Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №91(01.02.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ФОРУМ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

В ЗЕРКАЛЕ СМИ



газета «Россiя»,
22 января 2004

Клубок «незалежных» проблем

Завтра начинается рабочий визит Владимира Путина на Украину. Вообще-то он совпал с 350-летием Переяславской рады – договора о соединении России и Малороссии. Но отношения двух стран за последние десять лет настолько испортились, что о великой исторической дате в России предпочитают умалчивать, а на Украине вовсе отрицают значение документа. Разобраться в непростых отношениях «братских народов» корреспонденту «Россiи» помог руководитель отдела Украины Института стран СНГ Кирилл Фролов.

350 лет братства против 12 лет самостийности

Знаменательный 2004 год на Украине назван Годом Польши. Это выглядит тем более иронично, если вспомнить, что Рада была подписана именно из-за угрозы захвата Малороссии Речью Посполитой. И, несмотря на все попытки украинских националистов сегодня преподнести исторический документ как незначительный, факты говорят сами за себя. Тогда, в 1654 году, Малороссия принесла присягу московскому царю. Это событие было столь же значительным, сколь и воссоединение ГДР и ФРГ. То есть без права расторжения – «если вдруг не понравится». Киев же был инициатором введения единого литературного русского языка.

Тем не менее в отношениях наших государств за 10 с лишним лет, прошедших, со дня провозглашения незалежной и самостийной Украины, накопилось множество проблем, поставивших союзные некогда народы в положение национальной нетерпимости.

По большей части в этом, конечно, виновато отсутствие внятной гуманитарной политики на Украине со стороны России. Мы скупо финансируем распространение там русского языка, открытие русских школ и культурных центров, слишком мало внимания уделяется поддержке Украинской православной церкви. Мы до сих пор по Марксу руководствуемся больше экономическими принципами. Но ситуация такова, что «приплачиванием» Украине за дружбу делу не поможешь. Националистические настроения и в народе, и в политике настолько сильны, а притеснения русского языка и культуры растут так быстро, причем не только с подачи националистов-оппозиционеров Ющенко – Тимошенко, но и со стороны самого Леонида Кучмы, что все грозит кончиться победой националистов на выборах.

Катализатор – Тузла

Леонид Кучма сейчас оказался в очень щекотливом положении. При отрицательном рейтинге и под угрозой всенародных выборов у него нет шансов выиграть без поддержки России. Наша же страна заняла позицию невмешательства. Недостаточно практических шагов предпринимается для поддержки русского населения. Например, жители Крыма с российскими паспортами теперь будут платить за жилье в 6–10 раз больше, чем украинцы. С обслуживанием Черноморского флота, оказавшегося на территории другого государства, также есть масса проблем. Нефтепровод Одесса – Броды передали Польше, а не нам, конфликт с Тузлой мы фактически проиграли. Границу-то в итоге провели по воде, а не по дну, как и хотела Украина. Собственно, именно последнее столкновение и выявило в этом году весь клубок накопившихся противоречий и неприязни. Так что визит Путину предстоит более чем сложный.

Любовь за газ, а не за деньги

И прогнозы на будущее совершенно неутешительные. США, не скрывая, поддерживают Ющенко – Тимошенко, как недавно поддерживали Саакашвили – Бурджанадзе в Грузии. Все знают, чем это кончилось, – инаугурация Саакашвили состоится в воскресенье. Американцы вкладывают в свою стратегическую политику большие деньги – поддерживают антирусские настроения в Грузии, Приднестровье, Украине. У нас на поддержание народной любви денег нет. Все, что мы можем предложить, – это газ. Хотя это, конечно же, очень многое. Но и здесь Кучма будто сам себя загоняет в тупик. Продавать российским компаниям газопроводы он не хочет, понимая, что это создаст очередную статью зависимости от Москвы. А зарубежные компании покупать газопроводы не хотят – уже больно они изношенные. Все это – на фоне постоянного прощения Москвой долгов Киеву и непрекращающегося воровства российского газа на Украине.

Дружба вхолостую

Украина давно позиционирует себя как европейская страна, но принимать незалежную с нарушениями свободы слова, коррупцией, нищетой и разваливающимся атомным реактором в ЕС или НАТО пока никто не собирается. Малороссов окружили со всех сторон. И методы выпутывания из клубка этих проблем – дело большого терпения, долгого времени и сильной воли.




«День»,
23 января 2004

«Главное — чтобы Украина не конкурировала с Россией за статус регионального лидера...»

Наталья Трофимова, Дмитрий Жиренко, Ирина Кухар

Украинский президент-3: каким его хотят видеть в России?

Сергей АРКОВ, политолог, председатель Гражданского совета по международным делам (Россия):

— Есть несколько основных принципов. Первый заключается в том, что Москва заинтересована в президенте, который совмещал бы в себе пророссийскую и прозападную ориентации. То есть двигал бы Украину в сторону внутренней вестернизации и при этом был бы ориентирован на интеграцию с Россией во внешней политике. На самом деле именно такое сочетание реализует в своей политике сам Путин. Во-вторых, важно, чтобы президент был легитимным, чтобы он был в состоянии гарантировать стабильность в стране, потому что украинские беженцы вовсе не нужны России. Если в Украине возникнет такое же масштабное противостояние, как в Грузии, ничего хорошего это России не сулит. Если украинский лидер будет по примеру грузинских проводить политику подавления регионов, что, безусловно, приведет к сепаратизму, Москва вынуждена будет поддерживать украинские регионы и платить за это колоссальную цену. Так что это должен быть президент, способный проводить политику сотрудничества с регионами, давая им возможность развиваться и тем самым сохраняя в правовом поле Украины.

Хотелось бы, чтобы он выражал интересы большинства граждан Украины. Известно, что в Украине порядка 80% населения ориентировано на максимально теплые отношения с Россией. Важно, чтобы будущий президент Украины в отношениях с Россией выражал интересы этих 80%, а не 15% антироссийского меньшинства. Желательно, чтобы глава украинского государства был не идеологически ориентирован, а, так сказать, экономически. В России верят в то, что экономические интересы Украины требуют безусловного сотрудничества с Россией. А последней очень сложно развиваться без тесного сотрудничества со своими ближайшими соседями, и прежде всего — такими мощными и развитыми, как Украина. Самое главное — Россия хотела бы иметь возможность максимально тесно сотрудничать с Украиной в экономической сфере, не забывая о совместной работе в сфере политики и культуры. В России Украину, за исключением маргиналов, не рассматривают как чужую страну.

Возвращаясь к теме экономических интересов, я с уверенностью могу сказать, что Россия даже в случае реализации таких крупных проектов, как ЕЭП, ГТК и т.д., с учетом ее желаний не потеряет интерес к персоне будущего украинского президента. Мы хорошо понимаем, что все может быть повернуто вспять. Как трубопровод Одесса— Броды может быть использован в противоположном направлении, так и ЕЭП тоже может быть разрушено, а нормальная работа ГТК может быть заблокирована. Не надо забывать, что крупные экономические проекты имеют политическую составляющую, в которой важнейшее значение играет категория «добрая воля». Это понятие является необходимым элементом двустороннего сотрудничества.

Константин СИМОНОВ, директор Центра политической конъюнктуры (Россия):

— Украинский президент, в котором заинтересована Россия, не должен быть жестко ориентирован на вступление в НАТО и европейские организации. То есть не должен однозначно декларировать вступление Украины в НАТО, а в перспективе и в ЕС. Этот человек должен понимать, где лежат основные торговые пути Украины, с кем ей выгодно сотрудничать. Во-вторых, третий президент Украины должен занимать совершенно четкую и внятную позицию по поводу экспансии российского бизнеса в Украину, поддерживать ее и не допускать тех историй, которые случались с российскими бизнесменами на украинской территории. Мы знаем, что наш бизнес довольно активно действует в Украине. Поэтому выгодный нам президент должен понимать, что этот процесс объективен, не мешать ему, а в чем-то даже помогать, защищая интересы российского бизнеса как инвестора на украинской территории.

В-третьих, он должен занимать разумную позицию в вопросе экспорта российских энергоносителей в Европу, не пытаться давить на Россию, как это делает нынешний Президент Украины. Украинский лидер должен понимать, что Украина зарабатывает на транзите и газ получает далеко не по мировым ценам. Иными словами, должна быть взвешенная позиция по поводу транспортировки российского углеводородного сырья через Украину, а также по поводу использования газопроводов Украины. И четвертый момент заключается в том, что третий украинский президент должен поддерживать и активно участвовать в инициативах России по реформированию структур СНГ, то есть по замене СНГ на ЕЭП, а в военной сфере это сотрудничество в рамках Договора о коллективной безопасности (ДКБ).

Важно отметить, что если Россия будет контролировать значительную часть собственности Украины, если основные экономические рычаги будут в руках российской элиты, то вопрос о том, кто будет следующим президентом Украины, отпадает сам собой. Экономическая составляющая в современном мире имеет первостепенное значение. Хотя мы при этом прекрасно понимаем, что кандидата, который бы вписывался в этот портрет, нет и не будет.

Константин ЗАТУЛИН, директор Института стран СНГ:

— Россия заинтересована в таком президенте Украины, который в полной мере учитывал бы все особенности отношений между Россией и Украиной, нашу прошлую общую историю и тот факт, что на территории Украины живет огромное число наших соотечественников (и прямых, и косвенных). С моей точки зрения, учитывать в полной мере — значит перестать противопоставлять Украину России и думать, что дальнейшее развитие Украины заключается в движении на Запад, сопровождающемся отталкиванием от России и противопоставлении ей. Если третий украинский президент преодолеет этот синдром, все эти годы довлеющий над украинской политической элитой, то ему проще будет пойти на решения, которые вполне очевидны, например, государственность русского языка в Украине.

