Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №85(01.11.2003)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ФОРУМ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

БЕЛОРУССИЯ



Хроника

По данным Минского городского управления статистики, в сентябре продовольственные товары в среднем подорожали на 1,9%, непродовольственные - на 2,6%, платные услуги, оказываемые населению, - на 2,1%. Более других выросли в цене мясо и птица - на 4,8%, фрукты - на 4,7%, яйца - на 4,5%, рыба - на 3,4%, колбасные изделия - на 3%. Овощи подешевели на 1,5%, картофель - на 23,3%.

На 11,8% подорожал бензин.

13 октября. К 2005 г. Белоруссия намерена полностью перевооружить свою армию. Об этом заявил президент Белоруссии Александр Лукашенко, комментируя журналистам итоги военных учений "Чистое небо-2003". В ходе учений были продемонстрированы отдельные образцы военной техники, модернизированной в Белоруссии. Президент отметил, что белорусская сторона делится всеми своими разработками в области военной техники с российскими коллегами.

13 октября. Был подписан протокол о сотрудничестве между Национальным собранием Республики Беларусь и Национальной ассамблеей народной власти Кубы. В нем, в частности, говорится, что парламентарии Белоруссии и Кубы будут способствовать укреплению и развитию сотрудничества между двумя странами в сферах экономики, торговли, инвестиций, науки и техники, а также образования, культуры, здравоохранения, туризма и спорта. Стороны также договорились содействовать установлению постоянных связей между комиссиями органов законодательной власти обоих государств, обмениваться делегациями для изучения опыта парламентской и международной деятельности друг друга.

13 октября. Министр обороны РБ ген.-полк. Леонид Мальцев сообщил, что в следующем в 2004 г планируется. окончательно решить вопрос о поставке Россией в Белоруссию зенитных ракетных комплексов (ЗРК) С-300 на условиях аренды. Белорусская сторона надеется получить столько ЗРК, сколько необходимо для вооружения одной зенитной ракетной бригады.

13 октября. Белоруссия намерена развивать внешнеторговые перевозки водным транспортом и создать собственный морской флот. Об этом говорится в программе развития внутреннего водного и морского транспорта Белоруссии до 2010 г., подписанной президентом республики. В настоящее время общая протяженность внутренних водных путей Белоруссии составляет около 3 тыс. км., из которых водным транспортом эксплуатируется 1 тыс. 807 км. Особое значение для Белоруссии имеет Верхне-Днепровский бассейн, включающий в себя Днепр, Сож, Березину, Припять и Днепровско-Бугский канал. Этот бассейн дает возможность попасть в Днепровскую воднотранспортную систему, имеющую выход к Черному морю, а через него в Дунайский речной бассейн, через который, как надеются руководители республики, сможет иметь прямое водное сообщение со странами Западной Европы.

14 октября. В Кремле прошло заседание Высшего государственного совета Союзного государства, на котором были обсуждены вопросы союзного бюджета. После заседания ВГС состоялась неформальная встреча (чаепитие) Владимира Путина и Александра Лукашенко в присутствии делегаций обеих сторон. Следующее заседание ВГС было намечено на первую декаду февраля 2004 г.

15 октября. В республике завершена полностью уборка картофеля. Всего удалось собрать около 800 тыс. т, 30-50 тыс. т из них планируется экспортировать до конца года.

16-18 октября. В Бресте прошли заседания российско-белорусского Межбанковского совета. В нем приняли участие председатель Центрального банка России Сергей Игнатьев, председатель правления Национального банка Беларуси Петр Прокопович и другие представители центральных банков двух стран. Были обсуждены, в частности, нормативные акты, подлежащие унификации до введения российского рубля в качестве единственного законного платежного средства на территории Белоруссии, а также экономическая ситуация и ход реализации основных направлений денежно-кредитной политики в России и Белоруссии, валютный курс Национального банка Беларуси и ход работы по согласованию регулятивных функций центральных банков на рынке ценных бумаг.

17 октября. Министр обороны РБ ген.-полк. Л.С.Мальцев подвел итоги комплексного оперативного учения "Чистое небо - 2003".

Министр подчеркнул, что проведенное учение явилось для Вооруженных Сил Белоруссии одним из этапов подготовки штабов, органов управления и войск. Впервые были отработаны новые формы применения объединений, соединений, воинских частей, которые регламентируются новыми уставными документами. Командования ВВС и войск ПВО, Сухопутных войск, оперативные (оперативно-тактические) командования со своей задачей на учении справились.

Военные комиссариаты решали вопросы приема мобилизационных ресурсов и организовывали территориальную оборону.

17 октября. Постоянный представитель Белоруссии при международных организациях в Вене Виктор Гайсенок встретился с заместителем ген.директора – директором департамента ядерной науки и применений Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Вернером Буркартом.

В ходе встречи обсуждались вопросы сотрудничества РБ с МАГАТЭ в научной области, а также перспективы более активного привлечения белорусских специалистов к проведению научных исследований по линии этой организации.

17 октября. Белорусский суд снял арест с 15% акций Мозырского НПЗ, принадлежащих "Славнефти", и принял решение прекратить дело в отношении российской компании.

17 октября. Эксперты МАГАТЭ завершили пятидневную инспекцию ядерных объектов на территории Белоруссии. Представители МАГАТЭ посетили институты физикоорганической химии, энергетических и ядерных исследований Национальной академии наук, Белорусский государственный университет, Несвижский завод медицинских препаратов и другие объекты. Были изучены пункты захоронения радиоактивных отходов "Гомель-30", "Колосово" и "Экорес". Визит в РБ руководители группы экспертов МАГАТЭ оценили как положительный и продуктивный.

18-19 октября. В Москве по инициативе правительства российской столицы и руководства Центральным административным округом на Пушкинской площади прошла ярмарка промышленных и продовольственных товаров из Белоруссии. В столицу России на 50-ти грузовых автомобилях привезли ковры, обувь, трикотаж и продукты из Минска, Витебской и Гродненской областей.

20 октября. Пресс-служба Парламентского Собрания СБР сообщила, что на строительство второй очереди Гродненского завода медицинских препаратов из средств бюджета Союзного государства в 2004-2005 гг. будет выделено 86 млн российских рублей. Это предусмотрено программой совместной деятельности России и Белоруссии по преодолению последствий чернобыльской катастрофы.

20-24 октября. В Минске в рамках программы "Партнерство ради мира" субрегиональное командование "Северо-восток" объединенных вооруженных сил НАТО в Европе провело международный семинар «по штабным процедурам и штабной работе», в котором приняла участие белорусская сторона. Всего план мероприятий международного военного сотрудничества министерства обороны Белоруссии на текущий год предусматривает участие белорусских представителей ВС в 84 мероприятиях программы ПРМ.

22 октября. Президент РБ Александр Лукашенко принял верительные грамоты нового посла США в республике Джорджа Крола. Беларусь — это независимое, суверенное государство, подчеркнул Лукашенко обращаясь к американскому дипломатическому агенту, в какие бы союзы мы не вступали и не объединялись, суверенитет и независимость будут основополагающими принципами.

22 октября. С этой даты базовая ставка рефинансирования и учетная ставка Национального банка Беларуси снижены до 28% годовых. Данное решение принято НББ исходя из сложившейся ситуации на денежном и валютном рынках республики. По данным министерства статистики и анализа РБ, за январь-сентябрь 2003 г. прирост потребительских цен составил 18,4% или в среднем 1,9% за месяц. В течение текущего года ставка рефинансирования снизилась с 38% до 28% годовых. Дальнейшее ее снижение до конца года не планируется.

23 октября. В Минском епархиальном управлении было торжественно отмечено 25-летие архипастырского служения митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего Экзарха всея Белоруссии. Церемонию посетил президент РБ Александр Лукашенко и вручил митрополиту орден Франциска Скорины. В своем выступлении Лукашенко упорно говорил о «белорусской православной церкви», игнорируя тот факт, что Филарет является главой экзархата Русской православной церкви на территории Белоруссии.

23 октября. В соответствии с постановлением министерства торговли Белоруссии были повышены розничные цены на табачные изделия белорусского и импортного производства.

24 октября. Президент РБ Александр Лукашенко в Минске провел пресс-конференцию по проблемам белорусско-российских отношений. Александр Лукашенко, в частности, возложил вину за торможение интеграции на главу администрации президента России Александра Волошина и его заместителя по вопросам внешней политики Сергея Приходько. Лукашенко подчеркнул, что стороны не смогли продвинуться вперед на последнем заседании Высшего государственного совета Союзного государства, но в целом там состоялся конструктивный и полезный разговор.

25 октября. В МИД России был приглашен посол Республики Беларусь в Российской Федерации Владимир Григорьев, которому было сделано представление в связи с высказываниями недружественного характера в отношении российской стороны, прозвучавшими на пресс-конференции президента Белоруссии А.Лукашенко 24.10.03.

27 октября. Пресс-секретарь МИД РБ Андрей Савиных прокомментировал. ноту МИД России по поводу высказываний Александра Лукашенко в ходе пресс-конференции 24.10.03. Содержание ноты министерства иностранных дел России, по мнению Савиных, никаким образом не вытекает из характера и направленности пресс-конференции, в ходе которой белорусский президент в открытой манере информировал общественность о ходе белорусско-российской интеграции для того, чтобы исключить имеющие место спекуляции и кривотолки. В ходе пресс-конференции, согласно трактовке белорусского внешнеполитического ведомства, подчеркивалась приверженность белорусской стороны к продолжению работы по строительству Союзного государства на основе неукоснительного соблюдения положений Договора 1999 г. В выступлении лидера Белоруссии и комментариях МИД РБ не был раскрыт источник в кремлевской администрации, благодаря которому А.Лукашенко узнал о «закулисных интригах противников союза» – Волошина и Приходько.

30-31 октября. В Минске прошли межмидовские консультации руководителей подразделений МИДов государств-участников СНГ, занимающихся проблематикой Содружества.




Президент РБ об отношениях с Россией

(Из стенограммы пресс–конференции А.Лукашенко 24.10.03 в Минске)

Лукашенко А.Г. Уважаемые товарищи! Прежде всего хочу объяснить, почему наш разговор ограничен одной конкретной темой. Думаю, вы со мной согласитесь, что вопросы белорусско–российских отношений, как никакая другая внешнеполитическая тема, интересуют и белорусов, и россиян, и очень многих людей во всем мире. Не скрою, мы много думали над тем, стоит ли идти на такой масштабный и откровенный разговор. И пришли к выводу, что он будет полезен всем нам. Граждане наших стран должны получить полную информацию о том, что на самом деле происходит в Союзе Беларуси и России, нашем Союзном государстве, каково его будущее.

Любой заинтересованный человек, в какой бы стране он ни находился, может присоединиться к разговору, поскольку идет интернет–вещание в режиме реального времени. Я отвечу на все вопросы, которые волнуют людей, и постараюсь пояснить ситуацию, которая складывается. Эти вопросы известны и мне, они известны вам.

Готовясь к сегодняшнему мероприятию, я поручил Администрации Президента подготовить графики, которые позволят наглядно показать нашу позицию по тем или иным проблемам. Мы имеем графики по некоторым вопросам, которые поступили к нам и являются ключевыми.

Что касается меня, то с моей стороны будет предельно честный и откровенный разговор, как всегда. От вас же я буду ожидать только одного — также честно, объективно довести до общества то, что услышите здесь. Наверное, уже хватит кривотолков, лжи, потому что тема очень важная для наших судеб, судеб наших народов — России, Беларуси, да и других народов. Люди не должны получать информацию из каких–то анонимных источников, как это произошло после последнего заседания Высшего Госсовета. Хотя эти анонимные источники, наверное, известны и вам, тем более, они известны и нам.

В этом, наверное, есть и моя вина: так случилось после последнего заседания Высшего Госсовета, что мы не довели до общественности то, что происходило за закрытыми дверями. А там, где двери закрываются, там всегда появляются недомолвки, недоговоренности, ошибки и предвзятое вранье. Не надо закрывать двери. Но поверьте, не мы были инициаторами закрытия этих дверей. Поэтому, думаю, будет правильным проинформировать вас об итогах Высшего Государственного Совета Союзного государства, которое прошло в Москве в середине этого месяца.

Еще накануне я сказал, что это заседание не будет формальным. Так оно и было, как бы кому–то ни хотелось утверждать обратное. Мы впервые вынесли на заседание высшего органа Союзного государства те вопросы, которые до этого решались обсуждать только президенты опять же за закрытыми дверями в формате “один на один“.

Да, это был непростой, но исключительно честный и открытый разговор. Точнее будет сказать, откровенный, потому что разговор все–таки носил закрытый характер. Но мы настаивали на том, чтобы все проблемы обсуждались полным составом госсовета, а не кулуарно. Поэтому белорусская сторона поддержала предложенный Постоянным комитетом проект повестки дня, в которую были включены вопросы и Конституционного Акта, и Соглашения о единой валюте. Думаю, настал тот момент, когда мы должны честно друг другу сказать, на что готовы пойти в союзном строительстве, на что будем в перспективе готовы пойти и на что мы вообще никогда не пойдем. И так ситуация сложилась не только в силу каких–то субъективных причин.

К сожалению, российская сторона эти предложения не поддержала, мотивируя нежеланием будоражить общественное мнение, понятно, в канун известных политических событий.

Впрочем, нельзя говорить о российской стороне в целом. К слову, Геннадий Николаевич Селезнев как сопредседатель совместной белорусско–российской рабочей группы по подготовке проекта Конституционного Акта настаивал (и причем очень жестко настаивал) на включении в повестку дня вопроса о Конституционном Акте.

Кстати, этот проект, который Селезнев и Попов (сопредседатель с белорусской стороны) докладывали нам на закрытой части заседании, был единогласно одобрен совместной Комиссией по выработке Конституционного Акта и вынесен на рассмотрение Высшего Государственного Совета.

Тем не менее, пусть и вне повестки дня, мы обсудили самые острые вопросы Союзного строительства. То есть проект Конституционного Акта и проект Соглашения о единой валюте, который также не был включен в повестку дня по инициативе, просьбе, настоянию российской стороны. И мы решили в полном составе, всем Высшим Госсоветом, обсудить его вне повестки дня, что и сделали после перерыва.

Многие журналисты, которые, я смотрю, здесь присутствуют, тогда были в Кремле. Надо сказать, и это будет правдой, что благодаря членам Высшего Государственного Совета российской стороны и прежде всего благодаря Президенту России разговор получился очень полезным и открытым.

