Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №91(01.02.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ФОРУМ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

БЕЛОРУССИЯ



Хроника

12 января. Новый виток роста цен на бензин отмечен в Белоруссии. Повысились цены на реализуемые через белорусские АЗС нефтепродукты: бензин А-76 (955 бел.руб./ литр), АИ-92(1220 руб.), А-95 (1400 руб.) и дизельное топливо -  995 руб.

13 января. Началось планирование деятельности нового Государственного военно-промышленного комитета. В его управление передается ряд организаций и предприятий, находившихся в ведении министерства промышленности Белоруссии, на которых производится или может быть развернуто производство продукции военного назначения.

13 января. Вице-премьер, министр сельского хозяйства России Алексей Гордеев призвал заинтересованные министерства и ведомства разработать предложения по ограничению нелегальных поставок в Россию сахара из Белоруссии и Казахстана. Именно на Белоруссию и Казахстан приходится наибольшая доля нелегального импорта белого сахара. Белоруссия, в частности, в 2002 г. импортировала в Россию 313 тыс. тонн (при внутреннем производстве 150 тыс. тонн), а за 11 месяцев прошлого года республика поставила в Россию 277 тыс. тонн сахара.

13 января. Премьер-министр Белоруссии Сергей Сидорский, находящийся в Вене в связи с участием в годовом отчете наблюдательного совета «Приорбанка», проданного австрийскому «Райффайзен Центральбанку», встретился с представителями ряда крупных австрийских компаний. В ходе обмена мнениями были достигнуты договоренности о реализации конкретных проектов и регулярном обмене информацией о проводимых в республике тендерах, осуществлении совместных инвестиционных проектов.

13 января. Белорусский министр иностранных дел Сергей Мартынов информировал общественность о том, что Белоруссии нет в списке стран, которые США допустят к участию в контрактах по восстановлению Ирака. Беларусь с учетом своих экономических возможностей, по словам министра, и не претендовала на такое право.

14 января.  Было принято совместное заявление партии БНФ, БСДГ, БКП, БПТ и ОГП, в котором, в частности, осуждаются действия властей республики по ограничению распространения «Белорусской деловой газеты».

14 января. Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко заявил, что органы власти и руководители всех уровней будут работать в текущем году в жесточайшем режиме, чтобы достичь поставленной им задачи о приросте ВВП на 10%. должна быть обязательно выполнена, и белорусская экономика «способна это сделать». Ситуация, по словам белорусского лидера, будет контролироваться ежеквартально, и невыполнение данного показателя повлечет немедленные кадровые решения.

14 января. Владимир Путин в рабочем порядке обсудил с членами российского правительства состояние и перспективы развития российско-белорусских отношений.

15 января. В Баку завершилась конференция с участием представителей белорусских Вооруженных сил по планированию учения "Кооператив бест эффорт", которое проводится региональным командованием "Юг" ОВС НАТО в Европе.

15 января. Премьер–министр РБ Сергей Сидорский проинформировал главу белорусского государства о результатах работы хозяйственного комплекса республики в 2003 г. Объем валового внутреннего продукта увеличился, по его словам, на 6,8%, а рост промышленного и сельскохозяйственного производства составил 6,8%. Правительством утверждены меры по реализации прогноза социально–экономического развития Беларуси на 2004 г., в частности, до каждого министерства и ведомства доведены задания по обеспечению роста заработной платы в 2004 г. до 175 долларов США.

15 января. Вице-премьер российского правительства Виктор Христенко заявил, что Россия и Белоруссия сблизили свои позиции по вопросам сотрудничества в газовой сфере и в ситуации вокруг российских нефтепродуктопроводов.

15 января. Заместители министров иностранных дел России и Белоруссии Владимир Чижов и Александр Михневич обсудили в Москве состояние отношений двух государств с ЕС.

15 января. Премьер-министр Беларуси Сергей Сидорский встретился с вице-канцлером Австрии Хубертом Горбахом. В ходе встречи были обсуждены вопросы белорусско-австрийского сотрудничества в областях, представляющих взаимный интерес, в частности, стороны обменялись мнениями относительно строительства и форм финансирования трансграничного транспортного коридора Париж — Берлин — Варшава — Минск — Москва — Новосибирск. Австрия также проявила интерес к участию в тендере среди операторов мобильной связи, проведение которого планируется в Белоруссии в 2004 г.

15 января. Глава белорусского государства Александр Лукашенко принял решение о присоединении Белоруссии к Конвенции о гражданско–правовой ответственности за коррупцию, принятой в Страсбурге в 1999 г. Участие в Конвенции предоставит РБ возможность сотрудничать на взаимовыгодных условиях с иностранными государствами в сфере гражданского судопроизводства по делам о коррупции, в частности, по вопросам получения доказательств за границей, признания и принудительного исполнения решений иностранных судов, возмещения судебных издержек, что позволит своевременно и в полном объеме истребовать компенсацию за причиненный ущерб от виновных в совершении коррупции лиц, скрывающихся за рубежом.

15 января. Состоялась презентация альтернативного проекта закона «О приватизации государственного имущества», который был подготовлен экспертами научного исследовательского центра Мизеса и аналитического центра «Стратегия» при поддержке ОГП. Проект, по мнению разработчиков, учитывает опыт проведения приватизации в странах ЦВЕ, в России и Украине. Основной формой приватизации является продажа государственного имущества на аукционе за деньги. Причем продается контрольный пакет акций, что позволит новым собственникам эффективно и без замедления проводить реструктуризацию объектов. Чековая приватизация не предусматривается.

16 января. Безрезультатно завершились в Москве переговоры руководителей правительств России и Белоруссии Михаила Касьянова и Сергея Сидорского по проблемам образования совместного газотранспортного предприятия и другим вопросам ТЭК. Переговоры, по словам Касьянова, проходили сложно, российская сторона предложила Белоруссии предоставить кредит, который поможет республике перейти на рыночные цены при оплате поставок российского природного газа. Сергей Сидорский продолжал настаивать на поставках газа по цене пятого пояса России, выступил против требования РАО «ЕЭС России» о повышении цен на поставляемую в РБ электроэнергию, т.е. против применения для Белоруссии ценовых условий, установленных для иностранных государств. Дано распоряжение о поставке в Беларусь электроэнергии по внутрироссийским ценам.

16 января. Премьер-министр России Михаил Касьянов заявил, что у России и Белоруссии остался последний шанс для принятия не позднее февраля решения, которое позволит ввести российский рубль на территории Беларуси в качестве единого законного платежного средства с 1 января 2005 г.

16 января. Первый заместитель премьер-министра РБ Владимир Семашко в Минске заявил, что Беларусь готова признать право собственности России на предприятие «Запад-Транснефтепродукт» (г.Мозырь), которому принадлежит вся система магистральных нефтепродуктопроводов на территории. В обмен на признание собственности России на проходящие по территории РБ нефтепродуктопроводы российская сторона должна будет производить выплаты в белорусский бюджет.

 16 января. В Совете министров РБ под председательством заместителя премьер-министра Андрея Кобякова состоялось заседание Межведомственной комиссии по вопросам присоединения Белоруссии к Всемирной торговой организации (ВТО). Обсуждалась позиция белорусской стороны перед очередным раундом двусторонних переговоров с Евросоюзом и США.

16 января. Президент Белоруссии Александр Лукашенко провел совещание, на котором обсуждались вопросы применения «золотой акции» на участие в управлении хозяйственными обществами (введена указом Лукашенко в 1997 г.). «Золотая акция» впервые была использована республиканским руководством для того, чтобы не допустить передачу пакета акций кондитерской фабрики «Коммунарка» московскому концерну «Бабаевский» («Абрикосова сыновья»). С 1997 г. правительство республики 22 раза прибегало к использованию «золотой акции». В 2004 г. Совет министров РБ подготовил проект указа, согласно которому особое право «золотая акция» может вводиться на предприятиях, созданных в процессе разгосударствления и приватизации, независимо от их организационно–правовой формы.

Глава белорусского государства заявил, что республика будет и дальше следовать курсу социально–экономического развития, принятому на втором Всебелорусском народном собрании, т.е. вопрос о запуске процесса приватизации перед республикой пока не стоит. Приватизация, по словам Лукашенко, возможна только в случае «если народ за это проголосует».

16 января. Розничные цены на водку при отгрузке торговым организациям были повышены в среднем на 7%. Это решение содержится в постановлении министерства экономики РБ. Теперь водка будет реализоваться по цене от 5463 бел. руб. (72 росс. руб.) до 3591 руб.

19 января. Министерство информации Белоруссии и телекомпания НТВ подписали соглашение о сотрудничестве в области телевизионного вещания. Корпункт НТВ в республике должен возобновит работу 1 февраля.

20 января. Руководство ОАО "Газпром" официально объявило об отсутствии продвижения на переговорах с Белоруссией по условиям поставок газа в республику, нет прогресса и в вопросе создания совместного предприятия на базе ОАО "Белтрансгаз".

20 января. В Варшаве Делегация Народной коалиции «Пятерка плюс» в составе А.Бухвостова (БПТ), В.Вячорко (БНФ), С.Шушкевича (БСДГ), С.Калякина (ПКБ), Я.Романчука (ОГП) и О.Громыко (БПЗ) провела встречи с руководителями всех фракций польского сейма. В ходе двухсторонних консультаций обсуждалась ситуация в Белоруссии, перспективы взаимоотношений республики и Евросоюза, место и роль Польши в выработке европейской политики по отношению к РБ.

21 января. Премьер-министр Сергей Сидорский доложил президенту РБ Александру Лукашенко об итогах проведенных в Москве переговоров по вопросам поставки энергоносителей в Белоруссию и позиции правительства по данному вопросу. Рассмотрена ситуация, сложившаяся вокруг акций Мозырского нефтеперерабатывающего завода, которые были "незаконно изъяты из собственности Беларуси".

Был заслушан доклад председателя правления Национального банка Беларуси Петра Прокоповича по вопросу введения российского рубля в качестве единого платежного средства на территории республики.

21 января. В Минске опубликована информация о том, что 40 миллионов евро было выделено Германией на реализацию программы поддержки стран Восточной и Центральной Европы. Часть из них была направлена на поддержку белорусско-немецких инициатив в области социальной политики, здравоохранения, образования и содействия малому и среднему предпринимательству.

21 января. Посольство РБ в России сообщило, что предприятия Минсельхозпрода Беларуси в прошлом году отгрузили в Москву продовольствия на 113 миллионов долларов. В российскую столицу было поставлено 11,2 тыс. тонн белорусской говядины, что на 32,4% превышает план. Отгружено в Москву 9950 тонн сухого молока (перевыполнение плана на 42%), свыше 13 тыс. тонн твердых сыров (перевыполнение на 80,8%). Объемы поставок сгущенки и тушенки перевыполнены соответственно на 33,3 и 37,1%. До 8 тыс. тонн возросли объемы поставок мяса птицы и до 335 млн. штук куриных яиц. По расчетам специалистов Минсельхозпрода, в нынешнем году объемы поставок белорусского продовольствия в Москву превысят показатели 2003 г. и составят не менее 115 млн. долларов.

22 января. Заместитель председателя правления ОАО «Газпром» Александр Рязанов заявил, что белорусская сторона откровенно саботирует подписание контракта на поставку природного газа в республику на рыночных условиях. Позиции «Газпрома» остаются неизменными – создание совместного предприятия на базе «Белтрансгаза», и в этом случае поставки газа в РБ будут производиться по внутрироссийским ценам. В противном случае - цена поставляемого в Белоруссию газа составит не менее 50 долларов США за 1 тыс. куб.м.

23 января. По инициативе президента РБ  состоялся телефонный разговор Владимира Путина с Александром Лукашенко.

В ходе разговора обсуждался вопрос о взаимоотношениях в газовой сфере.

23-24  января. Более чем на 15 часов независимые компании-поставщики природного газа из России «ИТЕРА» и «Транснафта» приостановили поставки газа белорусским потребителям. В этот период, также как и в период с 16 по 24 января, белорусская сторона прибегла к несанкционированному отбору газа из российских экспортных трубопроводов, проходящих через территорию республики.

24 января. Топ-менеджмент компаний «Итера» и «Транснафта» объявил о намерении этих экспортеров продлить поставки российского газа в Белоруссию до 29 января по ранее обговоренным с белорусской стороной ценам. Поставки были возобновлены, но в несколько уменьшенных объемах.

26 января. Президент Белоруссии Александр Лукашенко в телефонном разговоре с Владимиром Путиным подтвердил готовность Минска перейти на рыночные отношения с российскими поставщиками газа.

26 января. Президент России Владимир Путин поручил правительству РФ подумать о возможности выделения Белоруссии государственного межправительственного кредита для обеспечения поставок газа. Белоруссия готова взять кредит, в том числе и у российского правительства, если это будет выгодно. Такое ответное заявление сделал глава правления национального банка Белоруссии Петр Прокопович.

26-27 января. В Москве прошли переговоры председателя правления ОАО "Газпром" Алексея Миллера и генерального директора ОАО "Белтрансгаз" Петра Пётуха. Никаких договоренностей в вопросе о создании совместного газотранспортного предприятия, по объемам и цене поставок в Белоруссию природного газа из России достигнуто не было.

27-30 января. В Минске с рабочим визитом находился секретарь Совета безопасности России Владимир Рушайло. В ходе визита был обсужден комплекс вопросов, связанных  с борьбой с терроризмом, организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков и нелегальной миграцией, а также энергетической безопасностью.




