Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №83(01.10.2003)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

УКРАИНА



Независимая газета,
15 сентября 2003

Украинский политический гольфстрим.

Андрей Ермолаев

Киеву не избежать большого передела власти

Об авторе: Андрей Ермолаев - украинский политолог, директор киевского центра социальных исследований "София".

Лето 2003-го завершило не просто политический год, а целый политический период, начавшийся осенью-2000. Не стоит говорить об устоявшихся представлениях об этом периоде - мол, политики не любили Кучму и пытались добиться досрочной отставки президента. Важнее другое: четко проявился раскол молодой украинской буржуазии в борьбе за власть как за главный инструмент сохранения бизнеса.

Столкновение интересов новых собственников привело к появлению нелевой оппозиции ("Наша Украина" Виктора Ющенко и Блок Юлии Тимошенко), которая на время привлекла левых в качестве союзников - Компартию Петра Симоненко и социалистов Александра Мороза.

Нелевая оппозиция сформулировала ключевой для современной Украины вопрос: каковы перспективы государства? Но ответить на этот вопрос за два с половиной года конкурирующие силы так и не смогли. В итоге предметом конкуренции власти и оппозиции оказалась… пустота. Перефразируя известного писателя, начавшийся посткризисный период можно охарактеризовать как "Кучма, Ющенко и пустота".

Несмотря на мощное неформальное влияние президента на крупный бизнес, на Украине нет четко выраженного центра власти. Союз олигархов в парламенте (так называемое "большинство", в основе которого тройственный блок СДПУ(о) Виктора Медведчука, "Партии регионов" Виктора Януковича и "Трудовой Украины" Виктора Пинчука и Сергея Тигипко) не смог обеспечить появления новых центров. А тактика взаимного перехвата удачных лозунгов и злоупотребления информационными и политическими технологиями выхолостили содержание политическое борьбы.

Сейчас модно сквозь призму политреформы рассуждать о будущем Украины. Да, власть пошла на соглашение с частью оппозиции, создав совместный законопроект о политреформе, которая провозглашает выборы депутатов по партийным спискам, формируемое парламентом коалиционное правительство, административно ослабленный президент - вплоть до его избрания парламентом.

Возможны два варианта реализации политреформы. В первом случае осенью и весной состоятся два голосования в парламенте по согласованному законопроекту. Другой вариант: если весеннее голосование (на котором необходимо набрать 301 голос) будет блокировано, то власть попытается вынести на референдум текст новой Конституции.

Но реформа Конституции решает принципиально иную задачу: крупные собственники, владеющие "заводами, газетами и пароходами", готовы избавиться от давления административного аппарата, который остается главным элементом управления экономикой. Украинским олигархам необходима более управляемая и контролируемая с помощью денег и политических фигур система влияния. От авторитаризма до власти олигархов остался один шаг.

Однако политреформа, даже в случае благополучного развития событий весной 2004 года, не решит проблему конкуренции политико-экономических групп за власть. Более того, она обострит взаимоотношения конкурентов. Большому бизнесу сейчас трудно выбрать, во что вкладывать деньги - в сильного президента Украины и создавать его окружение, или, если изменения в Конституцию будут внесены, готовиться к приходу сильного премьера? Не исключен и третий вариант: вложение денег в мощные комитеты парламента, которые будут контролировать правительство. Как только в первом чтении пройдет новый законопроект о внесении изменений в Конституцию, тут же будет дан старт конкуренции: ведущим политико-экономическим группам станет ясно, по какому коридору бежать. Затем начнется быстрый раздел центров политического влияния на конкурирующие группы.

Выборы президента - украинский политический Гольфстрим 2004 года. Существуют три основных блока, которые будут конкурировать за власть. В пределах треугольника "группа Пинчука - группа Медведчука - группа Януковича" ведутся переговоры очень конкретного круга лиц. "Донецкие", которые долго выбивали себе пост премьера, становятся заложниками Гольфстрима. Очевидно, что Янукович пойдет на президентские выборы, но "донецкие" начинают понимать: им уготовано сыграть в игру, которая не принесет им прибыли. Януковича ведь не устраивает роль слабого президента, который должен будет подготовить место для нескольких олигархов и бесславно уйти через полтора года.

