Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №62(01.11.2002)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ФОРУМ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

ТУРКМЕНИСТАН



Мировая экономика и политика № 8,
29 октября 2002

Заветная мечта Туркменбаши

Евгений Огибенин, Павел Графов

Попадет ли туркменский газ в Европу?

В настоящее время на долю Туркменистана приходится 2,86 трлн м? голубого топлива, что составляет около 2% разведанных мировых запасов. Потенциал туркменского шельфа Каспия оценивается, по последним данным, еще в 11 трлн м?, общие же оценки колеблются в пределах от 15,53 до 23 трлн кубических метров.

Промышленная добыча природного газа в тогда еще советской республике началась в 1966 г. с освоения Ачакского газоконденсатного месторождения. На сегодняшний день в Туркменистане открыто 144 месторождения; перспективные с точки зрения добычи газа площади занимают около 80% его территории. Не случайно именно на природный газ сделал ставку президент Сапармурат Ниязов, провозгласивший после развала СССР намерение превратить свою родину в "азиатский Кувейт".

Однако реальность внесла свои коррективы. После 1991 г., ставшего пиковым по объемам добычи газа, начался неудержимый спад. Одной из его причин стал износ оборудования добывающих мощностей, большая часть которых была заложена в 60-70-х гг. Кроме того, возникли серьезные проблемы со сбытом, а именно с оплатой поставок топлива на Украину. В конечном итоге во II квартале 1997 г. значительная часть газовых скважин была законсервирована, а к 1998 г. уровень добычи снизился до минимального и составил всего 13,2 млрд м?, то есть практически сравнялся с уровнем внутреннего потребления (11,4 млрд м?). В кризисные годы число действующих эксплуатационных скважин сократилось с 3000 до 622, то есть почти в пять раз.

Начиная с 1999 г. ситуация стала постепенно исправляться, объемы добычи начали расти. В 2001 г. в республике было добыто 47,9 млрд м?, из которых 37,2 млрд м? поставлено на экспорт. Доля природного газа в структуре экспорта Туркменистана составила около 56 процентов.

По данным туркменского Национального института статистики и информации, за 8 месяцев 2002 г. в республике было добыто 36 млрд м? газа, что на 15% выше показателей аналогичного периода прошлого года. Утвержденный правительством страны план на этот год составляет 70,8 млрд м?, из которых 56,5 млрд м? намечено направить на экспорт. Выполнение задачи по увеличению объемов добычи предполагается обеспечить путем наращивания мощностей на месторождениях Довлетабад, Балгуйы, Малай, Корпедже и некоторых других. По утверждению туркменского руководства, республика сегодня способна добывать около 80 млрд м? газа в год, а к 2010 г. эта цифра может увеличиться до 120 млрд м?. Соответственно объем экспортных поставок к 2005 г. должен составить 75 млрд м?, а к 2010 г. - 100 млрд м? в год.

Соответствие этих прогнозов действительности вызывает определенные сомнения, но даже если допустить, что они сбудутся на все 100%, возникает еще одна серьезная проблема - возможности поставок туркменского природного газа за рубеж жестко ограничены пропускной способностью экспортных трубопроводов. Парадокс заключается в том, что республика, со всех сторон окруженная потребителями газа, ни с одним из них не связана напрямую.

В настоящее время Туркменистан осуществляет экспортные поставки через две системы магистральных газопроводов. "Северный" маршрут обеспечивает транспортировку газа из восточных газодобывающих регионов по трубопроводной системе "Средняя Азия - Центр" через Узбекистан и Казахстан в Россию, далее на Украину, откуда возможно проникновение на европейский рынок. "Южный" маршрут предназначен для экспорта газа из западных газодобывающих регионов в Иран, через который теоретически возможен выход как в Турцию, так и на азиатский рынок.