Белоруссия в поисках военно-стратегических партнеров

Александр Фадеев

 

Делегация военных экспертов НАТО во главе с начальником штаба субрегионального командования "Северо-восток" объединенных Вооруженных сил НАТО в Европе ген.-м. Эрнестом Лутцем посетила в конце января Белоруссию.  Целью визита было обсуждение вопросов участия республики в деятельности НАТО в рамках программы "Партнерство ради мира". Это посещение Белоруссии высокопоставленными чинами Североатлантического альянса было не случайным - правительство РБ в конце 2003 г. подготовило проект индивидуальной программы партнерства республики и НАТО на ближайшие два года и сегодня ждет его утверждения Североатлантическим альянсом. В документе особый акцент сделан на развитие «конструктивного взаимодействия» с НАТО, кроме того, предусматривается значительное углубление (по сравнению с программой 2002-2003 гг.) сотрудничества Белоруссии с Альянсом по широкому спектру вопросов, включая диалог с руководящими чинами штаб-квартиры и командования блока, проведение совместных военных учений и тренировок. Еще ранее, в начале ноября прошлого года представитель Белоруссии Виктор Гайсенок в Вене на заседании Постоянного совета ОБСЕ выступил со специальным заявлением о дальнейшем развитии сотрудничества РБ с Организацией Североатлантического договора. Гайсенок тогда подчеркнул, что одним из приоритетов внешней политики Минска как раз является активизация реального практического партнерства республики с НАТО. Это прямо свидетельствует о том, что высшее государственно-политическое и военное руководство Белоруссии пересмотрело перечень потенциальных внешних угроз и в связи с этим обстоятельством стремится по-новому выстроить свою оборонительную стратегию. Но тогда надо понять от какой угрозы пытается уйти Белоруссия, консолидируясь с НАТО.

Не обошел эту проблему и белорусский президент Александр Лукашенко, который 26 декабря 2003 г. в рамках обсуждения на заседании Совета безопасности  вопросов, касающихся обороны республики в чрезвычайные периоды, отметил, что высшее руководство Белоруссии стремится внести свой вклад в построение новой архитектуры европейской безопасности и одновременно развивать взаимовыгодное сотрудничество с НАТО. Что касается Европы, то здесь белорусское правительство в плане укрепления национальной безопасности полагается преимущественно на ОБСЕ, которая, с точки зрения Минска, обладает достаточными потенциями по поддержанию мира и стабильности на европейском пространстве.

Заметим по этому поводу, что за все время существования СБСЕ/ОБСЕ какого-либо значимого результата в урегулировании конфликтов, поддержании мира в Европе этой организацией достигнуто так и не было. Полным провалом закончилась деятельность ОБСЕ в таких регионах как Санджак и Войводина (1992-1993 гг.), Нагорный Карабах (1993 г.), Косово и многих других. В Минске никак не хотят понять, что ОБСЕ изначально была построена как «бумажная» структура, участники которой не обременены правовыми  обязательствами, а решения, принятые на основании консенсуса («минус один»), лишены механизма их реализации на практике и не носят обязывающего характера для государств-участников ОБСЕ. По сути, речь идет не о реальной организации, способной активно участвовать в миротворчестве, предупреждении и купировании конфликтов, а о площадке для международных консультаций и дискуссий, разделенной, фактически, на западную и восточную часть. Это подтверждает и факт отсутствия в ОБСЕ такого международно-правового понятия как членство: в ней государствам можно только участвовать, неизвестно, правда, с какой эффективностью и степенью равноправия. 

Кроме того, следует учитывать, что такая структура как ОБСЕ не обладает волей и потенцией к претворению в жизнь решений, основанных на принципах международного права, а реформа ОБСЕ, затеянная в 1994-1996 гг., так и не вывела эту организацию на новый качественный уровень. Наоборот, сфера деятельности и полномочия ОБСЕ в последнее время все более суживались, ограничивались. Сегодня это преимущественно область гуманитарного сотрудничества на постконфликтном пространстве. Нет никаких сомнений, что участь ОБСЕ с ее наднациональными иллюзиями и псевдоконструкциями в ближайшей перспективе предрешена – она исчезнет с политической арены Старого континента, уступив место другим, более эффективным и мощным блокам и организациям, в решениях и действиях которых будет ясно выражен групповой интерес стран-членов. Стоит ли поэтому Минску столь значимые усилия прилагать для активизации своей роли в контексте деятельности такой международной структуры? Или в правительственных кругах республики до сих пор не могут преодолеть тягу к утопическим международным проектам, в воображаемом функциональном поле деятельности которых роль и статус республики неизмеримо вырастут?

Еще больше сомнений вызывают последние шаги республиканского руководства, белорусского военного ведомства по дальнейшему продвижению программы партнерства с НАТО. Понятно, что в свое время Минск презентовал свою индивидуальную программу партнерства с Альянсом, глядя на Украину. Но у Киева были совершенно отчетливые мотивы активизировать процесс сближения с НАТО, о которых Леонид Кучма поведал тогдашнему генеральному секретарю этой организации Хавьеру Солане еще 1 июня 1995 г. К тому же Украина сразу после обретения независимости в 1991 г. вступила в Совет североатлантического сотрудничества (позже в СЕАП), а с 1994 г. присоединилась к программе НАТО «Партнерство ради мира». После Мадридской Хартии (1997 г.) Киев вообще стал «особым» партнером для НАТО и упорно стремится вступить в ее ряды. У Белоруссии же на протяжении всего предшествующего периода была совсем иная парадигма развития, а внеблоковый, безъядерный статус государства закреплен в конституции республики.  Если тогда смысл наращивать усилия по выводу отношений с НАТО на некий новый качественный уровень?

Допустим, Белоруссия стремится следовать в данной ситуации за Украиной и Россией, но даже для России перспективы и результаты партнерства с НАТО не вполне ясны. К тому же любое расширение сотрудничества с Альянсом потребует от Белоруссии значительного увеличения бюджетных трат на программные задачи, и Минску надо отдавать себе отчет в том, что страны-члены НАТО покрывать эти расходы не собираются. Помимо проблем со стандартизацией систем вооружения и снаряжения, обменом разведывательной информацией, Белоруссия, как представляется, находится в тупике по таким вопросам, как транспарентность, прозрачность  формирования военного бюджета, демократический контроль над вооруженными силами, что прямо предусмотрено в ПРМ. Еще в большей степени смущает готовность и способность Белоруссии выделять воинские контингенты и посылать их в «горячие точки» для взаимодействия с силами Североатлантического союза. Последние события в мире ясно показали, что решения о применении военной силы в различных регионах планеты принимаются не в Брюсселе, а в Вашингтоне. США сегодня не только действуют, попирая международное право, игнорируя всякую легитимность, но и на основании особого понимания своей политической миссии. Суть ее наиболее выпукло и с солдатской прямотой выразил ген. Джордж Паттон еще в 1944 г.: «нам (США) предначертано судьбой править всем миром».

Пока все миротворческие операции НАТО неизбежно трансформируются в военные, либо военно-полицейские акции «по принуждению к миру» и «построению демократии», почти всегда сопровождающимися «гуманитарными бомбардировками». Никакой «европейской общности» под эгидой НАТО не образуется. Наоборот, военное вторжение в Ирак со всей наглядностью показало, что Вашингтон способен принимать решения в одностороннем порядке, полностью игнорируя мнение высшего органа в военной структуре НАТО – Военного комитета. Американцы, разрабатывая свой кризисный сценарий по Ираку, на сей раз даже не озаботились созданием такого декоративного прикрытия как контактная группа, памятная по событиям на Балканах. Позиция самого мощного в Европе государства-члена НАТО Германии, не говоря уже о Франции, которая рассматривается США лишь как минимальный военный актор, т.е. просто наблюдатель при Военном комитете, была не только обойдена вниманием, но подверглась с американской стороны жесткой критике. Тем более, ни на какое равноправие, учет его мнения не может в сложившихся обстоятельствах рассчитывать Минск. Для США Белоруссия – это страна с диктаторским режимом, а ни каким диктаторам, ни в каких международных структурах, где главенствуют США, места не найдется, не допустят представителей таких стран и к управлению, и к военному планированию.

Гегемонистские устремления США к переделу мира, полное игнорирование сложившихся геополитических реалий на Старом континенте и европейских партнеров не оставляют сомнений в том, что Вашингтон отошел окончательно от политики поддержки европейской интеграции. В единой Европе за океаном, похоже, видят потенциального конкурента, политического соперника, который, несмотря на отсутствие воли к переменам, консерватизм и инертность, может спутать карты американцам, обладающим несомненным военно-стратегическим и ядерным превосходством. Иракский кризис в значительной мере определил и кризис в евроатлантических отношениях. Поэтому Белоруссии не стоит обольщаться на счет перспектив своего активного участия в программах Совета Евро-Атлантического сотрудничества. Да и роль и значение ЕАСС, скорее всего, будут в дальнейшем стремительно угасать. Уже сегодня, похоже, рекомендации и программные документы, выработанные в недрах этой международной структуры на основе консультаций между ее членами, абсолютно не интересуют мировые центры силы, которые на практике принимают конкретные шаги в меру своего понимания проблем политики и безопасности, а также путей их разрешения.

Активизируя в начале 2004 г. международное военное сотрудничество, прежде всего с Войском польским, Минск, возможно, надеется  на то, что Белоруссию, подобно Польше, США вычленят, выберут из череды других трансатлантических партнеров со всеми вытекающими из этого и тешущими самолюбие национальных элит последствиями, или начнут снабжать вооружением, инструкторами и долларами как Грузию. Возможно, мечты республиканской верхушки идут еще дальше – вплоть до участия Белоруссии в построении вместе с Польшей «Новой Европы» по проекту США. Однако этого, что вполне очевидно, не произойдет, и не столько из-за внутриполитической ситуации в Белоруссии, сколько учитывая внешний - российский фактор. Трудно даже предположить, что Россия не вынесла горьких уроков после провала своей внешней политики в период югославского кризиса, во время укоренения американских баз в Средней Азии и недавней «революции роз» в Грузии и  допустит в очередной раз ущемление российских национальных интересов и ослабление своего международного положения в связи с белорусскими делами.




Идеология белорусского государства в виде национальной идеи

Лев Криштапович (Минск)

Какова национальная идея белорусского народа? Поверхностно мыслящие исследователи хватаются за понятие «белорускость» и выдвигают его в качестве национальной идеи белорусского народа. На первый взгляд, это кажется вполне обоснованным. Кто же из белорусов может выступать против «белорускости»? Это выглядело бы антипатриотичным. Но как это ни покажется парадоксальным, именно понятие «белорускость» не является национальной идеей белорусского народа. Почему? Потому что оно оторвано от конкретно-исторических условий своего возникновения и носит сугубо абстрактный характер. Если специфицировать это понятие, т.е. выявить его исторический генезис и идеологический смысл, то не трудно будет установить, что под понятием «белорускости» определенные политические силы протаскивали не национальную, а антинациональную идею противопоставления белорусов и русских, сознательно отрубали белорусские корни от восточнославянского древа. Объективно под понятием «белорускости» скрывается идея освобождения территории Беларуси от белорусского народа. Отсюда и лозунг антинациональных деятелей идти «в Европу» и быстрее заимствовать чужие ценности. А это означает не что иное, как денационализацию белорусского народа, его исчезновение. Поэтому не случайно Президент А.Г.Лукашенко на семинаре по идеологии подчеркнул, что «для нас единственно верное решение – оставаться на родной, сложившейся веками белорусской почве», поскольку «собственные традиции, идеалы, ценности, цели и установки составляют становой хребет нашего народа».

Таким образом, понятие «белорускости» не имеет никакого отношения к белорусской идеологии и не может быть национальной идеей. Говорят, что национальная идея белоруса сводится к толерантности, отзывчивости, доброжелательности. Это верно, но этого мало для выяснения специфики нашей национальной идеи. Ибо любая национальная идея, выполняющая консолидирующую функцию в рамках данной нации, характеризуется таким набором человеческих качеств, которые образуют меру данного национального характера, его золотую середину. Подлинно национальная идея специфицируется в историческом развитии данного народа и закрепляется в его национальном генетическом коде. В этом смысле национальной идеей нашего народа является идея союза с Россией, единства белорусов и русских. Именно эта идея четко прослеживается в самосознании белоруса на всем протяжении его исторического развития, начиная от народных движений эпохи средневековья за воссоединение с братским русским народом и кончая народными референдумами 1995-1996 годов. Именно вокруг идеи союза с Россией сегодня происходит главное идеологическое противостояние между сторонниками подлинной независимости и агентами «европеизации» нашей республики. Как подчеркивал Президент А.Г.Лукашенко в своем докладе на семинаре по идеологии, «все это позволяет говорить, что временем, судьбой, ситуацией Беларусь выдвинулась на, наверное, великую роль духовного лидера восточноевропейской цивилизации. Ощущение этого предназначения может поднять наш народ на удивительные подвиги. Множество людей в России, в Украине и в других странах смотрят на Беларусь, как на пример последовательной и самостоятельной политики» .

Эта великая роль духовного лидерства Беларуси на постсоветском пространстве как раз и обусловлена приверженностью белорусского народа идее Союза с Россией как фундамента идеологии белорусского государства.

Основные принципы идеологии белорусского народа

Выдающийся украинский и русский языковед XIX века Александр Потебня справедливо заметил, что «никто не имеет права влагать в язык народа того, чего сам этот народ в своем языке не находит» . Эту мысль Александра Потебни с полным основанием следует отнести и к идеологии.