В лучшем положении оказались социал-демократы со своим лидером Виктором Медведчуком. Им удалось переиграть оппозицию по проекту политреформы, склонить Кучму к парламентской модели и убедить его, что здесь у президента больше шансов, чем в борьбе за "третий срок".

Второй центр сложился вокруг Виктора Ющенко. Он состоит из сил, ориентированных на прозападный курс Украины. Этот центр поддерживают политические и экономические группы, в данный момент находящиеся в осторожной оппозиции к власти, которые надеются на укрепление своего бизнеса в случае победы Ющенко. Но их стратегия рассчитана только на сильного президента. Иные форматы деструктивно повлияют на состав и настроения этой силы. Как и "донецкие", "нашеукраинцы" - заложники Гольфстрима. Ющенко вынужден играть на выборы: его имидж строился как имидж общенационального лидера.

Третья группа - левый блок. Коммунисты нужны власти. Однако чаще всего левые играют роль технологического компонента: они давно лишились шансов быть ведущей силой на выборах, тем более президентских. Как бы не завершились выборы-2004, в следующем политическом цикле левые будут компонентом правительственной коалиции. Не исключено, что правительство образца 2004-2005 года сформируют с участием коммунистов. Социалисты же за период сотрудничества с Ющенко серьезно подпортили свой имидж "левореформаторской" силы. Скандал с "пленками Мельниченко" превратил Александра Мороза в "политическую совесть" страны, но лишил его реноме партийного лидера. Есть вероятность, что СПУ в нынешнем составе даже не дойдет до выборов 2004 года.

Состоятся ли президентские выборы в срок - осенью будущего года? Наверняка. Украинское руководство дало слишком много обещаний, в первую очередь Западу, чтобы играть в смену дат.

Видимо, Кучма рассчитывает, что в ходе политреформы будет найден формат власти, в котором он сможет сохранить свои позиции. С этим связывают возможное еще в этом году усиление роли украинского Совета национальной безопасности и обороны (СНБО). Будут созданы условия, чтобы в стране появилось два правительства: одно - с условным статусом "политической коалиции", и второе - работающее под непосредственным контролем президента (по должности в состав СНБО входят все силовики, экономический и международный блоки правительства). И если Совбез кроме рекомендательных функций получит некие дополнительные полномочия, он может стать новым центром принятия решений.

Осень 2003 года будет ключевой и с точки зрения определения внешних стратегий Украины. Речь идет о включении Украины в ЕС, ЕЭП, ВТО. Политические группы, близкие к власти, защищали свои позиции, склоняясь в сторону евразийских моделей развития, в частности ЕЭП. И сейчас Украина - уже не инициатор, а заложник того, что было заявлено и обещано ее лидерами.

Конечно, за минувший год Леонид Кучма концептуально проиграл. Он эволюционировал от идеи сильного президента к чисто парламентской модели. Но за счет уступок президент ослабил тех, кого он считает своими непримиримыми оппонентами: Ющенко и оппозиционный альянс.

Но кто сказал, что силы, которые сегодня помогают хозяину Банковой переиграть оппонентов, не захотят разыграть "карту Кучмы" в случае собственного успеха?..

Впрочем, радикальных потрясений ждать не стоит: судьба украинского президента прочно связала в единое целое большинство крупных игроков, капиталы которых формировались на протяжении двух президентских сроков Кучмы. "Дело о первоначальном накоплении" станет в ряд с уже закрытым "Делом об обретении независимости".