Я не отношусь к тем политологам, которые считают, что главное — думать о том, как бы захватить побольше собственности и активов в Украине, или решить в нашу пользу определенный экономический вопрос. Хотя я не возражаю, чтобы российский капитал приходил на Украину в форме инвестиций. Меня коробит, когда у вас принимают несовместимые с экономической целесообразностью решения только для того, чтобы нейтрализовать влияние российского капитала. Я имею в виду судьбу нефтепровода Одесса — Броды, а также ситуацию вокруг ГТК. Желательно, чтобы вопросы экономического характера следующий президент также учитывал. Но для меня, все- таки, более важными являются проблемы, связанные с самочувствием огромной массы российского населения, с развитием прав и свобод, с региональной политикой Украины, с соблюдением естественного человеческого права говорить на родном языке, с защитой русского языка в соответствующих законодательных актах Украины. Безусловно, важно наличие особо доверительных отношений между Россией и Украиной, как, например, между Англией и США, когда дело касается вопросов координации внешней политики, безопасности и обороны. Это имеет приоритетный характер по сравнению с экономическими проектами, хотя я признаю их важность. Опыт показывает, что если решать экономические вопросы за одним столом, а политические и культурные — за другим, то за другим столом ничего не происходит, а за первым, где решаются исключительно экономические вопросы, очень быстро высокие договаривающиеся стороны, забывая о национальных интересах, находят общий язык и начинают просто воровать — с обеих сторон.

Я уверен, что интересы России могут быть реализованы при любом президенте Украины: Кучме, Ющенко, Януковиче и других. Это, в первую очередь, зависит от России. Просто в одном случае ей придется преодолевать сопротивление, в другом — вопросы будут решаться практически без усилий. Но в любом случае она должна интересоваться Украиной, потому что наши двусторонние отношения — главная проблема на всем постсоветском пространстве. Если будет избран прозападный кандидат — Россия может реализовать такую концепцию взаимоотношений, при которой хлопоты будут и там, и там. Мы не забываем о том, что и Кравчук, и Кучма в первые свои сроки избирались именно как кандидаты, настроенные, в отличие от оппонентов, на более тесные отношения с северным соседом. И что потом случилось с этими отношениями, всем известно. Значит, невзирая ни на что, Россия не должна самоуспокаиваться и пускать все на самотек. Есть серьезные внутренние причины, по которым любой президент в конечном итоге идет на конфронтацию с российской стороной. Россия должна сама четко понимать, чего она хочет. С нашей стороны эти отношения остаются более романтичными, за исключением эпизода с Тузлой, а с вашей — более прагматичными.

Вячеслав ИГРУНОВ, директор Международного Института гуманитарно-политических исследований (Россия):

— В Киеве традиционно преувеличивают роль Москвы в политических процессах, которые происходят в Украине. Мнение Москвы, конечно, может учитываться отдельными политическими силами, однако кардинального влияния на выборы в Украине Россия не оказывает.

Москва в высшей степени заинтересована в том, чтобы выбор президента в Украине был благоприятен для России. Однако она не ведет какой-то целенаправленной политики в этом отношении и не использует свой потенциал для прямого давления. Москва, естественно, будет работать с любым президентом: соседей не выбирают. Но для нее, конечно же, желателен лидер, который будет вести Украину по пути сближения с Россией. Это касается как экономического, так и политического сотрудничества. Очень важен также и следующий фактор: легитимность президента. Важно, чтобы этот президент имел серьезную народную поддержку. Потому что только сильный президент в состоянии придать Украине последовательный политический курс. И в этом смысле характеристики желательного для России украинского президента очень простые. Будущий президент Украины должен быть: а) популярным политиком, которого поддерживает абсолютное большинство населения; б) заинтересованным в реальном развитии Украины, потому что, чем сильнее Украина экономически и политически, тем более выгодным партнером для России она является; в) желательно также, чтобы он видел Украину партнером России по завоеванию достойного места среди развитых стран мира. Лично я бы хотел, чтобы будущий президент Украины избрал путь движения в Европу в союзе с Россией. Как в свое время Балтийские страны пробивали себе путь в Европу, так и Россия с Украиной должны двигаться вместе — для того, чтобы на наилучших условиях стать членами и ВТО, и других международных союзов. Но, к сожалению, как мне кажется, у Украины такой небогатый выбор в отношении кандидатов, что отсюда, из Москвы, мы не видим среди них того, кто может стать желанным для России президентом.

США совершенно четко провозгласили, что они будут делать ставку на того кандидата, который сумеет ухудшить отношения между Киевом и Москвой. Идет борьба за Украину. Сегодня Россия заинтересована в сближении с Украиной, а США заинтересованы в том, чтобы этого сближения не было. К сожалению, США, в отличие от России, имеют и финансовые возможности, и чувство права вмешиваться во внутренние дела других стран: они будут действовать напролом. И в этом смысле ситуация не является благоприятной для России. Избрание Ющенко, на которого делают ставку заокеанские благодетели Украины, естественно, приведет к тому, что раньше или позже между Россией и Украиной начнутся новые сложности и новые трения. Вместе с тем уже сегодня однозначно ясно, что Президент Кучма имеет возможность баллотироваться на третий срок. Перспектива избирать главу украинского государства на короткий срок (до 2006 года) открывает для Президента Кучмы возможность сохранить свой пост. А это означает, что еще на протяжении двух с половиной лет Россия сможет вести нормальный диалог с Украиной.

Мария ЛИПМАН, главный редактор журнала «Pro et Contra» (Россия):

— К сожалению, пока не получается добиться согласованности интересов западных стран и России в отношении стран СНГ. И здесь следует признать, что президенту-«западнику» во главе любой из стран СНГ Россия, естественно, предпочтет другого. У России сейчас самой достаточно большие трудности с евроинтеграцией, и сотрудничество с Западом в последнее время существует, скорее, на словах, чем на деле. В первую очередь, из-за политики Путина, из-за значительного свертывания демократических процессов. Поэтому невольно получается так, что России ближе оказывается такой президент Украины, у которого с демократией, свободой прессы определенные проблемы. Такой украинский лидер устраивает Россию еще и потому, что он неизбежно оказывается под давлением критики со стороны Запада. Поддерживая такого лидера, Россия ставит его в определенную зависимость. А это для нее очень выгодно. Также России удобнее иметь дело с человеком, который строит политику и экономику своей страны по российскому образцу: то есть выстраивает свою власть таким образом, что она концентрируется в руках государства. Государства, которое вмешивается в экономику, манипулирует выборами, устанавливает контроль над прессой.

У России большие интересы в вашей стране — и политические, и экономические. И чтобы на выборах победил «правильный» кандидат, Россия, конечно же, будет действовать. В частности, через политтехнологов. Ведь в Украине активно пользуются услугами российских политехнологов. Часть этих специалистов близка к Кремлю. Также Россия будет использовать экономические рычаги. В Украине, как и в России, бизнес в значительной степени сращен с властью. И с помощью давления на определенные группировки тоже можно способствовать победе того или иного кандидата.

Андрей ОКАРА, политолог, Москва:

— Ответ на этот, казалось бы, понятный вопрос зависит, в первую очередь, от внешнеполитической и международной идентичности самой России. Несмотря на кажущуюся прогнозируемость императивов политического развития режима Владимира Путина, внешнеполитическая стратегия России сформулирована лишь в общих чертах. Стратегия в СНГ проработана в еще меньшей степени.

Если в России будет установлен закамуфлированный колониальный режим, центр принятия решений в котором будет находиться за Атлантическим океаном, и ей будет отведена роль надзирателя за частью постсоветского пространства, всех устроит космополитически и проамерикански настроенный украинский президент, сумевший вписаться одновременно и в российские, и в американские экономические интересы в Украине. Главное — чтобы Украина не конкурировала с Россией за статус регионального лидера и за выдаваемый в Вашингтоне «ярлык» на господство на постсоветском пространстве.

Если будет продолжена намеченная в последние годы линия по усилению России в формате «национального государства» (что на самом деле не имеет ничего общего с имперской государственной моделью), Россия будет заинтересована в политически слабом и сговорчивом украинском президенте, в олигархократии и в более самостоятельных и независимых от Киева регионах, с которыми можно было бы устанавливать прямые эксклюзивные отношения.

Если же основой российской внешнеполитической стратегии станет линия на воссоздание альтернативного мирового геополитического полюса, в интересах России был бы энергичный и харизматичный украинский президент, наделенный большими полномочиями, ориентированный на внешнеполитическую проблематику и лишенный соблазна «евроатлантической интеграции».

В глазах российского политического сообщества на данный момент отсутствует единый лидер симпатий (в случае с Грузией таковым был, к примеру, Игорь Георгадзе, так и не допущенный к участию в президентских выборах). Поэтому общий тон настроений российского руководства примерно таков: мол, вы там сами разбирайтесь, кто станет президентом, для нас главное, чтобы он не препятствовал продвижению в Украине российского бизнеса, не имел эксклюзивных отношений с НАТО, ВТО и другими и не «ущемлял» гуманитарные интересы русскоязычного населения.

