Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №156(01.11.2006)
<< Список номеров
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ТЕМА РОССИЙСКО-ГРУЗИНСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
НАМ ПИШУТ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

КАЗАХСТАН



Политика несогласия

17.10.2006. Новое поколение (Казахстан)

Амина Джалилов

Казахстан наконец приготовился защищать свои газовые интересы. Прежде всего от евразийского монополиста “Газпрома”. Ради этого Астана даже готова пойти на реализацию весьма спорного проекта - строительства газопровода по дну Каспия

Распиаренный проект переработки карачаганакского газа в Оренбурге, как мы уже писали, выглядит не очень уж привлекательным для Казахстана. Ведь, если верить первому вице-президенту “КазМунайГаза” Жаксыбеку Кулекееву, наш газ будет поступать в Россию по очень невысокой цене - по 24 доллара. Хотя это пока не окончательная цена, ведутся переговоры. Но если такую информацию озвучивает один из высших нефтегазовых чиновников, значит, он имеет серьезные основания делать такие заявления.

Похоже, трехлетние переговоры с “Газпромом” заставили Астану принять наконец серьезное решение: пусть мы снова уступаем России в плане переработки газа, но мы реализуем все те проекты, что так долго пылились на полках, и постраемся сделать все, что в наших силах, чтобы уйти из-под газового диктата Москвы. Примерно такой вывод можно было сделать из выступлений казахстанских нефтегазовых руководителей на конференции КИОГЕ-2006.

Восток зовет

О том, что газопровод в Китай - самый верный способ снизить зависимость от газпромовской монополии, говорилось многократно. И “НП” несколько раз подробно освещало эту тему. Однако в течение нескольких лет этот проект никак не найдет дорогу в жизнь. Возможно, давит все тот же “Газпром”, который, по идее, должен иметь серьезное лобби и в Казахстане, и в других центральноазиатских республиках.

Возможно, дело в том, что на этот проект нужны деньги, и немалые - от 2 до 4 миллиардов долларов. Ведь нефтяная труба в Китай была так быстро построена именно потому, что все расходы на себя взяла Поднебесная. По газовой же трубе Пекин не спешит предлагать полное финансирование, это может быть одной из причин, почему проект затягивается. Казахстану не так просто решиться на серьезное финансирование, причем, по логике, деньги должны быть выделены из госбюджета или из средств “КазМунайГаза”.

Но все же сдвиги есть, и они радуют. На КИОГЕ один из топ-менеджеров КМГ Каиргельды Кабылдин рассказал, что изучение проекта уже ведется, весной будут представлены результаты. Тогда и ожидается принятие окончательного решения. Пока же рассматриваются два варианта прокладки маршрута.

Согласно первому труба будет протянута с запада Казахстана до Атасу в центральном регионе, а далее в точности повторит маршрут нефтяного трубопровода Атасу - Алашанькоу. Таким образом можно будет воспользоваться уже имеющейся инфраструктурой, а следовательно, сэкономить.

Второй маршрут, судя по всему, кажется Астане более интересным. Ветка должна пройти по Южному Казахстану. Трудно подсчитать, сколько зайцев “убивается” таким образом. Во-первых, это более короткий путь для Туркменистана и Узбекистана, чтобы присоединиться к проекту. А вместе и тянуть его легче, и “Газпрому” еще обиднее сделается. Тем более что предварительная договоренность о транзите туркменского газа в Китай уже имеется.

Во-вторых, Казахстан наконец сможет обеспечить традиционно страдающие от энергодефицита южные регионы, в том числе Алматы. По данным Минэнерго, этот дефицит имеет серьезную тенденцию к росту. В-третьих, если наш юг получит газ с Каспия, мы автоматически избавляемся от энергозависимости от Узбекистана. Или, по крайней мере, зависимость будет снижена.

Думается, Астана в переговорах с Китаем будет настаивать именно на втором варианте.

Первую очередь газопровода планируется сдать в 2009 году, ее мощность - 10 миллиардов кубометров. Вторая намечена на 2012 год с пропускной способностью 30 миллиардов. (Кстати, Туркменистан также договорился с Китаем об объеме в 30 миллиардов кубометров.) Предполагается, что основными поставщиками газа станут месторождения Карачаганак, Тенгиз, Кашаган и Жанажол.

Работенка для дайверов

Но газопровод в Китай - это далеко не самый наш решительный шаг. Гораздо более примечательно, что Казахстан во всеуслышание заявил о намерении все же построить газовую трубу по дну Каспийского моря - так называемый Транскаспийский газопровод. Эх, жаль, не было в этот раз на КИОГЕ бывшего спецпредставителя президента России по определению статуса Каспия Виктора Калюжного, он бы, не особо церемонясь, высказал официальную позицию России. В самых понятных выражениях.