Зеркало недели (Киев),
16 сентября 2003

Глас народа: за год до главных выборов

Анатолий Гриценко, президент Центра Разумкова

Состоятся ли в следующем году всеобщие президентские выборы и оставит ли Верховная Рада за народом Украины право избирать главу государства — на эти вопросы пока нет твердого ответа. Каждая новая законодательная инициатива президентской команды идет дальше предыдущей, эксперты и конституционные судьи уже путаются в нумерации законопроектов. Если все же исходить из того, что выборы главы государства в 2004 году состоятся и они таки будут всенародными, за что выступают 80,5% населения, то небезынтересно оценить нынешний расклад возможных кандидатов в президенты. На приведенных в этом номере диаграммах представлена динамика изменения президентских рейтингов восьми возможных кандидатов (по четыре от власти и оппозиции), зафиксированная социологической службой Центра Разумкова в период с мая 2001-го по сентябрь 2003 года. (Фамилии нынешних спикера парламента Владимира Литвина и премьера Виктора Януковича были включены в опросную анкету несколько позже, соответственно, в феврале и ноябре 2002 года.) Владимир Литвин занимает восьмую позицию в списке возможных кандидатов, при каждом удобном случае открещиваясь от желания менять кресло спикера на президентское. Но кто знает? Помнится, в свое время он и спикером быть не хотел. Если, после долгих безуспешных попыток найти иного преемника, Леонид Данилович остановит свой выбор на Литвине, Владимиру Михайловичу будет очень непросто бороться и побеждать. В нем по-прежнему видят человека Кучмы, и убедительно доказать свою способность действовать самостоятельно Литвину будет непросто, прежде всего, элите, формирующей общественное мнение.

Сергей Тигипко к нынешним 3,1% шел долго, слишком долго при наличии должностей главы Национального банка, лидера «Трудовой Украины», мощного ресурса политической и медийной поддержки. Все вроде бы у него есть: и очень гибкая позиция, и темперамент, и ораторские способности, но вот с рейтингом не складывается. Пока? Думается, Сергей Леонидович, несмотря на нынешний невысокий показатель, имеет шанс поднять свой президентский рейтинг и бороться за президентский пост. Но для этого ему нужно стать обладателем более просторного кабинета — премьерского, хотя бы за 7 — 8 месяцев до выборов.

Виктор Медведчук имел пиковый всплеск президентского рейтинга (9,3%) в июне прошлого года, сразу после назначения на пост главы администрации Президента. До того Виктор Владимирович занимал в списке кандидатов далеко не призовые места, а после того его показатель снизился заметно — почти в три раза. Думается, Виктор Владимирович трезво оценивает свои возможности быть избранным (точнее, неизбранным), а потому очень эффективно использует близость к Президенту для укрепления собственных позиций и позиций СДПУ(о). Свидетельством тому являются аккуратно расставляемые кадры-поплавки во всех ветвях и на всех уровнях государственной власти, а также отход лидера социал-демократов от публичной политики. Либо свой Президент, либо реформа — вот стратегия главы АП.

Александр Мороз сегодня занимает пятую позицию. Думается, в отличие от некоторых членов политсовета СПУ, он уже распрощался, не без сожаления, с президентскими амбициями и может позволить себе думать о будущем партии с прицелом на следующие парламентские выборы. Попытки окружения еще раз выставить Мороза в качестве кандидата на президентские выборы чреваты лишь потерями. Александр Александрович обречен блокироваться. Чьим союзником он станет и на каких условиях — в этом главные вопросы для лидера СПУ, с ответами на которые он, видимо, еще не определился.

Юлия Тимошенко больше других кандидатов уверена в своей победе на выборах, однако стартовые условия для нее не самые благоприятные. Безусловно, своей активностью и харизмой Юлия Владимировна способна привлечь на свою сторону многих избирателей, но нынешние 6 — 7% — невысокая площадка для борьбы за победу. Ситуация для Тимошенко осложняется еще и низким уровнем поддержки ее действий, а главное — очень большим количеством тех, кто ее действия не поддерживает, — порядка 50% и более опрошенных. Кроме Тимошенко, столь высокий негативный показатель только у Медведчука. Пока неясно, пойдет ли Юлия Владимировна на выборы самостоятельно (что более вероятно), снижая тем самым шансы на победу Ющенко, или все же объединит свои усилия с лидером «Нашей Украины». Победа на двоих, если смогут ее поделить до того, вполне возможна, самостоятельно — весьма проблематична.

