Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №156(01.11.2006)
<< Список номеров
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ТЕМА РОССИЙСКО-ГРУЗИНСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
НАМ ПИШУТ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

КИРГИЗИЯ



Правда о $45,6 млн. Сколько на самом деле платят США Киргизии за "Ганси"

20.10.2006. Общественный рейтинг (Киргизия)

Беседовала Назик Адамкалыева

Полное интервью с Б. Мариповым

– Болотбек Арапбаевич, произойдет ли в следующем году ощутимый рост благосостояния населения, будет ли экономический рост?

– Все мы горячо желаем этого, однако экономический рост не всегда ведет к благосостоянию населения.

– Почему?

– Тому есть несколько весомых причин. Постараюсь рассказать о них по порядку.

Мы изыскивали пути повышения доходной части бюджета, изучали возможности экономических преобразований. Однако наткнулись на несколько препятствий, которыми, как выяснилось, никто не занимается – это и ограничения, которые накладывает МВФ на большинство экономических инициатив кыргызской стороны, и характерные для нашей республики "белые пятна", например, неадекватный учет товарооборота через нашу таможню и нераскрытие информации о поступлениях в виде оплаты от авиабазы "Ганси".

– Расскажите поподробней о ситуации с оплатой за американскую авиабазу "Ганси". О чем конкретно идет речь?

– Вы, наверное, помните, что после того, как в начале года Кыргызстан потребовал увеличить арендную плату за авиабазу "Ганси" в 100 раз – с 2 до 207 миллионов долларов, летом Совет Безопасности КР провел переговоры с представителями США по этому вопросу. Как известно, в итоге новая сумма оплаты за базу составляет 150 млн. долларов. Но вот что было странно – никто так и не огласил каких-либо подробностей. Не сделала этого и другая сторона – США, держава, которая учит весь мир демократии и открытости. Например, наш высокий гость, помощник госсекретаря США Ричард Баучер, просто уклонился от ответа на вопрос кыргызстанских журналистов по новой плате за авиабазу.

В конце августа этого года я направил секретарю Совета Безопасности КР М. Ниязову запрос с тем, чтобы получить сведения по старым и новым видам платежей постатейно, о регулярности выплат, а также об источниках старых и новых выплат и о конечных получателях.

Полученный ответ крайне любопытен. Из него следует, что "… секретариат Совета Безопасности отвечал лишь за политический аспект переговоров...". И если сократить 2,5-страничное многословие, то вкратце предложения американской стороны таковы:

выработать программу поддержки регионального энергетического рынка;

выделить 6 млн. долларов на приобретение вертолетов ВВС страны для борьбы с террористами;

изучить возможность частичного финансирования приобретения радиолокатора для "Кыргызаэронавигации";

выделить 5 млн. долларов Минздраву для приобретения больничного оборудования и медпринадлежностей и довести финансирование до 15 млн. в период между сентябрем 2006 и мартом 2007 года;

предоставить несколько миллионов долларов для учебных центров МО и Нацгвар-дии, а также на поддержку СНБ;

до 1 сентября могут быть выделены 5 млн. долларов по программе ведения глобальной борьбы с терроризмом, около 6 млн. – на противодействие нелегальному обороту наркотиков;

могут быть внесены коррективы в проведение реформ и оказание помощи ГАИ, налоговой инспекции, укрепления парламента и судебных органов.

Дальше приведу цитату. "… По разделу "оплата" американская сторона приняла обязательство выплачивать дополнительно 17,4 млн. долларов в год, что приведет данные выплаты к 45,6 млн. долларов в год. Вместе с оплатой поставок топлива и других программ и услуг все платежи на следующий 2007 год составят, как было указано в совместном заявлении, около 150 млн. долларов и будут перечисляться непосредственно Пра-вительству КР.".

Если произвести нехитрые подсчеты, то получается, что нам пообещали выплатить чистыми деньгами только 67,6 млн. долларов (плюс 10-20 млн. долларов, если учитывать слова "несколько миллионов" для МО, Нацгвардии и СНБ; и возможное увеличение помощи ГАИ, налоговой, судам и т.д.). Остальные 80 млн. долларов, видимо, должны составить платежи за топливо. Так что за авиабазу "Ганси" Кыргызстан, если и получит деньги, то никак не 150 млн. долларов, а втрое меньшую сумму – 45,6 млн. долларов.

– Каковы были Ваши дальнейшие действия?

– Признаться, полученный ответ от Совета Безопасности КР никоим образом меня не удовлетворил, и я направил аналогичный запрос в Правительство КР. Полученный ответ оказался еще более неожиданным – оказывается, Правительство КР не участвовало в переговорах с американской стороной по пересмотру суммы арендной платы за авиабазу "Ганси". И предложило мне повторно обратиться в Совет Безопасности для получения более детальной информации.

