Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №83(01.10.2003)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

БЕЛОРУССИЯ



Хроника

11 сентября. Белоруссия и Казахстан объявили о присоединении к межправительственному соглашению о международном транспортном коридоре "Север-Юг". В Соглашение в настоящий момент входят Россия, Индия и Иран.

11 сентября. Президиум Совета министров РБ одобрил проект указа президента "Об использовании российского рубля при осуществлении безналичных расчетов на территории Беларуси", в котором обозначена дата введения безналичного рубля РФ в параллельное обращение - 1 октября 2003 г.

12 сентября. Глава белорусского государства Александр Лукашенко подписал указ, в котором проект соглашения между Россией, Украиной, Казахстаном и Белоруссией о формировании Единого экономического пространства признается белорусской стороной в качестве основы для проведения переговоров.

12 сентября. Премьер-министр России Михаил Касьянов подписал правительственное распоряжение, в котором с 01.01.2004 г. признается утратившим силу РП России № 927 от 9 июля 2002 г. в части установления цены на российский газ, поставляемый в Белоруссию, на уровне оптовых цен 5-го ценового пояса для промышленных потребителей РФ(28 долл.США/тыс.куб.м). Руководитель правительства России выразил также озабоченность ситуацией, сложившейся в Белоруссии вокруг российских компаний «Славнефть» и «Транснефтепродукт», которые вдруг стали испытывать серьезные трудности при работе на территории республики. У «Славнефти» была арестована часть имущества в Белоруссии (15% акций Мозырьского НПЗ), а нефтепродуктопроводы компании «Транснефтепродукт», находящиеся в ее собственности и проходящие по территории РБ, белорусская сторона вдруг объявила не принадлежащими ей.

13 сентября. Вице-премьер, министр финансов РФ Алексей Кудрин заявил, что Минск тормозит процесс введения единой валюты России и Белоруссии на территории республики, чем отодвигает процесс интеграции. Это, в свою очередь, отразится и на создании единого рынка товаров, системы единых тарифов. Кудрин назвал требования и действия белорусской стороны "попыткой создать, использовать повод для улучшения своего финансового положения".

13 сентября. Глава «Газпрома» Алексей Миллер сделал официальное заявление, в котором подчеркнул, что в виду различия подходов и принципиальных разногласий с белорусской стороной переговоры по сотрудничеству в газовой сфере с Белоруссией компания прекращает.

14-16 сентября. В Минске находилась с визитом делегация Парламентской Ассамблеи Совета Европы. Депутаты ПАСЕ встретились с представителями правительства, политических партий и общественных объединений.

15 сентября. В Сочи состоялась встреча президента России Владимира Путина с главой белорусского государства Александром Лукашенко.

В результате многочасовых переговоров стороны договорились перейти на рыночные отношения в газовой сфере. Российский лидер также подчеркнул, что на Минск не будет оказываться давление с целью ускорить процесс принятия Белоруссией решения о переходе с 2005 г. на рубль РФ. Проект базового соглашения, подготовленный специалистами министерств финансов и ЦБ России и НБ Беларуси, сделан, как отметили участники встречи, на очень высоком качественном уровне и соответствует целям интеграции, интересам, как России, так и Белоруссии.

16 сентября. Белоруссия на 5-ой встрече государств-участников конвенции о запрещении противопехотных мин в Бангкоке попросила помощь мирового сообщества в утилизации более четырех млн. противопехотных мин.

16 сентября. Посол Республики Беларусь в Израиле был отозван в Минск «для консультаций». Это ответная реакция Белоруссии на закрытие израильского посольства в Минске.

16 сентября. Выступая на волнах р/с «Радио России», вице-премьер, министр финансов России Алексей Кудрин подчеркнул, что базовое соглашение о переходе Белоруссии и России на единую валюту с 2005 г. могло быть подписано во время встречи президентов двух стран в Сочи, однако белорусский президент не стал этого делать, сославшись на то, что руководству республики необходимо еще раз проанализировать последствия для Белоруссии от введения на ее территории российского рубля. Кроме того, Минск в очередной раз выдвинул претензии, связанные с компенсацией российской стороной издержек республики в процессе перехода ее на «иностранную» валюту.

16 - 19 сентября. В Сербии прошли дни экономики Республики Беларусь. В данном мероприятии приняли участие представители двух десятков белорусских  предприятий («Могилевхимволокно», «МТЗ», «Завод Цветотрон», «ММЗ им. С.И.Вавилова», «Комфарм» и др.).

17 сентября. Заместитель председателя правления РАО "ЕЭС России" Андрей Раппопорт заявил, что долгов перед Россией за поставки электроэнергии РБ сегодня не имеет. Цена на электроэнергию в Белоруссии будет изменяться в соответствии с изменением цен на российском рынке, но в 2004 г. электроэнергия в Белоруссии будет стоить примерно столько же, сколько и в 2003 г. У РАО «ЕЭС России» есть проект сотрудничества с «Газпромом» по эксплуатации Березовской ГРЭС.

17 сентября. Российская нефтегазовая компания «Итера» объявила о подготовке контракта на поставки в Белоруссию в 2004 г. до 7,5 млрд. куб.м природного газа по договорной цене, которая должна быть согласована с белорусской стороной (предположительно 44 доллара США/1 тыс.куб.м). В 2003 г. «Итера» обязалась поставить в Белоруссию 6,3 млрд. куб.м газа. В настоящий момент у «Итеры» пока нет соглашения с «Газпромом» на прокачку такого объема газа в РБ в будущем году.

18 сентября. В Крыму прошла встреча министра иностранных дел Украины Константина Грищенко и главы МИД РБ Сергея Мартынова в рамках саммита СНГ. Стороны обсудили перспективы сотрудничества Белоруссии и Украины, в частности, увеличение товарооборота.

18 сентября. Премьер-министр России Михаил Касьянов во время встречи в Ялте с премьер-министром Белоруссии Сергеем Сидорским выразил недоумение в связи с претензиями правительства РБ на принадлежащие российской компании "Транснефтепродукт" транспортные мощности, проходящие по территории республики.

Касьянов в довольно резкой форме дал понять белорусской стороне, что попытка поставить под сомнение собственность Российской Федерации на транспортные мощности натолкнется на ответные действия России по отстаиванию своих позиций.

19 сентября. В Ливадийском дворце президенты России, Украины, Белоруссии и Казахстана подписали соглашение о формировании единого экономического пространства и концепцию формирования ЕЭП. Сам документ вступает в силу только после выполнения каждой из стран «четверки» определенных документом внутригосударственных процедур. Сроки окончательного создания ЕЭП в тексте соглашения не определены.

20 сентября. Стали известны результаты международной независимой экспертизы проекта парафированного соглашения об использовании российского рубля в качестве единственного законного платежного средства на территории Беларуси с 01.01.2005 г. Национальный банк Беларуси (НББ) заказал экспертизу этого документа специалистам Второго европейского департамента Международного валютного фонда (МВФ).

Эксперты МВФ подчеркнули, что соглашение составлено безупречно с технической точки зрения, хотя не отражает необходимости контроля дефицита бюджета в Белоруссии. В заключении МВФ содержится и рекоменация закрепить в базовом соглашении обязательство республики провести первоочередные структурные реформы в налогообложении, государственных органах, сфере предпринимательской деятельности, а главное – в сельском хозяйстве.

23 сентября. Постоянный комитет Союзного государства проинформировал об исполнении финансовых обязательств Россией и Белоруссией в рамках программы "Подготовка белорусских военнослужащих в военно-учебных заведениях министерства обороны РФ" в январе-августе 2003 г. Данные обязательства исполнены на 77,1%: Россия перечислила 28,7 млн. российских рублей, Белоруссия - 17,9 млн. В военно-учебных заведениях России в настоящее время обучаются более 500 белорусских курсантов и слушателей.

24 сентября. Посол Республики Беларусь в России Владимир Григорьев заявил, что базовое Соглашение о введении единой валюты на территории России и Белоруссии с 01.01.2005 г. будет подписано на заседании Совета министров Союзного государства 1 октября.

25 сентября. "Газпром" приступил к переговорам с Белоруссией о поставках российского природного газа в республику на рыночных условиях.

26 - 30 сентября. В Москве прошли Дни Республики Беларусь. По масштабам подобная акция не имела себе равных, форум стал самым представительным по количеству и спектру проведенных мероприятий. В рамках Дней состоялись встречи заинтересованных представителей белорусских и московских органов управления, информационных структур, культурных учреждений с целью оперативного согласования действий по организации совместных мероприятий в области торгово-экономического и делового сотрудничества, выставочно-ярмарочной деятельности, культуры, искусства, спорта, информации. Реализован основной замысел Дней – активизировать двустороннее торгово-экономическое сотрудничество между Москвой и Белоруссией. 30 сентября правительство Москвы приняло постановление о мерах по дальнейшему развитию торгово-экономического сотрудничества между Москвой и Республикой Беларусь.




Белоруссия после Сочи и Ялты

Александр Фадеев

Соглашение и концепция формирования единого экономического пространства, подписанные в Ялте первыми лицами России, Белоруссии, Украины и Казахстана, могут быть оценены только положительно. Но Ливадийские проекты экономического сотрудничества стран-членов «четверки» не могут в обозримой перспективе решительно повлиять на внешнеполитическое позиционирование Минска, прежде всего в силу рамочного характера соглашения и отсутствия в них конкретных сроков окончательного оформления и вступления в силу законов ЕЭП. Пока с достаточной степенью уверенности можно утверждать, что «четверка» затевалась в первую очередь для втягивания Украины в экономическое и иное, более высокого уровня сотрудничество на постсоветском пространстве (от которого она все последние годы явно уклонялась). Инициирующей инстанцией выступал Кремль, а Киеву были созданы комфортные условия дипломатической игры, специально для Украины в текст документов оперативно вводились параметры, отвечавшие ее сегодняшним политическим и экономическим интересам.

Соответственно роль других участников ЕЭП, помимо России и Украины, была сведена к роли если не статистов, то уж явно игроков второго плана,  с чем Белоруссия, например, вряд ли сможет смириться в дальнейшем. Об этом свидетельствует и ялтинское заявление Александра Лукашенко на исходе переговоров лидеров «четверки», которым он по сути зарезервировал за Минском вариант денонсации данного соглашения в случае если белорусская сторона вдруг почувствует, что она оказалась в неравных условиях с остальными «едиными» участниками пространственной хозяйственной интеграции. Совсем иной подход, заметим, Лукашенко демонстрировал в Сочи по поводу перспектив Союзного государства, по сути согласившись с мнением Константина Затулина, что в случае отказа от интеграции с Россией его ждет «политическая смерть». Кроме того, определенное разочарование руководство республики испытало в период, предшествовавший крымской встрече, когда оно вынуждено было расстаться с иллюзиями как о своем потенциальном лидерстве в рамках ЕЭП, так и по вопросу о консолидированной политике с Киевом, призванной купировать влияние в нем России.

Еще в конце 90-х гг. внешнеполитическое ведомство Белоруссии пришло к выводу о недееспособности Содружества и, фактически, заняло позицию, игнорирующую существование СНГ. В этом плане определенный скепсис по отношению к крымским договоренностям присутствует, поскольку Минск не верит в реализацию любых интеграционных конструкций внутри СНГ, которое фактически развалилось на отдельные части, предпочитая строить свои отношения со странами Содружества на двусторонней основе. Некоторое исключение представляет лишь ОДКБ по тем направлениям деятельности, которые отвечают интересам белорусского политического и военного руководства. Следует учитывать и фактор недоверия, которое испытывает белорусская правящая элита по отношению к Украине, считая, что Киев ведет большую игру, намеренно активизируя деятельность в рамках СНГ исключительно в целях демонстрации руководящим органам Евросоюза потенциальных альтернативных векторов своей внешней политики.  Кишинев, напротив, использовал момент создания «четверки» для политического самоустранения от выполнения договорных обязательств,  взятых ранее на себя в качестве страны-члена Содружества, и попытки сблизиться с Евросоюзом, обогнав тем самым Украину.

Как малая страна, слабое в экономическом и военно-техническом отношении государство Белоруссия чутко реагирует на изменение политического климата внутри Содружества, на колебания, связанные с воздействием крупных держав мира на позиции стран-членов СНГ. В афганский «антитеррористический» и послеиракский периоды в СНГ, с точки зрения Минска,  российское влияние и реализация претензий на региональное лидерство резко пошли на спад. Кремль явно проиграл американцам борьбу не только за присутствие в Средней Азии, но и за контроль над практически всеми странами-членами Содружества, которые открыто дают понять Москве, что они теперь ориентируются на США, НАТО и (или) Евросоюз. Москва пожинает плоды своего увлечения построением отношений с государствами-тяжеловесами в геополитике, многолетнего невнимания к делам на постсоветском пространстве и концепции самоустранения от бремени лидерства в рамках Содружества.

По большому счету сочинские и крымские встречи и договоренности в середине сентября с.г. не дали Белоруссии возможности улучшить свое положение на международной арене, которое продолжало неуклонно ухудшаться. Республика попала в полосу отчуждения и известной изоляции, что затрудняет ее контакты и успешное взаимодействие как с ведущими державами мира, другими государствами, интересными Белоруссии с экономической точки зрения, так и с рядом международных, прежде всего европейских, структур. После выявившегося отсутствия реального прогресса в процессе экономического и финансового сближения с союзной Россией растаяли последние надежды на последовательную дипломатическую поддержку внешнеполитических шагов Минска со стороны России.