Позиция Беларуси всегда была последовательной и абсолютно прозрачной: мы за равноправный союз, каждый участник которого является суверенным государством. Беларусь была, есть и останется таким государством. Иного не будет, потому что этого вообще не может быть. Поэтому и не будет. И когда идут разговоры о нашем будущем, о том: быть России государством и особенно быть ли Беларуси государством, ответ очевиден — конечно же, быть.

Быть, потому что, повторюсь, вопрос вообще так стоять не может. Надо отдать должное, российское руководство признает и уважительно относится к такой позиции Беларуси. Об этом прямо заявил Президент России. Конечно, во многом наши мнения расходятся.

Принятие Конституционного Акта предусмотрено Союзным договором. Это даже сегодня не обсуждается — принятие Конституционного Акта — стоит принимать его или нет. Другой вопрос, каким быть этому Конституционному Акту? Поясняю: мы все (особенно это со своей стороны подчеркивает Российская Федерация) являемся демократическими государствами, которые уважают закон, международные договоры. Российское руководство это особо констатирует. И подписанные договоры сегодня действуют.

Помните, как мы шли по этому пути, начиная от Соглашения о Союзе? Еще с Борисом Николаевичем Ельциным мы подписали накануне его ухода с президентского поста Договор о Союзном государстве. А ратифицировали и обменивались ратификационными грамотами в Кремле мы уже с новым Президентом России. И я слово в слово это напомнил Владимиру Владимировичу Путину.

То есть новое руководство России приняло тот Договор, который был подписан. Более того, практически все, в том числе и нынешний Президент (он тогда был Премьером) участвовали в создании этого Договора. Но нам сегодня россияне говорят: ”Вы посмотрите, что в этом Договоре? Если его принять, то Россия, да и Беларусь чуть ли не теряют свой суверенитет, потому что здесь же будет равноправный подход“. На что я всегда заявлял о том: России–то чего бояться? Слон Моськи боится? Не надо бояться. Где мы тут суверенитет теряем?

То есть налицо попытка отойти от тех положений Договора, которые были выработаны, выстраданы и лишь затем положены на бумагу, и которые получили в наших государствах силу Закона. Они, те, кто так говорит, хотят ослабить Договор. На что я категорически пойти не могу.

Я уже говорил об этом, потому что я инициировал эти процессы в свое время. И потому, что это выгодно для нас, белорусов и россиян. И потому, что мы на референдум поставили этот вопрос, и наши белорусы ответили четко на этот вопрос. У меня полная правовая база в таком направлении действует. Я не могу отойти от того Договора, который мы сегодня имеем, или его ослабить. Правда и то, что он наполовину только выполняется.

Тогда было предложено: давайте выработаем Конституционный Акт и сделаем его фактически слабее, чем нынешний Договор. В таком случае возникает вопрос: а зачем? Зачем нам вообще делать дурную, бестолковую, извините за грубость, работу. Зачем нам Конституционный Акт делать слабее Договора. Ну ладно, можно его сделать таким, но его же по Договору можно выносить на референдум. В Конституционном Акте должны быть нормы, сильные нормы, нормы выше Закона, нормы, которые в обычном Законе не прописываются, потому что Конституция — это Основной Закон. Поэтому и нормы, которые будут излагаться в проекте такой Конституции для внесения на референдум двух государств, должны соответствовать этому нормативному акту Конституции.

Это, по–моему, прописные истины не только для юристов, но и для всех нас, журналистов в том числе, и мы мотивировать, что мы не можем пойти на ослабление Договора через Конституционный Акт.

Взять хотя бы вопрос о компетенции органов Союзного государства. Мы вам предложим сейчас этот график, посмотрите на него. Беларусь выступает за то, чтобы органам Союзного государства были переданы от национальных органов, от России, Беларуси достаточно широкие полномочия, позволяющие сделать Союз эффективно работающим.

Понятно, если мы будем вести речь о функционировании общего рынка, создании единой транспортной и энергетической системы, проведении единой экономической, налоговой, валютной политики. Эти вопросы должны быть переданы в ведение наднациональных органов. В сильном Союзном государстве должны быть полноценные органы, которые принимают обязательное для двух стран решение, то есть решение прямого действия.

На чем настаивает Российская Федерация? Я уже сказал, что они не хотят передавать значительные полномочия наднациональным органам. То есть Россия не готова, руководство России не готово поделиться своими полномочиями, долей своей власти, передав их союзным органам. Или боится, или там какие–то другие причины есть, но мотивирует тем, что Россия может развалиться. Как пример, приводится ситуация с Советским Союзом.

Может быть и так, мы к этому с пониманием относимся. Когда у нас спрашивают: вы понимаете, — да, понимаем. Согласны? Мы говорим: нет, не согласны. Потому что ни Беларусь, ни Россия развалиться не смогут.

Если не наделить союзные органы полномочиями для решения задач Союзного государства, мы никогда не придем к полноценному союзу. Необходимо закрепить правовой статус союзных органов и сделать это надо в Конституции. В ней должны быть урегулированы все основополагающие вопросы функционирования Союзного государства, в том числе и по единой валюте.

Но введение единой валюты только один из элементов союзной архитектуры, и его нельзя вырывать из общего контекста. Какая единая валюта, если нет решения всех экономических вопросов?

Еще один график. Фундамент — это наш Договор о Союзе, о создании Союзного государства. В соответствии с ним необходимо наладить эффективную работу союзных органов. Не может быть свободного рынка капитала, если не будут сняты таможенные барьеры, которые по–прежнему сохранены в России. Должен быть решен вопрос о механизме взимания косвенных налогов по взаимной торговле. Поскольку сейчас Беларусь поставлена в положение хуже чем, например, Латвия. Мы торгуем с Россией, представьте, в ситуации хуже, чем Латвия с Россией (смех в зале).

Надо создать Единое экономическое пространство и только потом вводить единую валюту. Если нарушить последовательность укладки таких кирпичей дом рухнет еще до того, как мы его построим. Деньги — это та кровь, которая, если говорить медицинским языком (аплодисменты), обращается или циркулирует в кровеносной системе организма. Посмотрите на нашу кровеносную систему. Там кругом тромбы.

Возьмите равные права наших граждан. Что, белорусы сегодня имеют те же права, что россияне у нас? Абсолютно нет. Поезжайте в Москву, вы это увидите. Что, сегодня нет таможенной границы на административной границе Беларуси и России? Эта таможенная граница возведена Российским государством. С нашей стороны этой границы нет. Я мог бы называть множество таких тромбов, и чтобы ввести валюту, которая бы циркулировала по этой кровеносной системе, надо срочно их убрать. Оторвутся ведь. А когда тромб отрывается, ясно, что будет.

На чем мы настаивали? Надо выполнить то, о чем мы договорились раньше (аплодисменты). И что уже прописано в соглашениях и договорах, и что стало законами в наших государствах. Российская Федерация этого пока не сделала. Но заверила нас, что в ближайшее время они закончат все внутригосударственные процедуры и введут все договоры, которые были заключены, в полном объеме. Их (договоры) надо выполнять, а не разрушать.

Хотите пример? Пожалуйста. Мы заключили Договор, который постоянно муссируется журналистами, почему–то особенно с Российской стороны — о поставках газа. Это Договор не о бесплатной поставке газа. И это Договор не о поставках газа по минимальным внутрироссийским ценам. Это масштабный Договор о создании равных условий для субъектов хозяйствования Беларуси и России.

Мы предоставляем российским предприятиям, которые у нас работают, и российскому бизнесу полные права на территории Беларуси, те же, что и белорусам. Россияне со своей стороны нашим предприятиям, нашему бизнесу в России предоставляют такие же права, какие имеют российские предприниматели и бизнесмены у себя. Это сотни вопросов, в том числе, равная ценовая политика.

Но какая же будет равноправная политика экономическая, если, к примеру, Ждановичи — наше тепличное хозяйство — потребляет газ, к примеру, покупая его по 50 долларов, а где–то в Башкортостане (я был там просто несколько лет тому назад, и задавал вопрос о тепличном хозяйстве: ”сколько у вас стоит газ?“) по 12 долларов. Скажите, какая здесь конкуренция может быть, если мы выращиваем помидоры, огурцы на этом комбинате, оплачивая по 50 долларов за газ (а тепло это — основное для тепличного хозяйства), а там по — 12. Мы просто конкурировать не сможем на общем рынке, не говоря уже о Башкортостане или каких–то других регионах. То же самое наблюдается и в других регионах.

Поэтому мы делаем уступки, и так было в Соглашении записано, по одним направлениям, а они (россияне) делают уступки по другим направлениям, в том числе и по газу. А что произошло? Захотелось России, мы, если будет у вас желание еще вернемся к этому вопросу, участвовать в приватизации нашей газотранспортной системы. Пожалуйста, участвуйте. Но это другой вопрос. «Белтрансгаз», «Газпром», как субъекты хозяйствования Беларуси и России, садитесь за стол, ведите переговоры по цене, по условиям. Не получается, неуступчивыми оказались белорусы. Выходит Премьер России Касьянов и говорит: я не буду выполнять пункт 2 Соглашения, где говорится о предоставлении равных условий для субъектов хозяйствования. То есть то, что касается газовой сферы. Так что это за отношение между государствами? Так просто не принято разговаривать друг с другом.

И вот представьте, в этой ситуации, когда не выполняется ряд соглашений и вот таким образом действует руководство России, нам предлагают: возьмите российский рубль. Это благо для белорусов, возьмите, вы сразу в два раза богаче станете. Через запятую говорят: ”ну смотрите, если вы российский рубль не возьмете, мы вам отвернем голову“. У вас какая бы была реакция? Даже если бы вы другой информацией не обладали. Вы бы подумали и сказали, смотрите, как они нас резко хотят осчастливить. Дают нам счастье, но не берет другая сторона. Ну и хорошо, баба с воза — коню легче. Есть такая поговорка у россиян и белорусов. Нет, начинают продавливать. Зачем?

Я прямо на этом заседании, на этой закрытой части сказал, не хочет ли Россия намертво привязать Беларусь к себе? Не хочет ли она, как у нас некоторые руководители говорят, зацепить нас на крючок и (рыбаки, наверное, знают, как это делается) в нужный момент нас подтягивают, но если будет очень трудно, отпускать. Пока эта рыба не устанет. Потом выбросят на берег.

Скажите, у вас не было бы таких опасений? У меня они есть. Я уже говорил об этом доме, о том, что мы его начинаем стоить с крыши, мы видим этот график и дом, который развалится, все это понятно. Есть и другие вопросы, более существенные. Мы не против того, чтобы российский рубль с 2005 года был единой валютой на нашем пространстве, выполнял роль валюты в Беларуси и России до 2008 года, когда мы новую валюту выработаем, как это в Договоре записано. Мы не против, но нам нужны гарантии, чтобы не получилось так, чтобы мы, как я уже говорил, когда нам кран этот денежный перекроют, мы не поползли куда–то на Монетный двор или к Кремлю и не щелкали зубами, выпрашивая, выманивая свое (аплодисменты).

Поэтому нам нужны и политические, и дипломатические, и внешнеполитические, и военно–политические гарантии. И они должны быть закреплены. Это международная норма, практика — закреплять гарантии в Конституции. Поэтому мы говорим, давайте поступим, как записано в Договоре, вы уже время потеряли, просрочили сроки, которые указаны в Договоре, извините за тавтологию. Давайте Конституционным Актом отработаем, нашими комиссиями, которые мы утвердили с Владимиром Владимировичем Путиным, внесем, проведем процедуру, внесем на референдум, утвердим Конституцию, как часть Договора. И будем это делать цивилизованно.

Нам часто говорят так: вот Лукашенко против и если вот не хочет так, давайте сделаем, как в Евросоюзе. Первое и главное: мы ведь строим союзное государство, а не союз, например, по типу Европейского Союза. Там же нет единого государства, в Европейском Союзе. Хотя они, фактически, дальше нас продвинулись. Они о границах не спорят, у них единое оборонительное пространство, у них уже единая валюта есть, дипломатия у них координируется. Журналисты, особенно оппозиционные, которые здесь присутствуют, знают, как это делается. Но мы же договорились строить союзное го–су–дар–ство. И этим оно уже, названием своим, отличается от Европейского Союза.

Поэтому, создавая наднациональные органы, надо больше передавать им полномочий и функций. Мы ведь об этом договорились. Но это не выполняется, потому что сегодня россияне, руководство России, увидело, что наднациональные органы — это опасно для России, а передавать им даже, этим органам, те функции, которые прописаны в Договоре, еще опаснее. Я еще раз подчеркиваю: мы понимаем такую позицию российского руководства. Понимаем. Но мы с ней не согласны. Почему? Потому что процесс объединения Беларуси с Россией, если бы он пошел, он был бы хорошим положительным фактором для самой России, внутри России.

Здесь другое. И вы знаете, что это такое, почему это препятствие создано и что это за препятствие. И знаете тех людей в России, которые сегодня чинят эти препятствия. Можно много рассуждать о Конституционном Акте и введении единой денежной единицы. Но при этом, когда мы говорим о валюте, не надо забывать, что это элемент государственности, это элемент независимости, важнейший элемент. Поэтому, вводя валюту другой страны, чужую валюту, Беларусь должна иметь га–ран–тии. Еще раз подчеркиваю — как экономические, так и политические, чтобы не дестабилизировать, не разрушить ту ситуацию, обстановку, которая сложилась у нас в стране. Она очень хрупкая.

Нам часто говорят, и Владимир Владимирович об этом говорил мне в Сочи: ну что, ну если мы вас обманываем в очередной раз, вы вернетесь к своей валюте. Я говорю: мы уже один раз вернулись после распада Советского Союза, остались не только без штанов. И до сих пор еще кувыркаемся. Что мы потеряли, мы об этом тоже сегодня поговорим. И я вам покажу на цифрах, что мы потеряли, чтобы вас окончательно убедить, что Беларусь не является нахлебником России и на сегодняшний день не должна России ни копейки. Скорее наоборот. Если цивилизованно обсуждать эти проблемы и исходить из фактов.

Я в заключении своего выступления хочу сказать, что Беларусь по нашей Конституции может вступать в любые союзы. Так и будет, если они будут соответствовать нашим интересам. И если они будут приемлемы нашим партнерам по переговорам. Но Беларусь была и будет государством, союзным государством с Россией. И на последнем заседании Высшего Государственного Совета и Беларусь, и Россия подтвердили свою полную приверженность Союзному договору. Вы можете спросить: ну а к чему пришли в результате всех этих споров, жестких разговоров? Мы пришли к тому, что если Россия будет ”продавливать“ только союзную валюту, Соглашение (что это такое, я вам рассказал), в Беларуси будут настаивать, и правильно настаивать, на том, что вытекает из Договора, на Конституционном Акте, на усилении нашего Союза.