Лидером антипатий является Виктор Ющенко, хотя негативное отношение к нему основано преимущественно на стереотипах и предрассудках. Российское руководство всерьез напугано развитием событий в Грузии: возможность повторения югославско-грузинского сценария в Украине — это еще один аргумент против Ющенко.

Несмотря на то, что нынешний украинский Президент по многим позициям устраивает российское руководство, лично мне неизвестно, чтобы кто-то в России всерьез думал о возможности оказания ему поддержки для переизбрания на третий срок.

Обобщенный портрет «идеального» (с точки зрения российского политического руководства) президента Украины может выглядеть примерно так:

— выходец с востока Украины;

— рожденный в первой половине 50-х;

— формально православный, но слабо озабоченный религиозной проблематикой;

— не испытывающий особых сантиментов к украинской культуре, говорящий в быту по-русски,

— сделавший основную карьеру в советское время;

— каким-то образом связанный с Россией: по характеру своей прошлой работы и родственными связями;

— находящийся в антагонистических отношениях с доминирующими украинскими финансово-промышленными группами.

Желательно также, чтобы на него был какой-нибудь серьезный компромат.

И по возможности — без жены-американки...

Андрей ЕРМОЛАЕВ, президент центра социальных исследований «София»:

— Думаю, на этот вопрос четко ответил сам Президент Украины во время презентации своей книги «Украина — не Россия» в Москве, сказав, что человек, который в будущем займет главное кресло страны, будет пророссийским. В этом и кроется формула: России нужен пророссийский президент. Другое дело, что сейчас российские политики и политтехнологи решают для себя вопрос о том, каким должен быть внешний имидж Украины как союзницы России с точки зрения создания консолидированного образа геополитического региона, в который включены Россия и Украина. Таким же автократичным, как Беларусь, или же более продвинутым? На мой взгляд, Россия сейчас должна быть заинтересована в том, чтобы превратить Украину в своеобразный форпост эсэнгэшной демократии. Именно такой шутовской вариант даст дополнительную, но такую нужную России картинку, которая засвидетельствует, что в бывшем содружестве все в порядке. Собственно, Украина могла бы выполнить роль некой «внешнеполитической Верки Сердючки», которая шутит, показывает свои демократические одежды, тем самым укрепляя и нормируя образ России. Потому что вторая Беларусь только усилит имперский уклон России, а последней это ни к чему. То есть с точки зрения политтехнологий, куда удобней и легче поставить на место президента управляемую автократическую личность. Но, повторюсь, в таком случае Россия теряет имиджевые внешние позиции. Поэтому, думаю, игра будет достаточно тонкой и сложной. Все будут заинтересованы в приходе внешне симпатичных и привлекательных демократов, которые втайне продолжают сохранять тесные связи с бизнес- и политической элитой России.

Будет ли все равно России, кто станет президентом Украины в случае реализации трех крупнейших российско- украинских проектов — ЕЭП, реверса Одесса—Броды и газового консорциума? Думаю, нет. Что же касается имиджа, то мы до конца еще с Россией не разобрались. Симптоматично, что последние пиар- мероприятия, которые прошли в контексте последних инициатив о так называемой гражданской дипломатии, сотрудничестве на уровне институтов гражданского общества, исходивших от госпожи Дариги Назарбаевой, достаточно хорошо иллюстрируют, какой образ был бы желателен политикам, склонным к евразийскому выбору России и евразийскому будущему региона. В рамках вот этих трактовок было довольно четко сформулировано, что Украина отличается сейчас от России и других стран СНГ тем, что здесь более развито политическое пространство, более продвинуты политические партии. Собственно, вот эти вот объективные преимущества в имиджевом плане на уровне большой политики были бы очень выгодны России. И посему, повторюсь: сало отдельно, имидж — отдельно.

Другое дело, что, как мне кажется, в ближайшее время мы можем стать свидетелями своеобразного маленького конфликта по украинскому вопросу в России, когда сторонники простых решений будут отстаивать упрощенный вариант. Последний будет сводиться к тому, что Украине нужно обеспечить финансовую и пиар-поддержку ручного кандидата, который будет способен просто держать Украину в узде. Вот тогда это будет тем, что в Украине называют «белорусизацией». Безусловно, с прагматической точки зрения, для здоровых украинских политиков, не заболевших бациллой Московии, такой вариант вассалитета, как и вариант шутовского демократического имиджа, является грустным, потому что оба они — варианты влияния.

Вадим КАРАСЕВ, директор Института глобальных стратегий (ИГЛС):

— Учитывая прагматизм новой российской политической элиты, лучше начать с того, в каком украинском президенте Россия не заинтересована. Она не заинтересована, прежде всего, в клоне Саакашвили, то есть в радикальном националисте, как в прочем и в радикале другого политического цвета. Не устроит Россию и политик, который не сможет обеспечить минимум демократической стабильности и с ослабленной легитимностью власти. Президент, легитимность, политика которого в силу радикальности и политико-экономической нестабильности может создать абсолютно невыгодный для России прецедент открытого и формализованного участия третьих сил (стран и международных институтов) в украинской политике. Последнее было бы чревато для России потерей эксклюзивной роли, отслаивания Украины от российской геополитической платформы и диффузией, а затем и исчезновением постсоветского пространства как стратегического пояса российской безопасности.

Иначе говоря, России выгоден прагматичный президент-центрист, политика которого не противоречила бы российскому минимуму по отношению к Украине, требования и резоны которого можно уложить в неафишируемую россиянами доктрину удерживания Украины в постсоветском пространстве. Основные положения этой доктрины заключаются в следующих тезисах. Первое: Украина — ключевое государство для выживания и реинтеграции постсоветского пространства. Второе: «похищение» Украины у Европы. Пользуясь невнятностью и неопределенностью украинской политики объединенной Европы, Россия рассчитывает на «перехват» Украины — в том числе и засчет согласия на показное, дуэтное лидерство Украины и России в постсоветском пространстве и превращение Киева в субцентр, во вторую столицу СНГ и ЕЭП. Третье: сохранение за Украиной формальной суверенности и умеренной автономности, позволяющей ей участвовать в качестве формально не примкнувшего ни к кому, но фактически включенного в общерусскую цивилизационную платформу государства. Четвертое: включение Украины как индустриального сердца Восточной Европы в региональные интеграционные институты, и подключение к совместной экономической, аналитической игре России с Европой и другими центрами экономической власти, что автоматически обеспечивает более полный контроль России над индустриальной модернизацией Украины, ее транзитными ресурсами, рынками и т.п. Для России Украина — критически важная страна, территория-«вход», ключ к более тесному и с более сильных позиций взаимодействию с Европой и другими глобальными игроками. Так что внутренняя политика Украины, позиция и ориентация украинских элит, состояние и перспективы государственности в некоторой степени, перефразируя немецкого генерала Клауза Витса, являются продолжением внешней политики России иными средствами.

Виталий ПАЛАМАРЧУК, завотделом политических стратегий Национального института стратегических исследований:

— Россия, судя по всему, заинтересована в таком украинском президенте, который поддерживал бы стратегический курс России или, по крайней мере, не противоречил бы ему в наиболее ключевых вопросах, к которым можно отнести, к примеру, вопросы расширения ЕС, дальнейшей эволюции НАТО и его продвижения на Восток. Это касается, безусловно, и поддержки российских проектов, того же газового консорциума. Кроме того, со стороны России вероятны определенные пожелания в связи с решением как языкового вопроса, так и культурного вопроса русскоязычных граждан Украины в целом.

Стоит заметить, что Россия достаточно озабочена активизацией американской деятельности, в частности, в Грузии, Молдове, Литве. В этом контексте, думаю, Россия будет очень внимательно присматриваться к тому, не будет ли кандидат на должность президента в Украине проводником такой деятельности Соединенных Штатов в Украине.




Великобритания Би-би-си,
23 января 2004

Мир о нас. Украина-Россия. 350 лет вместе или порознь

Сергей Берец

Площадь Арбатские ворота в центре Москвы. Курени лыцарей-запорожцев во главе с гетманом Петром Конашевичем-Сагайдачным в сентябре 1618 года подошли сюда на помощь войскам польского королевича Владислава, желавшего отнять Московский трон у молодого царя Михаила Романова.

Ужас москвичей увеличила еще комета, которая головою стояла над самым городом: царь и все люди, смотря на звезду, думали, что быть Москве взятой от королевича, - писал русский историк Сергей Соловьев.

Здесь у Арбатских ворот молодые москвичи отвечают на вопрос, какими они представляют себе нынешних украинцев.

"Братья", - отвечает студент Дима. "Сало, горилка", - первое, что приходит на школьнице Ире. "Они очень хорошие", - считает Света.

Взаимностью отвечает москвичам строитель Михаил из Закарпатского города Тячева: "Мне москвичи нравятся"

Образы украинских бандитов из Чикаго в фильме Брат-2 Алексея Балабанова дружескими шаржами не назовешь. В кинозалах России итоги словесных и вооруженных единоборств "брата" с "бандеровскими визави" вызывали восторг и аплодисменты немалой части зрителей.

Фильм Юрия Ильенко "Молитва о гетмане Мазепе" два года назад Министерство культуры России не рекомендовало прокатчикам выпускать на российские экраны. Картину признали антирусской.

Кто ответит за Севастополь?

Удивительным образом "Брата-2" легко купить на кассетах и дисках не только в Москве, но и в Киеве. "Мазепу" ни одной, ни в другой столице не найдешь.