С другой стороны все это послужило активизации деятельности высшего республиканского руководства по поиску новых патронов Белоруссии, в первую очередь на европейском политическом пространстве. С этой точки зрения наиболее перспективными в контексте острой конкуренции за преобладание в восточной зоне «нового соседства» Евросоюза считаются отношения с Варшавой и Вильнюсом. Помимо прочего Белоруссия остро нуждается в покровительстве и помощи при отстаивании своих интересов в рамках ведущих европейских структур, где роль Польши при прямой поддержке США в последнее время значительно возросла. Поэтому, невзирая на намерение Варшавы продолжать проявлять озабоченность состоянием дел в соседней Белоруссии с реализацией демократических свобод и соблюдением прав человека, контакты белорусской стороны на высоком уровне с Польшей имеют тенденцию к расширению и углублению. Для Варшавы любые мероприятия по «прикрытию» Белоруссии в СЕ, ПАСЕ и ОБСЕ вполне вписываются в ее национальную внешнеполитическую концепцию регионального лидерства Польши в ЦВЕ.

Огромные усилия республика прилагает к выравниванию отношений с Евросоюзом с целью не только восстановить прежний уровень сотрудничества с ЕС, но и вывести его на более высокую качественную ступень. С одной стороны ЕС является самым крупным после России партнером Белоруссии в сфере товарно-экономических отношений (46% товарооборота вне Содружества, 17,5% от всего объема товарооборота республики), а доля инвестиций (прямых и косвенных) Евросоюза в экономику РБ составляет порядка 72%. С другой – лидеры Европейского союза Германия и Франция, а также большая группа государств-членов ЕС, пока не ратифицировали соглашение о партнерстве и сотрудничестве ЕС с Белоруссией, продолжая педалировать пресловутый «белорусский вопрос» и выражать обеспокоенность соблюдением прав человека, процессом демократизации общества и положением со свободой СМИ в республике.

Поэтому внешнеполитическая линия Минска по отношению к ЕС строится, как и ранее, исходя из особой позиции Германии, выражающейся в известной готовности покровительствовать дипломатическими методами сближению Белоруссии с Западной Европой. Поскольку на европейском политическом и экономическом пространстве в последнее время идет жесткое соперничество держав «старого континента», в первую очередь Франции и Германии, с Соединенными Штатами Америки, то высшим руководителям Белоруссии предстоит сделать нелегкий выбор в пользу либо Берлина, либо Варшавы. Не исключено, что Минск, исчерпав ограниченный дипломатией германский ресурс, попытается найти иной выход, оперевшись сразу на два проамериканских государства Европы: Соединенное Королевство, являющееся сейчас основным партнером Белоруссии на Западе в торговле и самым крупным инвестором в ее экономику, а также на РП при поддержке польского парламента и правительства.

По прежнему приоритетное значение в реализации восточной политики Белоруссии придается отношениям с КНР. Международное сотрудничество с Пекином, в отличие от той же Польши, не обременено проблематикой соблюдения Минском прав человека и реализации демократических свобод, у обеих стран нет исторических территориальных споров и подозрений в отношении регионального лидерства, у Китая нет намерений поглотить Белоруссию или задушить ее в своих экономических объятиях. Наоборот, Пекин всячески демонстрирует обратное, предоставляя Белоруссии надеяться на то, что она со временем станет опорной для Китая страной во взаимоотношениях его с Евросоюзом, получив за это немалые выгоды. Данные выгоды Белоруссия уже имела шанс ощутить в виде реализации на ее территории крупных инвестиционных проектов и разовых финансовых вливаний.

Нельзя забывать и о том, что политическая элита Белоруссии остается в значительной степени идеологизированной. Так, при подведении идейного базиса под отношения с Поднебесной утверждается о потере новой Россией своей исторической функции построения мирового государства-социума, основанного на уравнительных и справедливых принципах, и переходе ее к коммунистическому Китаю. Те великие социальные преобразования во вселенском масштабе, которые не суждено было осуществить России в прошлом веке, осуществит якобы Великий Китай в нынешнем столетии.    

Именно Китай, с его избыточными людскими ресурсами и мощным ядерным потенциалом, а не Россия, идущая по ложному, тупиковому пути западных социально-экономических реформ, является сегодня авангардом мирового развития, на который необходимо равняться другим социально ориентированным государствам. Пекин, с точки зрения высшего республиканского руководства, заслужил право именоваться столицей истории, является мировым центром экономического и демографического развития. Специально подчеркивается, что Китай реформируется без замены национальных ценностей западными и имеет твердую валюту в виде юаня, которая уступает формально только американскому доллару и евро. Есть точка зрения, которую разделяет часть функционеров из администрации президента Лукашенко, что смысл интегироваться с Россией появится лишь в будущем, в случае успешного осуществления планов китайско-российского стратегического партнерства, что обеспечит возврат к иной парадигме развития России.

Существенное место занимает деятельность президентской администрации и правительства по публичной аргументации значимости отношений с КНР, созданию в общественном мнении устойчивого положительного образа коммунистического Китая. При этом используется и цивилизационный аспект, когда западная цивилизация объявляется по сравнению с китайской варварской, а западная система ценностей – лишенной смысла. Китайская социально-экономическая модель, напротив, идеализируется, ей якобы присущи защита общего интереса, приоритет совести, отсутствие корыстных побуждений. В белорусской официозной прессе, в республиканском теле- и радиоэфире невозможно встретить, например, характеристику китайской экономики как разновидности государственного капитализма. В белорусских СМИ зато огромное количество материалов о феноменальности и гуманности китайских реформ, справедливости и нравственности в организации Пекином системы управления страной.

В сущности китайский опыт реформ проецируется на белорусскую почву, поскольку именно он дает возможность, как представляется многим в Минске, приступить наконец к давно обещанной белорусам перестройке экономики, сохранив в неприкосновенности политическую надстройку и все немалые властные полномочия республиканской «горки».

В настоящий момент для высшего руководства Белоруссии выбор «правильной» ориентации означает и положительное решение вопроса потенциальных приобретений и выгод, связанных с раскручиванием политического соперничества в зоне «нового соседства» Евросоюза, и представляется более важным, чем судьбы отдаленной интеграции с Россией. Минск давно пришел к выводу, что всерьез рассчитывать на действенную дипломатическую поддержку России на международной арене ему нельзя. Прежде всего в силу озабоченности Смоленской площади поддержанием приемлемого уровня некоего стратегического партнерства с Вашингтоном и лидерами Евросоюза. К тому же успехи, достигнутые Белоруссией к западу от своих границ, будут, с ее точки зрения, подхлестывать Кремль, делая его более гибким и уступчивым в плане удовлетворения претензий и реализации планов белорусской стороны в процессе создания совместных с РФ зон – экономических, сырьевых и финансовых.

Белорусская дипломатия поэтому, видя разногласия внутри ЕС по поводу политики в отношении руководства РБ, делает упор на развитие плотного сотрудничества с ОБСЕ, главным образом через его представительство в Минске. Такая тактика уже приносила в этом году успех, когда республика добилась решения Совета ЕС по внешним делам об отмене визовых ограничений для ряда высших чиновников республики. Со стороны Евросоюза активизировался и процесс «выправления отношений» с Белоруссией. 

Вашингтон, со своей стороны, предпринял все от него зависящее, чтобы продемонстрировать Белоруссии свое расположение. Здесь не только отмена визовых ограничений, отзыв неугодного Минску американского посла, направление в РБ огромной гуманитарной помощи, но и предложение президента США Конгрессу о продлении на очередной срок режима нормальных торговых отношений с Белоруссией, отвод антидемпинговых санкций в отношении ряда товаров из РБ, а главное – купирование принятия парламентом США антибелорусских правовых актов. Вашингтон прямо поставил Минск перед необходимостью сделать в ответ несколько крупных политических шагов навстречу. После Ирака такая смена курса представляется белорусской стороне не только органической, но и оправданной по причине однозначного переориентирования ее традиционных азиатских партнеров и большинства стран СНГ, с которыми она имела наиболее выгодные партнерские отношения, на Соединенные Штаты. Любой возврат к антиамериканской риторике теперь, с точки зрения Минска,  означал бы подрыв отношений с США, а также самоизоляцию и объективную потерю устоявшихся экономических и политических связей с проамерикански настроенными государствами.

Белорусская внешняя политика исходит из того, что поскольку все остальные малые и средние государства, окружающие ее или имеющие с ней партнерские отношения, уже включились в активный процесс поиска сильных стран-патронов, то и республика не может остаться в стороне от этой общей тенденции. Есть основания предполагать, что определенным катализатором выработки нового внешнего курса Минска, испытывающего серьезные экономические трудности и нехватку валютных средств, является значительная финансовая помощь Соединенных Штатов ряду бывших советских республик Средней Азии, связанная формально с проведением антитеррористической операции в Афганистане и не ставящая под сомнение властные полномочия местных правящих элит. Последнее обстоятельство, помимо естественного желания получить дармовые средства (изымаемые, кстати, из американских программ помощи соседней Украине), кажется белорусским высшим руководителям крайне важным.

Следует подчеркнуть, что в Белоруссии в последние годы не заметно деятельности государственных людей в сфере внешней политики, ее реализация находится в руках чиновников, которые склонны отождествлять личную волю президента РБ с волей и национальными интересами государства, слепо полагаясь на его дальновидность в международных делах. Министерство иностранных дел РБ давно, с отставки, пожалуй, Ивана Антоновича в 1998 г. (который прогностической деятельностью занимался основательно и мог убеждать, защищать свои позиции) превратилось из центра стратегического планирования белорусской внешней политики в орган исполнения личных указаний главы государства.

Возвращаясь к итогам встречи лидеров России, Украины, Белоруссии и Казахстана в Ливадийском дворце, невольно хочется процитировать немодного ныне Карла Маркса – лучше один реальный шаг, чем десятки самых хороших программ. С этой позиции необходимо рассматривать и процесс утверждения базового соглашения по единой валюте России и Белоруссии – сам документ, скорее всего, будет подписан руководителями правительств, но вот его одобрение на потенциальном референдуме, а главное вступление в силу с 2005 г. станут возможными только при условии выражения ясной политической воли со стороны президентской администрации РБ.




Умственные галлюцинации «объединенных граждан»

Лев Криштапович, Андрей Козлович (Минск)

Уже прошло лет 15 с тех пор, как различного рода «прорабы перестройки» и мнимые интеллектуалы–экономисты пичкают нас своими программами переустройства общества. Суть этих программ, как правило, сводится к одному и тому же: у нас все плохо, но мы могли бы жить, как на Западе, если бы провели предлагаемые ими реформы. Причем хорошо будем жить не через 15-20 лет, а буквально через 1,5-2 года.

Как правило, такого рода либеральные программы оригинальностью не отличались и все как одна повторяли с различными вариациями «заповеди» (постулаты) так называемого вашингтонского консенсуса. «Постулаты» эти для нас уже хорошо известны. Они включают в себя: сокращение госрасходов, приватизацию, дерегулирование экономической жизни, финансовую и внешнеэкономическую либерализацию, определение курса национальной валюты на основе спроса и предложения, привлечение иностранного капитала и как конечный и главный итог всех этих преобразований – надежная законодательная защита новых отношений собственности, имущественных прав. Кто в результате такого рода реформ становится «героем нашего времени», кто в выигрыше, а кто в проигрыше хорошо показала жизнь в течение последних 10-15 лет на постсоветском пространстве. Поэтому, кто и в чьих интересах писал и пишет такого рода программы сейчас абсолютно ясно и понятно.

Типичным примером такого «общественного программирования» является уже подзабытая сейчас программа Явлинского «500 дней». Автор этой программы слетал на месячишко в США и вернулся оттуда в СССР с талмудом «500 дней». Кто писал эту программу на самом деле – Явлинский или американцы – сейчас уже нет смысла обсуждать. Однако в течение буквально полутора лет автор обещал преобразовать на основе рыночных реформ не только Россию, но и весь СССР, и коренным образом улучшить жизнь народа. Что произошло потом, все мы хорошо знаем. Благодаря стараниям «демократов» и их западных хозяев был разрушен СССР. Сотоварищи Явлинского – Гайдар, Чубайс, Кох и др. – осуществили уже не на словах, а на деле «шоковую терапию».

В итоге объемы производства почти во всех постсоветских республиках упали в два и более раза. Вместо обещанного превращения всех граждан в реальных собственников произошел захват национального богатства олигархическими кланами. Вместо повышения жизненного уровня населения – обнищание подавляющей его части. Даже по данным Всемирного банка, в результате так называемых реформ в странах Восточной Европы и в постсоветских республиках количество людей, живущих менее чем на 1 долл. США в день, выросло более чем в 20 раз. Кому нужны такие реформы? Неудивительно, что лауреат Нобелевской премии по экономике Дж.Стиглиц ставит их, мягко говоря, под сомнение и констатирует: «Глобализация и введение рыночной экономики не достигли обещанных целей в России и большинстве других стран переходного периода. Вместо этого им уготована небывалая бедность».