А позиция, можно догадаться, заключается в том, что трубопровод в глубоком Каспийском море очень опасен для экологии. Так как решительных российских чиновников не нашлось, тихое возражение высказал только Иран, который традиционно разделяет позицию Москвы по поводу экологии Каспия. Но главный трубопроводчик Казахстана Каиргельды Кабылдин был очень убедителен. Он сказал, что газ - это не нефть, это гораздо менее опасно, что имеется мировой опыт: газопроводы на дне Черного моря, на дне Средиземного, Россия строит трубу по дну Балтики. Так что можно, если осторожно.

В то же время г-н Кабылдин не исключил серьезные политические риски этого проекта. Ведь по статусу Каспия прибрежные государства до сих пор не договорились, а наверняка будут серьезные возражения со стороны некоторых геополитических игроков - не трудно догадаться, каких.

Уже после КИОГЕ, на этой неделе, в Астане выступил директор Европейской комиссии по Восточной Европе, Кавказу и Центральной Азии Гю Мингарелли. Он сказал: “Мы надеемся, что в ближайшем будущем мы сможем поддержать проект строительства в регионе нового трубопровода для транспортировки нефти и газа странам ЕС. Очевидно, что наш выбор, скорее всего, падет на Транскаспийской газопровод”. По словам министра энергетики Бактыкожи Измухамбетова, США также поддерживают этот проект.

Иранское предложение

Иран тем временем предлагает строительство газопровода в южном направлении. Представитель Министерства нефти этого государства Мамуд Хагани сказал: “Мы должны делать акцент на строительстве газового трубопровода. В этом отношении мы готовы предоставить доступ к международным рынкам для экспорта газа из этого региона”. Кроме того, Иран может сам стать потребителем достаточно больших объемов.

Однако на сотрудничество с этим, несомненно, крупным игроком на нефтегазовом рынке Казахстан вряд ли решится. Тому виной политическая ситуация. Поэтому и нефтепровод в сторону Ирана уже столько лет всего лишь “рассматривается”. А американский димпломат Элизабет Джонс в интервью “НП”, опубликованном в прошлом номере, сказала, что Казахстану никто не мешает сотрудничать с Ираном, однако американским компаниям запрещено инвестировать в строительство трубопровода через Иран. Логично предположить, что и участвовать в газовых проектах американцы не согласятся. А они являются акционерами компаний, разрабатывающих Кашаган и Тенгиз.




Казахстан: Нефти мало И это радует

17.10.2006. Новое поколение (Квазахстан)

Амина Джалилова

В прошлом номере мы писали, что очередная отсрочка старта добычи на месторождении Кашаган должна всерьез повлиять на основные прогнозы добычи углеводородов в Казахстане. Что правительству, скорей всего, не удастся выполнить свои обещания по поводу 100 миллионов тонн к 2010 году. И оказались абсолютно правы

Правота эта становится особенно очевидной, когда сравниваешь отчет Министерства энергетики и минеральных ресурсов 2005 года с аналогичным документом, представленным в этом году.

В прошлом году в докладе вице-министра энергетики и минеральных ресурсов Ляззата Киинова был такой прогноз добычи нефти: в 2005-м - 61 миллион тонн, в 2010-м - около 118 миллионов тонн, в 2015 году возможно даже 180 миллионов тонн. В этом году министр энергетики Бактыкожа Измухамбетов дает кардинально иную информацию: в 2006 году Казахстан произведет 62,5 миллиона тонн, в 2008-м - 70 миллионов, в 2010-м - 84 миллиона тонн жидких углеводородов. В более далекое будущее министерство теперь, наверное, не очень-то желает заглядывать - про 2015-й информации нет.

Между тем запасы Казахстана не претерпели изменений. Подтвержденные извлекаемые запасы оцениваются пока в 4 миллиарда тонн нефти.

Понятно, что информация о запасах и темпах добычи - это важные составляющие пиар-стратегии Казахстана в мире. Но сейчас, когда экономика оказывается не в состоянии справиться с притоком денег в страну, это снижение даже на руку Казахстану. Пиар-стратегию придется немного подкорректировать, но это не страшно. Если делать акцент только на запасах, а осваивать ресурсы несколько медленнее, это не кардинально повлияет на имидж Казахстана как крупного нефтеэкспортера.

Давно известно, что причина перегрева экономики - это огромный приток денежной массы, к которой страна пока не готова. У людей есть деньги, но, к сожалению, очень большие деньги имеются у совсем небольшого количества людей. Это закономерно, когда основной донор растущего ВВП - это недра.

Деньги есть. А вкладывать их некуда. Фондовый рынок, который бы позволил любому казахстанцу инвестировать в развитие казахстанских компаний через их акции, не развит. Производство едва-едва встает на ноги. Сколько-нибудь впечатляющее состояние малого и среднего бизнеса можно наблюдать, пожалуй, только в Алматы. Зато весьма успешно существует высокодоходный бизнес, но он доступен немногим. Чтобы сохранить и приумножить свои кровные, люди покупают недвижимость. Отсюда и невообразимые цены на нее, и развитие ипотеки. При том, что нередко казахстанцы выплачивают по этому кредиту сумму в два-три раза больше первоначальной. Тем не менее, отдельные люди, малый и средний бизнес и крупные корпорации продолжают брать кредиты, они ведь чувствуют уверенность, что смогут их отдать. Банки, в свою очередь, занимают деньги на Западе, чтобы давать нам эти кредиты и выигрывать на разнице. А, значит, в страну приходит еще больше денег.