13 лет раздельного бытия Украины и России не раз и не два омрачались скандалами, спорами и политическими конфликтами. Долги за газ, Крым и Черноморский флот, Тузла и Керченский пролив, а также вопросы о том, кто чье сало съел и водку либо горилку выпил, не теряют актуальности.

Предприниматель из Сургута уроженец Львовской области Владимир Самборский видит корень зла в тесной родственности украинцев и русских: "Наиболее больно, простите за тавтологию, делают друг другу близкие. Когда муж и жена ругаются, они могут укусить за самое больное место, потому что они его знают".

"Вы мне за Севастополь ответите", - изрек лысый брат, разряжая пистолет в украинского бандита.

К счастью, политикам и народам двух стран удалось не доводить дела до такого оборота, какой приняли взаимоотношения лысого брата с украинскими мафиози в Чикаго.

Московские фаны "Динамо"

Историк и политолог Кирилл Фролов из Института стран СНГ прогнозирует новое воссоединение.

"Украинцы и русские - это как баварцы и пруссаки, - считает он. - Сильны диалектные отличия и разная политическая история. Но они немцы. Россия и Украина, нравится кому-то это или нет, вновь придут к какой-то форме единения. Германия была разделена 50 лет. Переяславскую Раду следует сравнивать с воссоединением Германии".

Соперничество двух восточнославянских сестер еще с советских времен имеет другое, скорее жизнеутверждающее направление. Здесь кипят здоровые спортивные страсти. Речь, понятно, идет о футболе.

В январе в Москве проходит Кубок Содружества, в котором выступают команды всех постсоветских стран, в том числе и киевское "Динамо". Круг московских болельщиков этой команды узок, но могуч. Олег Братушко - поклонник клуба с 20-летним стажем. Любовь к киевскому футболу ему привил отец еще во времена Блохина и Буряка, а сына своего он назвал Данилой, по созвучию, которое слышится Олегу в звуках имени и названии любимого клуба.

Сын украинца и кубанской казачки из Краснодара, ныне бизнесмен из Сакраменто в Калифорнии Владимир Вонзенко, оказавшись в Москве по делам, не мог не прийти на матч с участием киевского "Динамо", за которое болеет с 1954 года. Тогда, кстати, торжественно отмечалось 300-летие Переяславской Рады. Первым матчем, который он увидел, была встреча "Динамо" с ЦДК (нынешник ЦСКА).

Тенденциозность

Строитель Михаил Декет из закарпатского города Тячева бывает в Москве чаще, чем калифорнийский бизнесмен или киевские футболисты. В последние пять лет он больше времени проводит в

России, чем дома. Это выгоднее, говорит он, не надо тратиться на дорогу.

Московские коллеги иногда смотрят косо, но затем отношения налаживаются. "До драки дело никогда не доходило. Дай Бог, так и дальше будет", - надеется Михаил Декет.

Московскому корреспонденту парламентской газеты "Голос Украины" Виктору Тимошенко тоже знакомы проблемы регистрации, хотя трудностей с выполнением профессиональных обязанностей в России у него не возникает. Редакция не ставит ему задач по тенденциозному освещению двусторонних отношений.

Тенденциозность, по словам Виктора Тимошенко, присуща многим публикациям российских журналистов, которые "крутятся вокруг пяти-семи тем в зависимости от конъюнктуры. Это либо сахарная тема, либо Черноморский флот, Тузла".

Корреспондент газеты "Голос Украины" говорит, что стереотипы о его стране и соотечественниках сильны в сознании россиян, в том числе и журналистов. Это в первую очередь все то же сало, "Днепр при какой-то там погоде", западноукраинские бандеровцы.

Но настоящая Украина для множества россиян - Terra Incognita.

Диаспора

Сохранение в диаспоре украинского языка и культуры - повседневная забота энтузиастов с украинскими корнями. Антонина Макаревич, филолог и педагог из Томска, сопредседатель общества украинской культуры "Джерело". Она разработала программу преподавания украинского языка и культуры в одной из средних школ сибирского города.

Белгородщина - пограничная территория, где украинцы составляют весьма значительную часть населения. Профессор Белгородского университета историк Николай Олейник возглавил первую в России кафедру украиноведения в белгородском университете, созданную по инициативе ректора Леонида Дядченко.

Есть факультет Тюменского госуниверситета с преподаванием на украинском языке в Ишиме. В Москве существует Украинский университет. Но в целом по России, где по данным переписи 2002 года живет около трех миллионов украинцев, школ и высших учебных заведений, где изучают украинский язык, литературу, историю, буквально единицы.

Николай Олейник, Антонина Макаревич и Владимир Самборский из тех российских украинцев, которые свободно владеют языком исторической родины.

Пушкин и Сковорода

А вот президент Кучма, представляя свою книгу "Украина - не Россия" на Международной книжной ярмарке в Москве, вновь признался, что выучил украинский язык, только когда занял пост главы государства.

"Поскреби любого русского, найдешь татарина",- сказал не так давно президент Владимир Путин. Продолжив эту мысль, можно сказать, что и украинца часто можно найти, если поскребешь иного русского.

Украинский философ Григорий Сковорода - один из предков отца и сына Соловьевых - историка и философа. Наталья Гончарова, жена Пушкина - праправнучка гетмана Дорошенко, похороненного под Москвой.

Отмечен, пусть и менее торжественно чем пятьдесят лет назад, юбилей Переяславской Рады. Завершился и год России в Украине. Впереди новая памятная дата - 350 лет "мартовских статей" - соглашения о создании конфедерации Украины и России.




«Газета»,
23 января 2004

Владимир Путин решил проблемы Калининграда и прав человека в Чечне. И избавился от своих спецпредставителей

Денис Ермаков

Президент России ликвидировал институт своих спецпредставителей. От должностей освобождены Дмитрий Рогозин, отвечавший за проблему Калининграда, Абдул-Хаким Султыгов, защищавший права человека в Чечне, и Борис Пастухов, работавший над договором о дружбе с Грузией. Таким образом, Кремль фактически объявил о том, что проблемы Калининграда и прав человека в Чечне решены. А договор с Грузией нам и вовсе не нужен.

У Рогозина - новое задание

Дмитрий Рогозин занимал пост спецпредставителя президента по проблемам Калининградской области с лета 2002 года. Напомним, что он решал проблему безвизового транзита россиян из России в Калининград через территорию Литвы. После вступления Литвы в ЕС они должны были получать транзитные визы. В результате длительной работы Рогозина с чиновниками ЕС визы были заменены "транзитным документом" - той же визой, но получаемой прямо в железнодорожной кассе и бесплатно. По мнению замдиректора Института стран СНГ Владимира Жарихина, "можно долго спорить о том, достиг Рогозин поставленной цели или нет, но по крайней мере решение, хоть и не очень удовлетворительное, принято и пересматриваться не будет. Система так или иначе работает". Контакт Рогозина с Кремлем между тем не прекратился.

Он не только остался в должности спецпредставителя, но и начал в середине прошлого года активную работу над новым проектом - стал сопредседателем блока "Родина", который многие эксперты называют детищем Кремля. Сейчас Рогозин занял пост вице-спикера Госдумы и вступил в почти открытую конфронтацию с другим сопредседателем "Родины" Сергеем Глазьевым. В Кремле отставку Рогозина объяснили "выполнением основного комплекса задач по решению вопроса жизнеобеспечения Калининградской области". В администрации президента вице-спикера похвалили, отметив, что "весьма удовлетворены результатами работы Рогозина". В аппарате же самого Рогозина Газете рассказали, что теперь он "сосредоточится на законодательной работе, но если у президента будут какие-то предложения в отношении его персоны, то он готов будет их рассмотреть". Кроме того, Рогозин продолжит возглавлять делегацию Федерального Собрания в Парламентской ассамблее Совета Европы.

Кадыров ответит за все

Одновременно с Рогозиным от должности спецпредставителя президента освобожден Абдул-Хаким Султыгов, который отвечал за обеспечение прав и свобод человека и гражданина в Чечне. В администрации президента его отставку объяснили тем, что в Чечне избран легитимный президент - Ахмат Кадыров, который несет всю ответственность за обеспечение прав и свобод человека на территории республики. Примерно то же самое сказали Газете и в аппарате Султыгова: "Согласно Конституции Кадыров вправе создавать новые институты, в том числе институт уполномоченного по правам человека". По мнению уполномоченного по правам человека в России Олега Миронова, отставка Султыгова не окажет влияния на обстановку в республике. По его словам, "если бы один уполномоченный мог менять ситуацию с правами человека, то больших проблем не было бы: везде были бы назначены уполномоченные и ситуация коренным образом изменилась в лучшую сторону".

Договора с Грузией не будет

Одновременно с Рогозиным и Султыговым от должности отстранен Борис Пастухов, бывший председателем госкомиссии РФ по подготовке проекта договора между Россией и Грузией о дружбе, добрососедстве, сотрудничестве и взаимной помощи. Официально сообщается, что этим вопросом теперь будет заниматься МИД. По мнению Владимира Жарихина, "новые грузинские власти сомневаются в необходимости заключения полномасштабного договора с Россией и в этой ситуации иметь с нашей стороны уполномоченного по его заключению было бы неверно". Больше спецпредставителей у Путина не будет. Владимир Жарихин считает это правильным. "Наличие такой должности - это признание того, что официальная госструктура или не справляется с работой, или не имеет внутри себя соответствующих ведомств. Назначая спецпредставителей, Путин высказывал неудовольствие работой МИДа", - отметил замдиректора Института стран СНГ.