Обратите внимание – в ответе Совбеза есть слова: "все платежи на следующий 2007 год составят, как было указано в совместном заявлении, около 150 млн. долларов и будут перечисляться непосредственно Правительству КР". Но, несмотря на это, наше правительство ничего не знает о результатах переговоров и о том, что деньги за авиабазу должно получать непосредственно.

Если Совбез КР говорит, что он отвечал только за политическую часть переговоров, то кто же в таком случае отвечает за экономическую, за финансы? Выходит, что никто.

Что же это за бесхозные денежные потоки? Вернее, что же это за отношение правительства, которое даже не в курсе происходящего? Выходит, средства, поступающие в качестве арендной платы за авиабазу "Ганси", просто нигде не учтены, в том числе и в бюджете республики.

– Выходит, что профессионализм работы наших властей ставится под сомнение?

– Действительно, в свете этого неудивительно, что профессионализм работы наших властей, и правительства в частности, не единожды ставился под вопрос. Именно поэтому так много сомнений в способности наших властей отстаивать интересы республики, воплощать в жизнь программы экономического развития. Именно поэтому правительству так достается от нашего парламента, который при всех своих недостатках оказывается чуть ли не единственным, кто бьет тревогу и пытается разобраться в складывающейся ситуации в слишком многих областях – от проведения посевной и уборочной до подготовки к зиме и изготовления паспортов.

Взять ту же программу HIPC, публичные обсуждения по которой начинает наш Минэкономфин. Весной этого года к нам приехала внушительная миссия МВФ, которая зондировала почву по вовлечению Кыргызстана в программу HIPC. На совместной встрече с членами правительства, Нацбанка и Жогорку Кенеша гости в красках расписывали нам выгоды, которые сулит нашей республике вступление в программу HIPC. В свою очередь, мы задали представителям МВФ свой наивный вопрос: пожалуйста, приведите пример страны, которая после прохождения программы HIPC повысила благосостояние сво-его населения и добилась реального экономического роста. И получили от высоких гостей незатейливый ответ: дескать, это сложный вопрос, на который вот так вот сразу не ответишь, нужно подготовиться.

Мне, например, после этого как-то трудно поверить доводам правительства, а также в успехи Уганды и Никарагуа в рамках этой программы, о которых говорит наш министр финансов после поездки в Сингапур. Зато в то, что мы опять прохлопаем свои национальные интересы в рамках этой программы и будем потом кусать локти, почему-то верится больше.

Посмотрите, что происходит. Задолго до принятия госбюджета МВФ предусмотрительно заключает с правительством нашей страны Меморандум, который ограничивает нас в изменении экономической политики. Мы не можем изменить налоги, а значит – произвести разумное перераспределение налоговой нагрузки и увеличить доходы бюджета, повысить зарплаты наших бюджетников, выплаты пенсий и пособий. Парламент, поставленный в такие условия, не может кардинально менять бюджет, потому что на это не дает согласие правительство, которое, в свою очередь, на коротком поводке у МВФ. Зато от нас постоянно требуют введения мировых цен на электричество, повышения пенсионного возраста и многого другого, объясняя это законами экономики и тем, что республика иного не может себе позволить. При этом наше правительство зачастую занимает соглашательскую позицию.

Можем ли мы в такой ситуации верить, что наши власти смогут вывести нашу республику и знают, куда ее ведут?

Неужели мы не можем добиться прозрачности в государственных финансах без вступления в HIPC? Или для того, чтобы узнать размер арендной платы за американскую авиабазу, нам обязательно нужно участвовать в этой программе?

– Грустную картину Вы нарисовали. Но вот, например, правительство говорит о том, что теперь уже нет такого бездумного заимствования, больше обращают внимания на те проекты, где имеется большой грант-элемент.

– Да, правительство и, в частности, Минэкономфин гордится тем, что за 1,5 года работы не дало ни одной гарантии под кредиты, что выбирает из предлагаемой международной помощи только те проекты, где гранты составляют большую часть. Но ведь это только первый шаг на пути к финансовой дисциплине. Давно бы уже пора сделать не только второй, но и пятый, десятый шаги.

Что означает такой подход? Неужели Кыргызстану не нужны деньги? Думаю, что нужны – ведь есть немало проектов, которые можно реализовать только на государственном уровне. Ни одному частнику такие деньги никогда не привлечь, только использовать их нужно умеючи.

По моему мнению, подобная робость правительства объясняется не осторожностью, а недостатком знаний, уверенности в себе и сил в деле проведения реальной экономической политики, которая могла бы дать отдачу. И на всякий случай оно просто решило не рисковать больше, не беря на себя новых обязательств.

Полезное, в общем-то, правило "не навреди" в исполнении нашего правительства выливается в принцип "оставить все как есть". А развиваться-то когда будем? Вопрос пока открытый.