А виднейший экономист современности Мануэль Кастельс дал самую негативную оценку российской приватизации: «Российские группы интересов, особенно менеджеры компаний и правительственные аппаратчики, которые возглавляли процесс приватизации, удержали наиболее ценную собственность под своим контролем, однако занизили цены акций приватизируемых компаний, чтобы предложить существенную прибыль иностранным партнерам в обмен на мгновенно получаемую наличность, которая чаще всего оседала на банковских счетах за границей. Что же касается большинства россиян, то основой их повседневной жизни являются механизмы выживания и мелкая торговля товарами. Квазинеформальная экономика киосков, как база для торговли, и возделывание овощей на дачах ради выживания – таковы реальные опоры перехода России к рыночной экономике».

Беларуси удалось избежать особо разрушительных последствий так называемого реформирования. В первую очередь это связано с выбором стратегии социально-экономического развития республики. Мы отдали приоритет не разрушению, не ускоренной ликвидации государственного сектора через «прихватизацию», а созиданию, т.е. сохранению значительной части государственного сектора, экономически обоснованной приватизации и развитию частного сектора « с нуля».

Почему же до сих пор живучи принципы радикального либерализма, лежащие в основе «шоковой терапии»? Исследователи отмечают, как правило, две главные причины. Первая связана с идеологическими интересами, требующими скорейшего и любой ценой устранения всяких остатков государственно-социалистических институтов. Вторая связана непосредственно с экономическими интересами определенных криминально-олигархических кланов, стремящихся «урвать» пирог пожирнее. И в первом, и во втором случае существует установка на форсированную приватизацию, которая предполагает раздачу госсобственности по символическим ценам.

Апологетам такого рода приватизации вполне уместно знать замечание Нобелевского лауреата по экономике Кеннета Эрроу: «Если под приватизацией понимать продажу по справедливой цене, становится ясным, что быстрая приватизация невозможна».

Нет ничего удивительного в том, что в итоге плачевных результатов рыночных реформ в странах Европы, Латинской Америки и Африки некоторые представители интеллектуальной элиты Запада выступили с платформой «вашингтонского несогласия». Эта платформа, предложенная в 2002 г., предполагает: создание механизма социальной защиты автоматического действия, повышение уровня налогообложения имущих и увеличение расходов на неимущих, повышение уровня социальной защищенности наемных работников, борьбу с рецидивами социальной дискриминации и т.д.

Однако в Беларуси оценка результатов рыночных реформ в других странах нашими «независимыми экспертами» существенно отличается от оценок лауреатов Нобелевской премии по экономике. Поэтому, нет ничего удивительного и в том, что в Беларуси, с точки зрения этих «экспертов», все плохо. В очередной раз это подтвердилось в материале, опубликованном «Народной волей» 22 мая 2003 г. Партия, именующая себя Объединенной гражданской, решилась напомнить о себе «посланием» президенту, правительству и парламенту республики. Численность этой партии незначительна (2-3 тыс. человек). В ее рядах немало так называемых «бывших», «обиженных». У партии существуют «товарищеские» отношения с российским СПС (Немцов, Чубайс, Гайдар и др.). В народе говорят: «Скажи кто твой друг и я скажу кто ты». Чубайса и Гайдара мы знаем не только по словам, но и по делам. Поэтому окажись вдруг ОГП у власти ясно какую бы политику она проводила.

В преамбуле своего «послания» «объединенные граждане» перечисляют негативы белорусской экономики. Оказывается они «на первый план ставят… социально-экономическое положение в нашей стране». Верится в это с трудом, ибо именно политики типа Лебедько, бывая на Западе больше, чем в Беларуси, весьма странно «болеют» за родную республику. То они уговаривают западных кредиторов не предоставлять Беларуси кредитов, то доказывают политическим и деловым кругам Запада необходимость сворачивания контактов с Беларусью и т.п. Короче говоря, практика показывает, что на деле они действуют по принципу: «Чем хуже в стране, чем хуже ситуация для А.Лукашенко, тем лучше». Никакой защитой интересов народа здесь и не пахнет, ибо от реализации такого принципа страдает в первую очередь простой человек.

Надо сказать, что в своем «послании» ОГП сделала ход конем, рассчитанный на простачков. Например, в экономическом блоке рисуются лишь привлекательные цифры, но ни слова о непопулярной в народе приватизации, уровне безработицы и т.д. В социальном блоке читателям также рисуются «молочные реки и кисельные берега» (небывалое качество здравоохранения, ЖКХ, высокий уровень пенсий). Все это чем то напоминает программу Гайдукевича на предыдущих выборах. Тогда ему поверили около 2% избирателей. Можно ли верить ОГП? Попробуем выяснить.

В экономической части «послания» констатируется: «нет реального хозяина на заводе, на земле и в стране». Как это до боли знакомо. Еще в годы перестройки нам талдычили об этом «радетели» народных интересов. Тогда они через приватизацию обещали всех сделать собственниками. Чубайс один ваучер приравнивал к стоимости «Волги». Прошли годы. И есть уже «реальный хозяин». Это хорошо видно на примерах России, Казахстана, Украины и других стран. Появился класс господ и класс «холопов». Однако никакими достижениями ни в промышленности, ни в сельском хозяйстве, ни в науке, ни в искусстве похвастаться никак нельзя. Полный упадок. Так неужели сейчас, по прошествии более чем 10 лет, снова можно купиться на разглагольствования об отсутствии хозяина?

Второй важнейший момент, негативно влияющий на экономическую ситуацию в республике, сводится, по мнению ОГП, к «отсутствию экономической свободы». Это обычный перепев западных экономических учебников и принципов либеральной экономики. Американский ученый М.Паренти в своей книге «Демократия для немногих» отмечал, что под такого рода свободой либералы понимают «свободу вкладывать и копить капитал, спекулировать и торговать им и оградить обладание им от посягательств со стороны государства или народа». ОГП всячески пытается представить себя для несведущих читателей «заступницей обездоленного народа». Но это на словах. На деле же партия отстаивает, как видим, интересы богатых и очень богатых.

В свое время великий русский писатель Ф.М.Достоевский, высмеивая «любителей» свободы, писал следующее: «Что такое liberte? Свобода? Какая свобода? Одинаковая свобода всем делать все что угодно в пределах закона. Когда можно делать все что угодно? Когда имеешь миллион. Дает ли свобода каждому по миллиону. Нет. Что такое человек без миллиона? Человек без миллиона есть не тот, который делает все что угодно, а тот, с которым делают все что угодно».

Существует масса экономических свобод и в странах Латинской Америки, и в странах Африки и Азии, но разрыв в уровнях экономического развития между ними и ведущими странами мира не сокращается, а увеличивается. Значит дело не в экономической свободе, а в чем-то другом.

«Объединенные граждане» сожалеют: «специалисты, ученые, бизнесмены и перспективная молодежь уезжают как в Европу, так и в Россию. От хорошей жизни люди не бегут». Во-первых, этот процесс наблюдался всегда. Сейчас процессы эмиграции не сдерживаются. Однако и в нынешних условиях по числу выезжающих мы значительно отстаем, например, от Польши или республик Прибалтики. Иначе говоря, в данном плане мы ничем не отличаемся от бывших соцстран и постсоветских республик. Ведь в конечном итоге Запад и был заинтересован в разрушении социалистической системы и СССР, чтобы обеспечить себе не только рынки сбыта и зоны влияния, но и дополнительный доступ к материальным, финансовым и трудовым ресурсам.

Во-вторых, наша республика единственная на постсоветском пространстве, имеющая положительное эмиграционное сальдо за последние 6-7 лет с каждой бывшей советской республикой. Повторяем, с каждой. Например, в 2002 г. к нам на постоянное место жительства из прибалтийских республик прибыло 720 человек, а выбыло туда лишь 140. С другими постсоветскими республиками ситуация еще более складывается в пользу Беларуси. Получается, что на всем постсоветском пространстве люди просто ногами голосуют за Беларусь.

«В стране низкая производительность труда», - спешат уведомить нас «объединенные граждане». Да, низкая. Но она ничуть не ниже, чем в прибалтийских республиках, России или Украине. Значит, дело не в Беларуси, а в разрушении СССР и тех реформах, которые осуществлялись на постсоветском пространстве.

ОГП спешит нас уведомить, что если бы была принята их программа социально-экономических реформ, то через 5-7 лет мы имели бы ошеломительные результаты. Так, за это время на 4 млн. работающих белорусов нам обещают аж 1,5-2 млн. новых рабочих мест.

ВВП на душу населения «объединенные граждане» за этот срок увеличат почти в 4 раза. Вы спросите как это возможно? Не знаем. Наверное, по мановению волшебной палочки, находящейся в распоряжении ОГП. Судите сами. Даже в бывших европейских соцстранах после многолетнего реформирования уровень ВВП 1990 г. либо не достигнут, либо превзойден незначительно. Так, индекс ВВП по итогам 2001 г. к уровню 1990 г. составил: Чехия – 104,5, Венгрия – 112,1, Польша – 144,6, Словакия – 108,7, Словения – 123,7, Хорватия – 90,3, Болгария – 84,2, Румыния – 88,3, Югославия – 49,4. В области промышленности ситуация гораздо хуже. Здесь превзошли уровень 1989 г. лишь Венгрия и Польша.

Наиболее динамично развивающейся стране мира – Китаю – для учетверения своего ВВП понадобилось 20 лет. Россия ставит задачу удвоить ВВП за 10 лет. Наши «реформаторы» решили, видимо, «поставить рекорд». Если не на деле, то хотя бы на словах. Авось кто-нибудь из читателей клюнет.

Инфляцию нам обещают в размере 3% в год. В это мы можем поверить, зная любовь наших «реформаторов» к «сжатию денежной массы» и бездефицитному бюджету. Но почему не говорится о цене такого уровня инфляции – безработице. Не секрет, что в бывших европейских соцстранах она колеблется в пределах 10-20%. Например, в Польше в целом она составляет 16-17%, а по некоторым регионам доходит до 25%. Или «интеллектуалы» от ОГП считают, что раз они пообещали создать аж 2 млн. рабочих мест, то от одного этого обещания безработицы не будет?

За 5 лет нам обещают увеличить среднюю  продолжительность жизни на 6 лет, а среднюю зарплату почти в 5 раз. Все это напоминает очередную программу строительства коммунизма. С одним отличием. У Н.С.Хрущева она была рассчитана на 20 лет, а наши «граждане» собираются дурить белорусам головы лишь 5 лет.

Нас уверяют, что благодаря «стараниям» ОГП наши товары станут дешевле и качественнее. Поэтому мы станем покупать только белорусское и откажемся от импорта. Но если наши товары станут дешевле и качественнее, то мы, стало быть, не только вытесним импортные товары у себя, но и «закидаем» своими товарами всю Европу. Короче говоря, внешнеторговое сальдо у нас будет с огромным плюсом. И все это лишь за 5 лет.

А что же удалось сделать в этом плане в бывших европейских соцстранах, на которые так любят ссылаться наши «реформаторы». Внешнеторговую практику этих стран по сравнению с прожектами ОГП можно назвать плачевной. Приведем простые факты. С 1997 г. по 2001 г. все эти страны ежегодно имели внушительное отрицательное внешнеторговое сальдо. Так, в 2001 г. оно составило (в млрд. долл.): в Чехии – 3,4, в Венгрии – 3,7, в Польше – 15,8, в Словакии – 2,4, в Словении – 1, в Хорватии – 5, в Болгарии – 2,4, в Румынии – 4,7. Все эти страны оказались, как видим, неконкурентоспособными в торговле с Западной Европой. Видимо, потому, что у них нет волшебной палочки, имеющейся у ОГП.

ОГП уверяет: «После реализации нашей реформы, государство имело бы оптимальный размер – 20-25% ВВП». И здесь наши «граждане» решили переплюнуть всю Европу. Например, удельный вес государственных расходов в ВВП в странах Европейского Союза колеблется в пределах 45-50%. Есть, конечно, страны и с низким уровнем госрасходов в ВВП. Например, Перу (18%), Боливия (23%), Кыргызстан (16%) и т.д. Однако низкий уровень госрасходов не обеспечивает этим странам высоких темпов роста и зажиточной жизни.

Концепция минималистского государства явно не соответствует новым экономическим и социальным задачам. Даже президент Всемирного банка Д.Вульфенсон вынужден был признать, что «подобное государство не причиняет вреда, но не может принести и много пользы».

Социальный блок «послания» ОГП также оригинальностью не отличается. Здесь пересказываются материалы Всемирного банка и МВФ по социальному реформированию. Интересная, кстати, наблюдается картина. Сначала страны Латинской Америки, Восточной Европы и постсоветские республики были ввергнуты посредством «реформ» в нищету, а сейчас эти же международные организации и их подручные, типа ОГП, выступают борцами с нищетой, защитниками интересов трудящихся. Например, ОГП разработала, оказывается, даже программу под названием «Работа». Эта программа включает в себя следующие пункты:

- переход на уведомительный принцип регистрации коммерческих организаций в одном окне за одну минимальную зарплату;

- отмена лицензирования малого бизнеса;

- резкое упрощение таможенного оформления и оформления торговых сделок внутри страны;

- резкое упрощение системы сертификации;

- развитие инфраструктуры малого и среднего бизнеса, бизнес-инкубаторов, технопарков и т.д.