  




ИМА-пресс,
23 января 2004

Комментарии дня: В ночь на 24 января Газпром собирается прекратить поставки газа в Белоруссию. Москва решила всерьез взяться за Лукашенко?

Валерия НОВОДВОРСКАЯ, глава Демсоюза России: - По крайне мере, об этом объявлено. Прекратят или не прекратят, не знаю, но в отношении нашей власти самые смелые предположения могут оказаться правдой.

Потому что у нее как вожжа под хвост попадет, так и будет. Внешняя политика страны абсолютно противоречива и состоит из игры в имидж демократического государства и старых советских повадок. Если наконец решат прекратить то, что всегда делал СССР - прикармливал сателлитов и нес коммунистическую идеологию черт знает куда, начиная от Африки и заканчивая Кубой, - будет уже хорошо. Так что, если Лукашенко сдадут по меркантильным соображениям (он нам слишком дорого обходится), то это можно только приветствовать, потому что пользы нам от него никакой. Подобный союз давно уже позорит Россию и обрекает белорусскую интеллигенцию на бесчисленные страдания. Удовольствие от него получает только Павел Бородин, который не понимает, что одно дело - малахитом залы облицовывать (безусловно, это занятие полезное), а другое - состоять в фиктивной должности председателя чего-то России и Белоруссии. Если он всерьез берется защищать такой союз, то это очень противно. Ведь если раньше, при Ельцине, у него могла быть репутация доброго человека, который усыновляет сирот, то сегодня благодаря своей должности он ее поменял на репутацию душителя белорусской свободы, расточителя российского бюджета и вообще человека очень недалекого. Потому что защищать союз России с Белоруссией умный человек не будет, а порядочный - тем более. Возможно, Лукашенко напоролся на такое решение, потому что мешал российским фирмам что-то приобрести или приватизировать в Белоруссии и вообще вел себя так, как будто в данном Союзе он - ведущий, а не ведомый. Ну что ж, зато впредь другим неповадно будет предавать свой народ, вести какие-то игры с крупными державами или напрашиваться на роль протектората. А Беларусь просто зациклилась на Лукашенко, хотя он применяет такую степень насилия, что делает всякий свободный выбор невозможным. Так что, дай Бог белорусской оппозиции воспользоваться этой ситуацией и избрать главой государства, скажем, Станислава Шушкевича, из него бы вышел шикарный президент.

Владимир ЖАРИХИН, заместитель директора Института стран СНГ: - Уж в чем - в чем, но в том, что Владимир Владимирович не доводит начатое до конца, его упрекнуть нельзя. Если взялся за Лукашенко, то никуда тому не деться! По-моему, белорусский президент все еще не понял, что бартер по принципу "газ в обмен на красивые слова об объединении с Россией" не работает. Теперь ему предлагают другой бартер - "газ в обмен на реальные шаги по объединению с Россией".

Николай БЕЗБОРОДОВ, депутат Госдумы: - Я думаю, этот вопрос лежит скорее в сфере экономической, чем политической. Надеюсь, что стороны не будут впадать в крайности и до отключения дело не дойдет, будет проведен очередной раунд переговоров и принято решение, которое устроит обе стороны.

Фарида ГАЙНУЛЛИНА, депутат Госдумы: - Полагаю, что это вопрос все же экономический. Конечно, не исключено, что выход из этой ситуации будет достаточно сложным, ведь белорусская сторона неоднократно была предупреждена о необходимости рассчитываться, и есть данные о несанкционированном займе Белоруссии. Между тем я надеюсь на разум и здравый смысл обеих сторон, поскольку простые люди от этих недоразумений страдать не должны.

Константин КОСАЧЕВ, председатель Комитета по международным делам Госдумы: - Безусловно, проблема экономическая, и никакого отношения к президенту Белоруссии она не имеет. Это вопрос чистой коммерции, он давно существует и уже назрел, просто до сих пор его решали в режиме закрытых коммерческих переговоров, поэтому для непосвященной публики он выглядит сенсационно. Конечно, сейчас Белоруссия не в самом лучшем положении. Другое дело, что это палка о двух концах, ведь и у России нет на этот год соглашения о транзите Белоруссии газа и она тоже может использовать этот рычаг.

Сергей САВУШКИН, главный редактор журнала "Нефть и капитал": - Давно пора было взяться за Лукашенко. Думаю, наши могут белорусов и отключить на какое-то короткое время. У них есть свои запасы в подземных хранилищах, и на пару дней, чтоб подумать, газа им хватит. По-моему, они уже заседание правительства по этому вопросу провели... На самом деле никто не сомневается, что в итоге газ у них будет и сложившаяся ситуация используется нами как инструмент давления. Цели же могут быть какие угодно, вплоть до стимулирования процесса приватизации белорусских нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятий.

Валентин КОРОВИН, председатель совета Объединенной российской партии "Русь" (Санкт-Петербург): - Межгосударственная политика России и Белоруссии сегодня действительно зависит не от мнения народа, а от конкретных лиц, стоящих во главе государства. Несмотря на публичную риторику Лукашенко, он практически ничего не делает для объединения, как и прежде преследуя меркантильные цели. Как глава государства он обязан защищать интересы страны, но должен выполнять и международные соглашения. Очевидно, игнорирование этих отношений и привело к таким мерам. Я думаю, если отключение будет, то кратковременное, так как от этого пострадает экономика Белоруссии и простые граждане, среди которых немало русских. Я расцениваю это решение как меру воздействия на человека, который не по-государственному мыслит и не очень понимает значение этих отношений в мировой истории.

Алексей МУСАКОВ, политолог (Санкт-Петербург): - Думаю, что все-таки кран не перекроют, так как это связано с транспортировкой газа в Европу. А обходный путь у нас пока только намечается, и не так уж дешево стоит. И второе. Межгосударственные отношения двух суверенных юридических государств аналогичны брачным: если нет высоких чувств, то включается экономический механизм. И сегодня руководство Газпрома ничего самостоятельно, без высшего политического руководства страны, как сейчас говорят, делать не будет.     




радио "Эхо Москвы",
23 января 2004

Прекращение поставок российского газа в Белоруссию. Что бы это могло означать?

Эфир ведет Нателла Болтянская.

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Владимир Жарихин - заместитель директора института стран СНГ.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Итак, повод для нашей встречи сегодня – прекращение поставки российского газа Белоруссии. Что бы это могло означать? Как будут дальше развиваться события? Как Вы видите развитие ситуации?

В. ЖАРИХИН – Я так понимаю ситуацию. Долгое время, достаточно много лет у нас был такой негласный договор, бартер: газ в обмен на разговоры об объединении России и Белоруссии. На последних встречах президент предложил несколько другой бартер Лукашенко. Тоже газ, но в обмен на конкретные шаги по объединению России и Белоруссии. Как раз этот бартер Лукашенко начал активно саботировать. Потому что уже практически стихли очень оптимистичные разговоры о создании единой рублевой зоны к 2005 году. Давно уже не слышно очень оптимистичных реляций по поводу последней точки в конституционном акте, который готовится где-то втайне от нас. И затормозились практически переговоры реально по приватизации и продаже Белоруссии "Белтрансгаза". То есть все те условия, которые считал Путин моментом истины в реальном стремлении Лукашенко к объединению с Россией.

Сейчас создалась такая ситуация, что явочным порядком Белоруссия пытается пересмотреть то соглашение, которое было достигнуто в Сочи, что Россия поставляет Белоруссии газ по рыночным ценам. Причем не по мировым, а по эсэнговским рыночным ценам. То есть по той цене, по которой газ давно уже поставляется Украине. В ответ Лукашенко предложил прокачку газа через Белоруссию осуществлять тоже по рыночным ценам. Россия на это согласилась. Но сейчас, видимо, для того чтобы минимизировать некое политическое давление со стороны Белоруссии, на 2004 год было предложено все-таки газ поставлять в Беларусь не государственному "Газпрому", а частным российским газовым компаниям, "Итере" и "Трансавто". "Итера" и "Трансавто" все договора на январь, которые были заключены, выполнили. Дальнейшие договоры Беларусь как бы тянет заключать, именно на тех условиях, которые были оговорены в Сочи.

Надо сказать, наши частные компании даже были готовы относительно цены 50 долларов за кубометр снизить свои претензии где-то до 40 с небольшим. Но "Газпром" после некой паузы в переговорах, видимо, Миллер советовался с Кремлем, все-таки поставил вопрос именно о той цене, которая была обговорена президентами, 50 долларов за кубометр. И сейчас Белоруссии ничего другого не остается, как срочно перезаключить договора или отбирать газ из тех магистральных трубопроводов, которые идут в Европу. Тогда им надо объяснять эту ситуацию Польше и Германии.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – На Ваш взгляд, как будет развиваться ситуация реально? Из вариантов, перечисленных Вами, что Вы выбираете?