– На днях Вы подняли вопрос о мерах, которые предпринимает правительство в связи с новыми ценами за узбекский газ…

– Да. Меня интересовало, есть ли у правительства какая-либо аналитика, прогнозы в части того, как республика переживет почти двукратное повышение цены на газ. К каким экономическим и социальным последствиям в республике это приведет. Окажется ли по карману новая цена на газ домашним хозяйствам (рядовым потребителям из числа населения) и предприятиям, использующим его в своей жизнедеятельности и производстве? Какие изменения в структуре их доходов и расходов произойдут? Как новая цена на газ в целом отразится на ценах на другие товары и услуги? Что намерено предпринять правительство КР в связи со всем этим?

Надеюсь, что правительство пришлет серьезный ответ. Правда, у меня есть опасения, что вся его дальнейшая инициатива сведется к получению нового большого кредита для "Кыргызгаза" из бюджета республики-2007. Например, из бюджета этого года газовикам и так уже выдан кредит в сумме более 300 млн. сомов. Но ведь это же дорога в один конец.

И еще. При том, что нам до европейских цен на газ еще далеко, по имеющимся прогнозам мировая цена на газ будет расти ежегодно. Так что нашему правительству нужно будет крепко подумать, что делать дальше.

Цены не только на газ, но и на коммунальные услуги и электричество однозначно будут расти. А сооплата в медицине давно уже неподъемна для бедных слоев населения.

У правительства есть планы повысить минимальную заработную плату со 100 до 340 сомов, но почему-то до сих пор нет программы, согласно которой было бы видно, когда и каким образом будут подняты доходы населения – зарплаты бюджетникам (врачам, учителям), пенсии и пособия хотя бы до прожиточного минимума. Пусть это не произойдет в течение ближайшего года, трех или даже пяти лет. Но ведь поставить себе такие горизонты государство просто обязано.

Пока мы не видим серьезного отношения к имеющимся проблемам. А значит, угроза социального взрыва сохраняется.

– Есть мнение, что наших парламентариев хлебом не корми, дай им только покритиковать, а за работу все никак не возьмутся…

– Нашему парламенту часто достается – дескать, много говорим и мало работаем. Но ведь говорить и нажимать кнопки при голосовании и есть весомая часть нашей работы. Именно таким образом мы защищаем интересы наших избирателей.

При этом считаю своим долгом сказать следующее. Парламенту так много достается, потому что его работа открыта для общества, в дни заседаний идет прямая трансляция по радио, по телевизору можно увидеть частичную или полную трансляцию. Хотя большинство критических обсуждений относится как раз-таки к работе исполнительных органов власти. И чаще всего мы обсуждаем случившееся уже постфактум.

Скажите, знает ли наше общество, как работает правительство? Нет. Может быть, именно в силу недостатка информации к нему так мало претензий? Обратите внимание – куда приходят журналисты, если хотят получить информацию – в Жогорку Кенеш и на пресс-конференции информагентств. Все. Других открытых источников информации у нас практически нет.

Знаю, что в Литве заседания правительства в прямой трансляции можно посмотреть не только по телевидению, но и в Интернете. Они гордятся тем, что их работа открыта для общества.

Вот и нам еще предстоит вывести из тени работу исполнительной ветви власти. Только тогда у населения будет полная информация о происходящем и о том, кто и как работает.




Роза Отунбаева: Мы шли против Акаева не для того, чтобы заменить его клоном

23.10.2006. ИА «24.kg »

Данияр Каримов

2 ноября в Бишкеке запланирован массовый митинг оппозиции. Сегодня ИА "24.kg" обратилось с несколькими вопросами к одному из представителей штаба Движения "За реформы!", сопредседателю партии "Асаба" Розе Отунбаевой.

- Не получится ли так, что до 2 ноября лагерь оппонентов нынешних властей распадется? Ведь очевидно, что противная сторона пойдет на переговоры с отдельными представителями оппозиции...

- Я вижу достаточную прочность и монолитность нашей группы, хотя раньше все были в разных лагерях. Тем не менее для меня стало новостью, что Азимбек Бекназаров и его сторонники собирались 24 марта прошлого года штурмовать Дом правительства.

У нашей группы есть единая повестка дня, общие требования. Мышиная возня в Доме правительства, когда с политическими оппонентами разговаривают поодиночке, торгуют должностями, - не для нас. Мы закаленные, все это уже прошли. Местные политологи пишут, что у каждого из нас есть личный интерес, якобы мы уязвленные, ущемленные. Это не так. Ведь дело не в должностях, а в том, как будет развиваться наша страна.

- А оппозиция согласится на переговоры, если о них попросит Дом правительства?

- Мы неплохо знаем Курманбека Бакиева и его сторонников. Окружение президента – не единая команда, а отдельно взятые чиновники, которые держатся за кресла. Среди них нет людей, с которыми бы считалась общественность. Вот такая картина сейчас в Доме правительства.

Переговоры с президентом возможны, но на тех условиях, о которых мы неустанно повторяем уже полтора года. В конце концов, мы же шли против Аскара Акаева, но не для того, чтобы заменить его клоном. Нам крайне важно, чтобы в Кыргызстане осуществлялись реформы, которые приведут страну к процветанию. Власть должна считаться с нашими требованиями.