Все эти пункты хороши. Но для кого? Не лучше ли эту программу назвать прямо «Бизнес». Она ведь защищает интересы собственника, бизнесмена, а отнюдь не наемного работника, которых у нас 90-95%. Но это уже вопрос политических технологий. Увидев словосочетание «программа «Работа», кое-кто из читателей может подумать, что ОГП печется о работниках наемного труда. А такую дымовую завесу и требовалось создать. При любом удобном случае ОГП рядится в тогу защитников работников наемного труда, пенсионеров, обездоленных, хотя на самом деле пропагандирует все ту же чубайсовщину.

Заметьте, когда речь идет о государственном регулировании экономики или о поддержке социальной сферы, «оппозиционные эксперты» во весь голос трубят о недопустимости вмешательства государства в хозяйственную жизнь, о неприкасаемой частной собственности. И одновременно эти же «эксперты» обязывают государство всячески поддерживать частных предпринимателей, т.е. вмешиваться в их экономическую деятельность. Оказывается, сторонники «свободной рыночной экономики» и «жесткого госбюджета» совсем не против вмешательства государства в дела частного бизнеса, разумеется, при условии, что это вмешательство будет проводиться в интересах бизнесменов. По логике этих «аналитиков», предприниматели – это некая новая порода людей, которая слабее стариков и женщин и обязательно нуждается в государственном покровительстве. И подобное умственное бесстыдство выдается за стратегию социальных реформ, за серьезный политический документ.

ОГП уверяет нас, что «общие потери Беларуси из-за неурегулированности отношений с цивилизованным сообществом составили за восемь лет порядка 16-218 миллиардов долларов». Получается, что в среднем в год мы теряли то ли 2 млрд. долл., то ли 27 млрд. долл. Напомним, что по расчетам ОГП наш ВВП составляет 12 млрд. долл.

Все эти цифры и более чем тринадцатикратная разбежка в их границах представляют собой, конечно, не точные экономические расчеты, а обычную ложь, которой пытаются просто оглушить рядового несведущего читателя и заставить поверить его в магическую силу отношений с «цивилизованным сообществом». Исподволь нас тем самым подталкивают также к мысли, что хорошие отношения с Западом имеет и может иметь лишь партия белорусских либералов – ОГП.

Без всяких сомнений можно сказать, что ОГП повторяет зады западной экономической мысли и верно стоит на службе интересов западного капитала, который больше всего и выиграл от так называемых реформ в бывших соцстранах и постсоветских республиках. Постсоветским республикам и другим странам нужны реформы, отражающие в первую очередь интересы не узкой группы лиц, а всего общества, человека труда. Известный американский профессор экономики Дэвид М.Котц высказывается по этому поводу следующим образом: «Формирование экономики, которая будет нести с собой постоянный прогресс и безопасность для всех, требует не некой новой (или старой, но подновленной) формы капитализма, а замены системы производства, цель которого прибыль, иной, которая бы удовлетворяла нужды людей».

Международная часть так называемого послания политического совета ОГП фактически воспроизводит избитые клише «оппозиции» о суверенитете Беларуси, о вступлении в Европейский союз с реверансами в сторону России. Такая вот метаморфоза: отпетые разрушители заговорили вдруг о важности белорусско-российского сотрудничества. Разумеется, не от хорошей жизни. Слишком развит у немцовых и лебедек инстинкт самосохранения, чтобы не видеть и не понимать краха их политической деятельности. Вот и приходится облачаться в маскарадное платье интеграстов, поскольку на одной демагогии о правах человека и рыночных реформах, даже при условии западной подкормки, политических дивидендов уже не наживешь. «Мы признаем очевидный факт: союз Беларуси и России не работает. Мы считаем опасным и неприемлемым политические спекуляции на тему белорусско-российской интеграции». Вот как оракульствуют аналитики из ОГП. И что же они предлагают. «Объединенная гражданская партия совместно с Союзом правых сил разработала Концепцию белорусско-российского сотрудничества «Правый взгляд на белорусско-российские отношения». Это первый документ без популистской риторики, документ, реализация которого будет выгодна простым белорусам и россиянам, а не олигархам от власти».

Вот так аналитики! Всем известно, что «Союз правых сил» - это партия А.Чубайса, партия олигархов. А белорусов убеждают в том, что ОГП совместно с СПС будет бороться против олигархов. Такие умственные галлюцинации могут возникнуть лишь в головах сказочных персонажей, но никак среди политиков-прагматиков.

«Правый взгляд на белорусско-российские отношения» – это чисто политическая хлестаковщина, рассчитанная на современных бобчинских и добчинских. Ибо никакими партиями правого толка «Союз правых сил» в России и «Объединенная гражданская партия» в Беларуси не являются, они ничего общего не имеют с настоящим консерватизмом. Консерваторы призваны охранять данный экологический и социальный порядок, а СПС и ОГП как раз ставят своей стратегической целью разрушение экономических и социальных институтов в Беларуси и России. Вся их пропаганда купли-продажи земель сельскохозяйственного назначения, жилищно-коммунальной реформы, военной реформы, защиты частной собственности, свободной торговли, конкуренции препятствует национальной консолидации, дестабилизирует социально-политическую ситуацию, разрушает основы социального мира и согласия. СПС и ОГП не национальные партии, ретрансляторы идеологии западных правых партий на территории Беларуси и России. Охранение западного экономического и социального порядка во многом обусловлено разрушением экономики и социальной сферы в незападных странах, в том числе и в постсоветских республиках. В этом и заключается истинный смысл «правого взгляда» на белорусско-российскую интеграцию.

Примазывание политиков-дезинтеграторов к белорусско-российскому объединению подтверждает лишь одно: правильность политического курса Президента А.Г.Лукашенко, который заставил своих политических противников играть по своим правилам, озвучивать его идеи, комментировать его объединительную политику. И дело здесь не только в изменившейся социально-политической ситуации, в очевидном крахе «реформаторской идеологии». Значительную роль в оздоровлении политического климата в Беларуси и России сыграла политическая воля белорусского лидера, его целеустремленность, настоящее политическое подвижничество в святом деле объединения наших братских народов, строительства Союзного государства на постсоветском пространстве.

Вот почему белорусская политика стала важным фактором современных международных отношений. А так называемая ОГП объективно занимает место «пятой колонны» США в нашей республике. За предложениями «оппозиционеров» о новой политике для Беларуси, о расширении регионального сотрудничества, о вступлении в Европейский союз проглядывает все та же их антисоюзная политика на просторах бывшего Союза в интересах глобалистских сил США. Именно последним не дают покоя интеграционные процессы на постсоветском пространстве. Не случайно слова инициатора пресловутого «Акта о демократии в Беларуси» сенатора Д.Хелмса о том, что «закрывать глаза на попытки А.Лукашенко реанимировать Советский Союз было бы ошибкой не только с моральной, но и со стратегической стороны», яснее ясного указывают на марионеточную роль «оппозиционного» движения в Беларуси. Геополитический парадокс «оппозиционной» трактовки суверенитета Беларуси заключается в том, что такого рода «суверенитет» является высшей ценностью для США, а не для белорусского народа. Не случайно США приняли специальный меморандум об охране суверенитета «новых независимых государств».

США рассматривали и рассматривают территорию постсоветских республик как собственную вотчину, в которой можно бесконтрольно хозяйничать. По мнению известного американского геополитика Збигнева Бжезинского, нынешнее постсоветское пространство – это «трамплин для продвижения демократии в интересах безопасности Соединенных Штатов». Таков узел объективных противоречий современной действительности, который не развяжешь марионеточными заклинаниями «о вхождении в Европу», о «новом президенте».

Ни «вхождение в Европу», ни «новый президент» не разрешат этих противоречий, а напротив, их усилят, поскольку «оппозиционеры» будут подчинять суверенитет Беларуси геополитическим интересам США и объективно вести белорусский народ к утрате национальной независимости и денационализации не только экономики, но и самого народа. Возьмем такой аспект, как расширение НАТО на Восток. Разве не очевидно, что подобное «продвижение демократии» затеяно исключительно в целях консервации несправедливого положения западных стран в системе международных отношений? И разве не ясно, что расширение НАТО на Восток не укрепляет независимость и демократию в постсоциалистических странах, а превращает их в плацдармы американской военщины? Ведь не секрет, что политические режимы в новых членах НАТО выполняют сугубо реакционную, антиисторическую функцию, играя роль провокаторов по нагнетанию напряженности и конфронтации по всему периметру восточнославянской цивилизации. Окружить Россию антироссийским кордоном – заветная мечта всех недругов русского народа, истинная цель СПС и ОГП на постсоветском пространстве.

Выполняя волю своего народа и понимая необходимость защиты национальных интересов, Президент А.Г.Лукашенко стал во главе интеграционных процессов. Естественно, реакционные круги США не смогли с этим смириться. Не для того они разваливали великую державу на «независимые» государства, чтобы затем они снова объединились. Потому-то администрация США активно противодействует объединительным процессам на постсоветском пространстве, одновременно весь свой гнев направляя на Беларусь и ее лидера. В Послании Президента А.Г.Лукашенко 16 апреля 2003 года прямо сказано, что «истинной целью атак на нашу страну является, в первую очередь, белорусско-российская интеграция, наш Союз».

В этой антисоюзной возне роль первой скрипки отведена так называемой «демократии», или, точнее, «пятой колонне» в лице ОГП и других оппозиционных партий. Чтобы дестабилизировать ситуацию в Беларуси и блокировать объединительную политику Президента А.Г.Лукашенко в ход идут всевозможные домыслы и измышления. Здесь и «самоизоляция Беларуси от Запада», и «диктатура», и «нарушение прав и свобод».

Однако вся эта провокационная возня не дает желаемого результата. Поскольку идет вразрез с мнением большинства народа, поддерживающего политику Президента. Хотя и медленно, дело объединения наших народов все-таки продвигается вперед. Наши страны сегодня вышли на дорогу принятия Конституционного Акта, который развивает положения Договора о создании Союзного государства.

Характеризуя белорусские внешнеполитические приоритеты, нельзя не заметить, что идет нарастающий процесс выпадения США из социальных отношений мирового сообщества. Человечество не приемлет США именно как государство антисоциальное и антиисторическое. Всемирный социальный форум в бразильском Порто-Алегре, который обычно именуется Анти- Давосом, как раз и отрицает экономическую и политическую модель США. На чем основана рыночная экономика и политическая система США? На несправедливом экономическом порядке, когда США потребляют природные, трудовые и интеллектуальные ресурсы человечества практически бесплатно. На смешении политики с властью денег, на отождествлении понятий демократии и олигархии, ибо в конституционном праве США под демократией понимается не защита интересов большинства, а «охрана интересов меньшинства».

Экономическая и политическая модель США противодействует интеграционной парадигме развития человечества, провоцирует межнациональные и межрелигиозные конфликты, дестабилизирует международную безопасность, лишает молодые поколения достойного и справедливого будущего, обрекает страны и народы всего мира на социальную деградацию, нравственное одичание, экологическую катастрофу и историческую безысходность.

Единственной альтернативой антиисторической модели США остается социально-историческая интеграция человечества, на что и направлена стратегия развития Беларуси в XXI веке. В своем Послании Президент А.Г.Лукашенко еще раз подчеркнул, что «в сложившихся условиях стратегический интерес Беларуси состоит в дальнейшем развитии Союза Беларуси и России, придании союзным отношениям новой динамики». Союз с Россией является гарантом безопасности и независимости нашей республики, тем политическим фундаментом, на котором реализуется белорусская модель – общества социальной справедливости и соответствующей ему системой идеологических ценностей: народовластием, солидарностью, дружбой народов, патриотизмом.




15-22.09.03. Белорусский Рынок

Бездефицитный бюджет: реальность оказалась жестокой

Татьяна Калиновская

В ходе заседания президиума Совета министров 9 сентября, посвященного проекту бюджета на 2004 год, правительство приняло решение отказаться от планов предложить в этом году на утверждение Национальному собранию бездефицитный бюджет.

Размер доходов бюджета определен в 12,8 трлн. BYR, дефицит — в 209,7 млрд BYR. В то же время причиной возникновения дефицита правительство называет не возможный рост тарифов на российские энергоносители, а необходимость погашения основного долга по кредитам международных финансовых организаций и правительств зарубежных государств.

Бюджет следующего года, как и предыдущих лет, носит “социальную направленность”. С каждым годом эти заявления правительства воспринимаются все с меньшим энтузиазмом, потому что доля социальных расходов в бюджете около 50% говорит не о том, как замечательно защищены наши сограждане, а о том, что поступления в бюджет неуклонно снижаются и правительство вынуждено экономить на иных, не социальных, но не менее нужных расходах. Так, размер государственных инвестиций в бюджете-2004 составит 60% от нынешнего года.

Тем не менее нельзя не отметить, что налогово-бюджетная политика в следующем году даст возможность предприятиям вздохнуть свободнее. В первую очередь за счет уменьшения НДС с 20 до 18%, которое произведено в целях унификации налогового законодательства с Россией. В результате в распоряжении предприятий окажется около 400 млрд. BYR, которые, как надеется правительство, будут направлены на инвестиции.