В 2001 г. по трубопроводу "Средняя Азия - Центр" Туркменистан экспортировал около 33 млрд м? природного газа. В текущем году объемы поставок по этому маршруту планируется увеличить до 50 млрд м?, однако перспектива дальнейшего расширения экспорта в данном направлении представляется маловероятной. Степень изношенности туркменской трубопроводной системы составляет, по разным оценкам, 72-87%. В частности, в серьезной модернизации нуждается вся транспортно-технологическая цепочка от месторождения Довлетабад-Донмез до компрессорной станции Дарьялык, расположенной на туркмено-узбекской границе. И хотя такая работа в настоящее время ведется, проблемы это не решает - в реконструкции нуждается вся система "Средняя Азия - Центр", построенная еще в 70-е гг. Только для ремонта транзитного участка протяженностью 836 км, проходящего по территории Казахстана, необходимо порядка $360 млн. На начальном этапе работы системы ее пропускная способность достигала 50 млрд м? в год, однако в процессе эксплуатации снизилась до 35-36 млрд м?. Осуществляемая компанией КазТрансГаз программа реабилитации позволит к концу 2002 г. довести мощность магистрали до 48-50 млрд м? в год, а в перспективе и до 60 млрд м?. Однако даже в случае успеха останется узбекский транзитный участок, максимальная пропускная способность которого, по заявлению официального Ташкента, составляет 40 млрд м? в год.

Не следует забывать и о том, что Туркменистан - не единственная страна в Центральной Азии, которая хотела бы увеличить производство и экспорт газа. Казахстан к 2010 г. планирует довести добычу до 50-60 млрд м?, на внешние рынки пойдет, соответственно, около 40-50 млрд м?. Увеличить добычу и экспорт голубого топлива намерен и Узбекистан, ежегодно производящий свыше 50 млрд м?, при этом основные запасы газа в республике находятся в ее юго-западной и западной частях. И Астана, и Ташкент уже неоднократно заявляли, что объемы транзита газа через их территорию будут зависеть от собственных экспортных планов этих государств. Таким образом, возможности использования "северного" маршрута для увеличения объемов экспорта из Туркменистана ограничены.

"Южный" вариант представляет собой построенный в 1997 г. газопровод Корпедже - Курт-Куи длиной 193 км. В соответствии с соглашением, подписанным между Туркменистаном и Ираном в 1995 г. сроком на 25 лет, объем поставок по этому маршруту должен составлять не менее 5 млрд м? в год. Этот небольшой участок является частью амбициозного проекта стоимостью $800 млн, в рамках которого предполагалось экспортировать туркменский газ через Иран в Турцию и далее в Европу. В Ашхабаде всерьез рассчитывали поставлять в этом направлении до 30 млрд м? в год.

Однако в Тегеране не ощущается горячего желания реэкспортировать газ своего северного соседа в Турцию - запасы газа в Южном Иране значительно больше, чем во всех центральноазиатских государствах, вместе взятых, и никакой помощи со стороны тут не требуется. Тегеран последовательно развивает свою газотранспортную сеть и планирует построить новый трубопровод для организации крупномасштабного экспорта собственного газа в Турцию и Европу (проект IGAT-4).

В настоящее время практически все топливо, поступающее по магистрали с пропускной способностью 8 млрд м? в год, сжигается на электростанциях северных районов Ирана. Относительно существующих объемов поставок однозначного мнения нет. По словам туркменской стороны, в 2001 г. в Иран было отгружено 6,5 млрд м?, однако исполнительный директор иранской Национальной газовой компании (NIGC) Хамдаллах Мохаммеднеджад настаивает на цифре 4,5 млрд м?. Что касается перспектив "южного" направления, то, по словам иранцев, импорт газа из Туркменистана в ближайшее время останется на том же уровне.

Еще одним "проектом века", на который в Ашхабаде возлагались большие надежды, был Транскаспийский трубопровод, предназначенный для транспортировки туркменского газа через Каспийское море, Азербайджан и Грузию в Турцию и далее в Европу. Этот вариант пользовался горячей поддержкой США - проведение изыскательских работ и подготовка технико-экономического обоснования осуществлялась компанией Exxon на деньги, выделенные американской Ассоциацией поддержки промышленности и предпринимательства. Стоимость строительства была предварительно оценена в $3 миллиарда.

В руководстве республики Транскаспийский маршрут считали наиболее реальным, к его реализации было намечено приступить уже в 2002 г. Рассчитывая на финансовую поддержку американцев, Туркменистан выполнил ряд выдвинутых Вашингтоном условий - в частности, из нейтральной республики была выведена группировка российских пограничников.

Однако у проекта был и серьезный противник - Иран. Ссылаясь на неопределенность статуса Каспия, официальный Тегеран выступил резко против начала строительства. На самом деле причина его возмущения была гораздо более прозаичной - Транскаспийский маршрут служил альтернативой иранскому варианту, поэтому, собственно, он и поддерживался Вашингтоном. Тем не менее в Ашхабаде не могли не считаться с мнением соседа, обладающего одной из самых мощных армий в регионе.