Фундаментальное влияние общерусской (восточнославянской) цивилизации на формировании белорусского национального характера не вызывает сомнений. В связи с этим важное значение имеет выяснение характерных признаков восточнославянской цивилизации, которые одновременно являются сущностными понятиями идеологии белорусского народа. Перечислим их.

Социальная справедливость. Это понятие выстрадано нашим народом в ходе своей многовековой истории. Социально-политический идеал белорусов – общество социальной справедливости и равенства, а не конкурирующих между собой людей. Вот почему принципы рыночной экономики нельзя экстраполировать на социально-политические и человеческие отношения. В противном случае будет создано не демократическое общество, а олигархическое, не гуманное, а антигуманное, не правовое, а беззаконное.

Народовластие. Это понятие в истории нашего народа сформировалось в противовес западно-латинскому принципу общественного и государственного устройства. Понятие народовластия получило свое окончательное оформление на рубеже XVI-XVII веков, когда на территории Беларуси учредилась широкая сеть православных братств. Деятельность братств отражалась на всех институтах восточнославянской цивилизации,

начиная от устройства церковных организаций и кончая гражданскими сообществами. Историческое значение православных братств состоит в том, что они в труднейших условиях сумели убедить белорусское общество в необходимости возложения защиты национального развития от посягательств иезуитов и правительства Речи Посполитой на плечи самого народа. По глубокому замечанию Михаила Кояловича, «история западной России получает с тех пор по преимуществу народное направление» . Эта исключительная роль православных братств в истории Беларуси дает право говорить о феномене народного правления в противоположность западно-латинскому деспотизму, который являлся главным орудием духовного, национального и социального угнетения белорусского народа. Православные братства за исключением денационализированных магнатов и высшей православной иерархии – митрополита и епископов, которые отреклись от своей цивилизации. объединили вокруг себя весь белорусский народ. Православные братства, являясь выразителями интересов трудового люда Беларуси, по мысли Михаила Кояловича, «составляли исключение не только в западнорусской церкви, но и во всем мире христианском» .

Труд и солидарность. Государству, обществу, гражданам нужны не реформы ради «рыночной экономики», не конкуренция в ущерб человеческой солидарности, не лицемерная благотворительность богатых в пользу бедных, не отстранение государства от решения экономических и социальных проблем ради якобы свободы частного предпринимательства, а трудовая и эффективная экономика, работающая в интересах народа. Человек труда, труженик – вот кто образует стержень идеологии белорусского народа.

Дружба народов. Прежде всего, братских народов – белорусов, русских, украинцев. Общество не может продвигаться по пути прогресса без идеологии доверия и взаимного уважения между людьми различных национальностей, без объединения их усилий, без использования их гуманистического и созидательного потенциала.

Союзность. Особенность исторического развития Беларуси состоит в том, что белорусская государственность изначально формировалась как союзная государственность. Именно не уния, а союз. Общеизвестно, что попытки польской шляхты привлечь белорусское крестьянство к своей борьбе против России всегда терпели крах. Ибо белорусы прекрасно понимали, что их враг – не Россия, а польский пан и латинский иезутизм. Сами иезуиты, видя провал своего миссионерства в среде белорусов, в сердцах произносили: «Грубый и окаменелый в схиме (православии – Л.К.) народ». Еще после первого раздела Речи Посполитой та часть нашего народа, которая осталась во власти польского правительства, в своем прошении на имя Екатерины II высказывала следующую мысль. «Когда же и для нас взойдет солнце, когда и мы будем присоединены к единоверной России, избавимся от ига польского!»

Разделы Речи Посполитой в конце XVIII века подвели черту под целым периодом истории Беларуси, когда последняя наконец-то освободилась от неестественной и гибельной унии с Польшей. Это признавали великие европейские демократы, нисколько не симпатизировавшие России. В частности, Ф.Энгельс писал: «Поляки никогда не совершали в истории ничего, кроме храбрых драчливых глупостей. Нельзя указать ни одного момента, когда Польша даже по сравнению с Россией играла бы прогрессивную роль или вообще совершила бы что-либо имеющее историческое значение». Прогрессивное значение вхождения Беларуси в состав Российской империи заключается в том, что, находясь в лоне своей родной восточнославянской цивилизации, белорусский народ избежал грозящей денационализации и тем самым сохранил предпосылки для последующего национального и государственного возрождения.

Поэтому принцип союзности является атрибутивным признаком всей структуры идеологических ценностей нашего народа. Вот почему образование белорусско-российского Союзного государства отвечает духу идеологии белорусского народа.

Упорное насаждение в нашем Отечестве западных ценностей, уже дискредитировавших себя на Белой Руси в XVI-XVIII веках, кроме недоумения и тревоги ничего вызвать не может. Подобные ценности ведут к смене пространственно-временных и духовно-нравственных ориентиров нашего народа, к отрыву Беларуси от своей общерусской цивилизационной природы. Только идя исторически апробированной общерусской цивилизационной дорогой, дорогой союзной государственности, может плодотворно развиваться белорусская национальность и белорусская государственность.




Определяющий этап белорусской государственности

Федор Прокопович (Минск)

Наступивший 2004 год без сомнений будет важнейшим этапом в новейшей истории белорусской государственности. Хотя бы по той причине, что осенью в Белоруссии состоятся выборы в Национальное собрание, новому составу которого придется решать довольно непростые политические и экономические задачи. При этом парламентариям придется-таки активизировать свою роль в вопросе белорусско-российского воссоединения и отказаться от порочной практики «стороннего наблюдателя», которую избрало большинство белорусских депутатов, переложив всю ответственность за ход интеграции исключительно на президента А. Г. Лукашенко (хотя он сам этого и добивался) и на его администрацию. Да и в целом роль парламента в Белоруссии нуждается в значительном усилении, так как, пожалуй, только в этом случае возможно нахождение и воплощение, отвечающей современным реалиям, оптимальной модели общерусского объединения и проведение эффективной экономической политики. По большому счету речь всего лишь идет о вступлении Национального собрания Белоруссии в права, определенные белорусской конституцией и которые до сих пор в полной мере не используются парламентом. Еще накануне  президентских выборов 2001 года Александр Лукашенко неоднократно заявлял, что в случае его переизбрания полномочия Национального собрания будут не только реально приведены в соответствие с Основным законом, но станут значительно шире. В общем А.Г. Лукашенко обещал   парламенту «столько полномочий, сколько он сможет проглотить». Однако когда после выборов руководство Палаты представителей напомнило президенту о его обещании, то в ответ было довольно бесцеремонно оборвано. Депутатам было вменено стремление «под вывеской наделения парламента какими-то дополнительными полномочиями сломать всю систему существующей власти и внести в общество элемент нестабильности». «Бодание» парламента с президентом по этому вопросу продолжалось с октября 2001 года в течение четырех месяцев и закончилось ничем. И больше этот вопрос не поднимался.

В то же время в последние месяцы значительная часть депутатского корпуса все настойчивей стремиться проводить более самостоятельную политику. Так в декабре 2003 года депутатская группа «Содействие экономическому развитию» (СЭР) (рук. Кирилл Холопик) Палаты представителей Национального собрания РБ представила на суд белорусской общественности подготовленный ею проект закона об основных направлениях внутренней и внешней политики Республики Беларусь, который предусматривает не только проведение глубоких экономических реформ, но и радикальную интеграцию с Российской Федерацией. Проект СЭР был одобрен во всех комиссиях Палаты представителей Национального собрания РБ. Однако он вступает в серьезное противоречие с аналогичной концепцией, предложенной правительством Белоруссии, который практически не учитывает вопросы союзного государственного строительства.

В настоящее время идут всевозможные согласования, но уже в самое ближайшее время станет очевидным, чей подход возобладает. По всей видимости, будет принят тот проект, который понравится лично А.Г. Лукашенко. Все это еще раз свидетельствует о подавляющем доминировании президента на политической арене республики. И такое положение, без сомнения, продлится до осени 2004 года, т.е. до парламентских выборов, после которых многое в распределении политической весомости в Белоруссии может измениться. Неизбежно на первую роль начнет выходить парламент, так как впервые с 1996 года политическое будущее Александра Лукашенко во многом будет зависеть от благорасположения  депутатского корпуса. В переломный и решающий для нынешнего президента 2006 год Национальное собрание Белоруссии будет находиться в расцвете своей легитимности, а правомочность Лукашенко может оказаться под большим вопросом. И в этом случае не исключен жесткий конфликт между ветвями белорусской власти – законным парламентом и «сомнительной легитимности президентом».

Очевидно, подобный разворот событий совершенно не устраивает Александра Лукашенко, но зато полностью лежит в русле интересов оппозиции. Собственно говоря, предстоящие выборы – это последний шанс нынешних лидеров оппозиции остаться в области «большой политики», так как в случае провала большинство из них уйдет в политическое небытие.  Поэтому каждая из сторон уже сейчас готовится к предстоящим предвыборным баталиям. Одна из главных задач для оппозиции в настоящее время  – это поиск денег под свои политические проекты, которые внутри Белоруссии найти практически не возможно, так как любое поползновение частных структур в сторону политики вызывает незамедлительную реакцию налоговых и контрольных органов. При этом не имеет значения, поддерживает ли частный капитал оппозицию, пророссийские или даже пропрезидентские организации.

Основной принцип белорусских властей – никаких частных начинаний в политике. Поэтому эмиссары от белорусской оппозиции в последнее время усиленно разъезжают по окрестным государствам в поисках финансов. Наведываются они и в Россию на так называемые «политические заработки» и надо сказать возвращаются не пустыми. Приходится только удивляться россиянам, которые снабжают деньгами откровенных недоброжелателей России.  Так, к примеру, накануне и в ходе избирательной кампании в Государственную Думу в Тюмени в течение полугода в штабе одного из кандидатов подрабатывал член политсовета откровенно враждебной России Объединенной гражданской партии (ОГП) некто Е.Лобанович. Не знаю, о чем сей «пан» разглагольствовал в Тюмени, но, приехав в Белоруссию, он обвинил российских граждан не много ни мало, а в симпатиях к нацизму: «Большую роль играет так называемый постимперский синдром. В Германии, как известно, через 15 лет после Версальского договора к власти пришел Гитлер, игравший на низменных чувствах избирателей. Ту ситуацию в Германии я бы сравнил с нынешней в России. Сегодня, через 13 лет после распада СССР, российские избиратели готовы голосовать за исключительно популистскую, даже нацистскую идею» («Народная воля», 18.01.2004 г.). Таким образом, получается, что и Владимир Путин, которого поддерживает подавляющее большинство россиян, выражает нацистскую идею?

Но все же главных источник средств на содержание белорусской оппозиции находится на западе от Белоруссии, в частности, в Польше, которая похоже не прочь (при покровительстве США) в очередной раз сделать ставку на антироссийскую карту. Как бы там ни было, но в течение только последних двух месяцев лидеры оппозиции Станислав Шушкевич, Анатолий Лебедько (ОГП), Валентин Вечорко (БНФ) и другие неоднократно побывали в Варшавском центре восточных исследований, где заверяли польскую сторону, что только крупные вложения в белорусские антироссийские организации способны «спасти Польшу от возрождения Российской империи». Помимо денег оппозиционному начальству хотя бы для небольшого успеха на выборах нужны личные политические послабления и доступ к радио и телевидению. И не исключено, что некоторые  деятели от оппозиции получат-таки возможность выступать по белорусскому телевидению. По крайней мере, этого требуют от белорусского руководства ОБСЕ и Европейский Союз.

И все же главный враг оппозиции не власти, а ее патологическая враждебность к России и русскому народу.  Именно по этой причине население Белоруссии относится в лучшем случае равнодушно к оппозиционным партиям. С сожалением приходится отмечать, что в последнее время  и белорусский официоз все более скатывается к воззрениям самых непримиримых оппозиционеров. Вот недавнее красноречивое заявление начальника центра информационно-аналитического обеспечения государственной политики Института социально-политических исследований при администрации президента РБ Валерия Суряева: «Руководство Кремля и финансово-промышленных групп заинтересованы в том, чтобы поставить под полный контроль нашу страну (имеется в виду Белоруссия – Ф.П.) как транзитную территорию, наш нефтехимический комплекс. Путем повышения цен на энергоносители на нас пытаются надавить для того, чтобы мы приняли политические требования Кремля» («Звязда», 22.01.2004 г.). Как видим в своей антироссийской риторике г-н Суряев вполне дополняет пана Лобановича, фабрикуя устрашающую идеологическую басню: «на востоке нарождается пронацистская олигархическая империя, которая хочет поглотить маленькую «незалежную» Беларусь и чтобы спастись нужно сплотиться вокруг народного президента». Вот тебе и обоснования для продления полномочий. 

Очевидно, что основу противоречий между властью и оппозицией составляют уже не идеологические расхождения. А личностная неприязнь. На вопрос: «Почему вы в оппозиции?», большинство оппозиционных активистов отвечают однозначно – «ненавижу Лукашенко!». Вот и все, что движет оппозицией: ненависть к России и ненависть к Лукашенко. Смесь сколь бесперспективная, столь и опасно-разрушительная. И ни о какой приверженности демократическим свободам и правам человека говорить не приходится. Достаточно вспомнить, что белорусская оппозиционная тусовка с восторгом встретила гонения латвийских властей на русские школы, мечтая осуществить нечто подобное и в Белоруссии.