Неудивительно после этого, что киллограм картошки доходит до 120 тенге. Да и остальные цены растут, а качество товаров и услуг все еще оставляет желать лучшего.

Кроме того, дорожают взятки. А официальная статистика их, между прочим, не учитывает. Если бы все теневые доходы вдруг стали прозрачными, быть может, выяснилось бы, что ВВП у нас растет не на 9 процентов в год, а на все 15.

В этой ситуации, конечно, желательно не увеличивать объемы добычи. Но раз уж это невозможно, есть уже и программы, и обязательства, и курс экономический, то необходимо хотя бы замедление роста добычи нефти. Быть может, нынешний удивительный факт, озвученный на КИОГЕ, позволит индустриально-инновационной стратегии догнать и обуздать разбуянившуюся голландскую болезнь.




Кайрат Сатыпалды: путь воина

16.10.2006. АПН-Казахстан

Виктор Бунге

Сатыпалды, лидер республиканского движения «Ак Орда», стал политическим открытием и одним из главных ньюсмейкеров избирательной кампании 2005 года. По мужской линии именно он является «виртуальным наследником» Нурсултана Назарбаева.

Есть политики, которым внимание прессы требуется как воздух. Это их стиль жизни, среда «виртуального обитания». Есть политики, тщательно избегающие контактов с акулами пера. Для них журналистское внимание в тягость и вызывает плохо скрываемое раздражение. И в том, и в другом случае, это свойство фигур первой величины, «политиков-звезд», поскольку политика в наши дни стала составной частью массовой культуры. А публике нужны яркие личности или, напротив, личности-загадки, но в любом случае, обладающие неким законченным образом - «скандалиста», «интеллектуала», «своего парня» итд.

Далеко не каждый будущий политик рождается с уже сформированным харизматическим образом. Успех на 90% состоит из долгого и кропотливого труда, преодоления собственных комплексов и недостатков. Действительно, не всякий может красиво петь, танцевать народные танцы или профессионально разбираться в футболе. Но если ты тверд характером, силен духом и не отступишь перед трудностями, то дело за малым. Найти тот самый уникальный образ, который станет ключом к успеху. Именно характер и упорство стали для Кайрата Сатыпалды, по его собственному признанию, первоосновой для политической карьеры.

Кайрат Сатыпалды, лидер республиканского движения «Ак Орда», стал политическим открытием и одним из главных ньюсмейкеров избирательной кампании 2005 года. Хотя еще полтора года назад он находился в тени своих родственников - Дариги Назарбаевой, Тимура Кулибаева, Рахата Алиева.

Его карьерному взлету предшествовал сложный и противоречивый путь. Рано остался без отца, погибшего в автомобильной катастрофе. «Большая часть его жизни прошла в погонах – Суворовское училище, высшее общевойсковое, офицерская служба. Сегодня молодой генерал Кайрат Сатыпалды возглавляет один из ключевых департаментов Комитета национальной безопасности…» - писали о племяннике Нурсултана Назарбаева казахстанские СМИ. Обращаясь к историческому опыту России XIX века можно сказать, что, как и большинство «великих князей», без особых перспектив на наследование престола, он получил военное образование, дополненное дипломом юриста. Впрочем, Николаю I, вступившему на престол, с позиции второго по очередности наследника, это не помешало стать великим самодержцем. Тем более, что по мужской линии, именно Сатыпалды является «виртуальным наследником» Нурсултана Назарбаева.

Восхождение молодого генерала на политический Олимп началось еще в конце 90-х годов. В 1998 году он возглавил Федерацию национальных видов спорта. Спортивные увлечения Сатыпалды расценивались экспертами как серьезная политическая акция. К сожалению, для Кайрата главное спортивное направление в политике - футбол оказалось занятым другими членами Семьи. Но как оказалось развитие национальных видов спорта: жекпе-жек, беркутчи, тазы, тобет открывало не меньшие перспективы, но по другой линии - патриотической и умеренно-националистической.

К 2000 году Федерация национальных видов спорта переросла в политическое движение «Менiн Казакстаным». Движение занимало национально-патриотическую нишу, с перспективами на дальнейший рост (численность организации по разным данным составляла от 50 до 80 тысяч членов), поскольку в провластной системе аналогичные структуры отсутствовали. Сбой произошел осенью 2001 года, когда, в период великой олигархической войны, часть руководства движения сделала «неправильный» выбор и его развитие было временно заморожено.

