Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №160(01.01.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Надо бежать

БР. Белорусы и рынок, 26.12.2006 – 01.01.2007

Леонид Злотников

Повышение цен на энергоносители в совокупности с отменой преференций в торговле со странами ЕС ставят белорусскую экономику в 2007 году в трудное положение. Выясняется, что белорусская модель нежизнеспособна без дотационной поддержки других стран.

Можно выделить два периода развития белорусской экономики в годы независимости, которые в значительной степени были обусловлены белорусско-российскими отношениями.

Отложенный кризис

Первый период — 1996-1998 гг., когда экономический рост достигал 11%. Этот период начался после подписания договора о Таможенном союзе в начале 1995 г., что открыло путь для беспошлинного ввоза белорусских товаров в Россию. Белорусский экспорт в тот год почти удвоился (прирост — 87,5%). Кроме того, в апреле 1996 г. Россия сделала щедрый дар — была списана белорусская задолженность за энергоносители в размере 1,4 млрд. USD (2,5-3 млрд. USD в нынешних ценах).

Первая фаза роста закончилась одновременно с российским дефолтом. Затем в 1999-2001 гг. наступила стагнация. В эти годы, по статистике, темпы роста ВВП составляли 3-4%, что означало, если учесть особенности белорусской статистики, реальное отсутствие роста. Независимые аналитики (в том числе и автор данной статьи) тогда предрекали вступление белорусской экономики в стадию кризиса. Но прогнозы не предвидели событий на мировом рынке нефти и огромные дотации России в поддержку “белорусской модели”.

Вторая фаза роста приходится на 2002-2006 гг. В этот период происходит значительный рост мировых цен на энергоносители, оживление российской экономики после дефолта и восстановление спроса на белорусские товары. Среди всех экспортеров в Россию белорусы в этот период имеют большое преимущество, влияющее на повышение конкурентоспособности товаров обрабатывающей промышленности на российском рынке, — они получают энергоносители по более низким ценам, чем их конкуренты из других стран.

Но к концу второй фазы роста, еще до угроз превращения в реальность намерений России поставлять энергоносители по мировым ценам, стали заметны негативные тенденции в экономическом развитии.

Происходит постепенное падение конкурентоспособности продукции обрабатывающих отраслей на российском рынке, тормозится инновационное развитие, во многих отраслях продолжается проедание основных фондов (более подробно см. “Иллюзии развеиваются”, “БР” № 1/2006). В 2006 году к числу неконкурентоспособных на российском рынке товаров можно добавить белорусские телевизоры, доходы от экспорта которых упали вполовину. Если учесть, что приток прямых иностранных инвестиций в Россию в последние два года значительно увеличился (например, к концу 2006 г. там вводится два крупных завода по производству холодильников) и что не за горами вступление России в ВТО, то и в последующие годы можно ожидать дальнейшего вытеснения белорусских товаров с российского рынка.

Сырьевой придаток

Негативные тенденции последних лет перекрывались все возраставшими доходами от экспорта нефтепродуктов. Россия поставляла нам нефть во все возрастающем количестве и по ценам, которые все более отклонялись вниз от цен мирового рынка (в основном за счет не возвращаемой России экспортной пошлины). Цены на нефтепродукты росли до середины 2006 г. Таким образом, Россия опять сделала еще один щедрый подарок — дала белорусам возможность зарабатывать на мировом рынке за счет российской нефти до 8% белорусского ВВП (см. таблицу 2 на 11-й странице.). Особенно значительным был прирост доходов от экспорта нефтепродуктов в I полугодии 2006 года (рост в 1,6 раза по отношению к 2005 г.).

За прошедшую пятилетку существенно изменилась структура внешней торговли. Доля экспорта машин и оборудования значительно снизилась при одновременном росте доли сырьевого экспорта (см. таблицу 1 на 11-й странице). Сейчас более половины всего экспорта в ЕС (53%, январь — июль 2006 г.) дает экспорт нефтепродуктов. Если сюда добавить калийные удобрения, лес и черные металлы, то окажется, что сырьевой экспорт в ЕС дает около трех четвертей его объема. Страна превратилась в сырьевой придаток Европы.