Последнюю точку в этой эпопее поставил Азербайджан. Если до сентября 1999 г. в Баку с определенными оговорками поддерживали проект, то уже в октябре, после открытия в азербайджанском секторе Каспия крупного газового месторождения, позиция официальных властей республики резко изменилась. Азербайджан выразил готовность участвовать в строительстве транскаспийского газопровода, но для экспорта своих энергоносителей - без прокладки туркменского участка.

Планы расширения экспорта голубого топлива Сапармурат Ниязов связывал и с Трансафганским проектом - магистральным газопроводом длиной более 1200 км через территорию Афганистана. Ради его осуществления Туркменбаши даже пошел на сближение с исламским движением "Талибан", но талибам, как известно, так и не удалось взять под контроль всю территорию страны. После завершения американской операции в Афганистане реализация проекта снова стала казаться осуществимой. Однако, несмотря на активизацию переговорного процесса, перспективы этого маршрута весьма и весьма туманны.

Общий вывод из всего вышеизложенного заключается в том, что мощности действующих магистральных газопроводов не позволят Ашхабаду выполнить план по расширению экспорта газа в полном объеме, а появление новых маршрутов в среднесрочной перспективе представляется маловероятным.

Вариант выхода из создавшейся тупиковой ситуации предложил Сапармурат Ниязов. По его словам, Туркменистан может в ближайшее время переориентироваться на экспорт сжиженного природного газа (СПГ). Надо сказать, что здесь Туркменбаши шагает в ногу со временем - доля СПГ в мировой торговле газом довольно быстро увеличивается. В 2001 г. мировой объем торговли этим видом топлива составил 147 млрд м?, или около 30% общего объема мировой торговли газом. Основное преимущество технологии сжижения заключается в том, что в этом процессе объем газа уменьшается в 600 раз, тем самым обеспечивается возможность его транспортировки автомобильным, железнодорожным или морским транспортом. СПГ находит применение в районах, в которые голубое топливо по каким-то причинам невозможно доставить по газопроводам.

Строго говоря, Туркменистан уже осуществляет поставки СПГ на экспорт, правда пока в небольших объемах. Первый проект по производству сжиженного газа в республике был реализован летом 1998 г. на Наипском газоконденсатном месторождении. Введенная в эксплуатацию технологическая установка полностью обеспечила внутренние потребности республики в данном виде топлива. Работы выполнили специалисты итальянской фирмы Технофрига и строительного треста Лебапнефтегазстрой. Проектная мощность комплекса - 15 тыс. т в год, суточная выработка в 2001 г. составила 60 т. Производимый СПГ экспортировался в Великобританию, Германию, Иран, ОАЭ, Афганистан и другие страны небольшими партиями объемом от 200 до 1000 т через Государственную товарно-сырьевую биржу Туркменистана.

Весной 2001 г. на Наипском месторождении началось строительство нового комплекса по производству СПГ. Контракт реализуют специалисты канадской компании Термодизайн инжениринг, основную часть общестроительных работ выполняют туркменские специалисты (трест Лебапнефтегазстрой). Канадская компания обеспечит поставку, монтаж и пусконаладку технологического оборудования, а также обучение персонала. Комплекс будет состоять из двух блоков, проектная мощность каждого из которых рассчитана на переработку 4,5 млн м? газа и выпуск 240 т сжиженного топлива в сутки. Таким образом, общая мощность комплекса составит порядка 500 т СПГ в сутки (около 170 тыс. т в год). По плану комплекс должен быть сдан в октябре 2002 г., его продукция в основном будет отправляться на экспорт. Для этого в порту Туркменбаши планируется построить терминал для загрузки сжиженного газа на танкеры. Приемный терминал будет расположен в иранском порту Нека, откуда по газопроводу длиной 500 км топливо предполагается транспортировать в Тегеран.

Тема получила продолжение в августе 2002 г. во время визита в Туркменистан представителей компании Itochu. На встрече с руководством республики японские бизнесмены заявили о своей готовности приступить к строительству сети средних и малых заводов по производству сжиженного природного газа, ориентированных на экспорт. Предложение было сделано в ходе переговоров лично президентом Ниязовым. По его мнению, стране необходимо около 20 заводов по производству СПГ мощностью 70-100 тыс. м? в год. Если этот проект действительно будет реализован, заветная мечта Туркменбаши может наконец-то осуществиться - туркменский газ попадет-таки на европейские рынки.