В. ЖАРИХИН – Я вообще с некоторых пор достаточно пессимистично смотрю на перспективы интеграции реального объединения. Потому что, сколько бы ни говорили о духовном родстве, братстве и т.д., все-таки за эти годы, пока шли пустые разговоры об объединении России и Белоруссии, и экономические, и политические структуры наших стран сильно разошлись в разные стороны. Уже сейчас очень трудно найти общие позиции. Например, вроде бы так решили наши экономисты: раз политики не получается, давайте решим чисто экономический вопрос, связанный с общей валютой. Помилуйте, как могут быть деньги не политическим вопросом? Как может согласиться Лукашенко на единую систему формирования бюджета? Скажем так, у нас бюджет, конечно, формируется не полностью прозрачный, похоже на автомобиль с затемненными стеклами, что-то видно, но не очень сильно. Но у них бюджет – это совсем бетонная стена, совершенно не прозрачная, ни для населения, ни для окружающих. И согласиться Лукашенко на единый рубль, а значит, на единые принципы формирования бюджета – это значит, утратить свою политическую, а значит, и политическую власть, которую он сейчас имеет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Несколько лет были разговоры об объединении. Куча аргументов была за и против. Аргументы, которые демонстрируют выгоду этого объединения, и аргументы, которые демонстрируют его невыгодность. С Вашей точки зрения, чему можно верить?

В. ЖАРИХИН – Можно верить тем, кто говорит о том, что это объединение выгодно. Оно выгодно обоим народам. Вообще говоря, народы никуда не разъединялись, они как жили вместе, так и живут. Просто они живут в разных государствах, вот в чем проблема. Мне кажется, момент был упущен именно в 2000 году, когда Путин все-таки согласился на настоятельную просьбу Лукашенко не проводить осенью выборы в союзный парламент. Когда в начале 70-х годов в Европе тоже начал этот объединительный процесс очень сильно тормозить, выходом они нашли именно избрание европарламента, по началу практически с никакими полномочиями. Но была создана некая общеполитическая площадка для нахождения общего языка политических элит. А здесь, не создав такой площадки, уведя все это на уровень кулуарных переговоров, кулуарного формирования того самого пресловутого конституционного акта, хотя в договоре 99 года было четко записано, что формируется союзный парламент, единственной задачей первого созыва которого являлось создание того самого конституционного акта на открытой публичной площадке, где ограничителем для желания и той, и другой части элиты потянуть одеяло в свою сторону было бы общественное мнение.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Владимир Леонидович, правильно ли я поняла, что с точки зрения экономики проиграла сейчас, скорее, белорусская сторона?

В. ЖАРИХИН – Это до тех пор, пока потери от несанкционированного отбора газа не станут существенными и для РФ.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А механизм борьбы есть?

В. ЖАРИХИН – Нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – То есть все может продолжаться сколько угодно времени?

В. ЖАРИХИН – В том-то и дело, что у нас трубы идут через Белоруссию, Украину и больше нигде. Есть какие-то попытки провести через дно Балтийского моря. Но это очень большие капиталовложения. Чтобы весь поток газа пустить по дну Балтийского моря, это и с экологической точки зрения очень сложно, и вложений потребует. Понадобятся годы для этого.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – То есть получается, что единственный способ ситуацию как-то исправить – это, с одной стороны, проглотить ее, а с другой стороны, пытаться вести какие-то переговоры. Или не о чем уже вести переговоры?

В. ЖАРИХИН – Вы знаете, я в целом далек от либеральных идей, но, тем не менее, когда Анатолий Борисович Чубайс высказал идею либеральной империи, я довольно активно эту идею поддержал. Мы просто практически очень мало используем наши возможности для влияния на политические процессы в странах СНГ.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Какие, например?

В. ЖАРИХИН – Если мы вспомним начало 90-х годов у нас, то мы знаем, каким образом на наши политические процессы влияли, например, США и Европа. Это создание отделений фондов Карнеги, Аденауэра, Форда и т.п., проведение неких семинаров, встреч, учеб и т.д. То есть создание проамериканской и проевропейской политической элиты в России. И надо сказать, это в определенной степени удалось. А у нас практически маргинализировалась и исчезла пророссийская политическая элита в странах СНГ, потому что мы с ней не работали и не взаимодействовали.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Владимир Леонидович, может быть, я выскажу не очень приятную мысль, но кроме широкой идеологической деятельности, фонды, которые Вы перечислили, они еще занимались некими благотворительными деяниями. Так?

В. ЖАРИХИН – Конечно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Смотрю на наш пейджер. Елена уверяет, что в Белоруссии не отключают от энергоснабжения роддома, больницы и детские учреждения.

В. ЖАРИХИН – Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – То есть ситуация на людей рядовых не сказывается?

В. ЖАРИХИН – Правильно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – И можно с завтрашнего дня начать создавать многочисленные фонды, если, конечно, им дадут возможность там функционировать. Но их деятельность, в общем-то, ничего не поменяет.

В. ЖАРИХИН – По началу, конечно, не поменяет. Я не говорю, что сейчас, с понедельника мы должны начать новую жизнь, у нас все получится. Во многом время упущено. Может быть, Чубайс использовал неправильный термин, "либеральная империя". Я бы так сказал: либеральное постимперское государство, которое обязано нести ответственность за те страны, которые вышли из его подчинения. Будем так говорить, хотя в России было сложнее. Но, тем не менее, до сих пор Великобритания несет значительную долю ответственности за страны Британского Содружества. Мы знаем страны франкофонии. Французы все меры, в том числе военные, французские парашютисты до сих пор в Береге Слоновой Кости, и что-то Совет Европы по этому поводу как-то не собирается, и лорда Джадда туда не посылает.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Владимир Леонидович, если бы у Вас в руках был рычаг от конфорки, Вы бы как нормализовывали обстановку?

В. ЖАРИХИН – Я бы не довел до того, чтобы пришлось идти на кухню и поворачивать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Это уже поздно. Уже ситуация такова. Сейчас, сию секунду Вам дали в руки эту самую конфорку. И что бы Вы сделали?

В. ЖАРИХИН – Наверное, я приложил бы все усилия для того, чтобы заключить, тем не менее, договор на тех условиях...

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но нам сказали, что он не интересует.

В. ЖАРИХИН – Значит, может быть, на какое-то время перекрыть не только конфорку, ведущую к тому месту, которое заканчивается в Белоруссии, и но и ту, которая заканчивается в Германии.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А знаете ли Вы, сколько от этого мы потеряем?

В. ЖАРИХИН – Знаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Сколько?

В. ЖАРИХИН – Потеряем, наверное, полмиллиарда. Но потом мы это возместим тем, что все-таки будем получать по рыночной цене.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А как Вы думаете, сколько времени пройдет прежде, чем мы будем получать по рыночной цене?

В. ЖАРИХИН – А почему мы должны заниматься только ситуационным реагированием? По-моему, Россия как государство созрела для того, чтобы ставить перед собой долгосрочные задачи. И считать не на ближайшие год-два, а на десятилетия. Мы уже к этому подходим.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Одно время ходили разговоры о том, что немаловажный фактор в российско-белорусских отношениях – это фактор политический. Условно говоря, это некая гипотетическая возможность Лукашенко стать следующим президентом России.

В. ЖАРИХИН – Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Знаете такие разговоры?

В. ЖАРИХИН – Конечно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – На Ваш взгляд, этот момент как-то работал в данной ситуации, или никоим образом?

В. ЖАРИХИН – В данной ситуации нет, раньше работал, несомненно. У меня создалось впечатление, что Лукашенко просто ставил вопрос так: "Мы готовы объединяться с Россией, когда Россия придет к той политической и экономической системе, в которой работает Белоруссия". Этого момента Лукашенко не дождался. И поэтому сейчас возникает некий момент истины. Или надо соглашаться на ту политическую и экономическую систему, которая есть в России, которую мы с вами критикуем, осуждаем иногда, но, тем не менее, она существенным образом отличается пока от белорусской, или продолжать сидеть и ждать, пока наша система приплывет к белоруской модели.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Владимир Леонидович, если посмотреть на прошедший год, на некоторые действия в рамках государства российского, то можно сделать вывод, что какие-то потери не очень интересуют российское государство, если речь заходит о каких-то действиях, которые могут не понравиться государству или его власти? На Ваш взгляд, сработает ли в данной ситуации детский принцип "нашему царю показали фигу, умрем все до последнего"?

В. ЖАРИХИН – Мне кажется, нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – То есть перекрывать никто ничего не будет? И терять эти полмиллиарда, о которых Вы говорили, никто не собирается?

В. ЖАРИХИН – Нет, в данном случае, мне кажется, дело пошло на принцип. Скажем так. Если по-настоящему Лукашенко надо бы отступить на пару-тройку шагов, то я думаю, Россия удовлетворится тем, что он отступит на полшага.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Какова вероятность того, что он отступит на полшага, и что это за полшага, на которые он должен отступить? Что он должен сделать?

В. ЖАРИХИН – Я думаю, "Белтрансгаз" он не отдаст, а все-таки выйдут в итоге на компромисс, на украинский вариант. То есть 50 долларов за кубометр, при этом 1 доллар за прокачку кубометра газа. Пока мы предлагаем условия белорусам не украинские, там 0,7 доллара за прокачку кубометра газа. Я думаю, договорятся на 1 доллар, и на этом компромисс будет достигнут.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Какие сроки Вы ожидаете достижения этого компромисса? В какой степени, Вы считаете, он возможен?

В. ЖАРИХИН – Я думаю, в течение месяца этот вопрос будет урегулирован. Другое дело, опять мы возвращаемся к прошлому, вообще говоря, эти вопросы не должны урегулировать ни президенты, в союзном государстве модели 99 года, ни даже правительство. Там был предусмотрен высший апелляционный суд, который должен рассматривать споры хозяйствующих субъектов в рамках союзного государства. И Счетная палата союзного государства, которая должна отслеживать невыполнение тех или иных договоренностей в рамках союзного государства. И парламент, который должен это публично обсуждать. Так как этого ничего нет, все выходит под ковер, и там, под ковром, все эти события происходят.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вопрос, присланный Вам по интернету из СПБ. "Что можно ожидать от визита президента на Украину, и какова сейчас внутриполитическая обстановка на Украине?"