До сих пор негативные тенденции покрывались растущими доходами страны от экспорта энергоносителей и поставками дешевого газа. Но рост цен на нефть на мировом рынке прекратился. Цены к концу года даже понизились на 20% по сравнению с их пиком в июле. Весьма вероятно, заканчивается (по крайней мере, значительно уменьшается) и дотационная поддержка России (введение экспортной пошлины на нефть в размере 180 USD, рост цен на газ предположительно на 100 USD, повышение тарифов на ж/д перевозки белорусских грузов в России).

Кроме того, с середины 2007 г. будут отменены преференции и в торговле с ЕС, что приведет к снижению экспортных доходов еще примерно на 0,3 млрд. USD. Все это ведет к окончанию второй фазы роста белорусской экономики, который в последние годы обеспечивался воздействием внешних факторов.

Снижение на другую орбиту?

Очевидно, что повышение цен на энергоносители уменьшит ВВП страны и доходы владельцев давальческой нефти (на величину снижения чистого экспорта плюс причитающаяся Беларуси часть экспортной пошлины). Общая сумма снижения этих доходов составит около 3 млрд. USD. Поскольку нам неизвестно, в какой пропорции распределяются доходы между давальцами, которые поставляют около половины от всего объема нефти, то меньшую погрешность потерь страны будет давать оценка 2,2- 2,5 млрд. USD (предполагается сохранение нынешних цен на мировом рынке нефтепродуктов).

Потери от повышения цен на газ просчитать легче — они понизят ВВП на 2 млрд. USD. Итого общие потери страны могут составить до 4,5 млрд. USD, что составляет примерно 13% производимого в стране ВВП.

Указанные потери от внешней торговли можно распределить между группами населения и государством различными способами. Например, можно попытаться не допустить понижения зарплат и социальных трансфертов за счет временного снижения доли накопления в ВВП (сейчас инвестиции составляют 22% ВВП).

Если не компенсировать инфляционный налог (весьма вероятна инфляция издержек), то бремя потерь можно распределить между всеми субъектами хозяйства пропорционально их доходам. Можно стремиться освободить от потерь беднейшее население, переложив дополнительные затраты на потребителей топлива для автотранспорта (в этом случае его рост может составить до 30-40%) и на те семьи, которые тратят на оплату коммунальных услуг не более 15% своих доходов и т. д. В общем, как говорят, возможны варианты, но в целом уровень жизни понизится.

Стабилизация со знаком минус

Неблагодарная задача давать прогноз влияния указанных изменений на колебания на валютном рынке страны. Но можно предположить, что уменьшение поступления валюты может привести к росту валютных курсов, т. е. к росту покупательной способностии доллара и евро. В свою очередь, это может вызвать скачок спроса населения на валюту с целью замещения рублевых сбережений. В результате покупательная способность валют может возрасти до уровня соседних стран, где-то на 30-40% Рост валютных курсов, в свою очередь, приведет к некоторому росту конкурентоспособности белорусского экспорта.

Понижение уровня жизни произойдет в результате инфляции, которая начнется как инфляция изжержек и поддержится ростом цен импорта. Зарплаты и пенсии населения в долларовом выражении уменьшаться.

Таким образом, импульс от повышения цен на энергоносители понизит уровень жизни и повысит курсы иностранных валют. В результате несколько оживится промышленность, работающая на экспорт. И после небольшого переходного периода (полгода-год) наступит вновь экономическое равновесие при некотором росте экспорта и объемов производства. Но новое равновесие, напомним, установится при более низком уровне жизни населения.

Последний резерв

Можно ли обойтись без понижения уровня жизни?

В принципе, возможно. Но при условии проведения серьезных либеральных реформ. В этом случае можно рассчитывать на стабилизационные кредиты международных финансовых организаций (так было в начале 90-х). Благодаря непривлекательному инвестиционному климату белорусское правительство до сих пор не сделало значительных долгов. Задолженность Беларуси (внутренняя и внешняя) составляет около 10% ВВП при допустимых в мире пределах задолженности до 60%. В случае реформ возможны доходы и от приватизации госимущества.

Но главный резерв не только для сдерживания уровня жизни от падения, но и для его роста в ближайшее время — это глубокая реформа сельского хозяйства. Поясним.