Россия занимает негативную позицию в этом вопросе. Если так, то мы вообще можем разрушить наш Союз и ни к чему не придем, ни о чем не договоримся. Поэтому пришли к выводу — вот наступил момент, когда мы остановились и не можем сделать шаг вперед. Даже небольшой шаг. Я предложил: давайте не будем разрушать на радость тех, кто у нас сидел за спиной. Там тоже такие сидели деятели, которым бы хотелось все разрушить и порушить. Давайте не будем разрушать. Давайте остановимся на том уровне, и будем работать в рамках того Договора, который сегодня существует. Он неплохой договор, хороший договор. Это Закон в России и Беларуси, давайте выполнять этот Закон. И на этом мы остановились. Это был итог этого горячего вечернего обсуждения этих двух проблем.

Как видите, я честно сказал, мы вперед не продвинулись, но мы и не сделаем ни одного шага назад. Мы договорились, что мы будем продолжать переговоры по всем конкретным вопросам и будем работать над Конституционным Актом, который обсудим вначале февраля, в первой декаде февраля будущего года.

Вот все то, что я хотел сказать во вступлении, может быть, останавливаясь больше на заседании последнего Высшего Государственного Совета, ход которого не был озвучен.

Многие могут заметить: “Вот договорились провести Высший Госсовет, не будоражить общественное мнение, а Лукашенко в основном процентов на 75–80 рассказал о том, о чем там говорилось”. Я это сделал после того, как ”некие анонимные“ (беру в кавычки) источники из Кремля начали вброс в средства массовой информации заведомо ложных фактов и начали дезинформировать население. В этой ситуации я просто вынужден был сказать, о чем шел разговор и примерно очень аккуратно, о тех позициях, которых придерживаются две стороны Беларуси и России.




Законодательное безвластие

Александр Фадеев

В Белоруссии различные политические силы начали подготовку к избирательной кампании по выборам в Палату представителей Национального собрания в следующем году. Оппозиционные партии прогнозируют в 2004 г. развертывание со стороны президентской администрации штаба для организации «серых выборов» по жестким правилам и «черным» спискам, спущенным сверху. Уже осенью этого года с целью взятия предвыборной ситуации под полный контроль власти республики ограничивают присутствие в Белоруссии зарубежных, включая российские, средств массовой информации, а также решительно сокращают внутренние информационные источники, отфильтровывая и закрывая неправительственные электронные и печатные СМИ. Все разговоры со стороны президентской администрации о совершенствовании Избирательного кодекса РБ, о проводимой якобы в этом направлении работы в последнее время прекращены; очевидно подлинным намерением было не мнимая модернизация избирательного законодательства, а его сохранение в неприкосновенном виде.

Много дискуссий в обществе вызывает потенциальный референдум с целью продления президентских полномочий нынешнего главы государства Александра Лукашенко. Ранее а Белоруссии с его подачи уже проводились два подобных мероприятия – 14 мая 1995 г. и 26 ноября 1996 г. С точки зрения парламентаризма оба этих референдума инициировали внесение президентских поправок в конституцию Республики Беларусь, которые вызвали смещение баланса законодательной и исполнительной власти в пользу президента республики. Поэтому нынешней президентской администрацией референдумы расцениваются как положительная законодательная практика, позволяющая укреплять существующий порядок государственного управления путем принятия решений посредством «народного» голосования, итоги которого имеют окончательный и обязательный характер. Спорным представляется вопрос о всеобщем участии граждан Белоруссии в решении «судьбоносных» проблем государственной и общественной жизни путем референдума. Настораживает, например, низкая избирательная активность белорусского народа, проявленная при проведении столь важных мероприятий: в первом референдуме, скажем, по официальным данным участвовало только 64,7% граждан республики, имеющих право голоса. Возможно это свидетельствует как о недоверии населения к честности властей при подсчете голосов, так и вообще к сложившимся в республике государственно-политическим институтам.

К самым главным недостаткам политического устройства Республики Беларусь следует отнести наличие двухпалатного парламента. Национальное собрание РБ, как известно, состоит из двух палат – Совета Республики и Палаты представителей, однако двухпалатная конструкция законодательных органов больше подходит для больших стран (или межправительственных организаций) с федеративным устройством, где субъекты федерации (республики, штаты, заморские территории, кантоны и пр.) имеют возможность представлять собственные интересы через своих представителей в верхней палате. В 145-ти млн. России, например, эта важнейшая функция возложена на Совет Федерации, члены которого представляют 21 республику (от Адыгеи до Чувашии), 6 краев, 50 областей (включая одну автономную), а также 10 автономных округов. В случае с Белоруссией, которая является унитарным государством, Совет республики, состоящий из 56 депутатов, делегированных туда местными советами базового и областного территориальных уровней, и 8 депутатов, назначенных лично президентом,  выступает в качестве парламентской надстройки с непонятными полномочиями и функциями. Кроме жесткого очерчивания национального суверенитета, конституция РБ не допускает делимости верховной государственной власти как во внешнеполитической деятельности, так и в сфере внутренней политики. Делимость характерна для стран с федеративным устройством, в которых субъекты федерации сохраняют (пусть и ограниченный «сверху») суверенитет.

Излишне говорить, что местные советы не могут рассматриваться в качестве института власти с развитыми полномочиями, тем более трудно представить их в роли органов государственно-территориальных образований, обладающими некими даже относительными суверенными правами. Реформа местных органов власти, проведенная президентской администрацией А.Лукашенко еще в 1995 г., лишила поселковые, районные, городские и областные советы остатков властных полномочий, оставив им лишь контроль на своей территории за учреждениями здравоохранения, «культобслуживания», школами и коммунальными объектами. В последнее время много говорится (в том числе и главой государства) о необходимости нового витка реформы местного управления и самоуправления, о преобразовании исполкомов всех уровней в администрации территориальных образований и т.п., но реальных шагов в данном направлении пока не последовало.

Если в Белоруссии, небольшой по территории и населению республике, наличествует центральная власть, но нет параллельного существования ее с властными органами субъектов федерации, нет даже проблемы разграничения предметов ведения и полномочий этих несуществующих субъектов, пресловутой борьбы суверенитетов, то зачем нужен столь громоздкий двухпалатный парламент? На этот вопрос в республике никто не может ответить. Как можно понять, административно-управляемый привесок к законодательному органу был в свое время специально создан в целях купирования возможной нежелательной для высшей власти активности депутатов Палаты представителей, избранных действительно на основе прямых, равных и демократических выборов самим белорусским народом.

Можно, конечно, предположить, что члены Совета республики (за исключением депутатов, кооптированных лично президентом), посланные в верхнюю палату областными и районными советами, призваны отстаивать локальные интересы при принятии законодательных актов. Но так не считает сама республиканская власть, по указанию которой для отстаивания предложений регионов в процессе нормотворческой деятельности создана другая инстанция – Координационный совет председателей областных и Минского городского совета депутатов. Таким образом, Совет республики не может считаться в полной мере и органом территориального представительства.

При разработке поправок в белорусскую конституцию осенью 1996 г. были учтены временный основной закон Республики Польша (т.н. малая конституция) и содержание проекта новой  польской конституции (принята 02.04.1997). Даже название для белорусского парламента (Национальное собрание) и его верхней палаты – сенат, были взяты оттуда (термин «сенат» был впоследствии отвергнут). Сам по себе факт заимствований из конституции соседней страны по проблемам парламентаризма не вызывает удивления: в конце концов Польша первое в Европе государство, которое формализовало свою конституцию (1791 г.), имеет вековой опыт развития парламентской системы. Однако Белоруссия и Польша резко различаются по форме государственно-политического устройства, различны у обеих стран и избирательные системы, и принципы парламентских выборов.

В Третьей Республике действительно бикамеральный парламент – Национальное собрание состоит из сейма и сената, но Польша, крупная относительно Белоруссии страна с почти 40 млн. населением, не имеет жесткого централизованного управления, является парламентской, а не президентской республикой. Самое главное состоит в том, что верхняя палата польского парламента – сенат, состоящий из 100 депутатов, избирается по мажоритарной системе в многомандатных округах. Выборы в сенат являются всеобщими, непосредственными (прямыми) и проводятся тайным голосованием. Депутаты, что немаловажно, представляют самоуправляющиеся административно-территориальные единицы – воеводства, имеющие собственные системы управления, включая представительные органы (сеймики). Укрупнение воеводств в рамках административной реформы с 49 до 15 уже поставило вопрос о необходимости ликвидации сената.

Стоит отметить, что монокамеральные парламенты успешно функционируют в таких странах Европы как Швеция, Греция, Португалия, Латвия, Словакия и в целом ряде других государств. Они просты и компактны, избираются всем населением напрямую и имеют все необходимые для реализации законодательной власти полномочия, прежде всего, формируют правительство, ответственное перед парламентом. В однопалатном парламенте быстрее осуществляется прохождение законопроектов, принимаются ответственные решения, а сам законотворческий процесс упрощается и способствует экономии финансовых средств. Конечно, есть исключения, например, сравнимая по масштабам с Белоруссией Чехия. Но  в унитарной Чехии сенат появился благодаря проамериканским настроениям политической элиты, бывшего президента ЧР Вацлава Гавела. Однако сенат имеет ограниченную законодательную власть - нижняя палата чешского парламента легко преодолевает вето сената (и президента) простым большинством голосов. В Белоруссии с прохождением законопроектов все обстоит иначе.

Национальное собрание РБ представляет собой пример бикамерального парламента со всеми свойственными ему недостатками: кооптацией депутатов, усложнением законодательного процесса, торможением в силу консервативности и представления интересов исполнительной власти законотворчества и законодательных инициатив нижней палаты. Кроме того, возникают как лишние расходы на содержание самого Совета республики, так и на содержание и большие привилегии дополнительного слоя депутатов.

Другим существенным недостатком парламентской системы Белоруссии, свидетельствующим о том, что процесс демократизации общества, разделения ветвей власти не завершен, является наличие двух государственных институтов, имеющих согласно конституции РБ 1994/1996 гг. полномочия принятия законодательных актов. Это – президент, издающий указы, распоряжения и декреты, имеющие силу законов, и обладающий правом назначения республиканских референдумов, внесения и отклонения законопроектов, а также Национальное собрание, в полномочия которого входит рассмотрение проектов законов и представление их окончательных вариантов на подпись президенту.  Президент РБ Александр Лукашенко только за 1999 г., например, издал 43(!) декрета за своей подписью. Напомним, что в демократических государствах в основном законе содержится норма, которая определяет национальный парламент как единственный орган, наделенный правом принимать конституцию и законы.

Сегодня важно, учитывая реализацию в Белоруссии президентской программы по формированию государственной идеологии, а также намерения протолкнуть в рамках СГ решение о создании «союзной» идеологии, подчеркнуть и наличие в большинстве конституций европейских стран положения о том, что само государство и его институты, в первую очередь законодательная власть, свободны от любых идеологий. Конституция Словакии, например, вообще начинается с этого принципиального положения (Конституция Словацкой Республики 1992 г.; Гл.I, раздел 1, ст.1). В первом разделе основного закона соседней Польши также четко сказано, что публичные власти в республике сохраняют беспристрастность в вопросах мировоззренческих и философских убеждений, обеспечивают свободу их выражения в общественной жизни (Конституция Республики Польша 1997 г.; Раздел I, ст.25, п.2).

В Белоруссии президентская администрация вместе с правительством фактически реализуют не только управленческий потенциал, но и осуществляют на практике законодательную власть. Депутаты Палаты представителей высказывают свое мнение, обсуждают законопроекты и вносят в них поправки, но ключевую роль в принятии окончательных решений по принятию законов играет президент и руководители правительства. Статус Национального собрания довольно неопределенен, он действует в обстановке явного дефицита законодательной власти, в нем самом отсутствуют фракции политических партий, кроме большой группы депутатов, представляющих на деле правящую партию чиновников. По сути белорусский парламент лишен внутренней политической структуры, а следовательно в нем не действует система сдержек и противовесов. Депутатов НС все время подключают к принятию государственных решений, но их участие в этом процессе весьма ограничено, иногда минимально. Монополия на разработку важнейших законов по-прежнему принадлежит президентской администрации. Последняя фактически признает за Палатой представителей только совещательную, консультативную роль и функцию внешнего соучастия в законодательном процессе.

Минимальны полномочия депутатов при принятии государственного бюджета Белоруссии и по контролю за его исполнением. Их участие в подготовке и принятии бюджета не наполнено конкретным содержанием, поскольку президентская администрация и правительство держат этот процесс в собственных руках, попутно легко решая проблемы корректировки текущего бюджета, который сами исполняют и сами контролируют ход исполнения. По сути депутатский корпус не в состоянии отклонить бюджет в целом, авторитета у парламента в рамках институционной системы государства при ограниченных бюджетных полномочиях, естественно, не добавляется. Поэтому с мнением депутатов Палаты представителей, природа которого, как мы выяснили, лишь консультационная, высшие управленцы республики считаются мало. Низкий политический вес Национального собрания определяет и падение интереса к этому парламентскому институту со стороны белорусских граждан: на последних выборах в Палату представителей 2000 г. активность избирателей оказалась почти на 25% ниже, чем на президентских (2001 г.) – всего 61%.

В силу того, что исполнительная власть в республике переплелась с законодательной, при отсутствии жестких конституционных барьеров к такому слиянию, вряд ли можно серьезно говорить о самостоятельности депутатов Национального собрания. Они объективно вынуждены придерживаться определенных «инструкциями» свыше границ законодательной деятельности, находятся в зависимости от президентской администрации и правительства, лишены возможности строить свою работу по принципу «свободного мандата». Выход белорусского парламента из тени президента и правительства, превращение Национального собрания в высший реальный институт законодательной власти, становление его как классического европейского парламента – вот подлинная цель общественного развития Белоруссии на ближайшую перспективу, вот главная задача для нового состава Палаты представителей.




НИСЭПИ,
13 ноября 2003

Генерал и его армия

В сентябре 2003 г. НИСЭПИ провел очередной национальный опрос (методом face-to-face interview опрошено 1519 человек в возрасте от 18 лет и старше, предельная ошибка репрезентативности не превышала 0.03). Предлагаем Вам некоторые его наиболее интересные результаты.