Кроме того, произойдет сокращение налога в дорожный фонд с 1 до 0,75%, сбора на поддержку жилищного фонда — с 1 до 0,75%, с 0,5 до 0,4% — сбора на формирование местных инвестиционных фондов и фонда поддержки сельхозпроизводителей — с 2 до 1,5%. Предусматривается пропорциональное снижение ставок платежей и сборов, взимаемых с выручки от реализации товаров, работ, услуг, на 25%.

По словам министра финансов Николая Корбута, эта мера явится “первым шагом к выполнению поставленной задачи по полному отказу от оборотных налогов”. В текущем году, проинформировал министр, их поступление составит 1,8 трлн. BYR, или 15% от доходов бюджета. Как и в прежние времена, основу бюджета составят поступления от НДС, налога на доходы и прибыль юридических лиц, подоходного налога, доходы от внешнеэкономической деятельности. Доля расходов бюджета в ВВП в следующем году снизится с 34 до 29,8%. Будет повышен акциз на белую водку с 3,1 до 4,4 EUR.

В следующем году в бюджете запланировано 245 млрд. BYR на содержание госаппарата, 372 млрд. — на инвестиции, 51 млрд. — на ликвидацию последствий аварии на ЧАЭС, 181,6 млрд. — на оплату за энергоносители, 66,2 млрд. — на погашение основного долга по кредитам международных финансовых организаций, 109,5 млрд. — на погашение кредитов правительствам иностранных государств. В бюджете следующего года заложен рост зарплаты работникам бюджетных организаций на 8-10%, их зарплата предположительно в эквиваленте составит 140-145 USD. Почувствуют ли бюджетники реальное улучшение своего благосостояния, неизвестно, ибо проект бюджета с 1 января предусматривает увеличение до 60% доли коммунальных расходов, финансируемых населением.

В следующем году не предусматривается эмиссионное кредитование дефицита бюджета. На погашение будет направлено 150 млрд. BYR от продажи государственных ценных бумаг и 50 млрд. BYR от продажи государственного имущества. В бюджете не указано, какое конкретно имущество планируется реализовать.

Очередное заседание правительства, на котором проект бюджета будет окончательно утвержден, состоится 16 сентября, после чего он поступит в Палату представителей. Как заявил министр финансов Николай Корбут, бюджет не претерпит существенных изменений.

В тот же день правительство в том же составе обсуждало Основные направления экономического и социального развития Беларуси на следующий год. При составлении прогноза проявилось активное нежелание руководителей министерств и ведомств, зная состояние подчиненных предприятий, брать на себя обязательства по повышению темпов роста производства.

Как сообщил вице-премьер и министр экономики Андрей Кобяков, проект предусматривает рост ВВП в следующем году на 6-7%, увеличение объема промышленной продукции на 5-6%, продукции сельского хозяйства — на 6-7%, потребительских товаров — на 6-6,5%, инвестиций в основной капитал — на 13-14%.

Предусматривается, что рентабельность промышленной продукции должна возрасти на 14%, энергоемкость ВВП — снижена на 4,5-5,5%, введено в эксплуатацию 2,5-3 млн. кв. м жилья. А. Кобяков сообщил, что уровень инфляции в будущем году запланирован в размере 14-18%. При этом реальная заработная плата должна возрасти на 7-8% и достичь в бюджетной сфере 140 USD, в целом по народному хозяйству — 145-150 USD, реальные доходы населения планируется увеличить на 6-7%.

Вместе с тем Андрей Кобяков признал, что запланированные параметры не дают возможности выйти на прогнозные показатели по итогам четырех лет в производстве сельскохозяйственной продукции, инвестициям в основной капитал, производстве потребительских товаров. В связи с этим исполняющий обязанности главы правительства Сергей Сидорский поручил доработать ряд показателей. В частности, он считает, что необходимо выйти на показатель роста ВВП в размере не ниже 7,5- 8%, увеличить рентабельность с 7 до 14%.

Он также считает нужным добиться более высокого роста заработной платы в 2004 году, поскольку к концу 2005 года она должна составить не менее 250 USD. С этой целью, полагает С.Сидорский, необходимо улучшить качественные показатели экономического роста, задействовать резервы малого и среднего бизнеса. Прогноз доходной части бюджета увязан с теми показателями, которые заложены в прогнозе экономического и социального развития.

Не вызвал больших дискуссий представленный Петром Прокоповичем проект Основных направлений денежно-кредитной политики. Ставка рефинансирования на конец 2004 г. запланирована в пределах 15-19%. Планируется получить не менее 50% прироста кредитов в экономике. При этом стоимость кредитных ресурсов должна снизиться до 32-33%. По словам Петра Прокоповича, курс белорусского рубля к российскому составит 72-75 BYR/RUB, курс доллара намечено удержать в рамках 2.345-2.430 BYR/USD. В среднем в месяц это составит 0,5-0,6% роста. Таким образом, Национальный банк планирует значительное уменьшение темпов инфляции.




Русская улица

А. Суздальцев

«Белорусы, это те же русские, только со знаком качества»
А. Лукашенко, президент РБ.

Президент Республики Беларусь Александр Григорьевич  Лукашенко  является  главой многонационального  государства. Каждый пятый  белорусский гражданин  не является этническим  белорусом. Для сравнения, в Российской Федерации, страны традиционно воспринимаемой, как  одной из самых многонациональных в мире,  более 90% населения  является русскими.  Кстати,  каждый  6-7 белорус как раз не  белорус, а  тот  же  русский или россиянин.

Часть проживающих в республике россиян  являются практически коренными. Они вошли в состав  республики вместе со своими староверческими селами или ремесленными и железнодорожными слободами. Но большинство достались Беларуси  в качестве   бесплатного наследства от  исчезнувшего в исторической мгле Советского государства.  

Белорусский президент  не раз  заявлял, что не ощущает себя  в России  иностранцем,  что  это «его Россия, его Москва». Любопытно, а могут ли  белорусские россияне так  сказать о Беларуси и Минске? Существует ли у нас  феномен  «российского фактора»,  с которым уже давно познакомились в Прибалтике и на Украине?

Естественно, у нас ситуация с «оккупантами» не сравнима с  сегодняшней Латвией, но определенные вопросы в среде диаспоры  давно обсуждаются.  Во всяком случае, заявления А. Лукашенко, что «У нас русским живется лучше, чем в России» воспринимаются на «русской улице» в виде  политического пиара. К сожалением, даже коренным белорусам  на собственной Родине живется не очень весело.

Для неудовлетворенности у белорусских россиян  есть серьезные основания.  Действительно, белорусские власти не отказывают в праве на самоидентификацию  представителям  самых различных народов, постоянно проживающих на территории нашей страны. Это тем более справедливо, что   некоторые  общины (поляки, татары, те же русские) соседствуют с белорусами на исторической белорусской территории не одно столетие. 

Фактор  русского языка, в данном случае,  не должен кого-то обманывать. К сожалению, правящий режим  видит  в русском языке прежде всего  политическое  орудие, которое, в случае  необходимости, можно сменить на другое.

Российская диаспора в республике находится в непростом положении. Наличие в Беларуси  огромной  массы россиян  власти просто замалчивают. Именно россиян  постепенно и  неуклонно  пытаются  присоединить  к белорусскому  этническому  массиву, отказывая им в сохранении их национальных особенностей и  шаг за шагом обрывая их связи с исторической родиной. Иногда это приводит к  казусам. Так, к примеру, рассказывая в программе БТ «Панорама» 21 сентября 2003 г. о национальном мире в Беларуси, было взято  интервью у представителей  множества национальных общин – литовцев, азербайджанцев, евреев и т.д. За местных  россиян  выступили представители… белорусских татаро-башкир. Причем три раза на протяжении всего сюжета. Русским, самой большой  некоренной  части белорусских граждан, место не нашлось. Бесспорно, что и татары и башкиры, постоянно проживающие в республике и даже занимающие весьма солидные посты в системе государственной власти, достойны всяческого уважения и поддержки в их стремлении к сохранению национальной самобытности, но демонстративная национальная «селекция», проведенная БТ, не прошла мимо  внимания  русской общины.

Естественно, что подобных  фактов можно набрать сотни. Их обилие позволяет говорить о том, что государство проводит в отношении белорусских россиян отдельно сформулированную политику. Попытаемся  в ней разобраться. Прежде всего, стоит обратиться к самому понятию «Российский фактор» в нашей республике.

Определить    его роль  в  жизни  современной  Беларуси  достаточно сложно.  Русскоязычность большей части коренного населения, близость  менталитетов  и  укладов жизни, наличие огромного   российского  этнокультурного массива – затрудняют вычленение  непосредственно  российского   аспекта  в  экономической,  социальной и  политической  сферах  республики.

Традиционно под понятием «российский  фактор»  объединяется большая часть этнических русских, проживающих в  конкретной стране – в данном  случае в РБ, причем как  граждан республики, так и не граждан. Сюда же некоторые исследователи относят  значительную часть русскоязычных и примыкающих к ним, близких к русским по  духу и менталитету. Состав будет не  полный без  лиц из смешанных семей и  граждан коренной национальности, которые в своих взглядах или  деловых контактах ориентируются на Россию, являются сторонниками тесной интеграции  с ней. Фактически, все это подпадает под понятие «Русский мир». В Беларуси организационное оформление российского слоя в полиэтническом  пироге РБ не завершено, что, в принципе, характерно для  большинства стран СНГ.

Очертить границы  русского (в данном случае мы говорим, по понятным причинам, о «русском») этнокультурного  массива крайне сложно, как  сложно и посчитать  всех граждан  Беларуси, считающих себя этническими русскими или  представителями  иных народов, которые  составляют  полиэтническое понятие «россияне». Официальная статистика дает разброс от одного  до двух миллионов. Естественно, что в этой  категории  есть немало лиц, только  «записавшихся» русскими, россиянами или  члены смешанных семей. Однако, если проанализировать  даже  ту часть  российской диаспоры, на присутствие которой указывает  государственная  статистика, то  возникает своеобразное лицо  россиян, постоянно  живущих в  РБ.

90%  российской  диаспоры сосредоточено  в городах.  Только  в  некоторых сельских районах Могилевской, Гомельской, Витебской и Брестской  областей  ощущается  присутствие  русского  компонента среди сельского  населения. Причем, если в  Гомельской  и Могилевской областях можно встретить  целые населенные пункты, которые издревле  были заселены русскими, как, к примеры, староверческие  села на Гомельщине, то  в  Брестской  области  на селе можно  обнаружить «очаги» русских  второго – третьего  послевоенного  поколения. На остальной части республики в сельских районах  встречаются отдельные русские семьи, которые ведут свое  происхождение от  направленных  в первые послевоенные годы  в  белорусские  села  специалистов и  интеллигенции – агрономы, врачи, учителя и т.д. Большей частью, эти семьи  уже носят смешанный характер, но чаще всего  трепетно сохраняют  свою этническую идентификацию.      

Сложнее  выделить  российскую  диаспору в крупных белорусских городах, население которых почти на 100% русскоязычное.  В первые  послевоенные годы и в  годы  ускоренной  индустриализации  республики – 60-70- начало 80-е годов – россияне  преобладали в массе  квалифицированных  рабочих и почти  90%  инженерных  кадров.  Огромное количество  специалистов из российских вузов направлялось после окончания учебы на  вновь создаваемые  в те годы  современные предприятия в Минске, Новополоцке, Жлобине, Гомеле и т.д. До сегодняшнего  дня  ощущается присутствие  российского фактора  в среде  индустриального  рабочего  класса и инженерного корпуса.  В тоже время, россияне  мало заметны   в сфере услуг и в государственной розничной торговле, в системе  материально-технического  снабжения, высшем  слое административных работников, руководстве силовых ведомств. Во властных  структурах  они не занимают первые ряды.  Исключения, в виде В. Ермошина, только подтверждают это нигде не зафиксированное  правило.  Тем не менее, любопытно то, что в республиканских ведомствах  до  конца  XX века средний  управленческий персонал до 50%  был укомплектован  людьми, для которых Россия не являлась чужой страной. Сейчас, когда в  “вертикаль” стали вливаться  подросшие дети “могилевских”,  паритет уже сломан. 

Формально, в Беларуси  в вопросах карьерного роста национальная принадлежность  не акцентируется, но любой  административный работник может привести  массу примеров, когда того или иного, включая и его лично, “обошли” по причине принадлежности к  некоренной нации.  Естественно, что к такого рода  аргументам необходимо относиться крайне подозрительно, но не учитывать создаваемый ими фон  нельзя. 

Наш, ограниченный рамками статьи,  анализ «лица» россиян – граждан  Беларуси, будет неполным без  оценки, пусть и поверхностной, роли «российского фактора»   в  деятельности  Белорусской  академии наук, которая на начальном этапе своего становления только условно можно было назвать белорусской, так как в ее составе преобладали русские и евреи.  Между прочим, в этом нет ничего  особенного. Ведь и первый состав РАН почти на 100% был образован из немецких ученых.

Солидный вклад российская община внесла в развитие белорусского искусства. Но именно здесь, в   среде  творческой интеллигенции, можно  встретить  русских и россиян, которые были вынуждены  или  замалчивать свое этническое происхождение или  публично от него отказаться. Выбора у них не было. В ином варианте  они бы не смогли получить признание своих заслуг. Нельзя забывать, что именно творческая интеллигенция, в общем и  составила  интеллектуальную базу  Белорусского народного  фронта.