Сейчас на мировом рынке цены на продовольствие, прежде всего на мясо-молочную продукцию, ниже, чем ее себестоимость в развитых странах странах-экспортерах. Такая необычная ситуация вызвана дотированием сельхозпроизводителей в этих странах. Богатые страны могут себе позволить роскошь поддерживать сельский образ жизни части своего населения даже за счет производства ибытка продовольствия. Излишек продовольствия продается на мировом рынке по ценам ниже затрат на их производство. Это означает, что богатые страны дотируют потребление продовольствия в странах покупателях продовольствия. Такя ситуация продлится лет десять (пока развивающиеся страны через ВТО не заставят богатые страны отказаться от субсидироания своего сельского хозяйства.

Беларусь тоже ввязалась в этот процесс и дотирует потребление своей продукции в России. Например, продавая масло по ценам ниже общественных издержек его производства здесь, в Беларуси. По нашим расчетам, 1 млн. USD экспорта сельхозпродукции в Россию понижает ВВП страны на 1,3 млн. USD (ее экспорт в Россию в 2006 г. составит немногим более 1 млрд USD).

Следует на какой-то период времени не только сбросить производство сельхозпродукции для экспорта, но и самим подключиться к дотационному механизму мирового рынка продовольствия, как подключают больного на время операции к аппарату искусственного дыхания. Это позволит значительно уменьшить затраты страны на обеспечение уже достигнутого уровня питания населения. Вот эта экономия и есть тот главный резерв, использование которого может смягчить не только импульс повышения цен на энергоносители, но и некоторый сброс производства АПК в период реформ (более подробно см. в “Реформа АПК”, “БР” № 7, 2006).

Сегодня население тратит на питание, как показывает статистика, до 45% своих доходов. Но статистика не показывает реальных расходов. Люди тратят еще что-то на питание, когда покупают, к примеру, телевизор или шнурки для ботинок, потому что через различные налоги, перекрестное финансирование и включение в себестоимость несельскохозяйственных предприятий затрат на производство сельхозпродукции, государство субсидирует сельхозпроизводителей.

Вот пример, банки (как и другие предприятия и организации) покупают для переданных им сельхозпредприятий, скажем, сельхозтехнику. Эти затраты они списывают на свой баланс (а на баланс сельхозпредприятий стоимость этой техники заносится на счет внереализационных доходов, то есть попросту формирует прибыль сельхозпредприятия. Это, кстати, один из приемов, при помощи которых правительство быстро выполнило требование президента по сокращению количества убыточных сельхозпредприятий). И когда не подкованный в экономике клиент берет в банке кредит, он и не догадывается, что часть процентов за кредит уйдет на оплату мяса.

В целом, кроме тех денег, которые люди отдают за продовольствие непосредственно, они еще платят 200 USD в год на человека (600 USD — на семью из трех человек) косвенно, покупая другие товары и услуги. И если учесть косвенные затраты, то оказывается, что население тратит на питание 60% своих денежных доходов. В конечном счете более половины своего времени и импортируемых ресурсов белорусское общество затрачивает, чтобы поесть (в развитых странах — до 15-20%). И пока АПК, и не только он, не станет в разы более эффективным, вынырнуть с того дна, на которое может опуститься страна, просто невозможно.

Дело вовсе не в ценах на энергоносители, а в их (и других ресурсов) затратах на единицу ВВП (в натуральных показателях). Предприятия в Польше, к примеру, платят за энергию в два-три раза больше, но там зарплаты и пенсии тоже в два-три раза выше, чем у нас.

Но проблема даже не в том, чтобы догнать Польшу по эффективности хозяйства. Еще большая проблема — как убежать от Китая. Там стремительно растет экономика и, что еще важнее, рост идет на основе инноваций. И если китайцы заслуженно станут потреблять больше мяса или рыбы на душу населения, то ее не останется не только белорусам, но и полякам. Немцы уже сегодня подтягивают пояса, потому что к этому вынуждает рост конкурентоспособности китайской экономики.

А что уж тут говорить о белорусах, которые в заботах, как еще день простоять да ночь продержаться на дешевых энергоресурсах, не замечают приближения китайского асфальтоукладчика!


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