- Фактически получается то же, что и при Акаеве: оппозицию объединяет противостояние президенту?

- Не столько президенту, сколько форме власти. Которую, кстати, Аскар Акаев довел до абсурда. При такой форме, как ни крути, кого ни поставь на президентский пост, плодами независимости будет пользоваться только одна семья. Мы сегодня пришли к тому, что человек, пришедший на вершину пирамиды власти, становится ею зомбированным. Это мы имеем сейчас.

- Как вы думаете, удастся ли 2 ноября добиться исполнения требований?

- "Наш отказ от переговоров в измененном формате – серьезное предупреждение президенту. У нас серьезный разговор, мы выражаем требование большинства. Но глава государства, от которого лично требуется политическая воля, ее не демонстрирует. Такое впечатление, что в нем говорит ложная гордость: вообразил себя бог весть кем, а ведь он нанятый народом чиновник.

К сожалению, в Доме правительства, как мне кажется, чихать хотели на любые угрозы. И ничто их неспособно поколебать. Президент сейчас занимается тем, что разрабатывает стратегию развития общества на 10-15 лет вперед. То есть чувствует себя серьезно укрепившимся на посту и рассчитывает остаться в Доме правительства долго. Однако мы надеемся, что Курманбек Бакиев поймет: время требует перемен.

- А если не поймет? Разделит судьбу Акаева?

- Каждый сам выбирает свой путь и назначение. А великодушная Россия, к сожалению, беглым политикам из СНГ не отказывает в пристанище...

Кстати, насколько я слышала, Бакиевы уже купили в России дом. Наверное, готовятся.




Александр Князев: "Если Кулов станет народным генералом, то Бакиев – соседом Акаева…"

25.10.2006. Фергана.Ру

Бек Омаров (Бишкек)

Александр Князев делится своим мнением о киргизском "матрешкагейте", новой "революции реформистов", киргизском национализме и американских "кукурузниках".

Фергана.Ру: - Как будут развиваться взаимоотношения власти с оппозицией в свете истории с депутатом киргизского парламента Омурбеком Текебаевым, который был задержан в Варшавском аэропорту с матрешкой, начиненной наркотиками?

А.Князев: - Независимо от того, кто автор этого "матрешкагейта", я думаю, что это дело рук самой оппозиции. Кого конкретно? Это мог быть кто-то из обиженных членов команды движения "За реформы!". Все это направлено против нынешнего президента Курманбека Бакиева, и, соответственно, сам Бакиев или его брат Жаныш, занимавший пост заместителя председателя Службы национальной безопасности, не могли быть замешаны в этом. Слишком все примитивно и просто. Доказательств ведь нет. И подставить в данном случае брата президента – Жаныша – легко. Достаточно сделать пару звонков с его телефона, а потом взять распечатки телефонных номеров. Ведь расшифровок самих разговоров нет, нет записи, где Жаныш говорил бы "давай подкладывай наркотики".

Странно и то, как ведет себя Мамыров (вице-президент аэропорта "Манас" - "Фергана.Ру"). То он якобы дает одни показания, то потом отказывается от них. Прямо игра какая-то. Вначале он пишет объяснительную в кабинете следователя СНБ. Затем исчезает оригинал и всплывает в Генеральной прокуратуре. В свою очередь, Генеральный прокурор несет эту бумагу в парламент.

Фергана.Ру: - Киргизские политики пытаются найти следы этого скандала в Казахстане. Сделали даже запрос в казахский парламент, чтобы киргизская депутатская комиссия провела какие-то действия. Что все это значит?

А.Князев: - В то, что к этому руку приложили казахи, я не верю. Якобы, после того как Казахстану отказали в председательстве в ОБСЕ, теперь казахи таким образом хотят свой имидж поднять. Но я не вижу между этими событиями никакой связи. Это абсолютно глупо. Эта версия проталкивается каким-то антиказахским лобби, какая-то группа депутатов пытается продавить эту версию. И тут совсем непонятна их тактика. Уж с кем, но с казахами нам не стоит портить отношения.

Фергана.Ру: - А что вы думаете по поводу так называемого "узбекского следа"? В последние месяцы на юге республики были конфликты, связанные с захватом собственности одного из лидеров узбекского населения, депутата Жогорку Кенеша (киргизского парламента – "Фергана.ру") Кадыржана Батырова. И при этом киргизская власть не приняла каких-либо кардинальных мер для улаживания конфликта. Кроме того, узбеки несколько раз выражали свое недовольство некоторыми другими непопулярными мерами со стороны киргизских властей. Может ли это быть местью Ташкента за такое пренебрежение к судьбам своих соотечественников?