Впрочем, по всем остальным направлениям деятельности карьера Сатыпалды развивалась успешно. Молодой офицер быстро вырос до молодого генерала и возглавил кадровый департамент КНБ Казахстана. Непродолжительное время Сатыпалды работал в акимате Астаны, а в 2002 году состоялось его назначение на должность управляющего директора «КазМунайГаза», встреченное, обычно сдержанной казахской прессой, с откровенной иронией. В руководстве компаний «Казахойл» и «КазМунГаз» Сатыпалды ведал социальными вопросами и громких публичных заявлений старался избегать. Основные пиар-акции проводились в рамках патронируемого генералом международного благотворительного фонда «Хайрат». Генерал, кстати, стал известен как меценат после участия в финансировании строительства мавзолея Байдибека - родоначальника Старшего Жуза. Грамотный выбор тематики «медийных включений», своевременные информационные паузы - для осведомленных людей было очевидно, что Кайрат Сатыпалды ждет своего часа.

По некоторым данным, именно в этот период устанавливаются тесные связи Кайрата с главным олигархом Казахстана Машкевичем и всесильным Имангали Тасмагамбетовым. Видимо, уже в конце 90-х годов президентскими стратегами было определено осторожное внедрение Сатыпалды в образ «просвещенного» исламиста, а Александр Машкевич, начиная с 2001 года, активно разрабатывал ниву «мирового иудейско-мусульманского диалога». Поскольку Нурсултан Назарбаев этот диалог лично и возглавил, то Машкевич и Сатыпалды стали своего рода «ответственными секретарями» по организационным вопросам.

Для «евразийской группы» контакты с племянником Президента могли иметь перспективы долгосрочного сотрудничества, поскольку, обладая громадным финансовым ресурсом, группа Машкевича-Шодиева не имела собственного ставленника в ближайшем президентском окружении, а после событий 2001 года было необходимо срочно диверсифицировать политические риски.

К этому же времени относятся и первые системные «выбросы» компромата на Сатыпалды по линии его работы в «Казахойле». Среди откровенной чернухи, внимания заслуживали только упоминания о постоянных трениях с Тимуром Кулибаевым. Хотя вся информация подобного рода, исполненная в стилистике медийного киллерства, шла через оппозиционные сайты, более вероятно, что против Сатыпалды и Кулибаева работала пресловутая «третья сила». В последний год, напротив, появляются публикации, из которых следует, что Тимур и Кайрат нашли общий язык и вполне лояльны во взаимоотношениях.

Недолгим было пребывание нашего героя в составе политсовета партии «Отан». В руководящее ядро партии Сатыпалды вошел осенью 2002 года, а уже летом 2003 года он сложил свои полномочия. Настал час для главного проекта. И стал генерал Сатыпалды готовится к новому этапу своей жизни- периоду «духовности и высокого патриотизма». В течение года велась очень серьезная работа с политтехнологами и имиджмейкерами, в том числе, известными фигурами в российской политической тусовке. По признанию одного из разработчиков нового имиджа Сатыпалды, заказчик достаточно сложный персонаж, поскольку критически воспринимал многие советы и стремился к максимальной самостоятельности в выборе персонального образа. Впрочем, для тех, кто внимательно вчитывался в интервью Сатыпалды подобные признания вряд ли будут приняты за откровения.

Иными словами, в большую политику Сатыпалды не «вбрасывался», а «системно вводился». Чуть более неожиданным стал его «образ» в этой большой политике – носитель идеалов просвещенного исламизма. Само возникновение исламской риторики как раз не обнаруживало противоречия и лишь свидетельствовало о желании власти привести в действие еще один канал электоральной мобилизации. Фоном всего этого служит проводимая казахстанским руководством кампания по формированию внутригосударственной идентификации Казахстана как исламской страны. И это при том, что умеренно националистическая ниша в политическом спектре до этого временны была свободна, не в последнюю очередь благодаря самой власти. И здесь комбинация «генерал спецслужб - религиозный лидер» удачно вписывается в общую структуру власти. Сам Сатыпалды утверждает, что возрождение ислама для него не имиджевая акция, а «состояние души». Он семь раз был в священной Мекке, из них два раза совершил хадж, строит мечети на всей территории страны.

Примечательно, что Кайрат Сатыпалды, отвечая на вопросы журналистов, говорит следующее: «Президент, конечно, понимает: как руководитель Казахстана, он не может игнорировать тот факт, что с каждым годом число мусульман в стране растет. Это касается не только политики. Но и общественной жизни, его образа жизни. В этой связи он попросил меня, как родного человека, по мере возможности заниматься вопросами развития ислама в республике».

Деятельность генерала на «религиозном поприще» в прошлом году должна впечатлять казахского обывателя. Кроме активного участия в предвыборной кампании Президента Сатыпалды провел целую серию «медийных включений». В ноябре 2005 года по инициативе республиканского движения «Ак Орда» и Ассоциации хадж, президентом которого является Кайрат Сатыпалды, состоялась презентация сертификата государственного стандарта «HALAL FOODS» на производство мясных продуктов по стандартам «Халаль», т.е. по канонам ислама. При этом Сатыпалды подчеркнул, что «Халаль - это питание, одежда, образование, здравоохранение, сфера услуг, экономика и политика».