Виктор Янукович занимает третью позицию и потенциально может пройти во второй тур президентских выборов. Ему удалось практически полностью выбрать обретенный вместе с премьерской должностью потенциал роста рейтинга, но совсем не удалось добавить к нему свой личный потенциал. Политикум и элита воспринимают Виктора Федоровича настороженно, но народу, видимо, по душе крутой характер и резкие заявления главы Кабмина типа «поскручиваю головы» или «поотрываю руки». Люди не знают, что, наводя порядок на рынке зерна и хлебопродуктов, премьер увольняет лишь тех чиновников, которых ему позволяют либо предписывают снять с должности. Президентские перспективы Януковича, в частности, зависят от того, вспомнит ли Леонид Данилович о публичном обещании сохранить премьера на своем посту до выборов или таки сменит его в ближайшие месяцы, как предсказывают многие.

Петр Симоненко, на президентских выборах всегда второй, и сегодня имеет неплохие шансы пройти во второй тур, хотя и такой результат — еще не факт при нынешних 11-12%. Лидер коммунистов безусловно попытается поднять свой рейтинг на волне проталкивания Украины в Единое экономическое пространство. В этом вопросе его интересы совпадают с позицией президентской администрации, а потому Петру Николаевичу, не исключено, включат «зеленый свет» на Банковой и обеспечат мощный медийный ресурс. Впрочем, этого может не произойти, если борьба за интеграцию с Россией станет стержнем предвыборной кампании кандидата от власти. И все же, объективно, прорыв во второй тур для Симоненко — это максимум возможного.

Виктор Ющенко по-прежнему подает наибольшие надежды. Более двух лет он обладает наивысшим президентским рейтингом, однако рейтинг уже не настолько высок, чтобы гарантировать победу. Пик популярности Виктора Андреевича (29,3%) приходится на далекий апрель 2002 года, когда возглавляемый им блок «Наша Украина» одержал победу на выборах по партийным спискам, а Ющенко возглавил наибольшую по численности парламентскую фракцию. С тех пор рейтинг Ющенко медленно, волнообразно, но достаточно уверенно демонстрирует тенденцию к снижению. Зафиксированные в майском (20,1%) и сентябрьском (20,5%) опросах показатели должны стать для Виктора Андреевича и его команды, уверовавшей в безоговорочный успех Лидера (именно так, с большой буквы его величают соратники), сигналом тревоги. Осмелюсь предположить: для Ющенко 20% — критическая черта; если рейтинг лидера «НУ» упадет ниже этой отметки на пару месяцев, то Виктор Андреевич может очень быстро перейти в категорию лидеров компартий на постсоветском пространстве, не побеждающих на президентских выборах, а далее в «клуб Григория Явлинского» — всегда в парламенте, но никогда у руля страны. Тревогу Ющенко должно вызывать и заметное падение уровня полной поддержки его действий среди населения — с 29-30% в октябре-ноябре прошлого года до чуть более 18% в сентябре текущего. Причина в общем-то на поверхности: отсутствие свежих идей, значимых инициатив, отсутствие политических побед, а нередко и почти полное отсутствие самих действий — что ж тут оценивать гражданам, а тем более поддерживать?

На сегодняшний день ни один из возможных кандидатов не дал ответ на главный вопрос: что и с какой командой он хочет сделать для страны, победив на выборах? Именно поэтому ни один из них не может считать, что его «воробей» уже в руке. Кроме того, очевидно, что безоговорочной поддержки сегодня нет ни у кандидатов от власти, ни у кандидатов от оппозиции.