Власти также уже готовятся к выборам, формируя пока еще предварительный список своих кандидатов в депутаты и создавая всевозможные препоны для выхода некоторых наиболее антипрезидентских оппозиционных газет. Так, одно из главных изданий оппозиции «Белорусская деловая газета» (БДГ) получила отказ в 2004 г. в распространении через сети государственных предприятия «Белпочта» (подписка) и «Белсоюзпечать» (розница). А газета Белорусского независимого профсоюза «Салідарнасць» утратила возможность издаваться в Белоруссии и с 9 января 2004 года стала печататься на смоленском полиграфическом комбинате. Конечно, можно было бы выразить возмущение  по поводу ограничения свободы печати в Белоруссии, но дело еще и в том, что названные издания помимо антипрезидентской постоянно и целенаправленно проводят жесткую антироссийскую и антирусскую пропаганду. В связи с этим вызывает откровенное недоумение безответственная и всеядная позиция смоленских полиграфистов, печатающих эти антирусские издания. Ведь трудно себе представить, чтобы, например, в Германии печатали антигерманские польские издания.

Однако не стоит заблуждаться насчет того, что белорусские власти притесняют оппозиционные газеты за их антироссийскую и антирусскую направленность, заботясь о  своих  союзнических обязательствах перед Российской Федерацией и испытывая ответственность за внутрибелорусское национальное согласие. В Белоруссии ущемляются и пророссийские издания. За период с 1996 г. министерством информации в республике были закрыты пророссийские  независимые газеты «Славянский набат», «Белоруссия», «Личность», а также «Славянская газета». В конце 2003 г. у негосударственного информационно-аналитического еженедельника «СССР. Постфактум», принципиально поддерживающего белорусско-российскую интеграцию, без каких-либо внятных объяснений было аннулировано регистрационное свидетельство. Помимо этого периодически создаются препятствия для распространения в Белоруссии различных российских изданий. Так в прошедшем году решением все того же министерства информации газете «Русский вестник» было отказано в розничной продаже через сеть «Белсоюзпечати».

Вообще же на роли российских печатных СМИ в Белоруссии стоит остановиться особо. В республике пользуются большой популярностью такие российские издания как «Комсомольская правда», «Труд», «Известия», «Московский комсомолец» и «Литературная газета». Практически каждая их этих газет имеет свой белорусский вкладыш, который готовится местными, в большинстве своем оппозиционными и антироссийски настроенными журналистами. В итоге популярность в республике российских изданий (к примеру, тираж «Комсомольской правды в Белоруссии» составляет 320 тысяч экземпляров) используется для распространения антироссийских и антирусских взглядов. Белорусские власти такая направленность вкладышей, похоже, вполне устраивает, так как претензий никаких никогда не предъявлялось. Более того, имеются сведения, что, по крайней мере, при прежнем министре информации Михаиле Подгайном (освобожден от должности в августе 2003 г., в настоящее время возглавляет «Белсоюзпечать») содержание белорусских вкладышей в российские издания согласовывалось с его ведомством.

Особую нелюбовь испытывают белорусские власти к «Московскому комсомольцу», который уже в течение нескольких лет пытается наладить выпуск своего регионального издания в Белоруссии. 1-й номер «Московского комсомольца в Белоруссии» вышел 12 июня 2002 года. Газета под таким названием в начале была зарегистрирована в министерстве печати Российской Федерации, что в соответствии с Договором о создании Союзного государства и другими межгосударственными соглашениями дает «Московскому комсомольцу в Белоруссии» право беспрепятственно распространяться на территории Республики Беларусь. Всего в 2002 г. вышло 23 номера издания. Причем белорусские страницы газеты носили исключительно просоюзный и вполне лояльный к Александру Лукашенко характер. Но в конце декабря министерство информации РБ без каких-либо предупреждений и объяснений остановило выход «МК в Белоруссии». Впоследствии в феврале 2003 г. выпуск был возобновлен, но уже с июня газета опять была лишена права выхода. В конце концов, в дело вынужден был вмешаться министр печати России Михаил Лесин, который пригласил для переговоров в Москву тогдашнего министра информации РБ Михаила Подгайного, в ходе которых последний обещал возобновить выход издания. Но обещания, как водится, не выполнил.

С приходом нового министра информации Владимира Русакевича лед в отношении злосчастного «МК в Белоруссии» вроде бы стронулся. 11 ноября 2003 г.  газета «Московский комсомолец в Белоруссии» была зарегистрирована министерством информации РБ и начала выходить в свет. Казалось, конфликт был, наконец, исчерпан, но в конце декабря ведомство г-на Русакевича, опять  без предупреждений, заявило об упразднении   свидетельства о регистрации «МК в Белоруссии». В связи с этим возникает вопрос: почему издание, поддерживающее воссоединение Белоруссии и России и лояльное к А.Лукашенко подвергается бесконечным мытарствам со стороны белорусских властей. Где же здесь хоть какая-то логика? А причина, по видимому, в том, что белорусская редакция «Московского комсомольца» хочет проводить (в рамках  закона и Договора о создании Союзного государства) самостоятельную и независимую от властей редакционную политику. А  это как раз-то  не устраивает администрацию президента, которая, как дали понять в министерстве информации, и стоит за запретами «Московского комсомольца в Белоруссии». Отсюда еще один принцип белорусской власти – не допустить ничьей самостоятельности на информационном поле.

Теперь вновь вернемся к предстоящим выборам. Очевидно, что Александру Лукашенко нужен  абсолютно управляемый новый состав парламента.  Он уже отказался от возможной серьезной игры на российской политической арене или  стоит на пороге именно такого решения. В любом случае, в выступлениях белорусских сановников уже почти неприкрыто звучат изоляционистские ноты. А чтобы   «крепость, окруженная неприятелем», могла устоять, в парламенте не должно быть никакой крамолы.  Поэтому предстоящие выборы, по всей видимости, будут жестким ситом. Однако даже самый непримиримый отбор вряд ли сможет отсеять из парламента здравый смысл, который рано или поздно возобладает и вступит в конфликт с нарастающей в высших эшелонах власти агрессивной «местечковостью».




Болезни политической элиты Белоруссии

Андрей Суздальцев (Минск)

В свое время белорусские политические зубоскалы,  не упуская случая пройтись по экономической неполноценности  Белоруссии, называли  собственную страну на манер «банановой» - «картофельная республика». Со временем  такое определение сошло бы за комплемент.  Дело в том, что за  прошедшие годы РБ прочно рассталась с имиджем  «картофельной» страны. Возможно, что белорусы по прежнему потребляем этот клубень на душу населения больше всех на планете, но экспорт «второго хлеба» настолько мал, что понятие «белорусский картофель» осталось брэндом только для минчан в период заготовок на зиму. К сожалению, когда вникаешь в белорусские социально-экономические и политические реальности, избавиться от «бананового» «привкуса» невозможно.

Никто не заметил, что страна за последние 10 лет совершила уже упомянутый выше знаменитый «латиноамериканский» замкнутый политический круг. Современный политический режим, придя в 1994 году к власти на волне отрицания наследников социализма, исторически мгновенно превратился в авторитарную псевдодемократическую власть, базирующуюся на «оголтелом» популизме. Первые 5 – 6 лет своего существования новая администрация  занималась с одной стороны манипулированием собственностью, а с другой,  обещаниями «честной» приватизации на благо всего общества. Попутно, с  разрастанием специфического «президентского»  сектора экономики и с сосредоточением  лучшей и самой ликвидной части предприятий и собственности в руках практически одного человека, усилилось влияние «силовиков». Ведь кому-то надо было поручить охранять уже фактически «приватизированное».

С годами  титул главнокомандующего занял почетное  третье место после титулов президента РБ и  председателя Высшего Государственного Совета СГ. Система управления постепенно насытилась отставными и действующими генералами. Более того, вокруг самого главы государства  расположились шесть генералов, которые  не только возглавляют ведомства, но и курируют целые направления управления страной (Администрация президента, КГБ, МО, КГК, республиканская прокуратура, МВД). С общения с этими генералами президент начинает свой рабочий день и  с ними же подводит его итоги. Добавьте сюда, примкнувшую к этому «штабу»,  пятибанкирщину  и  перед Вами  классическая латиноамериканская хунта.

Последствия известны – «железный порядок» при условии, что  госсобственность, а фактически собственность, которая уже давно «арендована» этой же хунтой, неприкосновенна. Народ наслаждается «порядком».

Евгений Лобанович – видный функционер белорусской Объединенной гражданской партии, прав, привлекая внимание к опасностям, которые грозят стране, вставшей  «на латиноамериканский путь развития, из которого выхода в круг высокоразвитых государств не существует». Но он ошибся адресом. К сожалению, Белоруссия сама  давно превратилась в классическую  «банановую» республику, целиком завязанную на экономическую благосклонность могущественных соседей.  Выхода в круг высокоразвитых стран для Белоруссии действительно нет. И никто, кроме самих белорусов, в этом не виноват, как бы не хотелось возложить ответственность  за свои беды на  соседей. За белорусскую независимую и оппозиционную (партийную) аналитику это преспокойно делала, делает и еще не раз сделает сам официальный Минск.

Но вернемся к нашим авторам – господам Лобановичу и Романчуку. Вынося в различных формах  «смертный приговор» российской экономике и самой России, как демократическому государству, и Е. Лобанович и Я. Романчук особо остановились на  социально - экономическом потенциале  Белоруссии, который позволит ей, по их мнению, при проявлении политической воли, совершить рекордный  скачек в  рыночном реформировании своей экономики.

Залогом такого оптимизма являются, на взгляд Я. Романчука, наличие в хозяйстве страны  ряда позитивных «фундаментов», на которых, в будущем, возможно строительства  белоруской   экономики XXI века.

Работать с такого рода выводами оппонентов сложно по причине того, что, к сожалению, в нашей стране нет доступа к  реальной статистике. Ведь зачастую, когда знакомишься с официальными цифрами, то просто диву даешься. Для примера, на этой неделе из ведомства госпожи Петкевич (пресс-служба Главы белорусского государства) появилась  информация, что за 2003 год в белорусскую экономику было инвестировано 3,2 млрд. USD (!), а в 2004 году нас ждет долларовое цунами в 4 млрд.USD. Фактически, такой объем инвестиций в 10-миллионную республику означает, что Беларусь занимает одно из первых мест на планете по инвестициям на душу населения – 320 USD в год. Для России, априори имеющей необъятный рынок и огромный потенциал экономического развития, такой уровень инвестиций, который вдруг «достигла» РБ, означал бы приход из-за рубежа 46 млрд. USD в год(!), т.е. чуть меньше, чем получает Китай!

За 3,2 млрд. долларов можно построить новый НПЗ или среднюю АЭС. Можно полностью в рамках одного года решить жилищную проблему или проложить по суше газопровод до Туркмении. Можно много еще чего натворить, но ведь этого нет, как нет и источника, откуда бы это богатство свалилось.  Не было и  приватизации за иностранные деньги, чтобы можно было потом эти миллиарды перебросить в бюджет. Да и продавать за такие суммы нечего.

Так что, и  в отношении статистики, приводимой в подтверждение своих выводов господином Романчуком, применим еще и  «житейский» метод, которым в свое время активно пользовались спецслужбы западных стран, которые могли  по меню «Аэрофлота» рассчитать последний советский урожай.

Итак, первый «фундамент». Оказывается господин Прокопович настолько «профессионально» справляется с возложенными на него функциями Председателя Нацбанка, что  «не допустил эмиссионного финансирования жилищного строительства и дефицита бюджета». Правильно, а зачем «допускать», когда в стране  неуклонно ликвидируется  бюджетное строительство жилья – строители два года подряд выполняют планы ввода площадей не выше 80%,  а местные власти прекрасно освоились с ролью вымогателей своей «доли» от  частных застройщиков.  Им есть на кого равняться. Нет нужды напоминать, на чьи деньги  строился крытый футбольный манеж, продолжается строительство Национальной библиотека. Формально государственный бюджет, который должен, по идее, наполняться налоговыми отчислениями, был свободен от  этих строительных трат. Однако эти строительные инвестиции   напрямую связаны с переплатой потребителями за покупаемые товары предприятий - «добровольных» спонсоров.  Государство не осталось в долгу перед местными «спонсорами» – белорусский потребительский рынок за несколько лет стал самым изолированным рынком Европы. В итоге, за все платит покупатель из своего кармана. Напрямую и без всякого законодательного утверждения парламентом. А все навязанные незаконные выплаты имеют конкретное название – рэкет. В данном случае – государственный рэкет. Если это является «фундаментом» для структурных реформ, то совершенно понятно, в пользу каких структур.

«Недопущение эмиссионного финансирования дефицита бюджета» заслуга не того же Петра Прокоповича,  а белорусских налоговых и таможенных служб. Если суммировать спущенные им сверху планы (!) штрафов и конфискатов, то они удивительным образом совпадут с объемом бюджетного дефицита. Нет нужды объяснять, какой внушительный вклад в поднятие инвестиционного и транзитного имиджа Республики Беларусь «вносят» ее налоговики и таможенники. 

Следующий «фундамент» - белорусская внешняя торговля. Статистический анализ этого феномена практически бесполезен. Специалисты, в данном случае, понимают, что имеет в виду автор этих строк. Стоит только напомнить, что никакого «внешнеторгового прорыва» в 2003 году не произошло. В той же пропорции, в какой Россия получает сверхприбыли от  экспорта нефти и нефтепродуктов, так же и Белоруссия имеет неплохой «привес» от продажи нефтепродуктов, полученных после переработки все той же российской нефти, контракты на поставку которой до сих пор оценены в падающем долларе. «Цена на импортируемую нефть  в 2003 году возросла со 101 до 130 долларов (за январь октябрь), на 6,5% увеличились ее поставки»(Л. Злотников «За нюансами статистики»,«Белорусский рынок», 19.01.04 г.)

