстан по степени социального расслоения, по степени разрыва, который существует между пятью процентами, получающий максимальную прибыль, и 15 нижними, превосходит Россию почти на 15 - 20 процентов. Насколько кричащие социальные противоречия в России, я думаю, ваши слушатели знают. В Казахстане это еще резче. В других центральноазиатских государствах, в первую очередь, это, конечно, характерно для Узбекистана, существует проблема «демографического взрыва» - количество людей, которые ежегодно заканчивают среднее учебное заведение просто огромно. Ислам Каримов около полутора лет назад официально заявил о том, что более 50 процентов населения нынешнего Узбекистана, а это 26 миллионов человек, это люди до 18 лет. То есть этих людей необходимо как-то трудоустраивать, создавать десятки, сотни тысяч рабочих мест ежегодно, либо пытаться снять этот вопрос через сброс излишнего населения вовне, через трудовую миграцию. Но дело в том, что и в Туркмении, и в Таджикистане, и в Киргизии прирост населения превышает возможности государства по социализации этих новых людей, которые просто не могут найти себе ни достойного заработка, ни, тем более, не могут поступить в какие-то высшие учебные заведения. Вообще, все система высшего образования в центральноазиатских государствах даным-давно перешла на коммерческие рельсы, еще раньше, чем в Российской Федерации. Поэтому эти люди просто-напросто оказываются в очень сложной ситуации, и именно из неустроенных молодых людей проще всего вербовать будущих боевиков. Эта проблема существует, и она будет с годами только обостряться, так что, на счет 2007 года, не знаю, но это вполне возможно. Кроме того, будут расти противоречия между государствами региона, будет вестись борьба за воду, борьба за землю, за ресурсы, за электричество, за нефть, за газ. Это будущее региона. К сожалению, пока нет оснований надеяться, что государства Центральной Азии смогут как-то объединиться и в решении этих проблем, скорее они будут дальше и дальше отдаляться друг от друга.

Ваши пожелания пользователям КМ.RU:

Я не буду, наверное, оригинален и повторю Маркса, хотя это сейчас и не очень модно. Он как-то в одной из своих ранних работ высказался в том смысле, что ко всем мнениям и ко всем авторитетам надо относиться критически, все подвергать сомнению. Вот поэтому я посоветовал бы нашим слушателям, нашим зрителям относиться к авторитетам с определенной долей скепсиса, самим пытаться найти ответы на вопросы. Конечно, авторитеты - это вещь хорошая, к ним можно прислушиваться, но надо думать своей головой.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