Впрочем, не забывал амбициозный политик и о социальной сфере, но также в неординарном преломлении. В одном из своих интервью Сатыпалды отметил: «На мой взгляд, сегодня два самых больших бича для мусульман - бедность и невежество. Отсюда рождается фанатизм, наносящий всем нам огромный вред. Беда в том, что между исламом и некоторой частью его носителей сегодня лежит целая пропасть. Заполнить ее можно только просвещением и развитием научно-технического прогресса, в основу которого должна быть положена глубокая духовность».

Поскольку научно-технический прогресс дело не ближнее, то генерал неоднократно заявлял, что в руководство крупных государственных и частных компаний Казахстана должны входить люди с твердыми патриотическими убеждениями и высокой духовностью. Чтобы личным примером демонстрировать бизнес-элите – как надо работать на благо Родины. И вновь его призыв был услышан. В октябре 2005 года племянник главы Казахстана, вице-президент «Казахойла» и «Казмунайгаза», стал первым вице-президентом государственной железнодорожной монополии «Казахстан Темир Жолы». Ну а самое громкое из своих политических заявлений Сатыпалды сделал 13 октября 2005 года на международной конференции «Истоки проблемы терроризма, пути ее решения и единение цивилизаций» в Стамбуле указав собравшимся, что общим врагом всего человечества является Сатана.

Подобная активность требовала формирования соответствующей организационной базы. В апреле 2005 года было конституировано общественное движение «Ак Орда». Ее программные установки сводились к трем составляющим: сильная экономика, духовный потенциал, межконфессиональное согласие. Правда, Сатыпалды уточнил, что христиане и иудаисты являются «младшими братьями» мусульман Казахстана. Но это уже детали. Главное, что на базе общественного движения должна быть сформирована политическая партия. Оппозиционные СМИ обращали внимание на то, что создание партии на религиозной основе противоречат действующему законодательству страны.

Но проблемы с позиционированием религиозного движения в светском государстве удалось легко преодолеть путем создания республиканской экологической партии «Мой Казахстан» («Менин Казакстаным»), учредительный съезд которой состоялся 16 декабря 2005 года. Учредителями РЭП стали движение «Ак Орда» и РОО «Экологическое движение за зеленую планету». Формула «исламские традиции+экология» должна была стать рецептом успешного продвижения проекта Кайрата Сатыпалды и в 2006 году. Однако убийство Сарсенбаева заставило генерала вновь, на некоторое время, уйти в тень.

Имя Кайрата Сатыпалды было названо оппозиционными политиками в числе тех руководителей государственных структур, которые должны быть допрошены следственными органами по делу об убийстве Сарсенбаева. Но это уже скорее для полного комплекта. Хотя, заметим, что в знаменитой публикации Дариги Назарбаевой коварные силовики упоминали имя Сатыпалды как возможного бенифициария по итогам февральского кризиса.

На самом деле, ни один серьезный аналитик не предположил, что Кайрат Сатыпалды мог получить значительные преференции от устранения оппозиционных лидеров. Более того, разгром, учиненный структурам КНБ в первые недели после трагических событий у поселка Коктебе, не способствовал укреплению позиций племянника президента в высших эшелонах власти.

Сложные позиционные игры во власти после февральских событий, в сущности, оставили племянника Президента при своих. Хотя и породили множество вопросов о степени его самостоятельности как реальной политической фигуры. Показательно, что казахстанские эксперты оперировали смешными цифрами – «проект Сатыпалды на 60% самостоятелен и не согласован напрямую с первым лицом». Такие признания – верный признак, что точной информации об истоках «феномена Сатыпалды» у большинства экспертов просто нет.

Возможные изменения расстановки политических сил в ближайшем окружении Назарбаева могут «вытолкнуть» Сатыпалды в первый круг претендентов. Однако в настоящий момент он не «нарастил мускулов» для решающего рывка. Нет устойчивой «команды», формирование стратегических союзов не завершено. «Исламский проект» без сомнения перспективен, но нуждается в более глубокой разработке. Американцев, судя по публикациям в западной прессе, смущают методы политической раскрутки генерала. Российская элита сконцентрирована на треугольнике Дарига-Тимур-Рахат и даже Имангали Тасмагамбетов всего лишь известный политический персонаж для узкого круга знатоков темы, не говоря уже о степени раскрученности в наших СМИ фигуры Сатыпалды. Откровения Рахата Алиева на темы монархического будущего Казахстана, по сообщениям ряда оппозиционных изданий, были поддержаны религиозно-патриотическими группами, подконтрольными Сатыпалды, но это все частности, которые не меняют общей картины «переходного периода» для племянника Президента.