Так что причина внешнеэкономического «бума» не в том, что в цехах белорусских «флагманов» экономики  стало меньше алкоголиков, а в том, что за истекший год цены на нефть на мировых рынках выросли  на 25%.  А ведь каждый второй внешнеторговый доллар в Белоруссии имеет характерный запах нефти. «…улучшение условий торговли  с дальним зарубежьем  определялось  в большей  мере именно ценами на нефть и нефтепродукты (их доля в экспорте по данному направлению возросла на  6,3%, с 41,23% до 47,54%,  а доля нефти и нефтепродуктов   в импорте из России – на 3,4%, с 22%  до  25,4%). Отсюда следует, что повышение  цен на нефть в большей степени улучшило условия торговли с дальним зарубежьем, чем ухудшило условия торговли с Россией» ( Л. Злотников «За нюансами статистики», «Белорусский рынок», 19.01.04 г.). Беларусь – сырьевая страна.

Кроме того, слово «демпинг» очень знакомо «флагманам» белорусской индустрии. Всем хорошо известны истории с белорусскими ценовыми маневрами на рынке калийных удобрений, но в наибольшей степени белорусский  демпинг процветает на мировых  рынках изделий легкой промышленности, пищевой и автомобилестроительной.

2003 год стал практически первым годом, когда мы стали  демпинговать и на российском рынке. Знаменитое «женское пальто с ламой за 95 USD» - предмет удивления вице-мэра Москвы  господина Шанцева на Днях Белоруссии в Москве, превратилось в  своеобразный девиз белорусского экспорта в столицу РФ (основной торговый партнер на российских просторах). Жесткое административное давление республиканских ведомств на пищевиков Минщины, Витебщины и Могилевщины, заставляет их отправлять на московские прилавки продукцию по ценам ниже московских на 20-30%! Прежде всего, это относится к поставкам белорусских мясокомбинатов, которые, естественно, издержки от такого «московского оброка» переносят на цены продукции для местного рынка. Эту странную внешнеэкономическую тенденцию отмечают и экономисты: масло животное, себестоимость которого превышает 2 доллара, продается в Россию по цене  менее 1,7 доллара за килограмм. Надо полагать, что убыточен экспорт практически всей мясо-молочной продукции.(Л. Злотников «За нюансами статистики»,«Белорусский рынок», 19.01.04 г.). Так что именно белорусский покупатель оказывается не только в роли спонсора «великой дружбы» А. Лукашенко и  Ю. Лужкова, но и в роли благодетеля московских бомжей, которые буквально караулят поставки белорусского мясного «демпинга», скупают его оптом, чтобы затем перепродавать по всей столице РФ. Но как говорит Я. Романчук: «рост экспорта готовых пищевых продуктов в 2003 г. в Россию – примерно на 36%, в т.ч. изделий из рыбы и мяса – на 90%…» В общем, еще один «фундамент».

Со школьной скамьи известно, что нет более политизированной сферы экономики, как внешняя торговля.  Имиджевые поставки допускают и высокоразвитые страны западной демократии.  Но если мы говорим о росте экспорта именно потребительских товаров, то стоит пройтись по белорусским оптовым рынкам и обнаружить, что, начиная от макарон и кончая чугунной ванной все это добро вовсе не белорусского производства. Сомнительно, что это встречный демпинг.  Поэтому, когда мы встречаем утверждения, что «новые модели тракторов, грузовых машин, телевизоров и холодильников, а также мясных и молочных изделий, мебели, обуви и одежды наконец-то стали более  активно продаваться на традиционном для нас российском рынке» (Я. Романчук…), то, стоит обратить внимание на  слово «наконец-то», которое никак не связано с ростом производительности труда и качества продукции, а в большей степени с использованием административного ресурса в целях не только сохранения сектора на рынке соседнего государства, но и решения имиджевых задач. «За 10 месяцев 2003г.  условия торговли опять изменились не в пользу Беларуси:   средние цены на экспортируемые товары увеличились на 12,1%, на импортируемые - на 12,5%,  Таким образом, падение эффективности экспорта  вынуждает белорусов отдавать все больше своих товаров взамен на одно и то же  количество импорта (в натуральных измерителях).

В 2003г. за  объем импорта 1995 года  пришлось отдать своих товаров почти  на 1 миллиард долларов больше , чем в 1995 году». ( Л. Злотников «За нюансами статистики»,«Белорусский рынок», 19.01.04 г.). 

Обольщаться насчет неожиданно скакнувшего вверх качества белорусской продукции не стоит, так как лучше всего спросить об этом качестве специалистов тамбовских заводов, которые, получая прямо с минского конвейера «газпромовские» трактора МТЗ, начинают их буквально раздевать, меняя блоки и детали на  однотипные, но других производителей, чтобы довести до более-менее приемлемой предпродажной кондиции. Неплохо поинтересоваться мнением мастеров по ремонту белорусских  холодильников, телевизионщиков «Космос TV», которые отказываются подключать к кабельной сети белорусские телевизоры и т.д. Список можно продолжить… если бы не контрабанда.

Напоминаем ситуацию 2002 года. В том году Беларусь произвела на своих сахарных заводах 150 тыс. сахара – запомним эту цифру. Причем только часть этого сахара было изготовлено из собственного свекольного сырья. Страна, как и в прошедшем 2003 году активно завозила  тростниковый сахар-сырец. Но при этом Белоруссии в 2002 году завезла в Россию 313 тыс. тонн сахара, т.е. больше чем в два раза, чем произвела. Стоит отметить, что в то время Россия предоставила Белоруссии квоту на ее собственный, исключительно белорусского производства, сахар. Так откуда сахарок? Вестимо, с Украины. Между прочим, из Украины  и  металл и многое другое, что  перекачивается через белорусскую территорию на российскую, попутно получая белорусские документы. Как будем учитывать экспорт – импорт?

К сожалению, в условиях государственного монополизма, изжить все эти цифровые болезни невозможно. В том и заключается вся причудливость  экономического и политического строя РБ, где на политическом уровне мы видим стандартную хунту во главе с авторитарным  лидером, а в экономике – классический государственно-олигархический строй с монополией всего одного олигарха. Стоит отметить, что этот экономический мутант социализма и капитализма не что иное, как глобальное общенациональное чеболи.

Ведь Я. Романчук, в принципе, в своей статье  двигался в теоретически верном направлении. Он пытался  подметить те моменты позитивного развития, которые характерны для крупных корпоративных систем и которые, по идее рано или поздно должны проявиться и на белорусском экономическом натюрморте. Так, во всяком случае, показалось автору этих строк. 

Действительно, чеболи – это причудливая олигархическая форма организации капиталистического производства на базе как государственной (хотя бы на первом этапе своего зарождения) так и частной собственности на средства производства. На практике, это группы формально самостоятельных предприятий, банков и торговых фирм, которые на самом деле контролируются конкретной финансово-политической группировкой – «семьей». «Семья» и осуществляет единый административный и финансовый контроль. Более того, стоит отметить, что чеболи – структуры «парниковые» и им не вырасти без поддержки государства и системы льготного финансирования. Именно они и являются главными потребителями всевозможных льгот и преференций. Все это применимо к белорусской реальности на 100%.

В Корее чеболи явились порождением диктаторских режимов, которые терзали эту страну в течении десятилетий. Именно чеболи  оказались единственно возможной формой капиталистического производства в условиях авторитаризма.  Подбрось в этот коктейль советского опыта и  получишь «белорусскую экономическую модель». 

По идее, чеболи на нашей почве должны были проявить прежде всего свои положительные качества – быстро осваивать новые отрасли производства (вот и автобусы, к примеру, освоили), привлекать инвестиции и использовать новейшие иностранные технологии, переподготовить менеджерские кадры, в случае необходимости быстро концентрировать финансы для реализации крупных стратегических проектов. Но в полной мере этого не получилось. Зато в максимальном объеме проявились проблемы, присущие этим объединениям – распыление по чрезмерному количеству направлений бизнеса (здесь же и импортозамещение), рост кредиторской задолжности, низкая эффективность новых проектов, носящих зачастую имиджевый характер, «парниковый эффект» от закрытия властями местного рынка от зарубежной конкуренции, слабость или реальное отсутствие развитого фондового рынка, кулуарные «телефонные» решения стратегических задач в сфере инвестиций, пренебрежение интересами акционеров («золотая акция»). Почему так произошло? Дело в том, что в Белоруссии  одна чеболи – глобальная монополия, которая к тому же полностью срослась с государственной властью.

Так что, состоявшееся 16 января в Администрации президента РБ совещание по проекту указа президента по расширению сферы применения «золотой акции» не просто связано с решение срочных  оперативных задач – окончательно похоронить идею создания газового СП с РФ, но и полностью находится в русле упрочнения позиций этой единственной монопольной белорусской чеболи. Поэтому несколько забавно смотрятся надежды господина Лобановича на то, что «…мы еще не утратили возможность провести нормальные политические и либеральные экономические реформы, честную приватизацию…»  О какой - такой «приватизации» речь идет? Давно все уже приватизировано. 

Зато Я. Романчук пошел еще дальше: «Сергей Сидорский, неоднократно демонстрировавший несогласие с российской экспансией капитала, наверняка будет лоббировать реструктуризацию с предоставлением пакетов акций для менеджеров высшего звена…Директорам послали четкий «мессидж»: вы можете стать участниками большой имущественной игры, а не просто сторонними наблюдателями на пиршестве иностранных, преимущественно российских дядек». Надо понимать, что превращение президентом «золотой акции» в настоящую «пулю» киллера для приватизации и явилось этим самым долгожданным «четким» «мессиджем» для директоров.

Но вернемся к сути нашей публикации. Вопрос, в данном случае, звучит так – Что заставило видных деятелей белорусской оппозиции вдруг стать приверженцами «белорусской экономической модели», публиковать фантастические прогнозы о неких будущих прорывах и «стартах», сознательно идти на то, чтобы  вся «желтая» государственная пресса и БТ твердили о том, что «…поддержка…политики Президента – тенденция, свойственная всему белорусскому обществу, включая оппозицию, которая все бойчее заявляет о своем желании работать с властью» (О. Тарасевич. Понаехали тут… «Обозреватель», № 2 (72), с. 3.)?

Может быть «собака зарыта» в опыте участия белорусских политтехнологов в думских выборах? В страхе перед наступающим русским нацизмом? Вот об этом и поговорим.

Годы политического противоборства  сформировали в белорусской  политической элите  определенные традиции. Большинство из них  имеют в целом позитивный, стабилизирующий характер, которые не позволяют  довести политическую ситуацию в стране до стадии гражданско-правового коллапса. Но некоторые из традиций  вызывают удивление. В частности, поражает наличие негласного и ни кем не подписанного своеобразного «пакта о ненападении» между государственными и негосударственными печатными органами.

Но белорусская политическая элита не свободна и от некоторых болезней. Часть их, по идее, принадлежит к начальному этапу ее формирования, но, к сожалению, эти «патологии» продолжают проявляться на страницах оппозиционных изданий.

К сожалению, встречается такая болезнь, как жонглирование непродуманными политическими определениями, лозунгами, ярлыками. Но если  навешивание ярлыков со стороны белорусских властей  носит системный характер, зачастую приобретая все черты кампании по шельмованию оппонентов, то со стороны деятелей белорусской  оппозиции встречается несколько легковесный подход к  политическим определениям. Иногда возникает ощущение, что господин NN действует по принципу: «Ради красного словца…». Увлеченность фразой приводит к тому, что белорусские персоналии, тенденции и явления, а также даже соседние страны и народы, по поводу и без повода награждаются  звонкими эпитетами и  обвешиваются мрачными ярлыками. Иногда такие непродуманные определения авторов оказываются даже в виде заголовков опубликованных статей. Откуда такое  неуемное стремление «замочить» по полной программе?

Понятно, что круг политической элиты РБ крайне узок, она очень медленно расширяет свои границы.  Все друг друга знают и все друг другу смертельно надоели. Никто никого не желает слушать, что в принципе вполне объяснимо, так как все прекрасно знают, кто что скажет. Если в XIX веке про старых моряков, списанных на берег, говорили, что «у него вся спина в ракушках», то про наших  оппозиционных политических деятелей можно говорить, что у них на спине живого место нет –  одни ярлыки.

Одна из причин такого вольного подхода к объярлычиванию -  зародышевое состояние белорусского экспертного  сообщества. Формально оно существует, есть его инфраструктура, более – менее налажены коммуникации между его секторами и внешними партнерами. Но подлинной «ветвью власти» оно не стало. Возможности экспертное влияние в Белоруссии  крайне ограничены. Отношение политической элиты к  экспертам и  аналитикам сродни  отношению всезнающих старших товарищей к ученым попугаям. С другой стороны, и само экспертное  сообщество, особенно его оппозиционная (партийная) часто поражает приверженностью к  закостенелым, заидеологизированным ярлыкам. Взять, к примеру, те же белорусско-российские отношения. Год за годом из статьи в статью в оппозиционных белорусских СМИ перекочевывает один и то же абсурд: «схватка элит», «торг А. Лукашенко с Москвой », «важность интеграционной карты, разыгрываемой Минском, для Кремля в преддверии думских (президентских) выборов» и т.д. 