В. ЖАРИХИН – Вопрос не на 5 минут. Во-первых, я бы не преувеличивал неустойчивость украинской власти. Мы забываем даже такую вещь, что если наши структуры госбезопасности реконструировались раз шесть, то украинская безпека не реконструировалась со времен советской власти ни разу. Второе. Надо сказать, оппозиция сейчас находится в достаточно сложном положении. Два года назад с криками "геть Кучму" они требовали от него выборов парламента только пропорциональным списком, формирования правительства парламентским большинством и выборов президента парламентом. Теперь они с криками "геть Кучму" заявляют о том, что надо отменить эти антидемократические действия. В этом специфика украинской оппозиции. Поэтому я бы не преувеличивал нужду Кучмы в поддержке со стороны Путина, как у нас иногда это делают. Но с другой стороны, она ему действительно нужна. Я бы сказал, что, скорее, механизм движения к конструктивным договоренностям несколько другой. Все-таки Украина начинает постепенно понимать, что при всем векторе, направленном в сторону Евросоюза, случится это не раньше, чем лет через 20. Евросоюзу надо переварить еще страны Восточной Европы. А эти 20 лет надо жить. А жить нормально можно только в тесной экономической кооперации с Россией. И поэтому, скорее, в этом ключ, в продвижении соглашений и по газотранспортному консорциуму, и по пресловутой Тузле, и по многим другим вопросам, чем в конкретной нужде Кучмы поддержать его, падающего чуть ли ни на следующий день и т.д.




Известия,
26 января 2004

Они уже никогда не уйдут оттуда.
Американские и российские военные на постсоветском пространстве: враги или союзники

Светлана Бабаева, Екатерина Григорьева, Николай Хорунжий

 "Во время визита Колина Пауэлла российская сторона должна поставить вопрос о военном присутствии США в Центральной Азии и Грузии, заявил в канун приезда госсекретаря США глава комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев. "У России должны быть вопросы, связанные с военным присутствием США в ближайшем российском зарубежье", - сказал он. По сведениям "Известий", вопрос военного присутствия России в Грузии и Молдавии собирается поднять и Пауэлл, причем в довольно жестком ключе. Конкуренция двух держав за право влиять на страны бывшего Союза стала явной не только в политике и экономике. В последний год она стала хорошо заметна и в военной сфере. К чему это может привести?

По мнению наблюдателей, Соединенные Штаты в последние полгода-год - невзирая на то, что основные силы отвлек Ирак, - действительно активизировали свою политику в странах бывшего СССР и дали понять, что и дальше будут уделять региону определенное (хотя отнюдь не главное) внимание. В России эти слова и поступки вызвали волнение и раздражение. Особенно с учетом того, что Москва сама начала активнее вести себя на постсоветском пространстве: видоизменяла существующие институты (СНГ), создавала новые (Организация Договора коллективной безопасности, Шанхайская организация сотрудничества, ряд экономических структур), пересматривала экономические и политические подходы к соседям. А тут - Штаты...

Точки опоры

Американцы, "вскрыв" иракский "нарыв", вернулись и даже активизировали работу по созданию точек своего присутствия в непосредственной близости от регионов, которые представляют или в будущем могут представлять опасность для США. Чтобы в критический момент эти точки смогли быстро превратиться в склады, аэродромы и места базирования военнослужащих. "Они уже никогда не уйдут оттуда, мы имеем дело с долгосрочным американским присутствием в Центральной Азии, а возможно, и на Кавказе", - заметил один из российских экспертов, близкий к политическим и силовым кругам. Проблема в том, что многие из точек, в которые пришли американцы, находятся в непосредственной близости от российских границ. Москва же, по мнению большинства экспертов, хотя и сделала за минувший год ряд серьезных предложений соседям (поставки вооружений и техники странам - членам ОДКБ осуществляются теперь по внутрироссийским ценам; достаточно выгодные условия предложены Киргизии за пребывание на ее территории российской авиабазы и т.д.), в 2003 году сбавила темпы своего "возвращения" в страны Содружества. Которые, в свою очередь, за эти годы научились ловко сотрудничать и с США, и с Россией. Или, по меньшей мере, играть на их противоречиях.

Все это и привело к тому, что Россия - стоящая на пороге нового президентского цикла - до сих пор не может определить: считать ей Соединенные Штаты на просторах бывшей "советской Родины" союзником, партнером, соперником или врагом. И соответственно как реагировать на это. А кроме того, встала перед очевидным вопросом: что она может предложить соседям такого, чтобы они перестали смотреть за океан?

Оружие сплачивает

По данным Центризбиркома России, обнародовавшего эти данные накануне декабрьских думских выборов, сегодня в 9 странах СНГ находится более 20 объектов Минобороны РФ, на которых проходят службу около 46 тыс. российских военнослужащих.

Оценивая два с лишним года американского военного присутствия в Центральной Азии, многие эксперты полагают: ситуация изменилась настолько, что без США Россия уже не сможет обеспечить безопасность региона. Причем Москве, несмотря на все традиционные связи, сложнее укреплять свое присутствие, нежели США в период после 11 сентября. Превращение 201-й российской дивизии, дислоцированной в Таджикистане, в полноценную базу юридически так до конца и не оформлено. "Остаются лишь технические детали", - несколько лет говорят чиновники. Источники полагают: дело в цене.

Американцы, приходя в регион, на деньги не скупились: помимо оплаты расходов, связанных непосредственно с военным присутствием (аренда, плата за взлет-посадку самолетов), они гарантировали инвестиции, субсидии на развитие. Москва считает, что и так достаточно субсидирует регион - низкими ценами на энергоносители и льготами на закупку военной техники и вооружений.

Льготы - центральный "стягивающий" фактор ОДКБ. В Москве их считают гарантией того, что в обозримой перспективе центральноазиатские страны в военно-техническом сотрудничестве будут ориентироваться только на российские стандарты. Однако, как выясняется, только льгот мало.

- Положение о поставках вооружений и военной техники из России по льготным ценам было закреплено год назад, когда преобразовывалась ОДКБ, - говорит Андрей Грозин, завотделом Средней Азии Института стран СНГ. - К сожалению, не выработан еще механизм контроля за реэкспортом, поэтому поставки не стали масштабными. В то же время за 1,5 года Россия поставила в Казахстан на основе двусторонних соглашений спецтехники и вооружений на $1 млн. И при этом в сентябре министерства обороны США и Казахстана подписали 5-летний план сотрудничества, по которому Казахстану поставляются вездеходы "Хаммер", планируются поставки вертолетов "Хью", транспортных самолетов С-130 "Геркулес" и кораблей, в основном военных катеров водоизмещением до 1 тыс. тонн.

С "ними" и с "нами"

Вынужденная или сознательная игра некоторых соседних государств на противоречиях между США, Европой и Россией - также уже явный факт военно-политической реальности. В частности, она очевидна в Молдавии, где руководство обращается то в сторону Европы, которая, несомненно, проявляет значительные интерес к стране, то в сторону России. Москва хотела бы свое присутствие там сохранить, но успех зависит в том числе от того, сколь серьезны планы Европы, выражающиеся в политических перспективах для Молдавии и объемах экономического участия.

В случае с киргизским Кантом Россия удачно сыграла на существующих угрозах, пообещав защиту в случае региональных эксцессов, но существование в паре десятков километров от российской авиабазы американского аэродрома - тоже уже факт.

Осложнились отношения США и Узбекистана. Вашингтон требует соблюдения прав человека в стране, в противном случае грозит заморозить финансовую помощь. Но и у Москвы с Ташкентом отношения тоже не очень, хотя стороны поддерживают видимость того, что противоречий у них нет. "В то же время, - говорит Грозин, - Россия поставляет в Узбекистан запчасти для военной авиации частично в обмен на хлопок, и это выгодно обеим сторонам".

Самый верный союзник России в сфере ВТС - Белоруссия. Помимо совместной группировки в рамках ОДКБ, на ее территории находятся принципиально важные для российских ПВО объекты, и из-за них никогда не возникало ни тени спора. Но и здесь остается аксиома: эта военно-техническая верность по большей части основана на фактической международной изоляции Белоруссии.

Целостность в обмен на базы

В последние недели раскалилась тема российских военных баз в Грузии. Грузины то осторожно говорят, что согласны на российские условия (базы будут выведены, но не раньше, чем через 11 лет), то жестко сообщают, что иностранных баз в Грузии быть не должно, причем скоро. США обещают финансовую помощь, чтобы вывести базы, но точно не дадут столько, сколько насчитала Москва. Российские военные говорят о $ 500 млн. плюс гарантии безопасности военнослужащим. (Любопытно, что Армения, остающаяся пока верным союзником России, уже принимала военнослужащих и имущество, выводимых с грузинских баз, и тогда о дополнительной нагрузке на бюджет РФ речь не шла.) "За 3 года базы могут быть выведены, - говорит один из военных экспертов. - С другой стороны, почему бы не попытаться договориться об их сохранении с новым президентом Михаилом Саакашвили? Да, для этого он должен что-то получить взамен. Что? Например, федеративную, но единую Грузию".