Диспозиция

Опрос показал, что, несмотря на разнообразные усилия белорусских властей - от введения единой государственной идеологии и смены высших государственных руководителей до новых репрессий по отношению к гражданскому обществу и фактического пересмотра политики интеграции с Россией - поддержка нынешнего курса со стороны общества продолжает медленно, но неуклонно падать. Хотя рейтинг президента Лукашенко после нашего апрельского опроса вырос на 5% и составляет сегодня 31.7%, количество его убежденных противников (т.е. тех, кто не стал бы голосовать за него не только на президентских выборах, но и на гипотетических выборах президента Союза Беларуси и России, не доверяет ему и не считает его идеалом политика), более чем в три раза превышает количество его сторонников и приближается уже к половине населения, а колеблющихся - наоборот, сокращается:

Таблица 1. Динамика электоральных типов по отношению к президенту Лукашенко, %

Электоральные типы

11\'97

09\'98

06\'99

04\'00

08\'01

04\'02

09\'03

Убежденные сторонники А. Лукашенко

26.0

29.3

21.8

15.5

21.8

10.4

14.9

Колеблющееся большинство

53.2

53.3

52.1

54.2

46.1

42.7

42.4

Убежденные противники А. Лукашенко

20.8

17.4

26.1

30.3

32.1

46.9

47.8

Выполнение президентом своих предвыборных обещаний по пятибалльной шкале оценивается только на 2.7 балла, 61.1% опрошенных считают, что \"кто-то другой должен занять этот пост\" (\"вновь избрать А. Лукашенко\" - лишь 28.3%), почти половина - что \"в целом положение вещей в нашей стране развивается в неправильном направлении\" (\" в правильном\" - только 30%), а на возможном референдуме 51.8% готовы голосовать против изменения Конституции, позволяющего А. Лукашенко избираться на третий срок (\"за\" - 22.6%). Даже такая акция, как отставка премьер-министра и его заместителя \"за фальсификацию и искажение фактов\", которая еще несколько лет назад вполне успешно могла бы \"перевести стрелки\" народного недовольства, сегодня уже не дает ожидаемого эффекта: лишь 36.2% респондентов видит причину этого в том, что \"правительство не выплатило вовремя долги колхозникам\", а 43% - в том, что \"А. Лукашенко хочет поднять свой авторитет в глазах населения\".

В такой ситуации все больше белорусов задумываются о возможной альтернативе нынешнему президенту и его курсу. Хотя почти 60% опрошенных думают, что за время после последних президентских выборов рейтинг А. Лукашенко понизился (23.8% думают наоборот), 83.3% все еще не знают человека, который мог бы успешно конкурировать с ним на следующих выборах (знают только 13.2%). Однако ожидание альтернативы, готовность ее принять становится доминирующей политической установкой белорусов:

Таблица 2. Если бы Вы знали человека, который мог бы успешно конкурировать с А. Лукашенко на следующих президентских выборах, то проголосовали бы за него или за А. Лукашенко?

Вариант ответа

%

Проголосовал бы за такого кандидата

55.9

Проголосовал бы за А. Лукашенко

24.5

Пока не знаю, посмотрел бы по обстоятельствам

19.6

Несмотря на то, что совокупный рейтинг демократических партий составляет 35.8%, как уже отмечалось в наших аналитиках, он представляет собой скорее статистическую, чем политическую величину, поскольку \"рассыпан\" между десятком партий, и избирателей, готовых голосовать за кандидатов любой из них, пока в несколько раз меньше. На открытый вопрос \"Если бы завтра снова состоялись выборы президента Беларуси, за кого бы Вы проголосовали?\", по которому и определялся указанный выше рейтинг, лишь один С.Гайдукевич получил 4%, превышающие ошибку выборки. При более мягкой формулировке \"Назовите, пожалуйста, имена белорусских политиков и общественных деятелей, которые в большей степени выражают Ваши интересы\" помимо А. Лукашенко, получившего 19.3%, были названы 6 политиков, получивших от 6.3% (С.Шушкевич) до 3% (С.Калякин).

Генерал

Значит ли это, что столь сильно выраженное ожидание альтернативы так и не \"фокусируется\" на какой-либо политической силе, что миллионам белорусов нужно ждать еще несколько лет и пройти через новые испытания? Судя по результатам нашего исследования - нет, не значит:

Таблица 3. Год назад в белорусском парламенте по инициативе генерала В.Фролова была создана депутатская группа \"Республика\", которая стала выступать с критикой политики А.Лукашенко. К тому, что в парламенте стали критиковать президента, одни относятся положительно, другие - отрицательно. А как относитесь к этому Вы?

Вариант ответа

%

Положительно

37.7

Безразлично

33.1

Отрицательно

17.7

ЗО/НО

11.5

После нашего апрельского опроса количество положительных оценок деятельности \"Республики\" выросло на 4.6% (за счет затруднявшихся ответить). Но главной сенсацией исследования стал другой результат:

Таблица 4. Если бы Вам сегодня пришлось выбирать президента Беларуси из следующих политиков, за кого бы Вы проголосовали?

Вариант ответа

%

За А.Лукашенко

34.6

За В.Фролова

17.9

За другого кандидата

9.0

Против всех

12.4

Не стал бы участвовать в выборах

7.4

ЗО/НО

18.7

Как видно, в ситуации \"жесткого выбора\", когда избирателям предъявляется конкретная альтернатива - а именно так и выглядела бы реальная ситуация в кабине для голосования - шансы опального генерала с депутатским мандатом составили бы сегодня 1 к 2. Это убедительно подтверждает наш вывод о том, что ожидание альтернативы становится доминирующей политической установкой белорусов. Тот факт, что при ответе на открытый вопрос о выборе президента рейтинг В.Фролова составил лишь 1.2% против 31.7% рейтинга А. Лукашенко, почти ничего не говорит о реальном электоральном раскладе: генерал, как и другие белорусские политики, практически не присутствуют в актуальном сознании большинства избирателей. Причины такого положения хорошо известны - доступ на авансцену белорусской политики уже много лет фактически заблокирован мощным контролем над системой СМИ и почти полной редукцией законодательной власти. Но как только альтернатива попадает в актуальное сознание избирателей, она производит эффект ядерного взрыва. Для того чтобы убедиться в справедливости этого вывода, достаточно сравнить, как проголосовали бы в ситуации \"жесткого выбора\" избиратели, знающие и не знающие \"кандидата, который мог бы успешно конкурировать с А.Лукашенко на президентских выборах\":

Таблица 5. Голосование в ситуации \"жесткого выбора\" в зависимости от знания \"кандидата, который мог бы успешно конкурировать с А.Лукашенко на президентских выборах\", %*

Если бы сегодня пришлось выбирать президента Беларуси из следующих политиков, проголосовали бы за:

Знают такого человека (13.2)

Не знают такого человека (83.3)

За А.Лукашенко

10.3

36.4

За В.Фролова

38.7

15.2

За другого кандидата

26.3

6.6

Против всех

6.8

13.8

Не стали бы участвовать в выборах

4.6

8.1

ЗО/НО

13.3

19.9

* Таблица читается по вертикали

Очевидно, что рейтинг генерала в ситуации знания какой-либо альтернативы возрастает более чем на 20% и, в случае консолидации демократических сил (т.е. прибавки голосов хотя бы половины других демократических кандидатов), а также свободных и справедливых выборов, практически не оставляет сомнений в победе.

Армия

Из кого же состоит потенциальная \"армия избирателей\" генерала Фролова? Некоторые политики и аналитики высказывают опасение, как бы возможная \"смена директора совхоза на армейского генерала\" не стала бы \"сменой шила на мыло\", и Беларусь на следующие пять лет не осталась маргиналом в центре Европы. Оставляем возможность анализа биографии и личности, политических и экономических связей, команды и программы генерала нашим коллегам политологам. С социологической точки зрения гораздо более важным фактором, позволяющим более-менее точно предсказать политический путь того или иного кандидата, является система электоральных ожиданий, фокусируя которые эти кандидаты приходят к власти.

Анализ \"социологического портрета\" электората, выразившего готовность голосовать за В. Фролова (тех самых 17.9%), показал, что это:

Преимущественно молодая, самая экономически активная и образованная часть общества;

Озабоченные ухудшением не только своего материального положения, но также экономического и политического климата в стране в целом, прежде всего постоянными нарушениями демократии и прав человека;

Понимающие, что главный виновник этого ухудшения - не мифические \"внутренние и внешние враги\" и даже не правительство и местные власти, а сам президент, упрямо не меняющий свою политику, и потому на возможном референдуме готовые голосовать против третьего срока А.Лукашенко;

Убежденные, что Беларусь, с одной стороны, должна развивать взаимовыгодное и стабильное сотрудничество с Россией, которая добилась больших успехов в экономическом и политическом развитии, а с другой - тесно сотрудничать с Европой, и даже готовые на референдуме голосовать за вступление в Европейский союз.

Иными словами, это тот самый электорат, который желает перемен в стране, на который старается опираться белорусская оппозиция, но который пока что \"не отвечает ей взаимностью\". \"Фокусирование\" ожиданий самой динамичной, демократической части общества на кандидатуре генерала позволяет с высокой вероятностью предположить, что, в случае прихода к власти, он станет проводить демократическую, рыночную, многовекторную политику.

Другое сомнение, высказываемое еще чаще, звучит так: \"Генерал - человек смелый и порядочный, но за ним никого и ничего нет. Реальную поддержку он может получить, только опираясь на существующие политические партии. Поскольку у них есть свои лидеры с большими, чем у генерала рейтингами, их кандидатуры могли бы \"сфокусировать\" электоральные ожидания перемен еще более успешно\". Давайте вместе проверим, в какой мере потенциальный электорат В. Фролова является \"заимствованным\" у других политических сил. Для этого, последовательно расширяя объект анализа, рассмотрим, как распределяется электорат, голосовавший за альтернативных кандидатов на последних президентских выборах (по данным последнего опроса за них голосовали 23.1%, что почти повторяет данные декабрьского опроса - 23.3%), и электорат демократических партий (составляющий сегодня 35.8%, что также почти совпадает с данными апрельского опроса - 37%):

Таблица 6. Как проголосовали бы избиратели, голосовавшие за кандидатов на выборах 2001 года, если бы сегодня пришлось выбирать президента Беларуси из следующих политиков, %*

Если бы сегодня пришлось выбирать президента Беларуси из следующих политиков, проголосовали бы:

В 2001 году голосовали за:

А.Лукашенко (50.0)

В.Гончарика или С.Гайдукевича (23.1)

За А.Лукашенко

61.8

3.1

За В.Фролова

6.6

40.3

Не стали бы участвовать в выборах

4.0

16.8

За другого кандидата

8.7

13.4

Против всех

4.9

7.1

ЗО/НО

14.0

19.3

* Таблица читается по вертикали

Как видно, среди избирателей, голосовавших два года назад за перемены, сегодня доминирует группа, готовая отдать свои голоса В.Фролову. Из этой же таблицы также хорошо видно, как постепенно \"тает\" электорат А.Лукашенко.

Таблица 7. Как проголосовали бы сторонники 10 демократических партий (ОГП, БНФ, КХП, БСДГ, БСДП \"НГ\", ПТ, ПКБ, \"Надзея\", БПЗ), если бы сегодня пришлось выбирать президента Беларуси из следующих политиков?

Проголосовали бы:

%

За А.Лукашенко

28.3

За В.Фролова

29.3

За другого кандидата

11.8

Не стали бы участвовать в выборах

12.3

Против всех

7.2

ЗО/НО

11.1

Среди партийного электората также доминируют, хотя и не столь явно, избиратели, готовые голосовать за В. Фролова. Ревнителям \"партийной чистоты\" мы в данном случае рекомендуем обратить внимание не столько на рейтинг В.Фролова, сколько на рейтинг А.Лукашенко (среди сторонников ПТ за действующего президента готовы голосовать 47.6%, а ПКБ - 73.8%!) и не быть слишком самонадеянными.

Наконец, самый важный критерий проверки - это поведение избирателей в ситуации \"свободного выбора\". Как предпочли бы голосовать респонденты, выбравшие генерала из пары \"А.Лукашенко - В.Фролов\" (те самые 17.9%) , если бы имели неограниченный выбор?

Таблица 8. Структура электората В. Фролова (готовые голосовать за него в ситуации \"жесткого выбора\") в ситуации \"свободного выбора\"

Если бы завтра снова состоялись выборы президента Беларуси, за кого бы Вы проголосовали? (открытый вопрос)

%

За С.Гайдукевича

8.9

За В.Гончарика

6.6

За самого В.Фролова

6.5

За А.Лебедько

5.4

За З.Позьняка

3.9

За С.Шушкевича

3.8

Всего за кандидатов, набравших не менее 3%

35.1

Нет таких кандидатов

7.2

ЗО/НО

42.3

Всего не определившихся

49.5

Самый важный вывод из этих данных заключается в том, что за генерала готовы голосовать не столько сторонники оппозиционных политических лидеров вместе взятые, сколько не определившиеся избиратели, в актуальном сознании которых вообще отсутствует какая-либо альтернатива, а это - почти половина белорусского электората! Напомним также, что выбор, по которому генерал получил рейтинг, всего вдвое меньший, чем А.Лукашенко, на самом деле не был \"жестким\": отвечая на этот вопрос, респонденты - сторонники любого иного кандидата - могли назвать иное имя (но воспользовались такой возможностью только 9%). Следовательно, электоральный потенциал В.Фролова - не столько \"заимствованный\", сколько свой собственный, причем формируется главным образом за счет тех избирателей, чье ожидания до сих пор не \"фокусировались\" ни на одной кандидатуре.

Таким образом, сенсация нашего исследования - не \"методологическая конструкция\", а реальное электоральное предпочтение белорусов: сегодня генерал-депутат \"фокусирует\" на себе ожидания альтернативы почти полутора миллионов избирателей, хотя подавляющее большинство из них никогда даже не слышали его имени. Причины такой \"фокусировки\" - в ситуации \"предъявления имени\" - назывались уже неоднократно. Во-первых, он представляет системную оппозицию (депутатская группа \"Республика\"), а во-вторых, имеет солидный военный бэкграунд (армии сегодня доверяют 54.1% избирателей, не доверяют 32.4%, тогда как у оппозиционных партий это соотношение составляет 18.4% к 55%). Сможет ли генерал Фролов действительно возглавить и повести за собой армию не тысяч солдат и офицеров, привыкших выполнять приказы, а миллионов избирателей, привыкших руководствоваться собственными предпочтениями, но объединенных одним желанием - желанием перемен? Ответ на этот вопрос будет зависеть от многих факторов, но, прежде всего - от консолидации демократических сил Беларуси на основе реальных интересов и потребностей электората, создания эффективной коалиции, включая избирательный блок, сначала на парламентских, а потом и на президентских выборах.