Остается работать в прежнем ключе, напоминая о себе как о щедром меценате – «Сегодня в Астане открылась новая мечеть. Она построена с применением новейших достижений архитектуры и строительства. Здание одновременно может вместить более 100 верующих. Мечеть оснащена двумя минаретами, комнатой для принятия ритуальных водных процедур. Представитель общественного комитета наград России вручил меценату Кайрату Сатыпалды, построившему мечеть, орден Святого Петра». Все это уже было и в 2004 и в 2005 годах, но для нового рывка время еще не пришло.

Поэтому, на ближайшую перспективу шансы Сатыпалды стать преемником Назарбаева представляются не очевидными. Они реально возрастут в том случае, если последует новое обострение внутриполитической ситуации. В этом случае генерал-патриот - максимально удобная фигура для «переключения» общественного внимания. Вполне возможно, что в президентской администрации этот вариант заготовлен в качестве запасного. Впрочем, главное качество истинного воина - умение ждать. За время своей политической карьеры Кайрат Сатыпалды овладел им в достаточной степени.




Степной погром

23.10.2006. Мегаполис (Казахстан)

Алексей Надымов

Что произошло на Тенгизе?

В пятницу произошла массовая драка между турецкими и казахстанскими рабочими на предприятии «Сенiмдi курылыс» (подрядчик PFD), занимающемся строительством завода второго поколения по проекту SGI (закачка сырого газа) ТОО «Тенгизшевройл». Предприятие расположено в Жылыойском районе Атырауской области. Более ста иностранцев получили ранения различной тяжести.

Пять часов утомительного пути от Атырау, и впереди показались огни вахтового посёлка Шанырак, близ которого нам удалось встретиться с некоторыми участниками событий, которые, рискуя остаться безработными, пробрались мимо кордонов секьюрити и полицейских патрулей. «Теперь покидать территорию посёлка без особой на то нужды строго запрещено», – пояснили они и изложили свою версию событий. Мужики, опасаясь репрессий со стороны руководства компании, попросили не называть их имена.

Из их сбивчивого, эмоционального рассказа было понятно, что возмущение многими порядками (например, опоздал по сигналу на обед или, наоборот, с обеда – и ты уволен), установленными руководством предприятия, и отношением турецких управленцев к казахстанским рабочим копилось давно, а последней каплей стало избиение местного парня якобы за плохую самоотдачу в работе. В результате всё происшедшее с натяжкой можно назвать дракой, скорее, – массовым избиением. Иностранцы (среди которых кроме турок были граждане Филиппин и, возможно, Соединённых Штатов) безуспешно пытались спрятаться в автомашинах, офисах, производственных помещениях.

Бойня переросла в погромы с поджогами. Местные жители утверждают, что среди граждан Турции есть погибшие, но правоохранительные органы пока эту информацию не подтверждают. Через некоторое время после начала погромов к объекту на помощь секьюрити подтянулся личный состав РОВД. Нападавших оттеснили от жертв, раненых спешно забрасывали в автобусы и увозили в райцентр. Затем казахстанских рабочих перевезли в Шанырак, где установили усиленное наблюдение и охрану, а всех иностранных граждан эвакуировали в другой вахтовый посёлок.

В приёмном покое центральной районной больницы, куда поступили пострадавшие, нас встретил наряд полиции и «человек в штатском». Медики отказались от комментариев, лишь заметили: «Раненых всё везут и везут, среди них есть и в тяжёлом состоянии». Странный факт, учитывая, что прошло уже 9 часов после кровавого побоища!

Официальный комментарий озвучила пока только прокуратура Атырауской области, по версии которой стычка произошла на бытовой почве в обеденный перерыв в столовой, когда один из местных рабочих якобы полез без очереди за обедом, что вызвало протест со стороны граждан Турции. Он был избит и вскоре привёл за собой несколько сотен человек. По пути бунтари сожгли несколько машин и бытовые вагончики. Медицинскую помощь получили более ста человек, около десяти человек госпитализированы.

Это не первое побоище между турецкими и казахстанскими рабочими. В прошлом году на интернациональных стройках области были две крупные стычки, причём за каких-то пару месяцев. 22 февраля на производственном объекте турецкой компании «Гате Иншаат», занимавшейся реконструкцией Атырауского НПЗ, полицейским с трудом удалось предотвратить массовые беспорядки, а это было практически в черте города. В противостоянии приняли участие до 500 человек, около десяти получили незначительные травмы. Позже протестная волна насилия вспыхнула, как ни странно, в вышеупомянутой компании «Сенiмдi курылыс», причём правоохранительные органы всячески отрицали факт серьёзной схватки на объекте. Во время этих событий многие граждане Турции, опасаясь за свою безопасность, поспешили покинуть Казахстан.

Местные власти в лице облакимата пытались искать корни минувших инцидентов. В этом списке – отсутствие элементарных бытовых условий, некачественное питание, неравномерная оплата труда по сравнению с иностранцами за одну и ту же работу, унизительное отношение со стороны граждан Турции и даже попытки склонить женский персонал к «постели» под угрозой увольнения. По итогам «замятых» трудовых скандалов не раз проводились совещания и брифинги с участием руководителей иностранных компаний, подписывались официальные документы, клятвенно звучали обещания «не допустить повторения инцидентов».

