Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №55(01.07.2002)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
УКРАИНА
БЕЛОРУССИЯ
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ЗАКАВКАЗЬЕ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ФОРУМ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

ТУРКМЕНИЯ



«Гундогар»,
17 июня 2002

Экс-глава КНБ Туркмении Назаров и его замы сознались, раскаялись и осуждены

Марат Шамаев (Ашхабад)

Ниязовский суд - самый скорый суд в мире. В Ашхабаде завершился процесс над тремя высокопоставленными чиновниками КНБ

Сегодня, 15 июня 2002 года, около 15 часов местного времени в Ашхабаде завершился суд над тремя высокопоставленными чиновниками Комитета Национальной Безопасности Туркменистана (КНБ): председателем М. Назаровым и двумя его заместителями Х. Какаевым и А. Аллакулиевым. Судья Эргешев 4 часа скороговоркой зачитывал приговор. Битком набитый зал бывшего городского суда вместил всего 65 человек, большинство из которых были родственниками тех, кто сидел в охраняемой клетке. В общей сложности трое обвиняемых получили 58 лет строго режима: Назаров и Какаев по 20 лет, из которых первые 3 они проведут в тюрьме, Аллакулиев – 18 лет. Имущество приговоренных будет конфисковано и обращено в доход государства.

Итак, завершен самый, пожалуй, громкий процесс в истории современного независимого Туркменистана. Всего два месяца потребовались следствию, чтобы собрать доказательства, а суду – чтобы провести судебное расследование, выслушать все участвующие в процессе стороны, исследовать собранные следствием доказательства по десяткам весьма сложных эпизодов, изучить показания свидетелей, пострадавших и обвиняемых. Назвать такие скорости космическими – значит оскорбить космос: там движутся медленнее, потому что боятся сделать что-нибудь не так. Туркменские судьи никого и ничего не боятся – ни Бога, ни Совести, ни Правосудия, потому что знают, кто заказал музыку для этого процесса: большие уши отца уродливой туркменской "демократии", автора сборника банальностей и чужих мыслей под названием "Рухнама" видны невооруженным глазом. Возмущение ниязовское "правосудие" вызывает и тем, что сегодня десятки граждан Туркменистана по ложным обвинениям приговорены к 25 годам лишения свободы, а реальные убийцы, насильники, мошенники и государственные преступники получили меньшее наказание. Но всем ясно, что туркменские судьи выносят приговоры не в результате собственных решений, а по указанию лично С. Ниязова – кого и на какой срок отправить за решетку.

За что же судили КНБ-шников? За организацию преступной группировки, на счету которой взятки, издевательства над людьми, убийства задержанных и подследственных. В ходе процесса выяснилось, что в эту группу были вовлечены все руководители велаятских и городских управлений, десятки людей в погонах. Все они (около 60 человек) освобождены от своих должностей, лишены всех воинских званий и привилегий, они сидят за решеткой и ждут суда Есть и другие – точное число их неизвестно, которых пока "посадили" на подписку о невыезде, и которые фактически ждут ареста со дня на день.

В ходе судебного заседания рассматривались несколько эпизодов, которые как нельзя лучше характеризуют деятельность КНБ-шников назаровского призыва. К примеру, жил да был в Ашхабаде человек, работал в болгарской фирме и на свою беду ездил на Мерседесе Е-280. На свою беду, потому что приглянулся тот Мерседес господину Назарову. Человек он понятно при государственной должности, зарплата небольшая, следовательно купить такую машину он не может, но именно в силу своей должности может отобрать. Что и было сделано. Для начала сфабриковали дело против некого Мурадова, заставили того войти в контакт с хозяином Мерседеса, запугали всех и каждого, в результате чего машина была "добровольно" подарена государству, а там и перешла в собственность снохи Назарова за символическую сумму в 1.500 долларов, что составляло, в лучшем случае, 5 процентов от реальной стоимости автомобиля. Аналогичных эпизодов в деле немало – и про шикарный японский автомобиль "Лексус" и про взятки в 20 – 50 тысяч долларов, и про различные материальные ценности, дома и квартиры и прочее и прочее и прочее. Из всего объявленного на процессе выстраивалась стройная картина умелого грабежа народа под звездно-зеленым государственным флагом. Впрочем, запредельные скорости следствия и суда не позволяли увязать начала и концы многих эпизодов, на что весьма убедительно указывали адвокаты подсудимых. Однако мнение защиты, естественно, не волновало судью Эргешева и прокурора Назарова (однофамильца главного подсудимого). Для них было важно быстро, как только возможно, завершить процесс. Тем более, что вне следствия остались десятки фактов диких преступлений, совершенных ниязовским режимом руками спецслужбистов. Среди примеров: убийство в тюремной камере Хошалы Гараева, убийство известного туркменского спортсмена Ильмурада Мурадова, незаконные аресты, издевательства и пытки граждан Ирана, России, Турции, Афганистана, Турции, Армении, Азербайджана в следственном изоляторе КНБ Туркменистана. И вот тут-то наступает самое интересное.