Своеобразным апофеозом  оппозиционной аналитики стали рассуждения белорусских политических аналитиков  о возможности заключения нового контракта на поставку природного газа в Белоруссию на 2004 год. Ориентируясь на явно лживые правительственные источники, они периодически развлекали население страны откровенными рождественскими сказочками. К примеру, 25 декабря – «Похоже, что стороны договорились. Как ожидается, до конца этой недели Москву для очередного раунда переговоров с "Газпромом" посетит новоиспеченный белорусский премьер Сергей Сидорский. Наверняка теперь разговаривать с главой крупной газодобывающей компании Алексеем Миллером ему будет значительно проще» («Белорусские новости»). 29 декабря оппозиционная аналитика уже поздравила власти с решением проблемы о поставке газа в республику, отметив, что «твердая позиция  белорусского правительства  дала свои результаты». Сегодня прекрасно известно, что  плодами таких успехов стали угрозы «Газпрома» от 22 января 2004 года полностью  прекратить поставку газа в Белоруссию.

Увлеченность хлесткой фразой  подобна инфекции. Принцип, по которому ради обличительного пафоса сгодится все, что есть под рукой, коварен и рано или поздно оборачивается против его носителя. К сожалению, не все это понимают. Взял, к примеру, и объявил господин Лобанович (ОГП), что российское государство скатилось в русло латиноамериканского капитализма, но что это такое – латиноамериканский путь развития, и с чем его едят он  так и  не удосужился разобраться. Понадеялся на  «авторитетов» и повторил за ними. Есть и иной пример. Во второй половине 90-х годов прошлого века  по белорусской оппозиционной прессе гуляло такое определение белорусской власти, как «фашистский режим». Между прочим, власть такой ярлык беспокоил и она  весьма нервно реагировала на такого рода обвинения. Но серьезного анализа негативных тенденций развития белорусского режима, которые можно было в какой-то мере связать с фашизмом,  в то время сделано не было и, не смотря на то, что первоначально озвучено оно было таким «авторитетом», как С. Шарецким, определение было забыто.

Еще один, но уже  российский «авторитет», бывший сопредседатель СПС  Борис Ефимович Немцов заявил 4 декабря, что страна стоит на пороге «нацизма». Он объявил, имея в виду, прежде всего программу блока «Родина», что, «Всех посадить, всё отнять и поделить - это, по сути, призыв к классовой ненависти и национальной вражде». Его поддержал Анатолий Чубайс: «В стране поднялась голова омерзительного и самого опасного национал – социализма… Они пришли с задних дворов, куда их загнали. Но впервые они организовались в отдельную политическую силу. И этого не понимает ни наш народ, ни «элита», ни власть. Что можно ожидать от людей, которые идут под лозунгом: «Россия - для русских!»? Это же обыкновенный нацизм. Все подобные призывы в истории России заканчивались одним - кровопролитием, гражданской войной».

Слова, сказанные в тяжелый предвыборный час, по традиции, требуют при анализе особую осторожность. Это правило политологии.  Но этих слов обиженных провалом российских политических  деятелей крайне не хватало  белорусским политтехнологам, активно работавшим на думских выборах 2003 года. Они  не преминули воспользоваться  этими заявлениями, хотя, безусловно, видели все неуклюжесть и огромную пропагандистскую составляющую такого рода «объяснения»  провала предвыборной стратегии СПС. 

Некоторые, включая господина  Лобановича, решили  из опыта предвыборной борьбы вывести  далеко идущие выводы, вроде тех, что «…российские избиратели готовы голосовать за исключительно популистскую, даже нацистскую идею».  Это серьезное и ответственное заявление. Обратите внимание на то, Е. Лобанович утверждает, что не часть российских избирателей, а «российские избиратели», то есть практически весь российский народ, имеющий право выбора, уже представляет из себя социальную базу  нацизма.

Стоит обратить внимание на нацизм. Существует масса определений нацизма. Остановимся для начала на том, что фашизм и нацизм – разные, хотя и родственные идеологии. Но  с тридцатых годов прошлого века  было принято их отождествлять. Фашизм и национал – социализм Гитлера, которые для Коминтерна были едины, представляли из себя, по мнению большевиков, ни что иное, как  “открытую террористическую диктатуру наиболее реакционных, наиболее шовинистических и наиболее империалистических элементов финансового капитала”. Так в учебнике, по которому мы когда-то учились в университетах. Но это только часть правды. Тем не менее, дать оценку нацизму без анализа фашизма невозможно.

Традиционная политология трактует фашизм как крайне - правый вариант тоталитаризма. Исключительно по причине ограниченности рамок статьи, мы вынуждены, не вдаваясь в обширную историографию проблемы тотаритаризма, напомнить только общепринятые основные шесть его признаков: жесткая однопартийная система, универсальный партийно-государственный аппарат, унификация и жесткая регламентация жизни гражданского общества, преобразование правоохранительных и силовых органов в репрессивный аппарат, изоляция страны от внешнего мира с культивированием образов «внешних врагов»,  формирование новой псевдорелигии с «живым богом» с постепенным забвением укоренившихся в народе религиозных верований, а также традиций и обрядов.

Тоталитарным был Советский Союз. Тоталитарными были Албания и Румыния. В современном мире в тоталитарном режиме живет КНДР. Фактически завершил переход к тоталитарному режиму авторитаризм  Туркменбаши.  Но это не фашистские режимы. Из истории мы помним фашистские режимы в Португалии, Словакии, Румынии, Испании и т.д. Ряд исследователей считают, что и в Польше в 20-30-е годы фактически существовал фашистский режим. Стоит оговориться, что в этих странах в свое время фашизм пришел к власти, так как сам фашизм не является политико-правовым режимом, к которым относится тоталитарный или авторитарный строй. Но читатель согласится со мной, что даже откровенно фашистская салазаровская Португалия, о которой мы все прекрасно помним, была далека от тоталитарного строя.  Прежде всего, в этих странах отсутствовал новый культ, новая религия. Наоборот, фашистские администрации в этих странах как раз и паразитировали на традиционных  религиях, всячески использовали всевозможные предрассудки и укоренившиеся стереотипы в сознании широких народных масс.

Все дело в том, что фашизм, это, прежде всего, политическое движение, которое вовсе не связано некой пуповиной с тоталитаризмом. Если подробнее, то  фашистское движение – это военизированное (!), имеющее солидную социальную базу,  политическое движение, ставящее своей целью воссоздание традиционного государственного строя, иногда затерянного в истории – Древний Рим, империя Ямато, Рейх и т.д., посредством широкомасштабных социально-экономических и политических реформ и воссозданием жесткой сети корпоративных связей в обществе. По политическому спектру  фашисты – это революционеры–реставраторы. Они культивируют традиционные ценности и пытаются адаптировать их к новым реалиям. В принципе, фашизм, как никто подходит авторитарному строю и зачастую они совпадают.

Но не зря само слово «фашизм» происходит от Fascis – связка, пучок. Изначально фашизм представлял из себя своеобразный идеологический и организационный компромисс между различными правыми, традиционалистскими, реставраторскими политическими течениями и крайними националистами, т.е. нацистами. Но мира между ними никогда не было. Этот вечный конфликт «Гитлер – Рем» проходит красной нитью по истории фашизма. И если берет вверх «Гитлер», то мы получаем правый вариант тоталитаризма и как, следствие Германию 30-40-х годов, Италию к 1943 году и т.д. 

Еще раз обращаем внимание, что не фашизм является основой правого тоталитаризма, а именно нацизм. Именно нацизм отвергает старые традиции и  реставраторство, именно он развивает культ личности вождей до уровня новой религии, создает новый пантеон богов и святых. Но главное в нацизме то, что нацизм – особая форма крайнего национализма, так как имеет в своей основе исключительно развитую идею национального превосходства, кодекс сверхчеловека и  определение недочеловека, человека второго сорта. Это отсюда «старая песня о главном»: «Белорусы – это те же русские, но со знаком качества».

Переход от умилительного, лубочного заигрывания с народными традициями к идеям национального превосходства проходит незаметно. Начинается с малого: «все отмечают», «нас любят», «мы работящий народ», «гений арийца», «а вот по сравнению с NN, у нас…» и т.д. Позитивное, в целом, движение национального возрождения всегда рискует сорваться в пропасть сопоставлений «они – не мы». И начинается: «Мы работящие – они лентяи», «мы трезвые – они пьяные» и т.д.  Ведь это самый легкий путь -  заниматься национальным возрождением за счет унижения соседних народов. Но постепенно понятие «нация» - «раса» обязательно выдвинется  на первый план и  мы получим все семь принципов нацизма:

«1 . Понятие "раса" необходимо поставить в центре внимания.

2. Необходимо сохранять расовую чистоту.

3. В качестве первоочередной задачи ввести практику современного контроля за рождаемостью. Больным или слабым должно быть запрещено иметь детей.

4. Необходимо поощрять занятия спортом среди молодежи до беспрецедентного уровня подготовленности.

5. Необходимо сделать армейскую службу окончательной и высшей школой.

6. Особое значение следует уделять изучению расового вопроса в школах.

7. Необходимо пробуждать среди граждан патриотизм и национальную гордость» (A. Hitler. "Mein Kampf"). Между прочим, стоит обратить внимание на пункт второй. Как не вспомнить предупреждение основателя БНФ, что от брака между белорусами и русскими рождаются неполноценные дети.

Между прочим, официальные идеологи белорусского государства во многом разделяют  теории З. Позьняка.  Стоит только  обратить внимание на  идеологический труд «Идеология белорусского государства» (авт. Решетников С.В., Земляков Л.Е., Яскевич Я.С.), который  оказался недалеко ушел от идей  "Mein Kampf". Если идейной основой  "Mein Kampf” был  антисемитизм, то идейной основой «Идеология белорусского государства»  становится акцент на ущербность  соседнего народа. 

Чтобы не оказаться самому в роли  раздатчика «ярлыков», автор этих строк приведет из этого «труда» описание национального русского характера: «генезис русской этнокультурной общности объединил в себе такие компоненты, как исходный славянский, византийско-православный и ордынский (татаро-монгольский), что создало особый характер русского человека. Трудолюбие и лень, деспотизм и доброта, бунт и смирение, коллективизм и персонализм, мужское и женское, христианство и язычество, аскетически-монашеское и безбожное, трудолюбие и праздность и т.д. - таковы противоположные начала русского характера. Комплекс раболепия (сервилизма), транслированный от Востока, причудливо сочетался здесь с бунтарским духом, вечным стремлением к свободе». Вот такое «причудливое сочетание»  раболепия с ленью, деспотизмом, безбожием и праздностью. Спасибо авторам «Идеологии белорусского государства», что хоть отметили деление русских на мужчин и женщин.

Как в этом случае не вспомнить одного видного белорусского оппозиционного аналитика, доктора социологии, который опубликовал в 2001 году в «Народной Воле» свой труд, где говорил о великой «цивилизаторской роли белорусского народа, который будет вынужден взять на себя роль «цивилизатора» русского народа». Вот такие новые «арийцы», рожденные господствовать над недочеловеками, водятся в Белоруссии.  Да и как иначе, если в той же «Идеологии белорусского государства» говорится о характере белорусов следующее: « белорусская ментальность впитала в себя и униатскую склонность к компромиссам, и героику католицизма, и строгую воздержанность вместе с индивидуализмом протестантизма. Говоря о толерантности белорусской нации, обычно выделяют такие черты, как рассудительность и поиск справедливости без насилия, стремление к разумному компромиссу, терпимость, чуткость, уважение людей с иным мировосприятием и стилем мышления».  О, новые Нибелунги с Карла Маркса, 38…(Адрес Администрации президента РБ)

Но вернемся к Е. Лобановичу, то есть к его утверждению об  укоренении нацизма в РФ. Традиционно в приверженности к фашизму и нацизму подозреваются добившихся  отличных электоральных результатов ЛДПР и блок «Родина» (А. Чубайс). Правда, стоит сразу отметить исключительную идеологическую неоднородность блока «Родина».

Тем не менее, не стоит забывать, что именно лидеры блока «Родина» требуют законодательного решения о введении обязательного изучения православия в средних школах, настаивают на квотировании импортной кинопродукции, введении «мягкой цензуры». Они  являются ярыми сторонниками доминирования государства в экономике и общественной жизни, но они не реставраторы социализма. Для этого есть коммунисты. Они реставраторы национализации национальной идеи и человеческого сознания. Под это и подводится весь идеологический багаж национально - патриотический блока, что в современной мононациональной России (90% населения – русские) не сложно. Мы найдем здесь удивительную идеологическую кашу начиная  с Подберезкина и Проханова и заканчивая А. Дугиным. Объективно говоря, блок «Родина» представляет из себя  зародыш классического, как из учебника, реакционного национально-патриотического движения реставрационного плана с выпячиванием новой исторической роли России. 

Все это печально, так как находится в общем русле усиления право-консервативных тенденций в Европе (Франция, Австрия, Нидерланды и т.д.). Так что перед российской демократией стоит серьезная проблема, с которой мы уже давно столкнулись здесь, на белорусской почве, имея дело с идеологическими сиамскими близнецами как из стана оппозиции, так и власти. Есть только одно важное идеологическое замечание: ни лидеров блока «Родина», ни В. Жириновского с его «Мы за русских…» нельзя назвать нацистами. В идеологиях  этой партии и блока нет идей национального превосходства русских над другими народами, ни один народ, ни дальний, ни соседний, не преподнесен в роли нации «без знака качества», нет там и чванливого самоудовлетворения особенностями национального менталитета, то есть мы не найдем все те семь признаков нацизма, о котором говорилось выше.