ИТАР-ТАСС,
15 октября 2003

Союзное государство в ситуации пата

Российская сторона оценивает ситуацию, возникшую в Союзном государстве Беларуси и России, как патовую. Об этом агентству ИТАР-ТАСС сообщили источники в администрации президента России. Белорусская сторона связывает вопрос о введении единой валюты, которая планировалась на 1 января 2005 года, с принятием Конституционного акта. "Однако проекта этого документа, устраивающего обе стороны, нет, - пояснили источники. - Таким образом возникла патовая ситуация". Белорусская сторона пока воздерживается от однозначных комментариев.

В настоящее время не существует ни одного варианта проекта Конституционного акта Союзного государства Беларуси и России, который бы устраивал обе стороны. Действует рабочая группа по выработке проекта конституции под руководством спикера Госдумы Геннадия Селезнева. Однако и ее вариант нельзя считать удовлетворительным, заметили источники ИТАР-ТАСС.

В Кремле считают, что основой Конституционного акта могли бы быть поправки, которые российская сторона в 2001г. предлагала внести в Союзный договор от 1999 г. "Их суть - в создании квазигосударственного образования типа ЕС, - пояснили источники. - Речь не идет о том, чтобы копировать ЕС, но в российско-белорусском союзе можно было бы внедрить отдельные идеи модели ЕС. Таким образом было бы создано некое ядро союзного государства, к которому, при желании, могли бы присоединиться и другие страны". Такие поправки, пояснили источники в Кремле, позволили бы развести компетенцию союзных и российских органов. Они предусматривали механизм "национальной ратификации" союзных законов. Такой механизм позволил бы "на раннем этапе запускать согласительные процедуры".

Поправки приняты не были, напомнили источники, а в дальнейшем "белорусская сторона вообще уходила от обсуждения российских предложений". Минск, в свою очередь, предложил внести поправки не в Союзный договор, а в Конституционный акт. Для этого была создана рабочая группа по подготовке Конституционного акта. "Все попытки в рамках этой рабочей группы внести изменения в конструкцию не привели к результату", - подчеркнули в Кремле.

В этой ситуации российская сторона выступила с предложением, начать работу в сфере экономического сотрудничества: стали обсуждаться проекты в газовой сфере, введение единой валюты. "Но все проекты ждала тяжелая судьба", - отметили источники. Возникли разногласия по поводу цен на российский газ, при обсуждении вопроса о покупке российской стороной "Трансгаза" Москве предложили завышенную стоимость.

"По вопросу о единой валюте работали, работали и доработали до деталей, а белорусская сторона говорит теперь: давайте сначала примем Конституционный акт, - пояснили источники. - В результате возникла патовая ситуация".

Однако Россия не будет политизировать отношения с Беларусью, заявили источники. В частности, вопросы строительства союзного государства не будут связываться с такими темами, как предоставление Беларуси кредитов. Между тем, "кредиты, конечно, надо будет возвращать, а белорусская сторона не сможет это сделать сразу", отметили в Кремле. Источники подчеркнули, что "помощь Беларуси будет оказываться, но это отдельный разговор, отдельный пункт переговоров".

Белорусская сторона через официальное информагентство БелТА комментирует итоги вчерашних переговоров намного уклончивее, делая упор на формальную сторону заседания Высшего госсовета СГ. Так, отмечается, что утверждены отчет Совета Министров союзного государства об исполнении бюджета за 2001 год, союзный бюджет 2003 года и основные параметры проекта бюджета на 2004 год. Принято решение подготовить проект Программы согласованных действий в области внешней политики государств-участников Договора о создании союзного государства на 2004-2005 годы. Отмечается, что председатель Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь выступил с предложением внести на предстоящее заседание ВГС СГ вопрос о равенстве прав граждан двух стран. По предложению президента России также будет внесен вопрос об основных направлениях развития союзного государства.

Что касается обсуждения проектов Конституционного акта и соглашения о введении единой валюты, подчеркнуто лишь, что по инициативе президента Беларуси оно впервые проходило открыто - с участием всех членов Высшего госсовета. А по итогам «обмена мнениями» решено продолжить работу в соответствующих группах над проектом Конституционного акта СГ и введением единой денежной единицы, чтобы вернуться к этим вопросам позднее.

Утверждается также, что стороны подтвердили приверженность Договору о создании союзного государства от 8 декабря 1999 года.

Следующее заседание ВГС союзного государства запланировано на первую декаду февраля 2004 года.




nmn,
20 октября 2003

В Москве – Пат, в Минске - Мат

Андрей Суздальцев (Минск)

В результате  восьмилетнего  «триумфального» развития российско-белорусской интеграции, состояние дел в Союзном государстве России и Беларуси перешло в «патовую» стадию.  Если обратиться к правилам шахматного  противоборства, то пат является ничьей, т.е. ситуацией, когда ни одна из сторон уже не может объявить сопернику мат. Учитывая  происхождение  и образование белорусской правящей элиты, нет сомнений, что,  откушав после завершения заседания  Высшего Государственного Совета 14 октября чаю и выйдя за порог Кремля, члены белорусской делегации перешли в общении друг с другом исключительно  на  «шахматный» язык.  Ничего другого им не оставалось – московскую «партию» официальный Минск проиграл «в чистую».  Ведь то, что для Москвы пат, то для Минска  является настоящим матом.

Злорадствовать по этому поводу нет никакого смысла, так  как именно эта  странная группа мужчин в темных костюмах  по стечению исторических, социальных и политических  обстоятельств оказалась облеченной  полномочиями  представлять наши интересы на международной арене.  Так что провал их стратегии отзовется, прежде всего, на нашем тощем кошельке  и  здоровье уже  простуженных  этой сырой осенью детей и пожилых родителей.  Личный «шкурный» интерес, умноженный в 10 миллионов раз, не позволяет поддержать мнение одного из оппозиционных политологов, заявившего 15  октября: «Кто выиграл от провала московских переговоров? Если исходить из национальных интересов, то такой исход заседания Высшего госсовета скорее в пользу Беларуси. На время отсрочена угроза потери экономического суверенитета, что неизбежно в случае перехода на российский рубль. А переход на рыночные цены в газовой сфере в чем-то даже полезен Беларуси, поскольку избавляет экономику от наркотика, станет еще одним фактором, подталкивающим к реформам». Интересно, а где автор цитаты видел белорусский экономический суверенитет? Пока мы доказали сами себе и соседям, что суверены в нищете.

Реформы конечно нужны, более того, они неизбежны, но в нашей современной экономической ситуации, когда  страна «обглодана» до  «телеги с конягой»,  без инвестиций и восточной «газовой» подпитки они  быстро превратятся  в  экономическую блокаду. К сожалению, газ не запасешь, как картошку. Экономический коллапс   неизбежен, так как если  цена тысячи кубов природного газа на 2004 год превысит 75 USD, то  уже к концу  февраля    наша текущая задолженность перед РАО «Газпром»  превысит 100 млн. USD. Таких денег взять негде. Но кто  сказал, что  будущий весенний   «газовый»  кризис «подтолкнет» власть к реформам? За десять лет мы всего и всякого нагляделись и опыт нашего народа говорит, что в Дроздах газ будет и физкультурный  праздник состоится при любой погоде. Будет тепло по минимуму и в квартирах, но  работать будет негде. Производство «газовой атаки» не выдержит.

Если кто-то считает, что газовая «жировка» отправит А. Лукашенко на очень заслуженный отдых, то  можно с полным основанием заявить, что  белорусский президент  слегка простудится на  похоронах этих псевдополитических надежд. Цены на газ – проблема народа, а не его президента. Он думает о глобальном, вечном. Так что, тактика «чем хуже, тем лучше»  большевистско-троцкистская. Если наша оппозиционная аналитика  считает, что демократию проще  и быстрее установить руками  маргиналов – жертв «шоковой терапии», то  флаг ей в руки.

Нас волнует другое -  почему мы оказались в «пате»? Как получилось, что наше «прозорливое» руководство этой осенью провели, как  корабельный кок пятнадцатилетнего капитана?  Можно согласиться с тем, что  политическая элита страны не знает государство, с которым пытается вести дела. Поверим, что  наши министры и специалисты Администрации президента  в юности по светским салонам  не скитались, МГУ и ЛГУ не заканчивали, русскую классику, как Бил Клинтон,  на ночь не читали.  Но где  знаменитая политическая интуиция нашего народного вождя?

Сентябрьский двойной провал в Сочи и Ялте ничему наше руководство не научил. Официальный Минск в итоге  вояжа на юг получил на руки политическую мозаику, собрать которую было очень трудно, но можно. Этим Москва дала Минску еще один шанс. Возможно, что последний. Но вместо тяжелой, изнурительной работы по шлифовке  каждого отдельного аспекта  комплекса белорусско-российских проблем, белорусские власти сознательно смотали эти проблемы в  сросшийся клубок, который уже не распутать. Проще начать с белого листа.

 Но «белый лист» - льгота для  нового руководства. Поэтому наш старый президент, как всегда уверенный в собственном обаянии, бросился в очередной раз налаживать личные отношения с В. Путиным.  За борт были выброшены проблемы с газом и российским рублем, спасать надо себя!… Это была ошибка.

Провал 14 октября был заложен во время ночного разговора 30 сентября. По кремлевским источникам, В. Путин был просто измучен двухчасовым монологом  белорусского президента. А. Лукашенко неустанно пытался доказать, что только он может обеспечить российские интересы западнее Смоленска, только с ним возможен диалог в Минске. Все это было похоже на странный винегрет из клятв и шантажа.  Но «Москва слезам не верит» и российский президент поступил в византийском стиле. Отмолчавшись на встрече, он, через несколько часов после  ночного разговора, сам позвонил А. Лукашенко  и сказал, что согласен провести ВГС 14 октября в Москве. Это была  ловушка. Белорусский президент получил вместо  выпрашиваемой конфеты  фантик. Но он этого не понял.

Прозрение наступило потом, когда через неделю началась суета с определением повестки заседания.  Сам факт, что этим важнейшим делом  занимался П. Бородин, говорит о многом.  Тут бы и  почувствовать подвох. Но власть трясло  от  ожидания и надежды решить все проблемы сразу. Но ведь чудес не бывает. Уповать на  личную харизму, имея за плечами целую страну, которая, затаив дыхание, ждет от него  ответа – как ей пережить зиму, будет ли идти продукция на экспорт, не подорожает ли снова бензин и коммуналка, по меньшей мере безответственно.. Однако  белорусская сторона все силы бросила на  то, чтобы «забить» в повестку дня вопрос о Конституционном Акте. До страны ли, когда  необходимо  спасать политическое будущее одного человека. Десять миллионов подождут.  Президент знал, что он на кон поставил все и был обязан вернуться с победой. Но он вернулся ни с чем.

Официальный Минск сам загнал себя в угол. Он  превратился в заложника собственного  сценария удержания власти: референдум должен быть легитимным, следовательно, должна быть явка электората.  Для явки нужен «внешний» интеграционный вопрос. Тогда  не А. Лукашенко «рвется» к  вечной власти, а его народ и партнер по СГ его «зовут на царствование». В случае провала, белорусский президент получает возможность перевести «стрелки» на  «имперскую» Россию, «настаивающую» (?!) на утверждении Конституционного Акта белорусским народом. Другого сценария президентские политтехнологи так и не предложили. Но Конституционный Акт должен быть утвержден Москвой.

Можно смело утверждать, что Москве не только Конституционный Акт, но и само   Союзное государство, по большому счету,  не нужно. Это понимает  даже окружение белорусского президента. Кроме того, наконец, после полугодового вдалбливания из статьи в статью в оппозиционные головы, и до  них стало естественным путем доходить, что фактор интеграции на российском политическом поле  скорее мертв, чем жив. Нашим коллегам из оппозиции  надо было дожить до итогов Сочи и ВГС, чтобы,  наконец, написать: « Лукашенко, в частности, преувеличил роль избирательной кампании в России как фактора, который должен был по прежней логике подталкивать Кремль к розыгрышу "белорусской карты".

Правда, дошло не до всех. Есть и такие перлы: «…отступить (а тем паче отказаться) от интеграционной темы российскому политическому классу не позволяют электоральные настроения проимперски ориентированной значительной (если не большей) части российского общества». Круто, но  мы подобное слышим второе десятилетие, хотя   даже по поведению московской элиты слепому видно, что  «российский политический класс» спит и видит, как ему избавиться  от пресловутой «интеграционной темы». Но  ему, а также и большинству россиянам,  наша оппозиция упорно  вешает на шею ярлыки империализма и шовинизма. 

Привычка к политическим стереотипам сродни  онкологии. В преддверии московского   саммита стоило шарманке  «СБ» пропеть: «События развиваются так, что даже самым активным критикам переговорного процесса  становится ясно: принятие важнейших ключевых решений состоится вот- вот» («СБ», 02.10.03), так  и в унисон  с ней,    оппозиционные аналитики заявили за сутки  до ВГС, что  «Кремль неожиданно сделал три шага навстречу Минску (согласился на встречу в Москве после безрезультатного саммита в Сочи, согласился на проведение Высшего госсовета в экстренном порядке, согласился включить в его повестку дня вопрос о Конституционном Акте). Почему? Самый вероятный ответ состоит в том, что Лукашенко пообещал пойти на уступки в самом   важном для России на сегодняшний день вопросе: переходе на российский рубль». 

Саммит прошел. Где пресловутый торг за белорусский суверенитет, где   российский рубль, который так «мечтает» Кремль  втащить в РБ и, который, что уже совершенно ясно,  мы и в  2005 году будем видеть только в обменниках, где принятые «ключевые решения», где Конституционный Акт? Поразительно, но автор версии о возможной сделке «суверенитет – российский рубль» через день после саммита, как ни в чем ни бывало,  заявил: «Итог заседания Высшего госсовета Союзного государства нетрудно было предвидеть. Поскольку по принципиальным проблемам стороны остались на прежних несопрягаемых позициях, очередная встреча руководителей двух государств носила характер ритуала. Главные вопросы — о единой валюте и о Конституционном акте — в повестку дня не попали». … Остается только руками развести. Эту уже аналитический пат,  что позволяет нам еще раз отметить разницу между аналитикой и пропагандой. Совмещать  эти два  «промысла» невозможно. Коллегам желательно  как-то определиться.