Присутствующие обратили внимание на то, как уверенно выглядели подсудимые в своей клетке – ни следов тюремного утомления (все-таки два месяца за решеткой в туркменской тюрьме, которую никто не назовет курортом), ни следов пыток или истязаний. Независимые наблюдатели сошлись во мнении, что власти нашли компромисс с обвиняемыми, или, проще говоря, заключили сделку. Власти обещали КНБ-шникам сохранить жизнь и выпустить их, спустя время, которое понадобится, чтобы стихли страсти вокруг процесса. А обвиняемые, в свою очередь, взяли на себя обязательства не разглашать самое страшное и, разумеется, самое неприятное для писателя-рухнамиста президента Ниязова.

Что же страшно для творца самого "великого" произведения в истории туркменской литературы, да впрочем и Истории Туркмении во все времена?

Во-первых то, что по его прямому указанию КНБ арестовывал, пытал и сводил в могилу неугодных лично Ниязову граждан Туркмении.

Во-вторых то, что по прямому указанию и при полном контроле со стороны Ниязова КНБ организовал международный наркотрафик из Афганистана через территорию Туркмении в Россию и Европу. Именно этот транзит многократно увеличил личное состояние Ниязова, хранящееся в западных банках.

В третьих то, что КНБ курировал личные контакты Ниязова с наркобаронами из "Талибана" и другими преступными афганскими элементами, продавал им оружие и горючее, вместе с ними разрабатывал различные козни и каверзы против цивилизованного мира.

В-четвертых то, что именно КНБ организовывал и прикрывал контакты Ниязова с Аль-Каидой и другими бандитами и террористами, которые получали от Ниязова через КНБ оружие, технику и амуницию, легальные документы и многое другое.

Есть и в-пятых, и в-шестых, и в-десятых. Многое есть из того, чего бы не хотелось вытаскивать на свет Божий творцу Рухнамы. Однако мы надеемся, что мировое сообщество не удовлетворится скорым приговором покладистым КНБ-шникам и заставит настоящий, а не ангажированный суд разобраться и с реальными преступлениями сегодняшних обитателей клетки в ашхабадском суде, и с теми, кто попадет в эту клетку в ближайшие дни, а самое главное – с их вдохновителем и куратором Ниязовым.

Подавляющее большинство туркмен надеются дожить до того дня, когда в этой клетке будет сидеть сам Ниязов. И пусть поможет ему тогда его "Рухнама" - объяснять, как организовывал он геноцид против своего народа, как довел миллионы людей до крайней нищеты и бесправия, как надругался над историей и предками туркмен.

Скорый суд над КНБ-шниками является показателем паники, которой охвачен сегодня Ниязов. Горит земля под ногами у Великого Сапармурада Туркменбаши – Пророка, маршала и лауреата премии имени Альберта Швейцера. Горят его портреты как предупреждение ему.




"Гундогар".,
21 июня 2002

Гуманитарные акции и героиновый транзит.

Амангельды Эсенов (Ашхабад).

Похоже, что известные факты "разоблачений" - это только верхушка айсберга криминализации госструктур в Туркменистане. По мнению большинства международных экспертов, описанная критическая ситуация с наркотиками в Туркменистане во многом вытекает из действий самого президента С. Ниязова, юридическая некомпетентность которого связала "по рукам и ногам" правовую и оперативную деятельность правоохранительных органов. Как известно, августовским указом 2000 года Туркменбаши силовым структурам республики было запрещено проводить любые обыски в домах туркменских граждан без санкции специальной комиссии, подчиняющейся непосредственно президенту. Согласно негласному указанию Туркменбаши, хранение 5 граммов опия не должно преследоваться законом.