Гундогар,
28 октября 2002

Когда цифры красноречивее слов.

Борис Шихмурадов (Цюрих - Баку - Хива)

До 1995 года день 27 октября еще воспринимался большинством населения Туркменистана в какой-то степени как праздник, как дежурная дата, от которой пошел отсчет постсоветской истории туркменского народа. Настоящего праздника изначально не получалось, потому что радоваться по существу было нечему: независимость не была ни выстраданной, ни завоеванной. Второй раз в своей трудной истории туркмены получили щедрый подарок от России. Первый раз, когда в 1924 году в рамках бывшего союзного государства была определена территория Туркменистана, и второй, когда на гребне горбачевско-ельцинских перемен Ашхабаду была дарована независимость от Москвы "сверху". Это потом С. Ниязов припишет себе роль принципиального и последовательного борца с коммунизмом и ревностного сторонника демократии. В это мало, кто верил десять лет назад, и никто не верит сегодня, но Ниязова это, похоже, абсолютно не волнует. Ничуть не краснея, он буквально на днях заявил следующее:

"Мы определили для себя внятные цели – независимый Туркменистан должен стать демократическим, светским, правовым государством, с крепкой социально-ориентированной рыночной экономикой, миролюбивой и предсказуемой внешней политикой. Эти цели были зафиксированы в Конституции страны, других законодательных актах. При этом мы понимали, что главным условием их достижения было сохранение стабильности и согласия в обществе, недопущение социальной, национальной, религиозной розни. Поэтому мы сразу предприняли ряд мер, призванных не допустить подобных проявлений в Туркменистане. Была провозглашена и реализована программа "10 лет стабильности", сочетающая в себе механизмы экономического, социального, юридического характера для защиты всего населения как в материальном, так и в политико-правовом плане. Любые виды разжигания национальной розни были объявлены тяжким уголовным преступлением, караемым по всей строгости закона. Осознавая, что в основе общественных разногласий, в том числе и на национальной почве, лежат социально-экономические причины, мы пошли на применение концепции безусловного приоритета социального развития, социальной защиты всего населения страны. Обладая тогда весьма скромными финансовыми ресурсами, государство направило их на обеспечение достойного материального существования людей, гарантировав их от бедности и нищеты".

Что это и о ком это? За 11 последних лет в Туркменистане происходили процессы, обратные тому, о чем лицемерно утверждает С. Ниязов. Прежде всего, им была поругана Конституция государства, разрушены все его атрибуты и институты, гарантирующие достижение демократических целей в обществе и параметров рыночной экономики. Туркменистан сегодня - это ярко выраженное военно-полицейское государство c экономикой, близкой эпохе военного коммунизма. На 11-м году независимости в Туркменистане введена трудоармейская повинность, когда почти все мужское население до 35 лет обязано "отслужить" срок в различных отраслях экономики и иных сферах деятельности государства. Это не считая более 130 тысяч мужчин, проходящих службу в вооруженных силах и иных силовых структурах. Ниязов безаппеляционно заявляет о том, что проводит политику, в основе которой лежит концепция социального развития, юридической и социальной защиты всего населения. Не будем вступать с ним в словесную полемику, а приведем некоторые сравнительные характеристики. Это как раз тот случай, когда цифры красноречивее слов. За основу возьмем 10 лет, в течение которых, по утверждению С. Ниязова, была якобы выполнена его программа "10 лет стабильности".

Приведенные ниже данные, собранные международными экспертами из различных ООНовских структур, наглядно демонстрируют упадок физического и нравственного здоровья нации, крах системы образования, развал экономики и, как следствие, катастрофическую деградацию общества и человека в Туркменистане. Но даже эти цифровые характеристики лишь на малую толику отражают реальное состояние народа, по словам С.Ниязова, живущего в "Золотом веке". К сожалению, на данный момент мы не располагаем точными данными о чудовищной безработице, которую ниязовский режим пытается прикрыть тотальной мобилизацией в армию. Нет также последних данных об уровне преступности и наркомании. Однако даже приблизительные цифры, характеризующие эти бедствия, ужасают.

В Туркменистане создана дикая административная система, поощряющая ложь и откровенную подтасовку. Данные, приведенные ниже, не являются откровением для многих туркменских экспертов, работающих в различных министерствах и ведомствах. Но они вынуждены закрывать на это глаза и продолжать "подпевать" ниязовской песне о благополучии, процветании, рекордных урожаях и астрономических доходах туркменских граждан.