7 декабря российский избиратель, отдавая свой голос за блок «Родина» и ЛДПР, голосовал за националистов, которые могут, и мы знаем такие примеры  из истории, постепенно перерасти в фашистский политический конгломерат, то есть военизироваться и биться за  власть под лозунгом нового «Третьего рейха». Но успех им будет обеспечен только в случае превращения России в авторитарное государство. Это азбука политологии - фашизм может удержаться у власти только при  авторитарном режиме.  Только потом, при наличии определенных социально-экономических, исторических, политических и внешних факторов, возможно появление внутри фашизма ядра нацизма,  отделении нацизма от  фашизма, получения ими доступа к  государственной власти и преобразованию страны в тоталитарное нацистское государство.

Е. Лобанович опять ошибся адресом. Прямо беда, господа, блуждает человек, все путает…

Нельзя назвать тоталитарными и политико-правовые режимы, которые существуют в современных России и Белоруссии. И если мы говорим о Белоруссии, как об  авторитарном государстве, так как  в его политическом строе присутствуют все основные черты этого строя, а именно – политические права и свободы граждан признаются только частично, граждане отстранены от участия в выработке государственной политики; органов власти формируются в результате псевдовыборов; политический плюрализм ограничен; фактически устранено разделение властей; плюрализм политической идеологии ограничен; силовые ведомства и вооруженные силы играют определенную политическую роль (вариант латиноамериканской хунты), то подогнать в то же прокрустово ложе авторитаризма современную Российскую Федерацию практически невозможно, как бы это не хотелось кому-то из белорусской оппозиции или из белорусского руководства. В России, даже при наличии пока крайне сырой суперпартии «Единая Россия», мы не найдем ни однопартийного режима, ни единого партийно-государственного аппарата, ни регламентации жизни обществ, ни репрессивного аппарата, ни изоляции от внешнего мира с поиском врагов, ни новой псевдорелигии или культа личности (черты тоталитаризма). Нет в ней и вышеперечисленных авторитарных черт. Вместо них есть авторитарные тенденции, но это «две большие разницы», так что не надо выдавать желаемое за действительное.

Берем на себя смелость утверждать, как бы это кому-либо не нравилось, что Россия по прежнему демократическая страна, к демократическому строю которой мы можем и должны иметь массу претензий, но не более… Так что в очередной раз нельзя согласиться с господином Лобановичем, когда он говорит, что «В общем, все дело в масштабах…Беларусь по сравнению с Россией очень маленькая страна, поэтому и отношение к нашим властям в плане соблюдения демократии более жесткое».  Дело не в размерах, а в том, что не Россия, а Белоруссия реально управляется указами исполнительной власти,  в Белоруссии исчезли без следа политические деятели, в Белорусии до сих пор применяется смертная казнь,  в Белоруссии практически ни одни из прошедших за последние годы выборов не были приняты мировым сообществом.  Можно пойти дальше – по классической схеме – право на создание общественных объединений, право на собрания и митинги/шествия и т.д. Можно напомнить, что именно в  Белоруссии не осталось ни одной избираемой должности, включая президентской. Все назначаются одним единственным человеком, а Глава государства назначает сам себя. Можно много, что еще напомнить… 

Но ведь список претензий к российскому руководству по  злободневным вопросам российской «управляемой демократии» так же необъятен. Страну сотрясают непрерывные скандалы, разоблачения, сенсации. По телевизору идут нескончаемой чередой сюжеты о социальных проблемах и криминальных «подвигах». Но, положа руку на сердце, попытаемся ответить себе на вопрос – сильно ли отличается российский внутренний новостной  ряд от американского, французского, итальянского? Не сильно. Просто бомжи, которых в День Благодарения угощают индейкой, лучше одеты. Не более того. Неужели нам больше нравится сусальная ложь, которой нас потчуют белорусские государственные СМИ о собственной стране?

Евгений Лобанович говорит о политике двойных стандартов по отношении к Белоруссии со стороны Запада. В принципе, он повторяет обиды А. Лукашенко на тот же Запад. Он  только сейчас перестал твердить на всех «перекрестках Европы», что Белоруссию «давят» из-за ее приверженности к союзу с Россией. Просто союза никакого не осталось. Но ведь и белорусы предъявляем к России исключительно жесткие требования. Понятно, что московский бомж парижскому клошару не товарищ, но в Париже бродяги - это нормально, а в Москве - признак пропитости и лени русского народа.

Чтобы нас не упрекнули в зацикленности  темой бомжей, мы обратимся к близкой для многих  проблеме независимых СМИ. Е. Лобанович утверждает: «Внутри регионов схема отрабатывается очень просто: победивший на выборах «путинский» губернатор  тут же «подгребает» под себя все СМИ без исключения…».  Но это ложь. Автор этих строк сам некоторое время работал во время выборов  в провинциальной  предвыборной газете и никакой губернатор ее не «подгребал». Хотя возможно, что нам повезло с губернатором, так как, что греха таить,  факты «наездов» на независимые СМИ есть… Как в любой демократической стране… Радует уже то, что практически каждый случай всплывает на страницах и экранах.

Другое дело, что мощные независимые средства информации являются не только признаком развитости гражданского общества, но и его  финансовой независимости от власти. Соблазн объяснить собственную финансовую несостоятельность результатом внеэкономического  давления местного «путинского» губернатора  огромен и не многие могут ему противостоять. Пойди потом и разберись, что случилось на самом деле: зажим свободы слова или ребята просто со спонсорами «пролетели». Если  это заявление автора этих строк не соответствует действительности, то надо всем нам срочно согласиться, что  в отличие от  белорусских журналистов, российские коллеги просто ангелы во плоти.

Итак, вот мы подбираемся к сути вопроса: что за истерика по поводу думских выборов вдруг посетила некоторых  политтехнологов ОГП, которые сами и приняли в этих выборах самое  непосредственное руководящее участие? Подчеркнем – руководящее, а не в роли скромных «стажеров», как умудрился отрекомендоваться господин Лобанович. На наш взгляд, «собака зарыта» в том, что выборы проиграны  и часть вины за проигрыш лежит на них. Отсюда и  попытки оправдаться. Ведь только вдумайтесь, что пишет Е. Лобанович: « … если хотят избавиться от неугодных кандидатов, то от них избавляются. Например, того кандидата, с которым я работал, сняли за то, что один из его 40 помощников (он, как действующий депутат имел помощников) являлся одним из его 20 доверенных лиц. У огромного количества кандидатов от «Единой России» было то же самое и никто никого не снимал». Чем не шедевр безответственности и безнаказанности! Политтехнолог  непосредственно вел избирательную кампанию кандидата, у которого в его «кандидатском портфеле» были заведомо не устраненные нарушения. Более того, их и не устраняли, руководствуясь базарным принципом: «А у них (конкурентов) тоже самое!». Следовательно, с самого начала кампания была направлена на проигрыш, так как  ясно, что в случае близости успеха, милости от соперников ждать было бы глупо. За эти нарушения обязательно вцепятся. Что и произошло на самом деле.  

Естественно, сейчас политтехнологу, допустившему такой «прокол», только и остается, что жаловаться на российскую судебную систему, которая, конечно,  не без греха. Однако, смею утверждать, что российским судам еще очень далеко до того уровня управляемости, которого добилась от белорусской судебной системы  белорусская исполнительная власть. Автор этих строк сам был участником российской предвыборной команды, включающей белорусских политтехнологов, которая сначала выиграла 3 декабря областной суд, а затем, 6 декабря, за 20 часов до начала голосования, добилась решения в свою пользу и от Верховного Суда Российской Федерации.  Люди работали, а не устраивали, как метко было замечено, пожалуй,  самый опытный белорусский политтехнолог, «СТРЕКОТ». Действительно, все эти размахивания лозунгами – «нацизм», «латиноамериканский путь»,  «Лелик,  все пропало…» - не что иное, как   «стрекот» не умеющих проигрывать и живущих по знаменитой латинской пословице: Хороша земля, да народ плох (Bona Terra. Mala Gens).

Судя, к примеру,  по бурной радости комментатора газеты «Обозреватель»(Минск) О. Тарасевич,  которая буквально засыпает свои материалами цитатами из работ Я. Романчука (ОГП) и  статьи Е. Лобановича, то  герои нашего материала  уже почти интегрированы в «Панорама  и Ко» (Основная пропагандистская программа Белорусского телевидения) . Так что не откажем себе в удовольствии процитировать: «Евгений Лобанович совершенно правильно оценивает степень угрозы (давление со стороны РФ – А.С.). индивидуальный оппозиционный танец на граблях может превратиться в последнее танго – причем уже для всей страны. Время митингов, листовок и пустых разговоров прошло. Настоящее подталкивает к поиску новой стратегии совместных консолидированных действий…» (О. Тарасевич. Последнее танго в Минске. Обозреватель, № 3.)




Белорусская газета, № 1 (418),
12 января 2004

Политический прогноз на 2004 год

Политики и политологи отвечают на вопросы «Белорусской газеты»:

1. Каким будет новый состав Палаты представителей, какая судьба ожидает нынешних парламентариев?

2. Как будет развиваться интеграция с Россией после весьма вероятного переизбрания Владимира Путина на новый срок?

3. Пойдет ли Александр Лукашенко на продление своих полномочий и какой механизм изберет для этого?

4. Произойдет ли потепление отношений с Западом?

Владимир МАЦКЕВИЧ, политолог

1. Конечно, в каком-то количестве оппозиция будет присутствовать в парламенте. По каким округам и в каком точно количестве она пройдет, сказать пока сложно. Отметим, что у оппозиции нет не только победной, но и просто разумной стратегии. Поэтому большинства оппозиционеров в ПП НС не будет, но несколько человек туда пройдут. К тому же совершенно невозможно спрогнозировать количество оппозиционеров вроде тех, что сейчас входят в депутатскую группу «Республика». Кто, к примеру, раньше мог сказать, что Сергей Скребец или Валерий Фролов уйдут в оппозицию? Когда такая оппозиция сложится в парламенте, она будет вялой и наивной. Ее еще 2-3 года потребуется «тыкать носом», пока она что-то поймет. Если же говорить о судьбе нынешних депутатов, то, думаю, власть все сделает, чтобы не прошли те же Скребец, Парфенович, Фролов. Скорее всего, Новосяд и Абрамова снова сторгуются с властью и переизберутся. Однако можно ли их считать оппозицией? Из известных же лидеров никто в парламент не попадет. Это, впрочем, не значит, что не попадет никто из политических партий. Приход какого-нибудь оппозиционера из Жлобина вполне возможен. Однако для власти важно, чтобы депутатами стали люди наподобие представителей ФПБ (Леонид Козик пройдет обязательно). Не исключено, что будут там и люди из БРСМ. Хотя что толку от парламентария Всеволода Янчевского? В большинстве своем не пройдут люди, способные на самостоятельные шаги. Собственно, как нет их и в нынешнем составе. Ничего не стоит ждать и от деловых кругов. Если человек серьезно заинтересован в собственном бизнесе, в политику он не пойдет. Да и лучше не лезть им в политику до победы демократии. Впрочем, ротация в парламенте произойдет большая. Часть нынешних парламентариев президент возьмет к себе на работу. Это - компенсация отсутствующей у нас номенклатуры как класса.

2. С интеграцией в нынешнем году будет то же самое, что и сейчас. Поглотить Беларусь Россия пока не готова.

3. Не могу сказать, пожелает ли президент продлевать свои полномочия в этом году. Можно сказать лишь о механизме. Им уже воспользовался президент Украины: конституционные изменения. Сейчас бессмысленно прибегать к референдуму о третьем сроке. Нужно быть недальновидным человеком, чтобы на это пойти. Ведь все шаги подсказаны. Все эсэнгэшники смотрят друг на друга и заимствуют тактические ходы. Леонид Кучма уже добился, чтобы президент избирался парламентом. Данное действо, конечно, ослабляет президентскую «вертикаль», но при сложившихся механизмах диктатуры превращение Украины в квазипарламентскую республику, по существу, ничего не меняет. Представьте, что Лукашенко будет не всенародно избранным, а избранным парламентом. Ну и что? От этого изменится народ, смелее станут чиновники, добавится творчества у оппозиции? Нет. Механизм Кучмы может быть использован президентом в любой момент. И у него еще достаточно времени, и он мог себе позволить не спешить с этим. Никаких угроз для его правления не было с 1996г.

4. Нет. У Запада, правда, был период, когда последний рассматривал Беларусь через призму своих отношений с Россией. Однако он давно закончился. Сейчас же отчетливой стратегии относительно Беларуси и остальных стран, оставшихся на периферии, нет. Однако Евросоюз будет прислушиваться к мнению поляков и литовцев. Поэтому Польша должна выработать стратегию взаимоотношений со своим восточным соседом.

Николай СЕРГЕЕВ, политолог, член союзной общественной палаты

1. Какая-то часть оппозиции, вероятно, в новый состав ПП НС пройдет. Но поскольку программы оппозиционеров оторваны от жизни и не соответствуют интересам отечественной экономики и общества, большого представительства ожидать не стоит. Депутатами, скорее всего, станут не представители оппозиционных партий, а самостоятельные фигуры. Среди вновь избранных могут оказаться и нынешние парламентарии, критически настроенные по отношению к властям предержащим. Хотя не думаю, что останутся депутатами Владимир Парфенович и Валерий Фролов - вероятность их прохождения в новый состав ПП НС невелика. В новом парламенте наверняка окажутся члены ФПБ. Для этого есть все основания: им знакома социальная проблематика и состояние экономики, они представляют силу, независимую от государства. Главное - много общаться с народом, использовать информационные технологии в рамках закона. То же самое касается и членов БРСМ. Сильную конкуренцию этим организациям могут составить представители деловых кругов, заинтересованных в изменениях законодательства и либерализации экономики. Именно профсоюзы и деловые круги получат парламентское большинство. Что же касается нынешних депутатов, то четверть их сможет остаться парламентариями - хотя особо ярких личностей среди них не наблюдается. Остальные, вероятно, трудоустроятся в администрации президента и правительстве. Но касается это единиц, ибо свободных мест в указанных структурах мало.