В противном случае   можно уподобиться  послу РБ  в Москве господину Григорьеву, который был вынужден вступить в  противоборство с неким  «кремлевским источником» и опровергнуть  поголовно все сообщения российских и мировых СМИ  об итогах ВГС, в основе которых лежали, надо отдать должное, вполне профессионально  отредактированные  цитаты от «источника в Кремле».  Прямо горе какое-то, стоит только А. Лукашенко  выехать за рубежи  нашей славной страны, как  чуть ли не следом надо что-то опровергать и уточнять, а в последующем еще и отругиваться и отплевываться. Тенденция, однако.

Появление феномена «кремлевский источник» озадачило официальный Минск. Во-первых, «источник» четко обрисовал «пат», в котором оказалась белорусская сторона: "проекта Конституционного акта, устраивающего Россию и Беларусь, нет"; вопросы о ценах на газ и  о вводе российского рубля ждет "тяжелая судьба»; интеграции стоит на месте, так как имеется его реальный тормоз: «Лукашенко волнует его собственное политическое место в будущей конструкции Союзного государства". Во-вторых, «источник» повторил путинский ультиматум лета 2002 года: «Две разных по размерам страны не могут сливаться полностью на равных, этот вариант не пригоден. Слияние возможно в рамках России". Кто не хочет – вольному воля. Россия не настаивает, у нее своих проблем хватает. В-третьих, откровения «источника»  заменили традиционную пресс-конференцию. Кто-то учел  опыт пресс-конференций в Сочи и Ялте, где белорусский президент  прославился  пересказами кулуарных бесед  глав государств. Теперь у него отняли возможность  свалить свой интеграционный провал с больной головы на здоровую.  В – четвертых, “источник” оказался вне пропагандистского поля А. Лукашенко. Бороться с ним  не с руки, так как  информация никем не подписана. Шельмовать тень?  Государственные СМИ  республики все-таки были вынуждены на “источник” отреагировать: «…за кулисами появляется какой-то мистер Икс, которого маскируют под шифром «наш источник» («СБ»,15.10.03). Но «источник» «не унимался» и на следующий день (16.10.03) «СБ»  было вынуждено горько сетовать, что «Стоило кому-то накануне сделать на информационном поле  «вбрасывание» в виде высказываний некоего анонимного «источника из администрации российского Президента», как на следующий день они были растиражированы чуть ли не всеми изданиями. Даже претендующими на статус респектабельных». Фактически, в этих словах заложена  капитуляция белорусских госСМИ.

Итак, 14 октября на информационном поле России и Беларуси российской стороной был использован аноним, который играючи одержал информационную победу над зубрами белорусского агитпропа. Воевать с ним оказалось  невозможно, так как Кремль не опроверг ни одного  вывода «нашего источника». Следовательно, это голос  российского истэблишмента, возможно, самого В. Путина. Если это так, то можно говорить не о пате, а о стратегическом шахе в адрес А. Лукашенко.

Провал  восточного вектора белорусской внешней политики  очевиден.  Конституционный Акт окончательно забыт, цены на газ выведены из сферы политических решений и отданы на откуп А. Миллеру, процедура ввода  российского рубль, судя по всему, закончится  выбиванием из Национального Банка РБ выданных ранее российских кредитов для стабилизации  белорусского рубля, спор вокруг  собственности России  на территории Беларуси грозит завершится национализацией в пользу РФ  белорусских санаториев в Краснодарском крае. Список растет, если   использовать  терминологию обозревателей “СБ”, “с невероятной интенсивностью”. Но это уже не интеграция, а дезинтеграция. Причем, если белорусский народ долгими годами  ждал  плодов от интеграции, то последствия дезинтеграции он может почувствовать в течении нескольких месяцев.

Следующий саммит в первой декаде февраля - за считанные недели до президентстких выборов в России. К февральской встрече Беларусь будет уже с новыми газовыми долгами, с проблемами загрузки своих НПЗ, с галопирующей инфляцией и 90%  убыточных предприятий.  Но не эти  вопросы будут в повестке  будущей встречи. В феврале В. Путину потребуется  дополнительные незначительные, но приятные козыри для второго президентского срока и А. Лукашенко скорее всего придется расстаться с должностью Председателя Высшего Государственного совета СГ. Ротация, однако.

Президент про страну забыл. Он отдал 2003 год борьбе за свое политическое бальзамирование, но проиграл.  В итоге от него отвернулись последние внутренние и внешние союзники. Александр Григорьевич оказался в  кольце внешней и внутренней  изоляции. Все, что власть не предпринимает, только усугубляет общую ситуацию. За последние полтора года – ни одной даже тактической победы! А ведь он сам себя называет авторитарным правителем.  Хорошо,  пусть считает себя хоть вождем, но дома на печке  нам, народу, такие вожди не нужны. В Беларуси, к счастью, улицы баррикадами не перегорожены. Если  человека не устраивает имидж спокойного и взвешенного  лидера от демократии, то  пусть воюет за  страну на мировой арене, повышает ее рейтинг.  Но с международных встреч президент нам привозит только скандалы, новые квоты и цены. Он не работает на Беларусь. Он не работает даже на себя. Он работает против всех.

Рейтинг власти, несмотря на редкие позитивные подъемы, неуклонно  катится вниз и рано или поздно будет сопоставим с рейтингом оппозиции. Так все и разбредутся – оппозиция в одну сторону, власть в другую, народ в третью.

Политическая оппозиция погрязла в  политической неразберихе. Партии  постоянно грызутся и обмениваются членским составом, «низы» недовольны «верхами», а «верхи» недовольны  «низами», Западом и Россией вместе взятыми. Чередой идут расколы, исключения и  выведения из состава… Появляются и настоящая политэкзотика. Так неожиданно партия БНФ предстала в образе борца-интернационалиста, озабоченного, что  из белорусов делают врагов России. Интересно, а кто флаги – рубли сжигал, в своих изданиях годами россиян «топил»? Наверное, это все творили «агенты Москвы».

Возможно, что  автор этих строк субъективен, но, пожалуй, только ОГП еще сохранила определенный имидж реального политического голоса. Остальной  оппозиционный  огород давно зарос политическими сорняками и  густо  обвешен  «жучками» и стукачами. Время идет, архивы расписок и доносов растут, политическая активность падает. Политическая шахматная доска тоже в пате. Если президент не будет заменен, то страна может получить мат в духе популярного сочинения Збигнева Бзежинского.

«Прополка» белорусского политического поля властями и  оппозиционными терминаторами сделали свое дело -  сейчас у нас нет лидера, сопоставимого с нынешним белорусским президентом. Но если нет внутри страны, то надо взять лидера у соседей по планете, как это сделали  в свое время в Литве,  в Латвии, в Болгарии. После «варяга» появятся и местные.

«Варяг» окажется вне  кланов, вне  скандалов и разборок, вне компромата. Он  сможет извне  аккумулировать необходимые для политической кампании средства, организовать внешний информационный «зонтик». Страна с новым лидером получит долгожданную передышку и возможность строить отношения с соседями с «белого» листа.

Это должен быть  зарубежный белорус,  кардинально отличающийся от А. Лукашенко, достигший успеха в другой стране,  получивший  системное классическое образование и находящийся в широком, европейском и мировом политическом и информационном поле. Кроме того, это должен быть самодостаточный человек с не сломанным характером, которому есть куда уйти после прекращения его полномочий.  Он  должен быть  финансово независимой  и кредитоспособной фигурой. Важно, чтобы он был своим  для   польской, российской, германской и украинской элит.

Есть и проблемы. Против такой личности восстанет  Конституция страны – статья 80. Она гласит: «Президентом может быть избран гражданин Республики Беларусь по рождению, не моложе 35 лет, обладающий избирательным правом и постоянно проживающий в Республике Беларусь не менее десяти лет непосредственно перед выборами». Но эту проблему можно решить. Именно  тема  допуска на  внутренний политический рынок должна стать предметом политического торга между нынешней властью и мировым сообществом, тем более, что исторический опыт таких торгов имеется. Был бы человек…

Нет сомнений -  такие люди есть.  Можно даже  выбирать…




Белорусская деловая газета,
27 октября 2003

Лукашенко отказался вводить рубль

Отношения между Россией и Беларусью вновь обострились. Минск окончательно отказался от введения российского рубля в безналичный оборот. Президент Беларуси заявил в пятницу на пресс-конференции в Минске, что необходимость введения безналичного российского рубля на территории республики "отпала сама собой". По его словам, "это ничего не дает и никак не связано с пакетом соглашений, касающихся введения наличного рубля". При этом Лукашенко объявил, что его государство "запросто" успеет перейти на наличный российский рубль, а помешать этому может только Россия, "не соблюдающая положения прежде достигнутых договоренностей".

По другим острым вопросам Александр Лукашенко также не склонен к компромиссам. Например, он сделал России новое предложение о покупке доли в белорусской газотранспортной сети - компании "Белтрансгаз". "Дайте добыть у вас 10 млрд куб. м природного газа, а мы вам - половину "Белтрансгаза", - заявил он. Президент уточнил, что старое предложение также остается в силе: Беларусь готова продать "Газпрому" 49% акций своей газотранспортной компании за 2,7 млрд долларов.

"Газпрому" ни то, ни другое предложение не нравятся. Как заявил "Ведомостям" пресс-секретарь монополии Сергей Куприянов, "если мы говорим о создании союзного государства, "Белтрансгаз" должен войти в единую систему газоснабжения". "Без получения контрольного пакета это невозможно. Оценка стоимости пакета должна быть квалифицированной и независимой", - сообщил он. В Беларуси стоимость "Белтрансгаза" установлена правительством, а не оценщиками. "Вопрос об участии белорусских компаний в добыче газа на территории России пока не обсуждался", - отметил Куприянов.

Ранее белорусские власти планировали ввести безналичный российский рубль в параллельное обращение с 1 июля 2003 года, но затем неоднократно переносили сроки. Как отмечает замминистра финансов РФ Антон Силуанов, предложение об использовании российского рубля в безналичной форме перед запуском его в наличное обращение изначально было сделано именно белорусской стороной. А первый зампред ЦБ Олег Вьюгин полагает, что при создании валютного союза России не так важно, вводить ли сперва безналичный рубль или наличный и безналичный сразу. Однако второй вариант создаст проблемы для самой Беларуси, считает он: "Может произойти некоторое вытеснение белорусских рублей из внутреннего оборота, а поскольку их напечатано довольно много, то может появиться приличная инфляция".

"Выступление Лукашенко в очередной раз показало: никакой экономической интеграции при нем не будет", - резюмирует руководитель минского Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук. "Минск больше заинтересован в политической части соглашений и третьем президентском сроке Лукашенко, чем в реальных экономических проектах. Думаю, что "Белтрансгаз" не будет продан в 2004 году, а российский рубль не введут в 2005 году", - прогнозирует он. По мнению экономиста, вялые переговоры по этим вопросам будут тянуться до тех пор, "пока России не перестанет быть интересна Беларусь".

Неназванный российский источник, близкий к переговорам, заявил "Ведомостям", что последние заявления Лукашенко продиктованы "старыми проблемами, которые до сих пор удавалось обходить". По его словам, союзный договор между Россией и Беларусью в свое время был составлен "очень странно" и предполагал создание наднациональных органов, которые по существу имели бы гораздо большие полномочия, чем национальные органы двух стран. "Пока дело не доходило до конкретных планов, нам удавалось отделаться разговорами. Но сейчас эти проблемы вылезают: Россия политически не готова к такому союзу. И вообще было бы очень странно давать равные права двум таким не равным по масштабу странам", - заключил чиновник, передает NEWSru.com.




Прощальная пресс-конференция А. Лукашенко

Андрей Суздальцев (Минск)

Состоявшуюся 24 октября с.г. пресс-конференцию главы белорусского государства  о состоянии  российско-белорусской  интеграции  корреспондент телекомпании “НТВ” Александр Колпаков охарактеризовал как “прощальную”.   Для такой оценки имелись определенные основания, так как если суммировать  основные выводы, к которым  пришел в результате своего трехчасового монолога А. Лукашенко, то получится, что интеграция превратилась в  бесконечную “жалобную книгу”, куда  белорусская сторона  старательно заносит  свои просьбы, требования и пожелания.  Периодически, уступая  интеграционной  риторике Александра Григорьевича, Москва  делает  своеобразную ревизию “долгого ящика”. Из-за роста негативных тенденций в  социально-экономической и политической жизни Белоруссии, ее  возможности маневра и, тем более, навязывания  своей  точки  зрения, на  международной арене  близки к нулю, поэтому результатом таких “ревизий”, а в нашем случае  последнего (14.10.03) заседания Высшего Государственного Совета, оказываются  для официального Минска  катастрофическими.  Отсюда и эмоциональный настрой всех последних  выступлений А. Лукашенко по  тематике российско-беларусских  отношений, которые, к сожалению, неуловимо напоминают погребальные спичи. 

За традиционную  публичную несдержанность  первого белорусского президента  приходится  отдуваться чиновникам  “вертикали”. Не стала исключением и последняя пресс-конференция Лукашенко. После прозвучавшей из президентских уст  публичной  критики  руководящих лиц   администрации  президента  России (А.Волошина и С.Приходько), в российский МИД  был вызван для дачи объяснений посол РБ в РФ господин Григорьев, что само по себе является  ярким индикатором  нынешних белорусско-российских отношений.

Поводов для обид на Москву у Александра Григорьевича  предостаточно. Но после  заседания ВГС  в Москве  официальный Минск больше недели  собирался с силами, чтобы  отчитаться перед белорусском чиновничеством, директоратом и  силовиками о  проделанной  работе в Москве.  Если учесть, что год назад,  едва сойдя с трапа самолета, белорусский президент  позволял себе менять точку зрения на только что завершившиеся очередные московские переговоры,  то нынешняя  оттяжка  говорит о том, что  ситуция в отношениях  Минска и Москвы  вышла на критический  уровень. Белорусские власти долго выжидали, тщательно анализируя  оценки саммита 14 октября из всех доступных источников, прежде чем решились на  информационный  форум.