А.Князев: - Я думаю, что нет, Узбекистан за всю постсоветскую историю ни разу не оказывал какой-либо поддержки нашим, киргизским узбекам. Бакиев же сейчас, наоборот, заинтересован в том, чтобы наладить хорошие взаимоотношения с Узбекистаном. Ну и зачем ему дружить с узбекскими лидерами в Киргизии, если Ташкент ему все равно этого не зачтет?

На все инициативы ошских и джалалабадских узбеков Бакиев фактически не реагирует. Хотя они выдвигают какие-то требования, уступок ведь в их пользу нет. А если бы Ташкент был неравнодушен к нашим узбекам и Бакиев понимал бы это, то его действия были бы совершенно другими.

Просто сейчас наши узбеки сами активизируются, пользуясь слабостью государства. Оно не стало слабым с приходом Бакиева. И при Акаеве оно было таким же. Но в то время об этом не принято было говорить вслух. Сохранялось некое сакральное отношение к государству. А сейчас людей просто прорвало, и каждый требует своих прав – объективно или нет, это никого не волнует. Выступают и узбеки, и инвалиды, и беременные женщины с экологами – короче, все кому не лень.

И нынешняя активность узбеков - это всего лишь попытка воздействовать на Бакиева с целью усиления своих позиций, попытка заставить считаться с ними.

Фергана.Ру: - А если узбеки, поняв, что нынешняя власть, если, во всяком случае, не против них, то уж точно к ним равнодушна, решат "лечь" под какого-нибудь оппозиционного лидера? Ведь это большая сила…

А.Князев: - Ни одному из этнических меньшинств Киргизии не желательно "ложиться" под кого-либо. Киргизия - страна этноцентристская в этом плане, все политические "разборки" идут между группами и кланами одного только титульного этноса. Участие в политике всех остальных исключено. Хотя может носить лишь демонстрационный характер, как это и было во время прошлогодних мартовских событий: смотрите, дескать, с нами Малеваная, с нами Проненко, с нами Черноморец, Артыков и т.д. А реально? Где сегодня Артыков, где сегодня Проненко?..

Таким образом, никаких плюсов не будет, но минусы будут точно. И даже если придет к власти кто-нибудь, кого поддержат узбеки, что с того? Он придаст узбекскому языку статус официального или создаст другие поблажки? Ничего подобного. Он будет вынужден считаться с киргизскими националистами. То же самое в отношении русских, дунган и представителей иных нацменьшинств. Поэтому в той ситуации, которая сложилась у нас, всем нетитульным этносам нужно определить для себя одно из двух – либо формироваться как самостоятельная политическая сила, а это очень скользкий и опасный путь, либо просто отсиживаться, что, впрочем, все они сейчас и делают.

Фергана.Ру: - События последних дней практически повторяют события времен президентства Аскара Акаева. Нынешняя оппозиция требует ухода уже нового президента – Курманбека Бакиева и угрожает организовать многотысячный митинг с требованием отставки президента. Получается, мы возвращаемся к тому, с чего начинали. История повторяется?

А.Князев: - Это неразумные вещи. Мы уже прошли через силовой захват власти, который начинался точно так же. А Бакиев не раз заявлял, что он будет с оружием в руках защищать Белый Дом. И он будет с оружием – не защищать Белый Дом, до этого не дойдет, – защищать свою власть на значительно более ранних этапах.

Другое дело, как в этой ситуации себя поведет Феликс Кулов. Для Кулова, если он не оставил президентских амбиций, сейчас любая конфронтация президента с оппозицией очень выгодна. Особенно, если Бакиев на каком-то этапе конфронтации отдаст приказ стрелять в митингующих… Кулов в такой, подчеркиваю, гипотетической ситуации может обратиться к МВД с просьбой не стрелять в народ. МВД, с очень большой степенью вероятности, выполнит просьбу… И тогда Кулов становится народным генералом, а Бакиеву ничего не остается, как бежать на российскую базу и проситься в Москву, в соседи к Акаеву...

Как гипотеза, такой вариант вполне имеет право быть. Провоцирование любой конфронтационной ситуации сегодня направлено лично против Бакиева. От кого бы оно не исходило.

Фергана.Ру: - Хотелось бы узнать ваше видение относительно перспектив взаимоотношений Киргизии с Россией и Соединенными Штатами, особенно после скандально известной высылки двух американских дипломатов. И, в тоже время, как будут развиваться отношения с Китаем, который в последнее время стал вдруг оказывать Киргизии небывалую помощь в виде грантов.

А.Князев: - Я думаю, сейчас переломный момент для Бакиева. Но то, что крен идет в сторону России, очевидно. Правда, не уверен, что это окончательно. Бакиев - человек прагматичный, и он ожидает, кто скорее его "купит". В этой связи для меня непонятно торможение со стороны России, которая обещает инвестировать в развитие Камбаратинской ГЭС, сделала предложения по созданию алюминиевого завода. И непонятна тишина на этот счет в Москве. Одни только обещания.