Руководитель военной части делегации России на переговорах по базам замначгенштаба Юрий Балуевский считает, что базы защищают наши экономические интересы в Закавказье, в частности в грузинской энергосистеме. Но тот же аргумент могут привести и американцы. Скажем, если они вложили миллиарды в тот же Баку-Джейхан, то логично, что они захотят гарантировать стабильность энергетических поставок. Всеми способами, включая военные.

Требуются активность и запчасти

Мнение экспертов - надо расширять контакты со странами ОДКБ и активизировать двустороннее сотрудничество с остальными членами СНГ. Перед США у нее есть ряд преимуществ. Россия, которая хорошо знакома с местными элитами и может находить решения, которые будут отвечать как ее интересам, так и интересам этих государств. Второе. Техника и вооружение у соседей все же пока советские. "Оборонно-промышленные комплексы бывших советских республик находятся в тяжелом положении, - говорит Грозин, - они не в состоянии проводить модернизацию ВВТ. Россия тоже не может похвастаться большими финансовыми возможностями. И все же выполняется двустороннее соглашение между Москвой и Ташкентом о модернизации средств ПВО, РЛС, РЭБ. Первая установка С-300 приступила к боевому дежурству в ПВО Казахстана. Эта страна также закупила 2 российских вертолета Ми-17 и до 2005 года собирается закупить еще 13. Совместно с Украиной Россия создает военно-транспортный самолет Ан-70".

Россия не менее соседей заинтересована в кооперационных связях. Например, часть российского производства, прежде всего в сфере авиастроения, не может существовать без украинских предприятий. Некоторые представители промышленного лобби настаивают, что нужно добиваться полной самостоятельности и независимости (такие же настроения на Украине). Однако строить предприятия, "двойники" которых уже существуют, пусть и на соседней территории, - слишком серьезная финансовая нагрузка. Но в остальном над ВТС между Россией и Украиной уже витает тень НАТО. Главный сторонник вступления Украины в альянс - Польша. Польский министр иностранных дел, рассказывая на минувшей неделе о приоритетах Варшавы на год, заявил: Украина уже сделала достаточно для того, чтобы начать разговор о ее реальном присоединении к НАТО, и Польша готова Киеву помочь. США и другие страны НАТО стремятся поставлять в регион отдельные образцы высокотехнологичных изделий: вертолеты "Хью", индивидуальные приборы ночного видения для казахских спецподразделений, считает Грозин. "Однако альтернативы российской боевой технике на постсоветском пространстве пока нет, - продолжает эксперт. - Общее для всех - требование запчастей. Поэтому, на мой взгляд, реальнее всего - подготовка военных специалистов, поставки запчастей и отдельных образцов техники управления войсками на различной экономической основе - бесплатно, по бартеру и со скидками".

Кого любить и поддерживать

Говоря о ситуации нынешней и будущей, эксперты делают ряд выводов.

Вывод первый. До выборов в США (конец этого года) политика в отношении СНГ, равно как и в отношении России, вряд ли претерпит серьезные изменения в ту или иную сторону. К этому стоит добавить, что, поскольку у Джорджа Буша есть все шансы переизбраться, политика может не измениться и после 2004 года. Резко изменить ее могут субъективные факторы, и прежде всего действия самих лидеров как России и США, так и глав стран Содружества. И реакция лидеров на те или иные действия/бездействие. Например, многие, даже в США, считают: за последние годы Россия сделала Америке больше уступок, чем та ей. Соответственно, если пресловутая поправка Джексона-Вэника так и не будет отменена, если Москва не получит поддержки при вступлении в ВТО, увидит, что ее "выдавливают" из экономических проектов в СНГ или ставят въездные барьеры так, будто все ее граждане - потенциальные террористы, - одним из ответов станет явное противодействие присутствию США вблизи российских границ. Разными способами: от экономических предупреждений до ультиматумов национальным элитам. Охладятся и без того непростые отношения Москвы с Вашингтоном.

Американцы, которые так же, как и мы, находятся в состоянии избирательного запала, могут сейчас совершить ошибок еще больше, чем Москва. Так, Пауэлл намерен в весьма жестком ключе поставить вопрос о соблюдении Россией обязательств ДОВСЕ и выводе баз из Грузии и Молдавии. Якобы среди части администрации США присутствует мнение: поведение России по этим темам станет индикатором ее готовности быть настоящим партнером. Наблюдатели отмечают: худшее время для этого было найти сложно.

Вывод второй. Хотя американцы останутся в СНГ или сделают все, чтобы остаться, в ближайшие годы вряд ли стоит ожидать резкого увеличения их присутствия в регионе, как численного, так и технического. "Там не будут расквартированы крупные подразделения, - уверен глава внешнеполитического департамента Фонда эффективной политики Владимир Фролов, - скорее, это будут точки, которые в случае чего можно будет использовать, усилив и укрепив: аэродромы, узлы связи. По типу того, о чем говорят сейчас применительно к Румынии, Болгарии и Польше. Чтобы из этих точек осуществлять операции, ориентированные на юг. Двинутся ли американцы на север? Не думаю".

Вывод третий. России - чем скорее, тем лучше - нужно определить собственную идеологию взаимоотношений со странами СНГ, выработать ценностные критерии, которыми она будет руководствоваться, строя политику с той или иной страной Содружества. Как и в отношениях со странами "дальнего зарубежья", с соседями Москва должна выработать критерии, по которым то или иное государство она сможет относить или не относить к союзникам или партнерам. Скажем, применительно к Ашхабаду необходимо решить, что важнее - туркменский газ или судьба тысяч соотечественников; к Грузии - совместная забота о спокойствии Панкиси и работа с целостным государством или тот факт, что грузинских военных тренируют американцы, а Саакашвили получил образование в США. "Пока же, - говорят эксперты, - критерий у нас виден один: как то или иное государство относится к Америке".

Определив отношение, необходимо определить инструментарий и средства, честно сказав, что Россия может, а чего - нет. С одной стороны, это историческая, культурная близость, технологические цепочки, во многом общая экономика. С другой - финансовые возможности. "Да, США выигрывают в плане финансов, - говорит Грозин, - но пока деньги решают не все. Вооружение и техника в этих странах - российского производства, национальная армейская элита проходила обучение в России. Но сейчас все больше офицеров из армий стран - членов ОДКБ проходит подготовку в Турции, Индии, западных военных школах. Хотя, например, 500 курсантов из Казахстана ежегодно проходят подготовку в России. С другой стороны, в 2003 году на учебу в Россию поехали всего 16 таджикских военнослужащих, в Индию - 40. Таджикистан платит России $1000 за каждого обучающегося, Индия учит их бесплатно. Казахские военные учатся в ФРГ тоже в рамках безвозмездной помощи".

Вывод четвертый. Вытекает из предыдущего. До сих пор с высшего политического уровня никто не сказал, что пришедшие из-за океана - "свои". "А любое усиление военного потенциала вблизи своих границ, которое не относилось бы к дружескому или контролируемому, расценивается как угроза", - говорит Фролов. А раз так, военные обязаны осуществлять планирование исходя из того, что это угроза. Следовательно, сначала нужны решения политического уровня. Россия должна четко определить: что отвечает ее интересам.




Аргументы и факты,
28 января 2004

Белоруссии сказали "хватит!"

Виктория Курганова

В конце прошлой недели экспортеры российского газа - компании "Итера" и "Транс-Нафта" - припугнули Минск. Они заявили, что прекращают качать газ в Белоруссию, пока та не начнет платить по рыночной цене (до сих пор Минск платил 30 долл. за куб, поставщики требуют 50 долл.). Правда, чуть позже компании согласились продолжить качать газ, по крайней мере, до конца января.

ЯСНО, что Минск переполнил чашу терпения Москвы. "Государство не в состоянии заставить независимых производителей продолжить поставки Белоруссии газа без соответствующего подтверждения. В случае наступления неблагоприятных последствий российская сторона снимает с себя ответственность за них", -  передают информ-агентства слова В. Путина. Есть цитата и одного высокопоставленного чиновника президентской администрации: "Мы не позволим отсасывать российский газ за мифическую морковку грядущего объединения с Белоруссией".

Имеется в виду, что Россия долго соглашалась на экономические потери в расчете на вероятный политический выигрыш. Но чем дальше, тем меньше остается надежд на то, что эта цель достижима.  "Белоруссия платит за газ по внутрироссийским ценам, - говорит зам. директора Института стран СНГ Владимир Жарихин. - Власти этой страны слышать не хотят не только о мировых ценах, но даже об украинских. Между тем народ и предприятия Белоруссии оплачивают газ по мировым тарифам, а разница идет в личный президентский фонд".

Белоруссия ведет себя не по-сестрински. Скажем, пытается оспорить в суде право собственности России на нефте- и газопроводы, проходящие по территории республики, арестована часть акций Мозырского нефтеперерабатывающего завода, принадлежащих российской компании. "Газпром" планировал поучаствовать в приватизации "Белтрансгаза", но договориться не удалось. Россияне оценили белорусскую компанию максимум в 1 млрд. долларов, однако Минск заломил 5 млрд. Единственной связующей нитью остался общий копеечный бюджет союзного государства - около 2,5 млрд. рублей. Причем Россия, как полагается, внесла в него свою долю - 1,5 млрд., а с белорусским взносом проблемы.

По сообщениям информ-агентств, В. Путин дважды говорил по телефону с А. Лукашенко, и тот "подтвердил намерение перейти с российскими поставщиками на рыночные отношения". Но вряд ли Россия и на этот раз удовлетворится одними обещаниями.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