В среде  вузовской  науки и профессорско-преподавательских кадров удельный вес россиян  достигает  50% и выше (в технических вузах  русских  преподавателей  традиционно больше).

Необходимо отдельно  остановиться  на  доле россиян  в малом, среднем и крупном бизнесе. В Беларуси, в какой-то мере,  мы не сталкиваемся с  феноменом «русского бизнеса», знакомого исследователям по  странам  Балтии. Но россияне – бизнесмены вместе с выходцами из польской и еврейской общин явно преобладают в среде деловых людей республики. Между прочим, это одна из проблем, которая  в дальнейшем  может дорасти до кризисных явлений.

Рано или поздно конкуренция на рынке  будет  выливаться в стремление  ограничить круг предпринимателей представителями  титульной нации. Все это уже наблюдается в других странах СНГ.  Кроме того, современный  белорусский бизнес на 90% завязан на  Россию. Естественно, этнические россияне  более свободно ощущают себя на  российском  рынке.  Но это этническое преимущество способно вызвать  силовые попытки  передела  бизнес -  коммуникаций.

Перспектива обострения имеется и внутри связки «бизнес – государство», так как белорусские   силовые ведомства не только сформированы  поголовно из представителей титульной нации, но, кроме того, в них, с некоторых пор, стали преобладать выходцы из настоящих «медвежьих углов». Власть, к сожалению, только обостряет это противостояние.

В целом, необходимо отметить, что  русские – россияне внесли  огромный  и неоцененный  должным образом  вклад  в появление белорусской  индустрии, науки, технологических центров,  систем управления, творческой  жизни. Причем, явно доминируя в некоторых основных отраслях, они никогда не претендовали на  какое-либо социально-этническое  преимущество, зачастую сознательно уступая  положенное  по возможностям, таланту или образованию место представителям коренной «титульной» нации. Такая уступчивость  способствовала  появлению в советское  время мифа о  незыбленности  этнического  мира в республике, хотя Беларусь за свою многовековую историю никогда не была  свободна от  национальной настороженности и конфессиональной подозрительности.

Нельзя не отметить, что  и  внешне  вполне  лояльные отношения между  белорусами и белорусскими россиянами  в глубине  так же не лишены  противоречий. Бытовой национализм, являясь  важной  составной частью белорусского менталитета, сталкивается  с  соответствующими унизительными социально-классовыми  оценками  со стороны  местных россиян. 

Но нас, в данном случае, интересует вопрос о социально-политических тенденциях в среде российской общины. Эта проблема имеет и прикладное значение, так как не первый год белорусский политический рынок ждет появление  некой  «пророссийской» политической силы (Эту темы необходимо осветить  в отдельной статье).

Учитывая, что  Беларусь  официально  взяла курс на    интеграцию с Российской  Федерацией, подписала с ней  Союзный договор, формально находится в единой таможенной  зоне, является участником десятков  межправительственных и сотен тысяч иных  договоров с  российской  стороной и российскими субъектами хозяйствования, то, по идее, «российский фактор»  должен  «работать» на власть.   Однако, в реальности это не так.  Политический раскол, связанный с оценкой  деятельности  первого белорусского президента, оказал  свое  разрушительное воздействие, как на коренных белорусов,  так и  на  белорусских россиян.

Любопытно, что   в среде российской  общины сторонники  сочетания «европейского» и «российского» векторов развития Беларуси преобладают. Большей частью они не видят в  этом «симбиозе» внутренних противоречий, более того, по их мнению, обе тенденции  дополняют друг друга.

Во многом это связано с тем, что российская община в  наибольшей степени пострадала от  бесконечной десятилетней экономической «шоковой терапии», взятой на вооружение А. Лукашенко в формате «белорусской экономической модели». Гнетущей особенностью этой «модели» является то, что люди, годами страдая от роста цен и безработицы, не видят впереди «света в тоннеле». Тем не менее, деиндустриализация республики идет полным ходом, что постепенно маргинализует  местных россиян. Ведь нельзя забывать, что россияне в республике - это городские жители, интеллигенция, служащие, высококвалифицированные рабочие. Как правило, у  них нет «сельского» подворья, откуда можно хотя бы  получить продовольственную помощь. Для современной  Беларуси  это серьезный фактор, который  буквально бросается в глаза на фоне того, что, к примеру, больше половины жителей Минска имеют в деревнях не просто хозяйства, но и еще, слава богу, живых родителей. Обнищание солидной части белорусских россиян – фактор  общеизвестный.

Учитывая специфику русского менталитета – отсутствие пиетета перед государственной властью и  традиционно сильную политизированность, то нет сомнений, что «российский фактор»  играет не последнюю роль в снижении рейтинга власти. 

Но нельзя забывать, что в составе российской общины находится и мощный слой  стойких приверженцев  белорусского президента – отставные офицеры, навсегда осевшие в Беларуси. Но и в их среде происходят неизбежные и необратимые процессы политической дифференциации. Этому в немалой степени способствуют  ритуальные шаги, предпринятые российским президентом В. Путиным - возвращение красного знамени в вооруженные силы, «новый» гимн России, потеря А. Лукашенко имиджа  объединителя славян и т.д.  «Отставники» стали постепенно поворачиваться лицом к Москве.

По традиции, в стране  широко обсуждаются проблемы национальной самоиндентификации и национального возрождения только титульной  нации. Нет сомнений, что это своевременно и  крайне необходимо. Однако  фактор национальных диаспор кроме польской, практически не учитывается.  Ни одна из белорусских партий не касается  проблем  национальных диаспор. В парламенте диаспоры не представлены. В стране  сложилась практически средневековая, или, если вернее, почти античная, традиция клиентельских  отношений, когда  неформальным лидером  местной национальной общины становится  ее представитель, занявший в настоящее время  наиболее высокую должность в «вертикали»  власти. Власть эта  почти клановая «система»  вполне устраивает, так как  некоронованный  «племенной шейх»  находится в структуре  полной преданности  руководству страны и своей головой отвечает за лояльность своего «племени». Все это напоминает  времена  турецких султанов, которые  с целью соблюдения   мира, требовали  заложников.

Бывают исключения. Автор этих строк знаком с неформальным лидером  иракской общины в Беларуси, который является  относительно крупным бизнесменом и формально не имеет отношения к белорусской государственной машине. Но это не помешало ему  весной текущего года  вместе представителями  белорусских огосударствленных  профсоюзов бегать по площади Бангалор  с  портретом С. Хусейна.

 С россиянами  сложнее.  Их  просто много и поэтому выделить их неформального лидера пока невозможно. Существующие  в среде общины организации  выполняют в основном  этнокультурные  функции и возглавляются  большей  частью  политическими маргиналами –сталинисты,  анархисты и другие подобные лица, подпадающими под категорию «городских сумасшедших».  Судя по тому, как  белорусские власти относятся к этим клоунам в крестах и  оберегах (одновременно!), то их  такой вариант  русского  этнического  балагана вполне устраивает. Более того, не случайно орган Администрации президента РБ так безапелляционно  объявляет русскую общину  «так называемой», « … потому что на самом деле никакой "общины" в натуре нет» («СБ» 11 сентября 2003 г.).  Симптоматично…особенно использование специфического термина «в натуре».   Понятно, что это  власти  хочется, что бы  никакой российской общины не было.

Политизация  белорусских россиян и  переход их  в оппозицию существующему режиму, что в принципе одно и тоже, крайне беспокоит  официальный Минск. Они прекрасно понимают, что власть ничего не сможет предпринять против огромной  общины. Любое давление на нее  будет немедленно исключительно жестко воспринято в Москве. Оппозиция А. Лукашенко со стороны местных россиян  представляется ему  страшным ударом в спину, противостоять которому невозможно. От  действия такой  силы  не останется  даже пепла от  тщательно возводимого интеграционного  дома.  Попутно рухнет система  взаимоотношений с  православной церковью. В итоге, власть окажется  голой в чистом поле и мы увидим не  Александра  Лукашенко, а его старого партийного попутчика – Зенона Пазьняка.        

Естественно, что именно  белорусские россияне  являются наиболее внимательными  наблюдателями за  развитием всех  перипетий  белорусско-российских отношений. Кроме того, диаспора тщательно отслеживает  все  внутрироссийские политические и экономические тенденции, включая те, которые  оказывают определенное воздействие на  ситуацию в республике.

Сейчас, когда  до 30% белорусского оптового  рынка  продовольствия  занято российской продукцией, когда  продукция  российского  легпрома  ощутимо теснит белорусскую, когда  в России  молодой, динамичный  и  популярный  президент, российская  община в Беларуси стала ощущать  себя более  уверенно. Она получила  от исторической  родины  самую  лучшую поддержку – экономический рост ее экономики. Россия заставляет  с собой считаться, следовательно,  придется  считаться  и с российской диаспорой.

Но с другой стороны, в среде общины растет общее недовольство экономической и политической  обстановкой в Беларуси. Каждая социальная прослойка  диаспоры  ведет  постоянное  взвешивание  тех или иных достижений и промахов, совершаемых властями двух государств. Бизнес  сопоставляет условия  регистрации, госконтроля, лицензирования, арендной платы, доступа к кредитам. Техническая интеллигенция внимательно отслеживает процессы модернизации российских и белорусских предприятий. Рабочий класс  интересуется уровнем оплаты труда и возможностями  влиться в общероссийский рынок труда. Пенсионеры – величиной пенсии и  объемом льгот. Обыватели  активно  переводят московские  и питерские ценники в привычные белорусские рубли. К сожалению, сравнения далеко не всегда оказываются в пользу  Беларуси. Растет понимание  экономической неполноценности  республики, ставшей  для них родной.

В итоге, в среде  белорусских  россиян  нарастают весьма негативные  для белорусских властей  тенденции: люди разочаровываются в  перспективах   независимого белорусского государства. Они начинают ощущать себя  неудачниками, людьми, которые  не нужны стране, в которой они или родились или прожили несколько десятилетий.  Их рабочие места  исчезают, из сферы управления их постепенно  вытесняют, в формирующуюся  белорусскую элиту  не пускают.

До определенного момента, развитие  вышеназванных  тенденций  протекало в экстенсивном  русле.  Но с начала  в Беларуси  затяжной  антироссийской  пропагандистской  кампании  накапливание  негативного  потенциала в диаспоре  резко ускорилось. Информационная война, развязанная белорусским агитпропом  против  исторической родины  самой  большой  в республике диаспоры, заставила  белорусских россиян определиться.

Во-первых, в большей  степени оказались изжиты иллюзии в отношении  российско-белорусской  интеграции. Стало понятно, что  никакого реального союзного государства нет и не будет. В избытке только  многочисленный  аппарат этого «виртуального» государства. Белорусские россияне ощутили себя обманутыми.

Во-вторых, одним из  результатов  антироссийской  пропагандистской кампании стало  охватившее  широкие слой российской диаспоры ощущение, что Республика Беларусь никогда и не являлась союзником России. Более того, сотни тысяч людей  неожиданно ощутили, что живут в стране, которая  находится в стадии  «холодной войны» с их исторической родиной.

В-третьих,  неминуемо  приближающийся   крах «белорусской экономической модели» заставил  многих  членов диаспоры обратиться  к  проблеме миграции. Люди ощутили, что их  ресурсы и возможности  противостояния  экономическим  последствиям  неграмотной экономической политики  правящего режима исчерпаны.

В-четвертых,  в среде общины  растет понимание  социальной общности  белорусского и туркменского режимов. Оба лидера  начинали свою  деятельность с  попыток  максимально расположить к себе  русскую диаспору. Один заманивал интеграцией, другой – законом о двойном гражданстве (Между прочим, А. Лукашенко так и не пошел на двойное гражданство, хотя не преминул возглавить  Высший Государственный Совет Союзного Государства России и Беларуси). В Туркмении  закончилось все  вполне прозаично – россиян просто взяли в заложники. В Беларуси, разрабатывая указ  президента  о связях с РФ, готовятся  установить с ней настоящий  «железный занавес».

В-пятых, антироссийская пропагандистская  кампания  активизировала  проявления белорусского бытового национализма, противостоять которому россиянам трудно хотя бы  по  причине  наличия в их сознании синдрома «чужой земли».  Люди вдруг ощутили, что Минск, воюя с Москвой, попутно натравливает на  них  коренную титульную нацию. Россияне почувствовали, что из них хотят сделать виноватых  за грядущие  экономические и политические катаклизмы, которые медленно, но неотвратимо надвигаются на  страну.

В-шестых, белорусские россияне  не испытывают  иллюзий в отношении своей  судьбы  в случае  смены политического режима. Люди считают, что  согласно правилу «политического маятника», власть получат белорусские националисты. Несмотря на  широко распространенное мнение, что  такая  смена  правящих элит сродни обмену «шила на мыло», тем не менее, люди опасаются  этнических чисток.

В общине растет понимание, что всему этому надо   как-то противостоять. Тем более, что этнофактор – понятие переменное.  Пока в Беларуси   сохраняется сложная  социально-экономическая и политическая ситуации, этнографический или языковый факторы  находятся в несколько  угнетенном  состоянии.  Но  такая  «стабильность»  не вечна. Причем   старт  роста  внимания  к этноязыковому  фактору  будет расти  как  при возможном ухудшении  экономического  положения белорусского государства, так  и при  экономическом  подъеме, который будет сопровождаться естественным  усилением  социальной дифференциации.  По мере выхода из экономического кризиса, или, наоборот, при его углублении,  тенденция роста гражданской активности белорусских россиян будут активизироваться.