Россияне, объясняя свою пассивность, говорят, что вот-де у вас нестабильность, никто не хочет рисковать. Но ведь необходимо всего несколько десятков миллионов, чтобы хотя бы продемонстрировать начавшуюся работу. В масштабах тех миллиардных проектов, которые есть сегодня в России, рискнуть несколькими десятками миллионов не очень страшно. Но зато Бакиев более однозначно занял бы пророссийскую позицию.

Хотя, конечно, и Россию можно понять. У нее есть куда вкладывать деньги у себя. Ведь вложение денег в экономику другой страны - это политика. А с точки зрения экономической, то у себя всегда есть уверенность в стабильности, это выгоднее и контролируемо. Уровень дохода что в Киргизии, что в России примерно одинаковый, поэтому вкладывание денег в другую страну - это уже политика.

Что касается Китая, то Пекин будет осторожничать. Для Китая мы не представляем практического интереса и не являемся приоритетным направлением. Они держат Киргизию про запас, на всякий случай, и, в первую очередь, только с точки зрения стабильности у своих границ.

Надо смотреть правде в глаза и взять хотя бы для примера план постройки железной дороги в Китай через Торугарт. Мы о ней говорим в сотни раз больше, чем китайцы. Для нас эта дорога жизненно важна, а для них это какой-нибудь предпоследний пункт в списке экономических проектов. Для них это как раз-таки не приоритет. Для них более важен Казахстан, где есть нефть, газ и другие энергоресурсы.

Что касается американцев, то они будут делать какие-то мелкие подарки, типа того, как недавно подарили киргизскому Министерству обороны четыре самолета-"кукурузника". И такие, дозированные, подарки будут поступать время от времени. Таким образом, США держат руку на пульсе, типа мы помним о вас.

Фергана.Ру: - Спасибо большое за интервью. Остается надеяться, что нам не придется видеть того, как Бакиев показывает свое умение обращаться с оружием при защите им Белого дома. Будем верить, что власть и оппозиция найдут общий язык, а Киргизия не повторит судьбу Таджикистана, пережившего страшную гражданскую войну.




Как дядя Сэм с кыргызами общие интересы искал

25.10.2006. ИА «Белый пароход»

Улан Канкор

На этой неделе в Кыргызстан прибыл заместитель помощника Госсекретаря США Кондолизы Райс – Эван Фейгенбаум. Птица, казалось бы, неважная. Но, как выяснилось, только на первый взгляд. Поскольку заокеанский дипломат сообщил, что отвечает за выработку политики США к Центральной Азии. В общем, братцы, фигура пожаловала на Тянь-Шань заметная. Уж не ко второму ли ноября?

До, ре, ми...

Американцев одолевает любопытство в связи с выступлениями оппозиции. Тем более, что сам Эван Фейгенбаум признался: следят за событиями в Кыргызстане с большим интересом. Но в силу дипломатического этикета посланник Госдепа уверил, что США придерживаются принципа невмешательства в местные дела.

- Решение, каким будет ваше будущее, должен принять сам Кыргызстан, - заверил он. И поспешил добавить, что посольство сотрудничает со всеми сторонами политического и общественного процесса. Лишь бы, дескать, не лилась кровь, все было в рамках закона и конституционного поля.

Удастся ли посольству сохранить нейтралитет в Кыргызстане, тем не менее, вопрос спорный. МИД КР неоднократно высылал официальному представительству США ноты. Американских дипломатов в Кыргызстане часто подозревают в попыткам вмешаться во внутренние дела государства. С них-то, конечно, как с гуся молока. Но в последнее время официальные лица США стали более осторожны в своих высказываниях. Как никак – на кону интересы сверхдержавы начала третьего тысячелетия.

В том, что интересы в регионе у США имеются, сомневаться глупо. Поэтому их наличие признают сами американцы. Набор объяснений их сути звучит стандартно. Противники США говорят о стремлении сорвать банк в геополитическом соперничестве. Сторонники – о борьбе с терроризмом, наркотрафиком и другими угрозами. Эван Фейгенбаум, к слову, тоже о них напомнил, дополнив перечень желанием Вашингтона увидеть страны региона независимыми, сильными и демократическими.

Американцы учатся играть по правилам ярмарки восточного тщеславия. Но, по сути, хотели бы отстоять свои интересы местными силами. Миссия зампома, возможно, удалась. Стороны согласились в том, что интересы, лоббируемые США в Кыргызстане, на самом деле общие. Служат, так сказать, повальному благу.

Зампом, кстати, в Центральной Азии не в первый раз. Он уже побывал в Казахстане, где заверил в желании США углубить партнерство. Соседи связывают активность Госдепа в заинтересованности американцев укрепиться в регионе, богатом энергоресурсами. В Казахстане есть нефть. В Узбекистане – газ. В Кыргызстане – гидроэнергетика.