Подобные псевдодемократические нововведения уже привели к тому, что наркоторговцы безбоязненно хранят в своих домах крупные партии наркотических веществ. За истекшие 10 месяцев 2001 г. отмечено резкое снижение количества возбужденных уголовных дел по совершаемым преступлениям.

Свою негативную лепту в нарко- и криминогенную ситуацию в целом вносит и применяемая Туркменбаши порочная практика регулярного амнистирования преступников. В 1997 году президентом Туркменистана были помилованы 2065 осужденных наркоманов и торговцев наркотиков, в том числе 222 преступника, приговоренных к смертной казни, которым высшую меру наказания заменили 10-15 годами тюрьмы. В 1998-99 годах в Туркменистане за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, были приговорены к высшей мере наказания 180 человек, однако в связи с введением моратория на смертную казнь, мера наказания была изменена на длительные сроки лишения свободы.

Ситуация вокруг транзита наркотиков усугубляется увеличением объемов внутреннего производства и употребления наркотиков. По мнению экспертов Комиссии по наркотикам ООН, это, в первую очередь, вызвано постоянно ухудшающимся материальным положением населения Туркменистана, особенно в приграничных районах, и уже привело к тому, что производство и торговля наркотиками стали единственным средством к существованию, как в соседнем Афганистане.

В настоящее время на территории Лебапского и Дашогузского велаятов растет безработица. Только в 2001 году в данных велаятах количество безработных возросло в 2 раза. Многие жители для того, чтобы просто прокормить свои семьи, вынуждены заниматься наркобизнесом. В крупных колхозах приграничного с Афганистаном Тагтабазарского этрапа почти все работоспособные мужчины были осуждены за употребление или за торговлю наркотиками (к примеру – колхоз имени "Кирова").

В некоторых сельских хозяйствах Лебапского велаята выращивается конопля, которая с "легкой руки" С. Ниязова, не считается наркотиком, а ее употребление, по его словам, является "национальной традицией народа". Подобное отношение к проблеме наркомании привело к тому, что "легкие" наркотики употребляют даже некоторые чиновники районного, областного и республиканского уровней.

Наркомания получает широкое распространение среди туркменской молодежи, подавляющая часть которой находится в наркотической зависимости. В некоторых регионах этот показатель достигает 80%. Участились случаи пристрастия к наркотикам и среди старшеклассников общеобразовательных учреждений Туркменистана, женщин и даже детей. При этом порядка 70% туркменских наркоманов отдают предпочтение "тяжелым" наркотикам опийного ряда, фабричному героину, доставляемому из Афганистана и Пакистана. По словам сотрудников системы здравоохранения, теперь наркоманы начали применять наркотики внутривенно даже в отдаленных населенных пунктах страны и число сторонников такого способа употребления наркотиков, несвойственного для туркменских наркоманов, увеличивается.

По данным Минздравмедпрома Туркменистана, число зарегистрированных лиц с впервые установленным диагнозом "наркомания" выросло в 1996 году почти на 55%, а в 1997 году - на 138%. К 1 января 1998 года на учете состояло 5809 человек, регулярно употребляющих наркотики. К сегодняшнему дню эта цифра значительно выросла. К тому же, многие наркоманы уклоняются от медицинской помощи и не учитываются статистикой.

Фактически, выразив официальную готовность присоединиться к поясу безопасности и другим мерам по борьбе с наркотрафиком, туркменские власти на деле почти ничего не предпринимают в этом направлении. Их участие во всех совместных акциях по сдерживанию распространения наркотиков, по мнению ООН, зачастую номинально. Однако участие властей Туркменистана в осуществлении политических и криминальных интересов движения "Талибан" номинальным назвать никак нельзя. Вряд ли "отец туркменов", дотошно вникающий в тончайшие вопросы туркменской культуры, закрывающий театры и библиотеки, устанавливающий "государственный калым" на собственных гражданок, не понимал, что его участие в талибском наркобизнесе имело не только коммерческое или криминальное, но и международно-политическое значение.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