Сегодня ситуация резко изменилась. Врать Ниязову становится все труднее, отсюда его неожиданное решение сообщить о провале с хлопкозаготовками в текущем году: вместо обещанных им 2 миллионов тонн хлопка реально будет собрано едва ли 200 тысяч тонн. Но не стоит обольщаться, это не показатель пробуждения совести у пожизненного диктатора, а стремление привнести в свою политическую практику пиаровские элементы, эдакое возраждение давно забытой всеми горбачевской "гласности". Хотя потухший взор диктатора и откровенный страх на фоне нарастания народного протеста в стране свидетельствуют о бесперспективности подобных запоздалых пропагандистских трюков.

Сегодня уместно сравнить туркменских граждан с заложниками, захваченными группой террористов во главе с С. Ниязовым. Ни один из них не имеет возможности покинуть пределы захваченной территории без риска для жизни, не может предпринять какие-либо действия без санкции режима под страхом немедленной расплаты. Поистине жутко, но приходится сравнивать их положение в Туркменистане сегодня со страшными испытаниями, выпавшими на долю обитателей больницы в Буденновске, краснодарских школьников или жертв недавнего московского кошмара. К великому сожалению, освобождение заложников всегда сопряжено с риском, иногда с более, чем серьезным. Но даже это не лишает людей надежды. А что касается террористов-захватчиков, то конец их известен, будь то одуревшие от наркотиков экстремисты-камикадзе, психопаты-одиночки или опьяненные властью диктаторы.

---------------

Комментарий "Гундогар": ниже мы приводим некоторые цифры, характеризующие уровень жизни граждан Туркменистана (по данным экспертов ООН).

Экономика

Реальный рост ВВП: (по отношению к 1989 г.)

1990 г. – 102%

1992 г. – 92.1%

2000 г. – 65.4%

Годовые темпы инфляции:

1990 г. – 4.6%

2000 г. – 9.3%

Реальная средняя заработная плата: В 2000 году составила 29,7 процента от аналогичного показателя за 1990 год. Таким образом, реальные доходы граждан Туркменистана сегодня почти в 4 раза ниже, чем 10 лет назад.

Демографические показатели

Общая численность населения: 4 миллиона 690 тысяч человек. Ниязовская статистика грубо искажает данные о численности населения Туркменистана, завышая его более, чем на 1,5 миллиона человек.

Коэффициент естественного прироста населения:

1989 г. – 27.0

1992 г. – 25.5

2000 г. – 13.1

Рождаемость за период с 1989 по 2000 год снизилась в 2 раза. Возможностей для ее увеличения сегодня нет. В туркменских традиционно многодетных семьях сегодня все чаще отказываются от намерения иметь более 1-2 детей, учитывая крайнюю бедность и нехватку продуктов питания. Кроме этого, резко увеличилась смертность, и устойчивый отток населения из страны.

Яркий социальный показатель нравственного здоровья нации, основанный на упадке в экономике, - доля внебрачных рождений (от общего количества родившихся детей):

1991 г. – 3.5%

2000 г. – 7.1%

Рождение детей с пониженным весом (от общего количества родившихся детей):

1992 г. – 4%

2000 г. – 6%

Этот показатель напрямую связан с недоеданием матерей, низким уровнем их физического развития, слабого здоровья и трудными условиями жизни.

За последние 10 лет более, чем в два раза упал коэффициент заключения браков. Это связано с объективной невозможностью прокормить семью и неизбежно провоцирует рост количества внебрачных связей.

За последние 10 лет в 4 раза выросло количество заболеваний, передающихся половым путем, в том числе среди молодежи. Заболеваемость туберкулезом с 1992 по 1997 год увеличилась в 3 раза. (За последние 5 лет данные по заболеваемости венерическими заболеваниями молодежи в возрасте 15-19 лет и туберкулезом правительством Туркменистана тщательно скрываются).

Образование

К 1999 году по сравнению с 1991 годом охват дошкольным образованием упал в 2 раза; базовым образованием – в 1,2 раза; полным средним – в 2 раза; высшим – 2,6 раза.

Количество самоубийств граждан в возрасте 15-19 лет (около 1000 тыс. населения) за период с 1990 года по 2000 год выросло почти в 3 раза.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