Доктор Апас ищет поддержки Госдепа

Однако в Кыргызстан зампома приехал впервые. Дабы лично познакомиться, с чем ему придется иметь дело. Дело в том, что Фейгенбаум в своей должности человек новый. Три месяца как на посту. Посему решил активно осваиваться. В Кыргызстане он провел ряд встреч с представителями политических и деловых кругов. Имел беседы с лидерами неправительственных организаций. Нанес визит вежливости в МИД. А потом встретился со студентами АУЦА.

На рандеву с представителем Государственного департамента порывался попасть небезызвестный доктор Апас. Снова, видимо, просить на революцию. В Америках сбываются мечты. И у доктора Апаса она есть. Заветная. Хочет человек президентом стать. Но всерьез никто его не принимает. Не судьба.

А вот сам американец был в ударе. Дипломатическом. Особенно на встрече с прессой. Говорил много. Но больше об одном и том же, хоть и разными словами. Основной смысл ответов господина Фейгенбаума сводилась к тому, что между Кыргызстаном и США нужно основательно крепить дружественные узы. А все потому, что не так давно возникли между официальным Бишкеком и Вашингтоном "трудности". Они, конечно же, были благополучно разрешены (за счет обоюдной высылке дипломатов). Посему хотят оставить "трудности" позади.

Великая Америка, устами своих представителей, несет горной демократии благополучие и мир. Главное, чтобы не как в Афганистане. Зачем это Америке – вопрос без ответа. Официального. В альтруизм заокеанских демократов на постсоветском пространстве не шибко верят. Хотя тем же американцам очень бы хотелось.

"Мы не хотим конкурировать в Центральной Азии с Россией или Китаем, - заявил Эван Фегенбаум. – Мы рассматриваем регион, как территорию, на которой необходимо фокусировать общее внимание". А нужно это, по его словам, для того, чтобы, опять-таки, страны юга СНГ смогли воспользоваться открывающимися возможностями сотрудничества не только с Москвой и Пекином. Очевидно, что США хотелось бы, чтобы "подбрюшье России" сменило вектор. На кону энергоресурсы, которыми богат регион.

Радар для Китая

Впрочем, интерес США к Кыргызстану, как известно, продиктован не только гидроэнергетикой, к которой примериваются американские компании. "Островок демократии" имеет выгодное месторасположение. Посему Штаты так рьяно отстаивали базу, на которую сделаны большие ставки.

Сегодня вполне очевидно, что база, расположенная в Манасе, не играет существенной роли в антитеррористической операции в Афганистане. Просто американцы воспользовались возможностью, чтобы разместить подразделения Пентагона поблизости от того же Китая, да еще и едва ли не в центре ШОС. Если верить политологу Александру Князеву, база в "Манасе" ценна радиолокационным пунктом наблюдения за КНР. Так что пока Поднебесная империя не перестанет считаться потенциальным противником США, надобность в Ганси не исчезнет.

В общем, хочется того дяде Сэму или нет, а поддерживать отношения с Кыргызстаном надо. Ради дела Вашингтон, как известно, готов простить даже откат от демократии, поднятой на флаг. Как в случае с Узбекистаном или Казахстаном, где, по версии американцев, сильны авторитарные традиции. Последнее совсем не помешало Вашингтону сотрудничать как с режимом Каримова, так и Назарбаева.

Удачней всего отношения США складываются с Казахстаном. Оно и не мудрено. Ведь сопредельная с нами республика обладает большими запасами природных ресурсов. А они в капиталистическом мире всегда в цене...




Кыргызстан - попытки провести конституционную реформу входят в критическую фазу

26.10.2006. Eurasianet

Дэн Сершен (Бишкек)

В Кыргызстане назревает конфликт по вопросу о конституционной реформе. Президент Курманбек Бакиев добивается сохранения президентской республики, а его политические оппоненты настаивают на расширении полномочий парламента. Вполне возможно, что события следующих десяти дней будут иметь решающее значение для исхода дебатов вокруг конституции.

Вопрос о конституционной реформе связан в Кыргызстане с борьбой между исполнительной ветвью и парламентом. 23 октября представители коалиции "За реформы!", в которую входят многие оппоненты президента, заявили, что готовы провести переговоры с Бакиевым и урегулировать политические разногласия. Всего за два дня до этого лидеры коалиции отменили намеченную ранее встречу, заявив о "бесплодности" переговоров. Между тем Бакиев обвинил своих оппонентов в том, что они говорят на языке "ультиматумов".

В свое время, находясь в оппозиции, Бакиев выступал за ограничение президентской власти. Сегодня, став главой исполнительной власти, президент гораздо в меньшей степени настроен на изменение статус-кво. "Ему очень хочется сохранить президентскую форму правления, но политические партии и оппозиция не дадут ему этого сделать", сказал Азимбек Бекназаров, глава Рабочей группы по конституционной реформе и известный представитель оппозиции в парламенте.

По словам сторонников президента, Бакиев просто выступает за здоровые, публичные дебаты, с тем чтобы получить хороший документ. "Мы пока не достигли совершенства", говорит Махамаджан Иминов, помощник президента по правовым вопросам. "Место для совершенствования всегда есть".