Красная звезда,
19 сентября 2003

А границы до сих пор нет

Алексей Венцловский

Город Ейск Краснодарского края стал очередным этапом четырехдневной поездки Президента России Владимира Путина по Югу России. При этом сам Ейск, равно как и филиал Военно-воздушной академии имени Ю.А. Гагарина, где прошло рабочее совещание по военно-дипломатическим вопросам, был выбран не случайно. Как сказал президент, "регион Азовского и Черного морей имеет для нас особое геополитическое значение".

На совещании, в котором участвовали министр обороны Сергей Иванов, министр иностранных дел Игорь Иванов, директор ФСБ Николай Патрушев, начальник Генерального штаба ВС РФ Анатолий Квашнин, полномочный представитель президента в Южном федеральном округе Виктор Казанцев, главнокомандующий ВВС Владимир Михайлов, главнокомандующий ВМФ Владимир Куроедов и многие другие видные политики и военные, Владимир Путин упомянул свой недавний разговор с руководителем Пограничной службы Владимиром Проничевым, в ходе которого он поинтересовался, как обустроена южная граница страны в этом регионе. "Надо честно сказать - никак", - был дан тогда категоричный ответ. И уже на совещании в Ейске президент подчеркнул, что больше десяти лет ничего не меняется. Идут переговоры по различным нюансам, хотя береговая линия  в целом определена. "Как же так?" - спросил президент. И предложил провести заседание Совета Безопасности России, посвященное этой проблеме.

Вообще вопрос с определением южных границ России имеет достаточно проблематичный характер. Но подвижки в этом направлении есть. Как сказал глава государства, в 2004 году будут решены основные вопросы укрепления сухопутной границы, а полностью задача укрепления российской границы в Азовско-Черноморском регионе будет решена к 2006 году. Серьезной проблемой Путин назвал и в целом комплексное обустройство сухопутной и морской границ России, подчеркнув необходимость создания адекватной пограничной инфраструктуры. "Граница должна быть надежно оснащена и для защиты страны, и для нормального развития экономических связей России с соседними государствами", - заявил он.

А накануне Президент РФ встретился с Леонидом Кучмой, обсудив с ним нерешенные пограничные проблемы с Украиной. Напомним, что по тому же азовскому вопросу спор между нашими странами длится более десяти лет. Сейчас Украина настаивает на разграничении водного пространства Азова по срединной линии, в противном случае угрожая самостоятельно установить линию территориальных вод. Между тем Конвенция ООН по морскому праву от 1982 года предусматривает, что водная поверхность, лежащая за пределами 12-мильных территориальных вод, считается международными водами, где разрешено свободное судоходство. России это крайне невыгодно, ведь тогда вблизи ее границ курсировали бы военные корабли третьих стран, пусть даже гипотетически. Москва предлагает свой вариант - разделить только морское дно, так как при подобной уступке Киеву нам достанется лишь треть Азова.

Существует и проблема принадлежности Керченского пролива, соединяющего Азов с Черным морем. До настоящего момента судоходство там осуществлялось по Керчь-Еникальскому каналу (КЕК), который находится под контролем Украины, и двум российским фарватерам. Украина поделила Керченский пролив, не проконсультировавшись с Москвой, а когда Россия обеспечила проход судов по другим фарватерам без захода на КЕК, разразилась нотами протеста и объявила, что в одностороннем порядке вводит линии охраны государственной границы в проливе.

Но Москва продолжает настаивать на том, что никаких границ ни там, ни в Азовском море нет, поскольку переговорный процесс еще не завершен. Есть и другие спорные моменты "морского" характера. По словам Владимира Путина, МИД РФ должен "четко следить" за всем, что происходит в сфере навигации через черноморские проливы. "Турцией предпринимаются попытки ограничить проход судов в проливах Босфор и Дарданеллы в Мраморном море", - заявил он, отметив, что это касается прежде всего нефтеналивных судов, потому что наряду с "объективными причинами есть и желание прижать конкурентов".