Эти тенденции и так растут. Их росту помогают  белорусские власти.  Появление  зимой  2002/2003 года в белорусском Интернете документов  Российского Демократического Форума  являются  свидетельством  развития сложных политических процессов  в общине.

Но есть  и иной путь  решения «российского вопроса»  в Республике Беларусь. Его предложил еще И. Сталин: «Нет человека – нет проблемы». Это миграция на историческую родину.

Миграция уже идет. Община активно отправляет  молодежь в российские вузы. Иногда  этот процесс носит объективный характер – молодежь хочет поступить в морские и летные училища, лучшие на планете театральные институты, учиться в МГУ – третий по  престижу  вуз  планеты (после Кембриджа и Сорбонны).  Но чаще субъективные моменты превалируют – родители  уподобляются  традиционным персонажам  Шукшина, отправляя  детей «в город» для  «лучшей жизни».

Более полумиллиона  белорусов  работает в России на  постоянной или временной основе. Немалую часть  в этой трудовой миграции составляют этнические россияне. Именно они чаще всего через год-два  возвращаются в белорусские города для  вывоза своих семей и продаже  белорусского жилья. Этих людей мы теряем навсегда.

Практически навсегда мы теряет и  талантливую молодежь, которая не видит для себя перспектив на Родине. Ускоряется процесс  «утекания» «русского бизнеса». Появилась даже сельская миграция в российское аграрное пограничье.

Миграцию можно ускорить, что, в принципе и делается практически с двух сторон. С белорусской стороны людей  выталкивает из страны  бесконечный  экономический кризис и  раскрученная  антироссийская информационная  война. Естественно, что  постепенно вводимая государственная монополия на весь комплекс связей   с РФ,  также  поспособствует  освобождению в белорусских городах  жилищных  площадей.

Российская сторона объективно заинтересована в миграции на свою территорию  этнических россиян. Передача на этой неделе В. Путиным в ГосДуму поправок к закону о миграции снимают все преграды для  натурализации в России  практически любого гражданина из СНГ.  Автоматически  российский паспорт получает учащаяся в России белорусская молодежь, а также их родители, закончившие   в свое время в России вузы и техникумы и направленные на работу в Беларусь, а также родители родителей – ветераны войны и труда. Старикам надо просто  добраться до российской границы и российская пенсия у них в кармане. И это только начало. Впереди  принятие ГосДумой целой программы  переселения российской диаспоры на историческую родину. Под такого рода  «переселение народов» будут выделены огромные деньги. Рано или поздно мы увидим в центре Минска  российское миграционное агентство.

Не исключено, что  лет через десять «российский фактор», так и не  проявив свой политический потенциал, просто исчезнет из белорусской  политической палитры. «Русская улица» в Беларуси  станет новым  Харбином, навсегда покинутым россиянами  пятьдесят лет назад.




Народная газета,
26 сентября 2003

Снова о создании Союзного государства

Итоги встречи президентов Беларуси и России в Сочи 15 сентября продолжают оставаться в центре внимания общественности. Как известно, основными темами переговоров были обсуждение перспектив введения российского рубля в качестве единого платежного средства на территории двух государств; оплата Беларусью поставок природного газа, а также принятие Конституционного акта.

Сегодня свое мнение по этим и другим вопросам высказывает "Народной газете" белорусский политолог Николай СЕРГЕЕВ.

– Николай Максимович, встрече лидеров двух стран в Сочи предшествовал определенный накал страстей, в первую очередь, в ряде российских средств массовой информации...

– Да, накануне встречи Александра Лукашенко и Владимира Путина в ряде российских СМИ и в некоторых белорусских звучало немало измышлений. В частности, о том, что наши президенты утеряли личный контакт и появились некие неразрешимые проблемы и т.д. и т.п. Но это далеко не так. Если главы государств, к примеру, и не общаются ежедневно друг с другом по телефону, то это совсем не означает, что между ними "пробежала черная кошка".

На мой взгляд, президенты имели и имеют нормальные отношения и заинтересованы в создании Союзного государства. Поэтому и встреча прошла конструктивно. И тот факт, что она длилась почти восемь часов, лишний раз подтверждает общую заинтересованность в продвижении процесса интеграции.

Что же касается некоторых СМИ, то корни их отрицательной позиции  лежат еще в 2001 году. После того как А.Лукашенко был избран президентом во второй раз, западные политические стратеги поставили перед оппозиционными силами в Беларуси, и прозападными в России задачу – поссорить между собой двух лидеров. Главный заказчик этого находится в Вашингтоне. И еще. События доказывают: зачастую журналисты не ощущают своей ответственности перед обществом, не хотят понимать, какие отрицательные последствия все вышеназванное может иметь для двух государств и народов.

– Итак, квинтэссенцией переговоров были "газовая" и "валютная" проблемы, плюс проект Конституционного акта Союзного государства. Почему сегодня данные вопросы стали первоочередными?

– По той причине, что ныне белорусско-российские отношения подошли к той черте, когда необходимо предпринимать реальные шаги в направлении государственного объединения.

– Давайте рассмотрим эти шаги по порядку.

– Коснемся в начале взаимоотношений "Газпрома" и "Белтрансгаза". Здесь следует заметить: это сугубо экономический вопрос. В рамках создания единого экономического пространства возник спор между двумя субъектами хозяйствования (не удивляйтесь) капиталистического рынка, несмотря на то, что и та и другая компании являются собственностью государства. При этом, "Газпром" заинтересован доставлять продукцию своим потребителям, например, в Германии, с наименьшими издержками (прокачать газ через территорию Беларуси по минимальным ценам). А "Белтрансгаз", что вполне естественно, хотел бы войти в хорошую долю с "Газпромом" в его торговых операциях.

– Каждое предприятие преследует свои интересы...

– Конечно. Но подчеркну:  отсутствие до сих пор в "Союзе двух" полноценных хозяйственных, юридических органов управления (например, союзного Хозяйственного суда) приводит к тому, что главы государств лично вынуждены заниматься несвойственными им функциями.

В конце концов, я уверен, проблемы взаимоотношений между "Газпромом" и "Белтрансгазом" разрешимы.

– Как вы оцениваете решение о переходе в данном плане к рыночным, или договорным отношениям? Беларусь платит за газ по мировым ценам, а "Газпром" по соответствующим ценам платит нам за транзит?

– Положительные и отрицательные стороны здесь должны оценить специалисты. На мой же взгляд нельзя переводить чисто экономические, хозяйственные проблемы в политическую плоскость. И еще раз скажу: сегодня крайне необходимо ускорить формирование соответствующих органов управления Союзного государства, которые бы регулировали отношения между субъектами хозяйствования.

– Поговорим теперь о единой валюте "Союза двух". Думается, это уже не только экономическая проблема. Здесь присутствует и большая политика. Ведь если будет наличествовать один эмиссионный центр, то возникает вопрос сохранения государственного суверенитета...

– По моему мнению, в современном мире понятие "суверенитет" уже во многом изменило свое содержание. Сегодня нельзя его толковать, как в середине прошлого столетия. Если мы обратимся к уже ставшему притчей во языцех  примеру Евросоюза, то снова зададимся вопросом: потеряла ли Франция хотя бы часть своего суверенитета, отказавшись от франка в пользу евро? Нет. И вообще, напомню, в Западной Европе существует правило: объединяясь, надо думать о том, что приобретаем!

Так должно быть и у нас. К примеру, я полностью разделяю позицию руководства Национального банка Беларуси, по убеждению которого введение единого платежного средства в виде российского рубля на территории республики нам чрезвычайно выгодно.

– А в чем конкретно?

– Российский рынок сейчас стал остроконкурентным. И для того чтобы Беларусь не утратила на нем свои позиции (а российские

потребители  хотят получать нашу продукцию), белорусская экономика должна стать по настоящему конкурентоспособной. Этого во многом можно добиться путем введения единой валюты. Данная акция неизбежно приведет к формированию единых правил "экономической игры" на территории двух наших государств, что очень важно.

Ведь согласитесь: белорусские предприятия ныне зачастую теряют рынок сбыта своих товаров не потому, что работают хуже других, а из-за бесконечных проблем с оплатой, различного рода переводами и т.д. Вследствие чего мы начинаем проигрывать тем же китайским товарам, которые дешевле, но более низкого качества.

Далее. Идут споры, где будет находиться эмиссионный центр. Это, опять же, – исключительно технический вопрос. Между тем, по словам двух президентов, проект соглашения о переходе на единую валюту подготовлен весьма квалифицированно. В частности, Беларусь получит объем денежной массы, пропорциональный ее ВВП. Кроме того, усилится прозрачность его формирования, мы сможем получать более достоверную информацию о состоянии экономики Беларуси и России, что будет способствовать ее развитию.

И еще. По словам руководителей Центробанка, российскому рублю сегодня не страшны не только дефолты, но и колебания мировых цен, к примеру, на нефть. В РФ создан достаточный валютный резерв, обеспечивающий устойчивость рубля. Кстати, это подтверждают и оценки  западных специалистов.

Наконец, Беларусь в случае введения российского рубля получит непосредственный доступ к огромным финансовым ресурсам Российской Федерации. Что, опять же, будет содействовать развитию нашей экономики.

– Теперь, Николай Максимович, давайте  перейдем к проблеме принятия Конституционного акта Союзного государства. Ведь, не случайно Александр Лукашенко подчеркивал в Сочи: вопрос о единой валюте должен решаться в рамках и в контексте данного документа, пакета иных соглашений. Кроме того, и на недавно прошедшей в Могилеве очередной сессии Парламентского собрания Союза говорилось о необходимости ускорить процесс принятия Конституционного акта, рассмотрения проекта вначале на заседании Союзного Совета Министров, затем – на Высшем госсовете и, если необходимо, провести соответствующие референдумы. В чем, по-вашему, значение Конституционного акта?

– Вопреки существующим в большинстве своем искусственным препятствиям, процесс белорусско-российской интеграции все же продвигается вперед. Особенно в экономической области.

Однако сейчас нужно повышать уровень наших взаимоотношений, который должен быть обеспечен созданием единого политического и правового пространства. А сделать это могут только те органы, которые сформируются в соответствии с положениями Конституционного акта (в первую очередь – постоянно действующий Союзный парламент, Совет Министров и т.д.).

Следовательно, вопрос о принятии КА необходимо решать быстрее, и если необходимо, вынести его на референдум...

– Но в России Конституционный суд на два года объявил мораторий на проведение референдумов в связи с парламентской и президентской выборными кампаниями...

- Думается, не принципиально, каким способом будет окончательно принят Конституционный акт. У нас, может, и путем референдума, в России – по-другому. Но делать это необходимо в срочном порядке. Хочу сказать: этот документ  ведь еще не полноценная Конституция Союзного государства. Вот когда выполнится все заложенное в КА, тогда именно Союзный парламент и разработает Союзную Конституцию. И вот в этом случае референдум уже просто необходим как в Беларуси, так и России.

– В РФ набирает обороты выборная гонка в Госдуму. Будет ли в ней разыгрываться "белорусская, союзная карта"?

– Выборы в Государственную Думу – важный этап в процессе создания Союзного государства. Ведь именно ее новому  составу придется решать многие задачи союзного строительства.

В России теперь фактически нет ни одной политической силы, которая бы открыто, выступала против интеграции, воссоединения двух стран. Даже такие «проамерикански настроенные» деятели, как Немцов и Хакамада вынуждены ратовать за объединение, а не плыть против течения, против мнения своих избирателей. Это политики понимают и стараются играть на доминирующих в обществе настроениях.

В то же время очень важно, чтобы российские граждане смогли отделить зерна от плевел и осознать, кто просто-напросто спекулирует на теме создания Союзного государства, а кто искренне к этому стремится.

Следовательно, «союзный фактор» в ходе выборной кампании в РФ будет, безусловно, иметь немалое значение.

Беседовал Игорь ГРИШАН.




nmn,
18 сентября 2003

О сочинской встрече двух президентов.

Андрей Суздальцев (Минск)

Александра Григорьевича перед встречей в Сочи действительно неплохо настроили и убедили, что он в силах  заставить Москву  плясать под свою дудку. В это поверила и «вертикаль». За неделю до саммита в Сочи  автору этих строк  пришлось  выслушать  от одного из бесспорно самых талантливых  и умных  представителей  высшего звена белорусского руководства слова  полной уверенности  в  том, что  глава белорусского государства  на встрече с В. Путиным  решит все проблемы. Поразительная политическая  слепота или  искреннее  заблуждение?  Ведь слабость белорусских позиций была понятна даже  бабушке из электрички: «Что ж он, бедненький, всю жизнь с рукой протянутой. Раз дали, два дали, а на третий…».