Некоторые предлагаемые изменения – например, касающиеся официального статуса русского языка – носят спорный характер, но не в такой степени, как вопрос о распределении полномочий между ветвями власти. В памяти многих кыргызских граждан живы воспоминания о бесчинствах исполнительной власти при экс-президенте Аскаре Акаеве, и они склонны поддержать переход к парламентской республике. Напротив, Бакиев 28 сентября подтвердил свое желание сохранить сильную исполнительную ветвь власти, дав понять, что этот вопрос может быть вынесен на общенародный референдум.

После смещения Акаева в марте 2005 г. вопросы конституционной реформы находились в ведении разного рода советов, рабочих групп и ставились на заседаниях парламента. Первым органом, который всерьез принялся за вопрос о реформе, стал Конституционный совет, 114 членов которого представляют правительство, научные круги и сектор неправительственных организаций. Этот орган, на который была возложена задача выработки концепции перераспределения власти, вскоре увяз в бесконечных спорах. Когда наконец появился проект конституции, Бакиеву не понравились некоторые ее положения, в том числе ограничение президентского правления одним-единственным пятилетним сроком и расширение полномочий парламента.

Бакиев избрал тактику затягивания вопроса, чтобы выиграть время и получить более подходящий проект. "Бакиев начал затягивать ситуацию всеми способами", сказала Асия Сасыкбаева, видная представительница гражданского общества в КС, а в настоящее время член коалиции "За реформы!".

После того как Конституционный совет представил свой первоначальный проект, Бакиев увеличил более чем в два раза количественный состав органа в надежде, что благодаря новым членам пропарламентские предложения будут сняты. Когда эта тактика не сработала, президент образовал совсем небольшую рабочую группу во главе с Бекназаровым. В марте на рабочую группу была возложена задача разработки трех систем правления: президентской, парламентской и смешанной. Несмотря на то, что рабочую группу возглавил оппозиционный депутат, большинство ее членов составили правительственные чиновники.

После того как 27 июля рабочая группа представила все три проекта, Бакиев направил их на рассмотрение парламента. По словам Иминова, слушания могут привести к дальнейшей корректировке, а возможно и к общенародному референдуму.

Венецианская комиссия Совета Европы, дающая рекомендации по вопросам конституционной реформы, неоднозначно отнеслась к трем проектам в своей предварительной оценке 28 сентября. "Что касается прав человека и судебно-правовых вопросов, [новые] проекты лучше предыдущих", сказал Томас Маркерт, заместитель секретаря Венецианской комиссии. Однако, добавил он, "что касается системы правления в целом, то, как мне кажется, проект, представленный Конституционным советом, был лучше, поэтому мы предлагаем каким-то образом объединить эти проекты".

Мнение Венецианской комиссии дает определенные аргументы в руки каждой из сторон. В целом ее оценки подкрепляют мнение президента, что прежде чем принимать новую конституцию, необходимо ее хорошенько обдумать. Между тем оппоненты Бакиева вдохновлены тем, что комиссия отдала предпочтение предложенным Конституционным советом способам распределения власти, которые сокращают президентские полномочия, расширяют полномочия премьер-министра и усиливают контрольные функции парламента.

Ситуация осложнилась тем, что Феликс Кулов, бывший политический противник Бакиева, занимающий сегодня пост премьер-министра, выступил с заявлением, в котором отдал предпочтение парламентской системе. По сообщению Радио "Свобода" от 12 октября, Кулов сказал, что "партия, одержавшая победу [на парламентских выборах], должна решать, каким должно быть правительство, а правительство, в свою очередь, должно отвечать за все – кадровые вопросы, экономические вопросы и т.д.". Аналогичное мнение в пользу парламентской республики высказал 18 октября спикер парламента Марат Султанов.

В ситуации неудовлетворенности тремя проектами, представленными рабочей группой, Кулов 9 октября изложил собственные предложения по реформе. Бакиев, а также члены парламента, как сообщается, работают над дополнительными предложениями. По заявлению Бакиева, он представит свое видение конституции на заседании парламента 30 октября.

Поскольку количество проектов продолжает расти как снежный ком, коалиция "За реформы!", объединяющая ряд оппозиционных партий и организаций гражданского общества, установила предельный срок для принятия окончательного решения – 2 ноября. По словам лидеров коалиции, если дело не сдвинется с места к этой дате, на главной площади Бишкека начнется бессрочная акция протеста с требованием отставки Бакиева и Кулова. Оппозиция уже устраивала раньше такие акции протеста, и хотя каждая их них вызывает в памяти мартовскую (2005 г.) "революцию тюльпанов", они не оказали почти никакого воздействия на политику правительства. Не собрав достаточно большого количества людей, эти акции не достигли желаемой цели – напугать власть и заставить ее начать реформы.

"Конституционная реформа находится в руках президента", сказал Бекназаров. "Общество готово, парламент готов, однако президент не хочет принимать решение".


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