Как станут развиваться события на этот раз, станет ясно в ближайшее время.

Когда верстался номер

Стало известно, что возбуждено уголовное дело по статьям «Хулиганство» и «Умышленное уничтожение чужого имущества» УК РК, несколько зачинщиков массовых беспорядков взяты под стражу и дают показания.

Кроме того, несколько ослаблен режим в вахтовом посёлке Шанырак, многие рабочие на выходные разъехались по домам.




Кто Астану обедает, тот ее и танцует

20.10.2006. Zona.kz

Фуад Асимов

России грозит СНГопадВынесенная в заглавие перифраза известной народной присказки, пожалуй, наиболее точно определяет главный принцип функционирования современной казахстанской внешней политики. Для оправдания тех или иных шагов своего правительства “карманные” доморощенные политологи и их наемные иностранные собратья готовы обернуть в блестящую словесную мишуру любую авантюру или очередную “эрзац”-инициативу Астаны по строительству “Новых васюков” во внешнеполитическом измерении.

В последнее время настоящей притчей во языцах на страницах проплаченных западных СМИ стало “филигранное умение” Казахстана и его президента Н.Назарбаева маневрировать в вопросах внешней политики. Что не говори, начиная с 2005 года даже западные эксперты поют чуть ли не дифирамбы по поводу способности главы Казахстана “в равной степени быть принятым в коридорах Кремля, на лужайке Белого Дома или квартале Чжу Нань Хай Пекина”. Эти эксперты, по большому счету, обходят стороной тот щепетильный факт, что во внезапно возникшей любви Запада к Казахстану практически нет никакой заслуги самих казахских властей. Просто геополитический “цейтнот”, в котором оказались Америка и Европа в Евразии, создал ситуацию, когда они были бы рады любому сотрудничеству, хоть с самим чертом. И конечно, в их расчетах далеко не последнюю роль играет фактор доступа к энергоносителям Каспия.

Пытаясь маневрировать в бурном течении мировой истории и геополитики, казахский истеблишмент выбрал “единственно верный путь”: сохранение равноудаленности или равноприближенности по отношению к трем великим державам (как отмечают сами казахи, к России - великой державе прошлого, США - великой державе современности и Китаю - великой державе будущего).

Такое маневрирование, казалось бы, дает свои плоды. Отношения с РФ, вроде как близкие, партнерские. Президент Дж.Буш даже соизволил недавно принять Н.Назарбаева в Вашингтоне и назвал его страну “важным стратегическим партнером Америки”. “Поднебесная” вроде подписала договор о границе и пока не грозит созданием новых проблем. Все страны получили свои “куши” в нефти “Белой Орды”: Москва - через нефтепровод КТК, начальной мощностью в 30 млн. тонн; Вашингтон – в виде обещания построить нефтепровод Актау-Баку для перекачки нефти в турецкий Джейхан, а также осуществления железнодорожных перевозок 6-8 млн. тонн нефти ежегодно через порт Поти на Запад; Пекин дождался ввода в эксплуатацию своего нефтепровода Атасу-Алашанкоу, с начальной мощностью 10 млн. тонн, которую планируется увеличить до 20 млн. тонн. Компании этих государств также получили свои доли в нефтяных месторождениях Казахстана: западные и американские – в наиболее крупных залежах “Тенгиз”, “Кашаган” и “Карачаганак”; российские – на “Курмангазы”, “Имашевском”, не считая ряда малых пакетов, принадлежащих “ЛУКойлу” и “Роснефти” в других проектах. Китайские же предприниматели получили месторождения, принадлежавшие “Актобемунайгазу” и “ПетроКазахстану”. На первый взгляд, пока Казахстан, вроде бы, в состоянии удовлетворить аппетиты и потребности всех трех своих “основных стратегических партнеров”.

Чем можно объяснить такое положение дел? Видимо, тремя причинами.

Во-первых, на выработку Стратегии национальной безопасности РК и внешнеполитического курса чрезмерное влияние оказали “модные” разработки американских и, в меньшей степени, европейских аналитических центров. Это казахстанскому руководству показалось более сподручным, нежели затрата собственных усилий на этот трудоемкий интеллектуальный процесс.

Во-вторых, нельзя исключить, что казахские власти сознательно закрывают глаза на долгосрочные вызовы и угрозы собственной безопасности, видимо, надеясь, что эти проблемы “рассосутся” сами собой и не будут омрачать будущее новоявленного нефтяного “эльдорадо”. А грядущий облик их страны им представляется чем-то вроде смеси между Саудовской Аравией и Сингапуром. Последний, кстати, официально объявлен Н.Назарбаевым в качестве модели развития и образца для подражания, так же, как и бессменный сингапурский президент, правивший страной почти 40 лет.