На совещании не обошли стороной и участие России в Организации Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС). "Нам надо тщательно проанализировать не формальные, а реальные преимущества нашего участия, - отметил президент. - Это должен быть четкий и ясный анализ с выкладками и цифрами". После этого следует определить дальнейшую тактику и стратегию участия России в этой организации. По оценке президента, ресурс ОЧЭС пока используется недостаточно эффективно, в частности, "до сих пор не реализован проект паромного сообщения между странами Причерноморья". Затянувшееся согласование позиций между странами тормозит и практическое выполнение договоренностей о сотрудничестве в сфере борьбы с терроризмом и организованной преступностью.

Отдельно Президент РФ обсудил вопрос развития Черноморского флота. На состоявшейся пресс-конференции он сообщил, что уже подписан документ о создании в Новороссийске пункта базирования ЧФ наряду с основной базой в Севастополе. Владимир Путин подчеркнул, что создание еще одного пункта базирования Черноморского флота в Новороссийске "не значит, что мы будем оставлять нашу основную базу в Севастополе". "Просто мы должны иметь разные базы, у нас разные задачи", - пояснил президент, отметив, что вопросы модернизации Черноморского флота России и пункта его базирования должны решаться во взаимодействии "с самым близким нашим партнером - Украиной". В этой связи президент указал, что "обеспечение военно-политической стабильности в регионе Черного моря возможно лишь при существовании эффективной системы мер доверия и безопасности, и такая система создана при активном участии России".

Проведение совещания на базе такого значимого военно-учебного заведения России, как филиал Военно-воздушной академии имени Гагарина, подчеркивает, что, решая вопросы политические, руководство страны не забывает об армии. Как говорит начальник филиала генерал-майор Евгений Кругликов, "наш вуз выбран не случайно, так как он старейший и расположен на уникальной земле, рядом с двумя морями". Владимир Путин, осматривая учебно-материальную базу летчиков, остался доволен. В разговорах с офицерами, во время посещения учебных занятий, он отметил важность задач, решаемых выпускниками вуза в современных условиях. А на прощание он вместе с министром обороны Сергеем Ивановым и начальником Генерального штаба Анатолием Квашниным сфотографировался с курсантами, будущими защитниками российского неба.  




Известия,
20 сентября 2003

Ялтинская конференция

С боем и кровью вчера в Ялте четыре государства - Россия, Белоруссия, Казахстан и Украина - задокументировали свое намерение стать единым экономическим пространством. И бой, и кровь на самом деле фактически остались за кадром, их следы - в относительно расплывчатых официальных комментариях. "Путин использовал весь свой политический ресурс", - со вздохом, теперь уже облегчения, говорили в Ливадийском дворце дипломаты.

Зачем понадобилось столько усилий? Совсем разрозненным пресловутое пространство не является - у каждого из государств постсоветского пространства значительная часть товарооборота приходится на ближайших соседей. И все то, что оговорено в соглашении, - свобода передвижения граждан, капитала, услуг, рабочей силы - на нынешнем, еще не едином экономическом пространстве действует все же лучше, чем в отношениях с дальней и ближней Европой. В которую как минимум двое участников "четверки" - Россия и Украина - отчаянно стремятся.

Смысл же и идея-максимум ЕЭП - избежать вечных раздраев из-за того, чья сталь лучше, чьи трубы должны покупаться "Газпромом" и чьи автомобили должны ездить по дорогам СНГ. Цель благая, но крайне труднодостижимая.