Степень обеспокоенности  белорусской властной и хозяйствующей  номенклатуры  градусом взаимоотношений между Кремлем и “Красным Домом” исключительно высока. Фактическое блокирование  А. Лукашенко решения судьбоносных для  белорусской экономики  проблем стоимости  поставок природного газа на 2004 г. и введения в 2005 г.   в денежный  оборот РБ российского рубля, увязка  экономических вопросов с  задачей собственого политического  бальзамирования (Конституционный Акт  СГ и  референдум для изменения Конституции) поставил экономическую  жизнь десятимилллионой  страны в зависимость от капризов одного властвующего  лица. Политическая ситуция в стране и в отношениях с основных внешнеполитическим партнером “зависла”.

Белорусский президент ощущает напряженность. Пресс-конференция 24.10.03 должна была развеять сомнения  номенклатуры в “договорном” потенциале А.Лукашенко. Однако  вместо  этого Белоруссия   увидела  оправдывающегося политика, который  не признав ни одного собственного провала, обвинил в неудачах практически всех – Кремль, администрацию президента России Владимира Путина, российских “олигархов” и бюрократию, “Газпром”, СМИ, неких лиц, пытающихся вбить клин между белорусскими властями и россиянами, постоянно проживающими в республике, белорусскую оппозицию. Список оказался бесконечен.  Это было жалкое зрелище.

Минск продемонстрировал консерватизм своих взглядов на  интеграцию между Россией и Белоруссией. За время пресс-конференции  не  прозвучало ни одной реальной  интеграционной инициативы. Ситуация  в так и не созданном Союзном государстве  президентом РБ была охарактеризована как  стабильная: “...пришли к выводу — вот наступил момент, когда мы остановились и не можем сделать шаг вперед. Даже небольшой шаг. Я предложил: давайте не будем разрушать на радость тех, кто у нас сидел за спиной. Там тоже такие сидели деятели, которым бы хотелось все разрушить и порушить. Давайте не будем разрушать. Давайте остановимся на том уровне, и будем работать в рамках того Договора, который сегодня существует».  В принципе, Лукашенко признал, что ситуация зашла в тупик: « Мне кажется, что мы найдем какой–то путь, по которому мы можем пройти, продвинув наши отношения. Ну, а сейчас, поймите, вы же политики — журналисты, прежде всего, видимо, эти политические кампании они соответствующим образом, в том числе негативно, сказываются на наших отношениях и их просто нужно пережить». Следует отметить, что ссылка  на предвыборные баталии в России, как помехи интеграции, являются дежурными оправданиями  белорусских властей все последние  восемь лет.

Минск не изменил своих взглядов на  Конституционный акт СГ: «Принятие Конституционного Акта предусмотрено Союзным договором. Это даже сегодня не обсуждается — принятие Конституционного Акта — стоит принимать его или нет». Для  закрепления своих претензий на вышеназванный документ  Александр Лукашенко «уличил» второго российского президента, что он в ранге премьера поддерживал Союзный договор, а сейчас выступает за его чуть ли не денонсацию. «То есть налицо попытка отойти от тех положений Договора, которые были выработаны, выстраданы и лишь затем положены на бумагу, и которые получили в наших государствах силу Закона. Они, те, кто так говорит, хотят ослабить Договор. На что я категорически пойти не могу».

Действительно, отказаться белорусским власям от Конституционного акта невозможно, так как, проанализировав внутреннюю обстановку, они твердо решили,  что  для обеспечения  политического бессмертия  А. Лукашенко нужен интеграционный  референдум. Проводя  через народное голосование изменение Конституции, власть получает возможность снять ограничения (счетчик) на  количество переизбраний на пост президента. В итоге А. Лукашенко сам загнал себя в угол. Повод для  референдума – Конституционный акт, который необходимо согласовать с Москвой. Но Кремль не желает увязнуть в белорусском политическом “болоте”. Отсюда и  все метания  белорусского президента, отсюда и  его бесконечная интеграционная демагогия: “В Конституционном Акте должны быть нормы, сильные нормы, нормы выше Закона, нормы, которые в обычном Законе не прописываются, потому что Конституция — это Основной Закон… Конституцию надо менять, поэтому мы по многим вопросам тоже вынуждены будем советоваться с народом. И тогда я впервые сказал и сейчас публично подтверждаю в Беларуси, что если мы пойдем путем Договора, пойдем на том уровне норм, которые в Договоре закреплены, мы обязательно будем за то, чтобы спросить разрешения у людей… Надо менять Конституцию. А некоторые вопросы только референдумом надо менять. И самое главное, знаете, для того, чтобы потом меня не ругали и не долбали, не костыляли, даже скажу вам откровенно, чтобы как–то и подстраховаться, я абсолютно честно и искренне вынесу многие вопросы белорусско–российских отношений на референдум.»

Надо отдать должное белорусскому президенту. Он практически не скрывает своих устремлений остаться на высшем государственном посту навсегда: «Я никогда не захочу подставить страну и, прежде всего, себя. И стать здесь нелегитимным Президентом. Есть ли возможность у Лукашенко работать не только третий, пятый, десятый срок? Конечно, есть. Ну это надо, чтобы народ сказал. Как вы решите, так и будет».

Но мысль президента скоротечна, и буквально через час в рамках все той же пресс-конференции Лукашенко неожиданно стал убеждать собравшихся в противоположном: «У меня, к сожалению, и мыслей пока нет о референдуме. Честное слово, нет и мыслей о референдуме. И вопросов нет. Я просто сказал: если мы договоримся в части российско–белорусских отношений о чем–то и надо будет менять Конституцию, мы, конечно, будем делать через референдум…».  Получается, что нынешний президент РБ не сам, естественно, рвется к третьему сроку, а, так сказать, сама  судьба его ведет… Если  непредвзято оценивать референдумную  лихорадку, охватившую Минск, то она   начинает вызывать нехорошие ассоциации…

В самом деле,  вряд ли  белорусы сейчас более озабочены  будущим референдумом  больше, чем  ценами на  природный газ, который придет в республику  после   1  января 2004 г., или перспективой  уйти от  бесконечной  разорительной инфляции, получив на руки российский рубль. Но  эти вопросы,  в понимании А. Лукашенко, должны быть решены только  на условиях Минска.

Для начала, белорусский президент полностью отказался от «пакетного» смысла соглашения о поставках льготного газа в Республику Беларусь от 12.04.02 г. Вызывает возражение сам термин «льготный». Минск считает, что он имеет право на внутренние  российские цены на энергоносители. Вообще-то, учитывая, что права не существуют без обязанностей, то А.Лукашенко стоило бы вспомнить, что газовая цена 5 пояса России в рамках вышеупомянутого соглашения жестко увязывалась с созданием СП на  базе «Белтрансгаза».

В ходе   пресс-конференции, А. Лукашенко подтвердил намерение продать  «Газпрому» 49% акций (т.е. неконтрольный пакет) за 2,5 млрд. долларов.  Для справки: эта сумма достаточна для  строительства второй ветки российского газопровода «Ямал – Европа». В ином варианте, белорусский президент выразил готовность  уступить почти половину акций «Белтрансгаза» за право на добычу в России 10 млрд. кубов природного газа. 

Последнее предложение, безусловно, наиболее ярко демонстрирует  отношение белорусских властей  к своим российским партнерам,  как  к потенциальным  пациентам  специфических лечебных заведений. Дело в том, что себестоимость добычи тысячи кубов газа в России в среднем  колеблется от 980 до 1100 рублей (без доставки). Так что принятие  российской  стороной белорусского предложения означает покупку половины акций  «Белтрансгаза» не за пресловутые 2,5 млрд. USD, а за  10 млрд.USD!

Не менее экзотичны  расчеты, которые не в первый раз озвучивает  белорусский  президент  для  оправдания  внутренней цены  газа, по которой он продается белорусскому  потребителю  государством. Разница в цене на границе и  в  газовом кране  в 23 USD объясняется траспортными расходами, налогами и льготами  отдельным потребителям. Если учесть, что  доставка  газа за две с лишним  тысячи километров до Орши обходится в 30 USD, то можно только поразиться  белорусским льготам,  налогам и газовой обслуге, которые  практически мгновенно удваивают цену льготного для белорусов газа, едва он  пересекает границу. Белорусские трубы оказываются поистине волшебные и подобны  сказочной функции мифического царя – к чему он не прикасался, все превращалось в золото (В нашем варианте в USD).

От такой  газовой “дойной коровы” отказаться совершенно невозможно. Поэтому  А. Лукашенко и подверг откровенному  шельмованию газовый транзит через Украину и  планы строительства  газопровода по дну  Балтики:“Вот смотрите. Они планируют, это строительство, да? Стоимость 14 млрд. долларов. По оценкам импортных специалистов, чтобы этот построить газопровод. Они будут качать 30 млрд. кубов. Через нас они качают 34 миллиарда. К чему это говорю? Стоимость газопровода, если строить его через Беларусь, будет в разы ниже. Скажите, какой разумный инвестор при нашем согласии, мы ведь не против, пусть строят, нам это выгодно, я уже сказал, какой будет вкладывать в разы больше средств для того, чтобы построить по дну моря?» Справедливости ради, стоит отметить, что  стоимость  Балтийского трубопровода не  14 млрд. USD, а 7 млрд. USD. Деньги немалые, но инвесторы готовы их потратить  ради того, чтобы зависеть  только от технических проблем по транспортировке газа  по морскому дну, а не  от настроений главы Белоруссии. Этот выбор европейского бизнеса  больше всего и возмущает А. Лукашенко.

В принципе, тоже самое относится и к  проблеме введения российского рубля в денежное  обращение РБ.  А. Лукашенко не поднимал вопрос о выплате республике  Россией  компенсации в 2,1 млрд. USD, прозвучавших в переговорах между премьерами двух государств 1 октября 2003 года,  заменив  эту странную сумму  некими «гарантиями»: «…нам нужны гарантии, чтобы не получилось так, чтобы мы, как я уже говорил, когда нам кран этот денежный перекроют, мы не поползли куда–то на Монетный двор или к Кремлю и не щелкали зубами, выпрашивая, выманивая свое». Стоит отметить, что  деньги положено зарабатывать, а не «выманивать», но, по видимому, привычка  к  собственному  «бешеному» печатному станку сродни  патологии.

В целом, необходимо отметить  некоторую странную привязанность белорусского президента к громким цифрам, которые не выдерживают никакой  критики и рассчитаны, судя по всему,  на людей со сложной  судьбой.  Так, к примеру, А. Лукашенко заявил: «…вы, пожалуйста, нам отдайте то, что вы нам должны отдать. За транзит, отдайте за военные объекты, за единую границу, за единую таможню, за то, что летаете, перевозите, 100 млн. т. туда и назад грузов перемещается через Беларусь. 100 млн.! Если мы по 10 долларов за тонну возьмем, посчитайте, сколько мы будем иметь в год. Посчитали? Мы спокойно миллиард долларов будем иметь только от транзита этих грузов».

Сначала о границе. С подачи белорусского президента  уже не одни сутки  все белорусские государственные СМИ радостно комментируют заявленную А. Лукашенко сумму в 21 млрд. USD. Столько, по мнению белорусских властей, должна была потратить “неблагодарная” Россия на  создание  границы  между РФ и РБ, но не потратила благодаря Союзному договору 1999 г. Если учесть, что вся граница между двумя странами сотавляет чуть больше 500 км, то, по версии белорусского президента,  на 1 погонный  метр “кордона” падает сумма в 42 000 USD, что равносильно установке на каждом метре границы  изгороди из чистого золота 999 пробы весом  2,1 кг, а в целом на всю границу – 1, 050 тыс. тонн чистого золота. Как не позавидовать пограничникам.Надо учитывать, что за единую границу, например, за охрану российскими пограничниками только границы с КНР, и Россия может потребовать с Белоруссии плату.

Стоит особое внимание обратить на традиционный  белорусский миф – транзит. Даже если  представить себе, что половина  заявленного объема транзита ( 100 млн. тонн) проходит через республику  с помощью МПС, то  все равно 50 млн. тонн в год, по версии белорусского президента должны перевозиться фурами (20 тонн). Если взять за аксиому, что  оборачиваемость фуры по маршруту (Урал – Европа)  составляет календарный месяц, то получается, что  для переброски всего объема  заявленного груза потребуется  200 тыс. фур в месяц, то есть каждые 10 секунд через границу республики должно пролетать по груженому автопоезду (!). И не дай бог, очередь. Только за сутки  она может составить  стену из фур длиной   от Бреста до Орши. Но это только часть  президентской мифологии.

В принципе, такого же происхождения и расчеты по потерям  белорусского бюджета при экспорте в РФ (НДС). Бюджет, по мнению белорусских властей, не досчитывается от 140 до 180 млн. USD год. Невольно возникает вопрос – если такие потери, то зачем такой  экспорт? Не экспортируйте и дело с концом.

К сожалению, такого рода цифровым абсурдом выступление белорусского президента изобилует. Невольно возникает вопрос – кто заинтересован в подбрасывании таких провокационных расчетов в руки А. Лукашенко?

Но если бы все так было просто. Ведь это только несколько примеров жалоб и  обвинений российской  стороны со строны Минска : Россия таможенную границу не убирает, наднациональные органы СГ не создает, на свои нефтяные и газовые месторождения не пускает – “Ну не пробиваемая стена!». Стоило бы добавить, что  А. Лукашенко  в свое время  сам приложил солидные усилия   создания  собственной  «непробиваемой стены» перед российским бизнесом. 

Кто-то должен за это отвечать. Виновных  А. Лукашенко нашел очень  быстро. Анафеме были подвергнуты господа Волошин и Приходько. Стоит отметить, что  А. Лукашенко в данном случае действовал совершенно безнаказанно, так как трудно себе представить, чтобы  В. Путин вдруг обвинил  во вредительстве делу интеграции каких-либо белорусских чиновников. Хотя основания имеются…

Интрига оказалась глубже. По мнению белорусского президента, вышеупомянутые российские высшие должностные лица непосредственно виноваты в том, что пресловутый “белорусский фактор” на российской  политической  сцене оказался никем не востребован: ” Вот они нашли такой ход: давайте это все скинем на Лукашенко, обвиним, что он виноват и будем красиво выглядеть в глазах своего российского общества в канун политических событий. Если честно говорить, причина в этом».   