В-третьих, представляется, что подобные расчеты в Казахстане делаются, исходя из популярного в среде советских диссидентов посыла о том, что “Запад нам поможет”. Казахстан, на каждом шагу демонстрируя свое миролюбие и отказ от советского ядерного наследия, которым все равно Астана не смогла бы распоряжаться из-за отсутствия соответствующих местных кадров. При этом, казахские власти, продавая на корню стратегические месторождения нефти, урана и других полезных ископаемых американским, европейским, японским и корейским компаниям, видимо, надеются, что в случае чего Вашингтон задавит любого “агрессора” грубой военной силой, а Брюссель, вместе с другими “стратегическими инвесторами”, обеспечит Астане моральную защиту.

Все бы хорошо, однако серьезный анализ поведения “флюгера” казахской внешней политики позволяет сделать весьма тревожный вывод: Астана обосновывает свои шаги на международной арене, оперируя для этого оценкой лишь части обширного спектра стоящих перед ней угроз и вызовов, причем, выбирая факторы второстепенного плана. Недостаточно выверенными и не до конца ясными представляются прогнозы развития ситуации в мире и виденье роли РК в будущей системе международной безопасности, базируясь на которых Астана строит свой внутри- и внешнеполитический курс. Мало-мальски серьезный кризис в “треугольнике” ведущих держав, который уже латентно вызревает, будет способен создать перманентный “цугцванг” для Казахстана, со всеми вытекающими из этого последствиями. Чью сторону выберет Астана, когда наступит “момент истины”? По большому счету, Казахстану не удалось добиться по-настоящему доверительных отношений ни с одной из трех вышеназванных держав.

Китай, видимо, решил дать “краткосрочную”, по китайским меркам, передышку, этак лет на 15-20, чтобы в подходящий момент вернуться к стратагеме своего тысячелетнего поведения. Что это такое, казахи даже сегодня чувствуют на генном уровне и осознают в своей исторической памяти. Однако, уже пошел процесс постепенного “переваривания” доставшихся Китаю ресурсов, а отвод вод из Иртыша и Черного Или способен будет “высушить” восточную часть Казахстана. И это только начало.

США, пока им не удастся усадить на трон в Астане казахского “Саакашвили”, никак не будут считать Казахстан “демократией”. Чтобы быть “настоящим другом Америки”, Казахстан должен позволить Вашингтону разместить 5-7 военных баз по периметру границ с РФ и КНР, а также на побережье Каспийского моря, в придачу к базе ракет-перехватчиков ПРО. Кроме того, все минеральные ресурсы страны должны будут разрабатываться по формулам “соглашений о разделе продукций”, используемых в африканских странах, что обеспечит Казахстану американскую военную защиту до начала истощения его запасов.

Россия, главный и естественный союзник Казахстана, пока терпеливо пытается вникнуть “в цель конечной игры” “Ак-Орды”. Ей не хочется верить, что Москву Астана рассматривает как угрозу своей безопасности, раз решила строить сеть ПВО с использованием американских и европейских компаний, в ущерб технологической целостности системы ПВО стран СНГ. Россия не понимает курса Астаны, которая сознательно проводит политику распыления своих возможностей, вместо того, чтобы объединить свои усилия на международной арене с российскими, что объективно играло бы на усиление позиций обеих стран. В итоге, обе страны выступают с менее сильных позиций и вынуждены идти на невыгодные предложения западных и восточных “партнеров”. Более того, когда обостряется принципиальный конфликт между Москвой и Тбилиси, казахский бизнес, по указанию Вашингтона, вкладывает сотни миллионов долларов в грузинскую энергетику, туризм и другие сектора промышленности. Тем самым Казахстан, в пику России, спасает полуфашистский режим Саакашвили за счет средств казахстанского населения.

Непонятны также расчеты РК на “самостоятельную геополитическую роль” с его 8 миллионами коренного казахского населения, когда его восточный сосед Китай насчитывает 1.3 млрд., Россия – 142 млн., Индия - 1 млрд., Пакистан – 151 млн. и Иран - 79 млн. человек.

Разрушительный “напор с юга” в виде “демографической бомбы”, религиозного экстремизма, терроризма, а также противоречивых внешнеполитических интересов Дели, Исламабада и Кабула пока сдерживается поясом дружеских республик Центральной Азии. Однако пример Таджикистана показывает, к чему такое опасное соседство может привести. До 60% таджикского населения уже сегодня, по мировоззрению и образу жизни, более близки к собратьям из Афганистана, чем к соседям по СНГ.

Отсутствие исторических традиций государственности у кочевых казахов в современном понимании этого слова, вкупе с наблюдающимся ускоренным выездом русскоязычного населения РК в РФ, может уже в среднесрочной перспективе поставить под вопрос суверенитет и территориальную целостность Казахстана. Можно быть абсолютно уверенными, что бывшие союзные республики СССР на сегодняшний день являются, по сути, одним из основных ресурсов, поддерживающих государственность Казахстана. В этих условиях, “плясать под дудку” стран дальнего зарубежья и вовлекаться в сомнительные игры в “лидерство в Евразии и Афганистане” – верх недомыслия.

Делайте выводы сами, господа.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