Наблюдать А. Лукашенко на  пресс-конференции 15 сентября было  стыдно и горько. Можно по разному относиться к белорусскому президенту -  боготворить, ненавидеть, презирать, не замечать, вставать при его появлении на экране, но понимание, что этого  суетящегося  за трибуной человека  с мокрым лицом и набухшими мешками под глазами -  главу  первого в истории «незалежнага» белорусского государства, только что  классическим дипломатическим методом отстегали по полной программе, угнетает  независимо от политических взглядов. Ведь это только  частично провал А. Лукашенко. Ему то что. Обвинит, по традиции всех, кроме себя и поедет в Дрозды своих овчарок к дрессировать (их  у него  12 (двенадцать).  Но в результате курортного вояжа, итоги сочинской встречи ощутимо скажутся на тощих карманах всех десяти миллионов  белорусских граждан.  Именно им  придется расплачиваться за  многомесячное  скоморошество  официального Минска перед  «Газпромом» и Центробанком РФ. В этой связи можно было бы разделить негодование «Советской Белоруссии» («СБ», 17.09.03) тем, что оппозиционные «неистовые виссарионы из Интернета» « занимаются детским мазохизмом». Ведь пострадает, мол, весь народ. Верно, пострадает, но КТО ЗА ЭТО СТРАДАНИЕ БУДЕТ ОТВЕЧАТЬ!

Вдвойне было неприятно видеть человека, занимающего  столь высокий в Белоруссии пост  (который только что провалил все, что только мог), оправдывающимся  и через каждую фразу обращающимся   к  своему партнеру за поддержкой своих выводов: «Да, ну ведь так? Я же правильно говорю?». В. Путин, по-моему, даже не смотрел в такие минуты на своего гостя. Он откровенно скучал. Более того, он скучал вызывающе и демонстративно, так как  уже добился  почти всего, что хотел от встречи. Убедившись, что солидарности  он не дождется,  белорусский президент  вдруг приступил к  пересказу  своих доводов, которые он только что НАЕДИНЕ предъявлял своему  российскому коллеге. Итак, что же удалось добиться сторонам?

Вопрос о встрече в Ялте был утрясен.  Безусловно, что это успех В. Путина. С целью нейтрализации  возможного эмоционального всплеска белорусского президента на встрече «четверки» в Крыму, ему была  подарена «цацка» - скорейшее проведение после  Ялты  Высшего Госсовета СГ с вопросом о судьбе Конституционного Акта. А.Лукашенко  оказался на «поводке».

В данном случае  российский президент ничем не рискует, так как Россия будет

готова к референдуму только в 2005 году. Для нее это «технический вопрос».

Александр Григорьевич «увидел»  «капкан» и уже на пресс- конференции проговорился, когда заявил, что возможно Конституция РФ более   приспособлена к принятию такого документа, как Конституционный Акт, чем белорусский

Основной закон. А это не что иное, как «дорожка» к одностороннему      референдуму.

Российский президент, без сомнений, смог донести до сознания главы белорусского государства коллективное мнение российской элиты, все больше разочаровывающейся в интеграции, как глобальной задаче, и все больше склоняющейся  к выгоде, которую можно  извлечь из определенного изоляционизма. В то же время А. Лукашенко очень опасается выпасть из прицепного вагончика к российскому  локомотиву и остаться один на один с нарастающими проблемами белорусской государственности. Москва это знает и откровенно пользуется.

Вопрос о газе был переведен на «субъекты хозяйствования». При этом В. Путин  жестко вогнал продолжение переговоров о судьбе газоснабжения РБ в «рыночные отношения». А. Лукашенко, явно рассчитывая, что российский президент отменит распоряжение М. Касьянова от 12.09.03 о поставке газа  в РБ по рыночной цене, этот раунд проиграл вчистую. Косвенно он это подтвердил, когда вдруг стал  «путать» несопоставимые понятия – «договорная цена» и «рыночная цена». Попытки А. Лукашенко привести примеры белорусских тарифов привели слушателей в недоумение. Оказалось, что при доставке в Смоленск газа с Ямала (3 тыс. км «плеча»), он стоит 28 USD за тысячу кубов, включая то, что  себестоимость  добычи в тех краях близка к 30 USD («Газпром» идет на дотирование), но путь в 700 км до Бреста уже поднимает цену  этой тысячи кубов почти  на 17 USD. Наверное, по Белоруссии проложены золотые трубы. Понятно, что  такого рода доводы рассчитаны на откровенных глупцов.

А. Лукашенко уже понял, что  за газ придется платить по рыночной цене. Отсюда и объявленные  изменения в  белорусских тарифах за газовый транзит. В. Путин не против, так как не только «экономика» становится «прозрачней». Обратимся к цифрам (заранее просим   извинить за их некоторое округление). В таблице, приведенной ниже,  указывается     стоимость транзита газа через территории РБ и Украины на сентябрь текущего года.

 

Тариф на транзит

"Плечо"

Газовый транзит

Стоимость транзита

 
 

100 км за 1 000 куб.м.

(100 км)

(тыс. куб.м.)

для "Газпрома" (млн. USD)

 

Украина

1,09

10

110000000

1199

 

Белоруссия

0,44

7,5

30000000

99

 

А здесь мы  даем  данные о том, во что обходится импорт российского газа за вычетом платы за транзит на сентябрь текущего года (тариф в РБ взят в среднем, с учетом поставки «Итеры»).

 

Потребности страны

Тариф

Стоимость газового

Баланс расчетов с "Газпромом"

 

(тыс куб.м)

на поставку

импорта (млн. USD)

с учетом платы за транзит (млн.USD)

Украина

60000000

50

3000

-1801

 

Белоруссия

18000000

35

630

-531

 

В случае  перехода расчетов с РАО «Газпром» на «украинскую» модель белорусские потери действительно составят около 120 млн. USD. Тут с А. Лукашенко не поспоришь. Можно поспорить  о другом – «Газпром» ну ни как не может выигрывать при транзите через Белоруссию  360 млн.  USD. Максимальный его выигрыш составляет не более 146 млн. Хотя по большому счету, никакого выигрыша нет, так как сам тариф 5 российского ценового пояса для РАО «Газпром» убыточен.  Так что, разговоры о доходе в 360 млн. –  довод  для  людей несведущих и наивных.

Взглянем на таблицы, в которых тариф за газовый транзит через Белоруссию и стоимость российского газа на границе в РБ уравниваются. То есть происходит то, о чем просил А. Лукашенко В. Путина в Сочи – «не ухудшать» условия поставки газа по сравнению с «соседями».

 

Тариф на транзит

"Плечо"

Газовый транзит

Стоимость транзита

 
 

100 км за 1 000 куб.м.

(100 км)

(тыс. куб.м.)

для "Газпрома" (млн USD)

 

Украина

1,09

10

110000000

1199

 

Белоруссия

1,09

7,5

30000000

245,25

 
   
 

Потребности страны

Тариф

Стоимость газового

Баланс расчетов с "Газпромом"

 

(тыс куб.м)

на поставку

импорта (млн. USD)

с учетом платы за транзит (млн.USD)

Украина

60000000

50

3000

-1801

 

Белоруссия

18000000

50

900

-654,75

 

Действительно, удорожание  импорта составляет около 120 млн. USD. Однако, есть ряд принципиальных моментов, которые могут опрокинуть расчеты Минска. Во-первых, на каких «соседей» равняться? Ведь на Украину не получится. Украина успешно развивает совместную с РФ экономику, огромное количество украинских предприятий приватизировано российским капиталом, есть  проблемы, но нет сомнений, что украинско-российский газовый  консорциум будет создан. Более того, РАО «Газпром» дал согласие Украине на РЕЭКСПОРТ газа! Ничего подобного в отношении с  РБ нет и не предвидится. Следовательно, нам «светит» тариф наших прибалтийских   соседей – 70 USD.  Но в этом случае удорожание импорта газа составит около 0,5 млрд. USD в год. Республика не вытянет такой финансовый груз. Беда в том, что  сразу после сочинской встречи  российские чиновники упомянули и  «европейский тариф»(100 USD). В этом случае наши «газовые» издержки вырастут на сумму более миллиарда USD в год.  Это реальная перспектива  нашего полного банкротства в течение  нескольких месяцев.  Что поделать, за суверенность надо платить.

Ответственность за такой «успех» несет исключительно белорусский президент. Это он был обязан «разруливать» подобного рода экономические сложности политическим инструментарием. Вместо этого  он годами увлекался поливанием грязью соседей при помощи подотчетных себе СМИ, блокированием с российскими левыми и опальными олигархами, «киданием» российских корпораций.  А. Лукашенко играл и продолжает играть судьбами десяти миллионов человек. Вот и  доигрался.

А. Лукашенко  попытался навязать   вопросу введения российского рубля в денежное обращение РБ откровенный торг, настаивая на «пакетном» варианте (союзный Совмин, ВГС СГ, Конституционный Акт и т.д.), но  В. Путин не пошел на какие-либо компромиссы. Более того, он жестко подчеркнул, что для ввода российского рубля никаких гарантий независимости РБ не требуется. Для подкрепления своего мнения он привел пример герцогства Люксембург. В этой связи нельзя не вспомнить обращение к В. Путину со стороны «Советской Белоруссии»: «Беларусь все же не живущее за счет туризма герцогство Люксембург» («СБ», 17.09.03)  Это неграмотное суждение. Люксембург -  высокоразвитое индустриальное европейское государство (металлургия, металлообработка, станкостроение, фармацевтика и т.д.) с наивысшим на планете уровнем жизни. Если бы мы имели хотя бы «кусочек» такой экономики, что имеется в герцогстве,  наша республика  занимала бы совершенно иное место в европейской геополитике. Хотя возможно и не стоит ругать «СБ», если даже президент Белоруссии  «еще не совсем опытен в этих вопросах (интеграции, ввод российского рубля)», а потому «требуется все тщательно продумать и взвесить». А. Лукашенко видимо рассчитывает, что он будет «взвешивать» бесконечно, пока Ямал и Уренгой окончательно не истощатся. А там будем интегрироваться с Саудовской Аравией.

Но в целом вопрос о переходе РБ на российский руль оказался подвешен. Несмотря на то, что белорусский президент подчеркнул свою уверенность, что РБ не выпадет из графика  ввода российского руля с 1 января 2005 года, но, в реальности, мы уже выбились из графика. Именно с этим и было связано письмо российского президента в Минск от 28 августа.  Однако если белорусские власти откажутся от ввода российского рубля или просто не уложатся в график этого ввода, то РБ будет вынуждена вернуть почти 600 млн. USD (20 млрд. российских рублей), которые были направлены в 2001-2002 годах в Минск для подготовки белорусской денежно-финансовой системы к объединению с российской. Мы же эти деньги бросили на создание своих золотовалютных запасов (которых у нас сроду не было), стабилизацию курса белорусского рубля и далее по мелочам – на сельское хозяйство, на расчеты с тем же РАО «Газпром» и так далее.

Стало вполне очевидно, что «белорусский фактор» на российском политическом поле становится исчезающее мал. Вместо него возник серьезный электоральный фактор «В. Путин – собиратель земель русских». Ведь для российского избирателя ясно, как  божий  день, что именно ВВП принуждает  А. Лукашенко к реальной интеграции и готов платить за нее огромные деньги. Более того, российский президент активно «сколачивает» в формате «четверки» единое экономическое пространство, чем немало радует российские средние и малые деловые круги (российские олигархи и без ЕЭП уже давно «сидят» в Казахстане и на Украине)ъ

В первые часы  после  сочинского конфуза тяжелее всего пришлось пресс-секретарю президента Белоруссии Наталье Петкевич. Именно ей  выпала участь срочно рассылать указания  по государственным СМИ. Содержание  этих записок  умиляет: «в срочном порядке», «некомпетентность российского руководства», «отстаивание государственных интересов Беларуси»…

Белорусские казенные СМИ от усердия разбили себе лоб, да так и не нашли ничего лучшего, как  вернуться в накатанную антироссийскую пропагандистскую колею. Этим они окончательно убедили сограждан, что действительно надо срочно готовить двери и окна к зиме. Вершиной неумности  можно назвать повторение пресс-конференции от 15 сентября по республиканским радио и телевидению. Все еще раз увидели и теперь уже окончательно запомнили образ оправдывающегося белорусского президента  и спокойного и ироничного российского.

При этом на каналах белорусского телевидения началась форменная суета – чтобы еще предъявить россиянам к оплате? Расцвела настоящая ярмарка откровенной глупости. . Вспомнили вдруг воздушное пространство (будем брать за 700 км белорусского воздуха и платить за 3-7 тыс. российского – долети до Пекина!),  военные базы (видали мы, в этом случае,  в аренде С-300, как своих ушей, не говоря уже об учениях в астраханской степи),  охрану совместной западной границы с Польшей (а РФ выставит нам счет за охрану совместной -5 тыс. км. - восточной границы с КНР),  транспортный коридор «Брест- Орша» (Россия за коридор на Среднюю Азию, в страны Дальнего Востока и т.д.) и т.д.  Все это уже было. О такого рода  претензиях  в свое время говорил уже лидер БНФ Зенон Позняк.. Но люди упорно не желают понять, что на дворе не XIX век, а XXI  и что транзит – палка о двух концах. «Аналитики» Белорусского телевидения  с важным видом заговорили о том, что власти не допустят продажу «национального достояния» - «Белтрансгаза»- «задарма», одновременно отстаивая право на получение годами почти даром (относительно тарифов в Европе) российского газа. Все это печально. Белорусские власти не могут учиться даже на своих ошибках. По-моему, они просто недееспособны.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