Возможность влиять на российские политические силы – старая  и заветная мечта  белорусского президента. За это он всегда был готов  драться не взирая на лица. Но с каждым годом тема бесконечной интеграции все  меньше привлекала  российские политические силы, пока совсем не исчезла. В итоге,  Лукашенко, по его словам, пошел на неслыханное: “...как–то даже в разговоре с руководством России я сказал: ну, если нужна помощь приличная, солидная в этих политических событиях, вы хотите, чтобы Беларусь участвовала в них, давайте сделаем это красиво, давайте сделаем это честно. Нас часто упрекали: в канун политических событий Ельцин всегда обращался к белорусско–российской теме, и подписывали мы договоры и соглашения. А Лукашенко он такой сякой, чуть ли не марионетка, он на это шел. Кстати, а почему бы и не пойти, если это выгодно Борису Николаевичу было, России и нам это было не во вред? Ну да, нас подпирали эти политические события. Может, мы под политические события где–то это делали. Да ради Бога! Какая разница, какой был повод. Это политика. Ей надо пользоваться, надо пользоваться любым моментом, конечно порядочно, еще раз подчеркиваю, чтобы в чем–то продвинуться».

Фактически глава белорусского государства признался, что  предлагал политическую сделку на чужом, российском политическом поле. Залогом сделки должен был быть его допуск к российской политической игре.  Но им побрезговали…Такое унижение пережить сложно. Кроме того, не получилось под шумок российских политических баталий что-либо урвать для себя – Конституционный Акт, референдум, дешевый газ для успокоения белорусского электората и т.д.

Но белорусский президент готов  проглотить обиду, если его позовут в Россию «порулить»: «миссию спасения России взял на себя нынешний Президент России. И если в этом тяжелом труде нужны будут наше плечо и поддержка, а Союз Беларуси и России, вы правильно намекали, и я уже говорил, это хороший повод и толчок к спасению России и Беларуси, то мы всегда будем рядом». Наверное, россияне должны от души поблагодарить Лукашенко за  такого рода  «поддержку». 

Вряд ли  белорусский президент понимает, что такими высказываниями он не только  навсегда закрывает для себя дорогу в российскую элиту, но и глубоко оскорбляет россиян, которые, получается, просто прозябают в  темноте  неверия в лучшую жизнь без животворного руководства  белорусского президента.

Кроме того, Лукашенко неожиданно вжился  в роль  чуть ли не единственного защитника  русского человека на планете. Его забота о русских  приобрела столь  апостольский  характер, что  заставила поколебаться даже  закаленные сердца  офицеров гвардейской Кантемировской дивизии: «..когда я к ним подошел, я вынужден был подойти, зная обстановку в этой части, которая участвовала на учениях, вынужден был подойти и поблагодарить россиян. Это же элитная дивизия. Они стояли и плакали, офицеры. Мне потом доложили, они такого отношения, даже у себя на родине, никогда не ощущали». Плачущий  российский танкист-гвардеец  - новый  образ российско-белорусской  интеграции.

Тем более забавно смотрелись президентские   поклоны  в адрес «братьев – россиян» на фоне  неожиданно резко активизировавшейся в последние дни русофобии в белорусских СМИ. С экрана полились знакомые «Москва «включила дурака» (22.10.03, ОНТ «Особое мнение»), погибающие российские бюджетники (23.10.03, БТ «Панорама»), Россию надо заставить платить за два российский военных объекта, находящихся в республике (27.10.03, ОНТ), А. Лукашенко «наказал» Россию по заслугам, но «Пусть не лезут, а получив, не плачут» (22.10.03, ОНТ «Особое мнение») и т.д.  Судя по всему, разгар этой кампании еще впереди, так  как, по мнению белорусского президента, богоизбранность отдельно взятой белорусской нации не подлежит сомнению: «Ведь белорусы нигде никому не создавали проблем, в том числе и в России, и в Казахстане, и так далее. Посмотрите, сколько россиян выехало из Казахстана, белорусов — единицы. Вот я встречался с белорусской диаспорой в Казахстане. Про них казахи говорят: да они нам проблем не создают, мы наоборот их будем удерживать, потому что они нам сильно помогают». Правильно, зачем  россиян  «удерживать», ведь они   казахам «не  помогают»… 

У россиян хватает проблем не только в Казахстане, но и на своих просторах. Естественно, что  от взора А. Лукашенко ничего не  скроешь: «сельское хозяйство — это беда не только в России, но и у нас. Мы чуть больше внимания уделяем сельскому хозяйству. В России, может быть, руки не везде дойдут, все–таки страна побольше.». Но у РФ имеется шанс  резко продвинуться вперед, если россияне  воспользуются «бесценным»  белорусским опытом. «Вы знаете, что россияне не гнушаются, если там, где они видят, что мы правы и в руководстве, и в создании вертикали власти, и других вопросах, что–то и они повторяют, берут у нас. Хорошо. Это лишнее доказательство, что мы правы».

К счастью, никто не  пытается оспорить  присущую белорусскому президенту правоту  в суждениях. С ним давно никто особо и не спорит. За последние  годы  и в своем окружении он не слышит ни одного слова  против. Все  соглашаются. Даже «коварная» Москва не  говорит в лоб,  а  использует анонимные «источники». Действительно, у кого  повернется  язык  выступить против  «равноправного  союза, каждый участник которого является суверенным государством. Беларусь была, есть и останется таким государством. Иного не будет, потому что этого вообще не может быть»… В общем, Москве ничего не остается, как  сдаться на  милость белорусского президента, а  Волошина и Приходько  выдать в качестве  заложников…

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь и председатель Высшего государственного совета Союзного государства, 24 октября 2003 года  объективно подвел итоги почти восьмилетнему интеграционному  марафону. Если в  первые годы активная и  мобильная  команда молодого в то время президента Лукашенко доминировала  на интеграционном поле, опережая по ряду позиций президентскую администрацию Ельцина, то с началом нового века это тактическое  превосходство  постепенно было утрачено. Интеграция в формате  белорусского президента  с 2002 года оказалась в стагнации (белорусской стороной  были торпедированы сочинские  договоренности июля 2001 года), с лета 2002 года  белорусско-российские отношения перешли в стадию затяжного  кризиса («мухи и котлеты»). За последние полтора года  Минск  не смог привезти из  Белокаменной  ни одного, удовлетворяющего белорусскую правящую элиту решения. Процесс остановился…




Белорусская армия как щит Союзного государства

Владислав Лосев (Минск)

С 6 по 11 октября 2003 г. в Белоруссии прошли широкомасштабные по местным меркам учения «Чистое небо», которые были призваны явить миру новый облик белорусских вооруженных сил, которые они приобрели в результате уже более чем десятилетнего реформирования. Официальный Минск говорит об успешных итогах военных преобразований и о том, что белорусская  армия  является одной из самых боеспособных в Европе(!), и что западные рубежи Союзного государства надежно защищены. При этом белорусские власти при всяком удобном случае подчеркивают, что у России западнее Москвы нет ни одной боеспособной части.

В последние годы силовая составляющая международных отношений приобретает все большее значение, поэтому  для белорусской и российской общественности представляет особый интерес ход реформирования белорусской армии, ее техническое оснащение, боеготовность, управляемость, и способность развертывать мобилизационные ресурсы, а также перспективы создания единых белорусско-российских вооруженных сил.

История вооруженных сил республики началась в мае 1992 г., когда избранный еще в советское время Верховный Совет Белоруссии принял решение о создании на основе бывшего Краснознаменного Белорусского военного округа «войска незалежнай Беларусi». На первом этапе этого процесса (1992-1994 г.г.) все реформирование свелось к фактической ликвидации структуры одной из сильнейших советских военных группировок, ударная мощь которой предназначалась в случае войны для развития операций на европейском ТВД. Сама реформа подменялась переодеванием военнослужащих в форму американского образца, введением в армии коллаборационистской символики времен фашистской оккупации и развертыванием в войсках антироссийской и антирусской пропаганды.

За этот период в Белоруссии в соответствии с международными обязательствами (взятыми вначале М. Горбачевым, а затем Ст. Шушкевичем) было варварски уничтожено более 3 тысяч единиц бронетанковой техники и 130 новейших самолетов. Численность белорусских вооруженных сил была сокращена наполовину - с 240 до 120 тысяч. На 50% был сокращен и офицерский состав, при этом в первую очередь увольнялись со службы русские офицеры (великороссы по этнической принадлежности). Была практически прекращена боевая подготовка войск. Белорусское войско в то время представляла собой все более деморализующийся осколок бывшего КБВО. При этом тогдашний министр обороны Белоруссии Павел Козловский активно посещал за счет принимающей стороны многочисленные НАТОвские и заокеанские военные и военно-политические семинары, конференции и другие подобные мероприятия, где речь шла, в том числе и о потенциальном преобразовании белорусской армии во вспомогательное войско Североатлантического союза.       

Положение принципиально изменилось в 1994 г. после избрания президентом Белоруссии Александра Лукашенко. В первую очередь в армии была прекращена антироссийская и антирусская пропаганда, и упор в воспитательной работе стал делаться на общерусском (белорусско-российском) и общеславянском воинском братстве, а покрой новой формы одежды военнослужащих стал соответствовать российским и советским традициям.

С 1995 по 2001 г. была создана необходимая правовая база для развития белорусских вооруженных сил, продолжается эта работа и в настоящее время. За 2002-2003 годы в республике было принято 5 новых законов в военной сфере, над 10 законопроектами по военной тематике продолжается законотворческая работа. В частности, вступила в силу новая редакция «Закона о воинской обязанности и военной службе», которая предусматривает такое нововведение как служба в резерве продолжительностью в три года. Первый призыв на резервную службу планируется произвести во второй половине 2004 г. Введение службы в резерве обусловлено, в том числе и тем обстоятельством, что количество подпадающей под призыв молодежи в полтора раза превышает реальную потребность вооруженных сил в мирное время.

В последние годы значительно улучшилось положение с комплектацией офицерскими кадрами частей и подразделений белорусской армии с 50% в 1995-1996 г.г. до 90% в настоящее время. Эти результаты достигнуты (в не последнюю очередь) за счет изменения системы военного образования в республике, когда подготовку офицерских кадров стали производить открытые в ВУЗах  военные факультеты. Значительная группа курсантов и слушателей из Белоруссии получает образование в военных институтах, университетах и академиях России.

В белорусской армии постоянно проводятся мероприятия, направленные на укрепление воинской дисциплины, снижение количества правонарушений. По данным министерства обороны Белоруссии за последнее время уровень преступности в войсках снизился на 30%.

Однако явно заметно стремление республиканских властей не брать на себя ответственность, учитывая вполне понятные настроения общества по созданию комфортных и безопасных условий службы для белорусской молодежи. Эта тенденция приобретает  временами нелепые, даже уродливые черты.   Периодически в Белоруссии государственные и оппозиционные СМИ  общим хором начинают на грани истерики кампанию против возможного участия белорусских военнослужащих в любых, в том числе и миротворческих операциях за пределами Белоруссии. Иногда эти кампании возглавляет сам Александр Лукашенко. Так, к примеру, 24 октября на пресс-конференции посвященной вопросам белорусско-российских отношений президент клятвенно заверил, что ни один представитель белорусских силовых структур никогда не будет направлен даже в качестве миротворца ни в одну горячую точку. Россию в случае военного конфликта или войны белорусское войско, исходя из союзнических обязательств, будет защищать исключительно на своей территории.

Подобные речи президента РБ Александра Лукашенко вызывают откровенное недоумение, так как буквально накануне Палата представителей Национального собрания РБ по представлению самого же президента приняла закон, определяющий порядок участия белорусских силовых структур в миротворческих мероприятиях вне пределов Белоруссии.  Вот и получается, что президент считает целесообразным привлечение белорусских военнослужащих к миротворческим операциям (что, безусловно, положительно скажется  и на международном облике республики и на профессионализме белорусских силовиков), и он же во всеуслышание заявляет, что не допустит этого. Складывается довольно странная ситуация. Министр обороны РБ Леонид Мальцев недавно сообщает о том, что Минск готов хоть завтра передать белорусские силы ПВО  в состав единой с Российской Федерацией системы противовоздушной обороны (ЕС ПВО-ПРО), а верховный главнокомандующий ВС Белоруссии Александр Лукашенко утверждает, что не позволит ни в какой области поступиться ни толикой суверенитета. При этом никто и не собирается вносить изменения в конституцию Республики Беларусь, которая в нынешней редакции не позволяет создавать единые военные структуры, входить в военные блоки с другими государствами. Таким образом, получается, что в головах белорусских руководителей по вопросам обороны одновременно сосуществуют взаимоисключающие помыслы.

Что касается техники и вооружений, которыми оснащена белорусская армия, то здесь наблюдается их нарастающее физическое и моральное устаревание, хотя по официальным заверениям властей постоянно проводятся работы по их модернизации, в том числе с привлечением западных военных специалистов. Как сообщил заместитель начальника Генерального штаба ВС РБ генерал-майор Анатолий Сагакянц с 1992 по 2001 г.г. на вооружение не поступило ни одного образца новой техники. За последние же два года вооруженными силами были приобретены несколько систем залпового огня «БелГрад» (на базе шасси автомобиля МАЗ), мишень для подготовки расчетов ЗРК ПВО, новая разведывательная техника, тренажеры для подготовки летчиков, а также партия учебно-тренировочных самолетов Л-39.

Новым словом в белорусской военной доктрине является начало формирования войск территориальной обороны, в комплектовании и подготовке которых предполагается использовать опыт истребительных батальонов времен Великой Отечественной войны. Это ополчение будет предназначено для защиты важных народнохозяйственных и иных объектов и борьбы с диверсионными группами. Комплектоваться части территориальной обороны будут из местных жителей  «для защиты мест своего проживания». Трудно судить о будущей боеспособности территориальных ополченческих войск, но не исключено, что некоторые части будут все же неплохо подготовлены. Это касается в первую очередь подразделений, сформированных на основе территориальных структур Всебелорусского объединенного казачества, которое представляет собой активно развивающееся по всей Белоруссии военизированное общественное формирование. В своих рядах ВОК имеет более трех тысяч лиц, относящих себя к казачьему сословию. В настоящее время в районе г. Вилейки Минской области создается первый казачий батальон территориальных войск Белоруссии.

Итак, современные белорусские вооруженные силы – это небольшая хорошо укомплектованная и дисциплинированная армия, которая в то же время оснащена устаревшими вооружением, боевой техникой  и не имеющая никакого опыта ведения боевых действий и участия в миротворческих операциях. В одиночку вооруженные силы Белоруссии не способны защитить республику от масштабной внешней агрессии. В то же время нет повода сомневаться, что при определенных  условиях, преодолев синдром искусственной самоизоляции, они способны в будущем стать одной из наиболее боеспособных составляющих общей или единой армии Союзного государства.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