В идеале все согласны с тем, что вчера говорил Леонид Кучма: если действительно строить единое пространство, то каждому из его участников нужно быть готовым к потерям. Потерям краткосрочным, которые когда-нибудь, в перспективе, должны обернуться долгосрочным выигрышем. Проблема выигрыша - именно в том, что он долгосрочный. И нынешние президенты, подписывающие в Ялте соглашение по ЕЭП, эффектом этим насладиться смогут скорее в качестве участников неформального клуба уже бывших лидеров. А реально жертвовать сегодня ради завтра можно лишь тогда, когда крайне уверен в этом сегодня. В том, что даже не самые популярные решения, обреченные на осуждение со стороны значительной части промышленного лобби, спокойствия не нарушат и в минус зачтены не будут. А кто из "четверки" в этом уверен? Показательный момент: Путин вчера в финале говорил, что, по его данным, решение о создании ЕЭП одобряет подавляющее большинство во всех четырех странах. Цифры называл фантастические: как минимум 90 процентов населения. Лукашенко кивал головой, Кучма с этими данными почти машинально соглашался (не лучшее место для споров), а Нурсултан Назарбаев, по сути инициатор и главный лоббист экономической интеграции, негромко говорил - "на самом деле я не знаю".

Украина вступила в ЕЭП с формальными оговорками - будем выполнять только то, что не противоречит национальному законодательству. Но когда речь заходит о Всемирной торговой организации, считающейся в пределах СНГ труднодостижимым идеалом экономического взаимопроникновения и экономических же свобод, подобных оговорок не возникает.

Как ни странно, но Украина во многом права. Если отмести часть сомнений Киева, явно рассчитанных на публику (лишний раз сказать "нет" "имперским амбициям" и заявить о неизменности любви к Европе), то остается здравое зерно, которое не могут игнорировать остальные. Зачем, говорила и говорит Украина, придумывать с нуля что-то новое (то есть ЕЭП), когда есть проверенное старое (то есть ВТО). К которому все участники "четверки" с той или иной степенью усердия намереваются присоединиться.

Причем с тем, что ради ВТО нужно чем-то жертвовать сейчас, даже противники ускоренного присоединения к этой организации в принципе согласны. С ВТО можно торговаться, оговаривая отдельные пошлины и переходный период, но люфт этого торга всем кандидатам, особенно Украине, достаточно понятен. С ЕЭП же простор для маневра пока не понятен - все рамочно, расплывчато, но с большими публичными надеждами. Которые даже после ялтинского подписания могут так и остаться надеждами.




ИА «Росбалт»,
30 сентября 2003

Министр образования Украины против русскоязычных школ

В последнее время на Украине наметилась тенденция увеличения количества школ с преподаванием на русском языке. Разумеется, это не связано с какими-либо решениями, принятыми Министерством образования Украины. Просто представители местных властей, воспользовавшись недавно принятой Украиной — под давлением членов Евросоюза — Хартией о языках национальных меньшинств, решили сделать все, как прежде. И вот теперь министр образования Украины Василий Кремень, известный своими откровенно антирусскими подходами, решил «исправить ситуацию». На пресс-конференции Василий Кремень неожиданно сообщил о том, что Министерство образования Украины подготовило программу по украинизации школ Донецка и Крыма, а также ряда других регионов Юго-Восточной Украины, где русскоговорящее население составляет абсолютное большинство. Министр образования Украины категорически заявил, что за два года до планируемого перевода школ на украинский язык преподавания об этом будут поставлены в известность педагогические коллективы. Причем, с условием: либо конкретно взятый преподаватель соглашается с поставленной Министерством образования Украины задачей, либо ему придётся искать для себя другое место работы.

Это произошло в тот момент, когда перед парламентом Украины встал вопрос о ратификации подписанного президентами России, Украины, Белоруссии и Казахстана соглашения о создании Единого экономического пространства.Поэтому рассматривать это заявление министра образования Украины следует не иначе, как провокацию, направленную на подрыв развития партнёрских отношений между Россией и Украиной. Русское движение Украины и партия «Русский Блок» направили обращение к президенту Украины Леониду Кучме с требованием о немедленной отставке Василия Кремня с поста министра образования Украины.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