2. Белорусской стороне необходимо пересмотреть свою позицию, поскольку ныне существующий договор о создании союзного государства в некотором смысле копирует модель СССР. Нужны более современные модели. К примеру, широко обсуждаемый в России «российский союз». В первую очередь нужно решить экономические проблемы и избрать союзный парламент. После переизбрания Путина в отношениях наших стран могут произойти некоторые подвижки. Пока, как мне кажется, белорусская сторона принять современные реалии не готова.

3. Это возможно из-за изменения строя в ходе строительства общего с Россией государства. У Александра Григорьевича большие политические перспективы. Если мы все-таки придем к форме «единое государство - единый президент - единый парламент», то возможны и новые полномочия для Лукашенко. Однако если все останется по-прежнему, то неизвестно, по какому поводу объявлять референдум. На всенародное голосование нужно выносить Конституционный акт, но пока это маловероятно.

4. Отношения с Западом будут улучшаться по мере продвижения в отношениях с Россией. Это еще раз подчеркивает необходимость пересмотра Беларусью нынешних догм.

Владимир НОВОСЯД, депутат ПП НС

1. Политические партии идут на выборы, чтобы просто в них поучаствовать. Окончательный расклад станет ясен примерно летом. Тогда возможно прогнозировать и результат выборов. Сейчас же партиями неправильно выбрана стратегия. Заметим при этом: у нас мажоритарная система выборов, предполагающая, что люди в округах голосуют за персону, а не за партию, им представляемую. Поэтому создание партийных коалиций лишает кандидата возможности качественно работать в округе на победу. Рейтинг политических партий крайне мал. Коалиция позволяет власти использовать административный ресурс. Поэтому представительство партийцев в парламенте будет минимальным. Хотя не исключено, что депутатами станут лидеры партий, поскольку рейтинг некоторых из них превосходит рейтинг их партий. 60% округов находятся в сельской местности. И это не случайно. Надо полагать, что баллотироваться по ним будут люди прежних социальных сословий. И побеждать они же (трудно представить, чтобы там победил кто-то от оппозиции). Словом, в целом парламент будет непартийный. Кроме того, там не будет директоров предприятий, ибо теперь у нас профессиональный парламент. А вообще, мы наблюдаем ситуацию, когда в нынешнем парламенте люди, никогда не критиковавшие власть, стали ее критиковать жестче, чем многие давние оппозиционеры. Нечто подобное, скорее всего, случится и в будущем составе ПП НС. Портрет депутата будущего созыва таков: человек, обладающий каким-то политическим опытом, авторитетный у себя в районе, среднего возраста, со своим ресурсом. Самые активные участники выборов - профсоюзы и БРСМ. Однако этот поход не станет определяющим для результатов кампании. Остается добавить, что примерно 25% депутатов нынешних останутся в Овальном зале.

2. Во главе России стоит прагматик, которого прежде всего интересуют экономические интересы своей страны. Он при любых обстоятельствах может их отстоять. Таким образом, отношения будут развиваться в плоскости экономики. Политическая риторика будет звучать все реже. При этом никто не найдет смелости сказать, мол, то, что мы делали до сих пор, - это плохо. Поэтому все будет продвигаться теми же темпами.

3. Напомню, что в 1995г., в канун референдума, президент с трибуны Верховного Совета 13-го созыва заявил: у власти он будет 12 лет. Многие тогда смеялись, но потом всем стало не до смеха. Опыт показал, что Лукашенко методично реализует свой план. Обещанные 12 лет заканчиваются в 2006г. Я верю президенту. Поэтому не думаю, что у нас будет референдум о продлении полномочий. Если Александр Григорьевич все же ищет способ остаться, то замечу, что Конституция еще не исчерпала своих возможностей.

4. Все будет зависеть от экономических преобразований в стране. Если институт частной собственности будет укрепляться, страна пойдет по пути рыночных реформ, то отношения с Евросоюзом наверняка будут укрепляться. Если же продолжится стадия удержания и в канун парламентских выборов страна будет двигаться по прежнему пути, то никакого улучшения отношений ожидать не приходится.




Белорусские новости,
12 января 2004

Минск начинает торговлю крупного калибра

Ярослав Романчук

В наступившем году мы станем свидетелями интересной коллизии на рынке оружия. Новоиспеченный белорусский Госкомвоенпром постарается бросить вызов "Росвооружению". Иначе говоря, Минск, считая свои контакты на азиатско-африканских рынках достаточно устойчивыми, предпринимает попытку выйти из-под опеки старшего торгового партнера.

Напомним: 30 декабря 2003 года указом № 599 А.Лукашенко создал Государственный военно-промышленный комитет Республики Беларусь. Указом № 600 руководителем этого органа назначен Николай Азаматов. Решение о создании такого суперведомства зрело давно. В отличие от России или Польши, в Беларуси высшее руководство эффективно заблокировало участие Министерства обороны в коммерческой деятельности, связанной с продажей оружия. Генералы сдались, не сумев выстроить механизм лоббирования своих интересов.

Вместе с тем на протяжении ряда лет Лукашенко вынужден был мириться с доминированием российских торговцев оружием, которые искусно использовали территорию нашей страны для совместных сделок. Охлаждение личных и политических отношений между руководителями Беларуси и России, несговорчивость "Газпрома", отсутствие в Москве энтузиазма в отношении третьего срока белорусского президента — все это подтолкнуло Александра Лукашенко на весьма скользкую тропу самостоятельной конкурентной борьбы на рынке вооружения. Если бы речь не шла о переделе прибылей от продажи вооружения, то не было бы смысла создавать Госкомвоенпром. Сейчас же белорусская сторона рассчитывает, действуя совместно с российскими производителями оружия, прибыль по своим сделкам делить самой.

Еще одной причиной создания новой структуры может быть желание снять с балансов промышленных предприятий и соединить в один мощный холдинг все перспективные военные производства. Под такую структуру легче выкачивать из бюджета деньги, в ее рамках проще также контролировать деятельность отдельных людей и организаций. Очистив гражданскую промышленность от военного элемента, можно спокойно браться за ее реструктуризацию и приватизацию. Новые хозяева заводов и фабрик не получат доступа к военным технологиям и ноу-хау, что, по мнению белорусских властей, соответствует национальным интересам и укрепляет безопасность страны.

Возможна и другая цель. Отвлекая народ различного рода селекторными совещаниями и новой идеологией, можно и быстро и, главное, секретно приватизировать созданную структуру, создав прекрасную площадку для деятельности отдельных отставных политиков. При отсутствии парламентского и общественного контроля военное производство в Беларуси может стать чрезвычайно лакомым куском для участников различного рода кулуарных, даже "серых" схем. Почему вдруг понадобилось создавать структуру, в которую, по информации российской "Независимой газеты" войдут 66 предприятий? Тому есть только одно правдоподобное объяснение: речь идет об очень больших деньгах. Еще один интересный нюанс в этой истории кроется в том, что руководителем новой структуры назначен бывший гендиректор НПО "Агат" Николай Азаматов, который был начальником одного из ближайших родственников президента. Не исключено, что и Виктор Лукашенко перейдет на работу в новую структуру…

По оценкам разных источников, белорусский ВПК генерирует доход от 1 до 2 млрд. долларов в год. Напомним, что весь республиканский бюджет на 2004 год по доходам запланирован в размере $5,8 млрд. Об интенсивности потоков денег в белорусском ВПК может косвенно судить по известной сделке с Перу, когда были проданы "МИГи". Тогда, в 1997 году, Россией и Беларусью были поставлены 18 самолетов и запчасти к ним на $385 млн. Это сумма всего лишь одного крупного договора. Куда пошли деньги, сколько уплачено в бюджет налогов, общественности до сих пор не известно.

Александр Лукашенко неоднократно говорил о том, что спрос на продукцию белорусского ВПК огромен. В числе главных покупателей белорусской военной продукции — Алжир, Судан, Иран, Кот-д’Ивуар. Особым спросом на этих рынках пользуются танки, БМП, артиллерийские системы большого калибра. Кстати, говорят, что последние модификации БМП настолько хороши, что даже британцы загорелись желанием их приобрести. С позиции жесткого прагматизма — хорошо, что Беларусь не затеяла бездарную конверсию и сохранила много хороших производств. Но почему такой огромный кусок национальной экономики должен быть закрыт от гражданского и общественного контроля?

Да, наша страна выполнила свои обязательства по сокращению вооружения и боевой техники. В отчете МИДа указано, что было уничтожено 584 ракеты средней и меньшей дальности, 1 773 танка, 1 341 боевая бронированная машина и 130 боевых самолетов. Наша страна, по версии авторитетного Стокгольмского международного института изучения проблем мира (SIPRI) занимает третье (после России и Украины) место среди государств СНГ по качеству системы экспортного контроля. Поэтому ни у ООН, ни у ОБСЕ к Беларуси здесь претензий быть не может. Наша страна подняла также международный имидж тем, что присоединилась к соглашению о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин. За четыре года их нужно будет уничтожить 4 млн. Под эту программу наверняка можно будет получить международную помощь. И все это будет контролировать вновь созданный Госкомвоенпром, которому также будут переданы некоторые функции в системе экспортного контроля. Что останется МИДу, пока не известно. Сами производим, сами контролируем, сами продаем и делим деньги — прекрасная схема для того, чтобы ее инсайдеры и их дети достойно встретили старость.




Белорусская деловая газета, № 1394,
16 января 2004

Наделенные властью

Вадим Сехович, Сергей Иванов

Новый состав правительства, оглашенный Александром Лукашенко накануне новогодних праздников, сохранил по крайней мере одну из интересных особенностей предыдущего кабинета: квоту на «электроников», т. е. выходцев из радиоэлектронной и электронной отраслей. К премьер-министру Сергею Сидорскому, возглавлявшему в свое время гомельский «Ратон», и его первому заму Владимиру Семашко, начинавшему свой головокружительный карьерный взлет с должности гендиректора «Горизонта», теперь в ранге министра промышленности присоединился Анатолий Русецкий.

Анатолий Максимович, сменив в этой должности также «электроника», бывшего руководителя МПОВТ Анатолия Харлапа, до того как начал делать чиновничью карьеру, на протяжении нескольких лет возглавлял Государственный концерн точного машиностроения «Планар». Именно оттуда он в конце 1990-х двинулся в большую чиновничью жизнь. Сначала был первым замом у Харлапа, потом председателем Комитета по науке и технологиям при Совмине. На двух последних должностях чем-то особенным Анатолий Русецкий не запомнился. В отличие, скажем, от периода своего президентства в «Планаре». Возглавивший известное не только в Беларуси, но и во всем СНГ предприятие в смутные постперестроечные времена, он по мере возможностей попытался сохранить его научный и производственный потенциал. Вряд ли это было возможно сделать при мизерных окладах специалистов, но работавшие с ним люди характеризуют его как решительного и деловитого руководителя. При нем восстанавливались утраченные контакты с российскими потребителями («Планар», в частности, пробился в союзные программы). При нем концерн двинулся на рынки Китая и Южной Кореи. Во всяком случае, считают эксперты, по своему уровню Русецкий как руководитель завода мог бы дать фору и Сидорскому, и Семашко, и Харлапу. Об этом можно судить по тому, в каком состоянии пребывают сейчас бывшие предприятия этих руководителей. «Ратон» уже только числится в предприятиях электронной промышленности, «Горизонт» поддерживает на плаву постоянное превышение объема государственных дотаций над объемами прибыли, МПОВТ выживает благодаря сдаче своих помещений в аренду торговцам. Бывали, конечно, у Русецкого и проколы. Например, заполонившие одно время Минск китайские пуховики, поставленные в обмен на оборудование для выпуска схем. Но такое было тогда время — смутное.

Если руководителя-промышленника Анатолия Русецкого выделяют среди прочих «электроников», то в чиновничьих играх, как многие считают, он пока мало поднаторел. Ведь согласиться на пост министра промышленности в данной ситуации не всякий чиновник отважился бы. Непрестижно и небезопасно, однако. Семь лет царствования Харлапа в Минпроме объясняются только тем, что бывший министр принимал решения только в том случае, если надавят сверху. Своей инициативы ни-ни. Вот так он и стал одним из самых «долговечных» министров белорусского правительства и ушел из министерства с почетом.

Анатолий Русецкий, по отзывам, куда решительнее своего предшественника, поэтому отсидеться благодаря этой черте характера ему не удастся. Тем не менее он сделал выбор, даже несмотря на то, что перед его назначением из Минпрома выделили предприятия ВПК («Агат», МЗКТ и т. д.). А это ведь одни из самых лучших предприятий этого ведомства, позволявшие Минпрому закрывать дыры в прогнозных показателях. Уж как не знать об этом Анатолию Максимовичу, который при Харлапе курировал военно-промышленный блок министерства и пробивал контракты в российских оборонных заказах?

Но, может быть, чиновничья жизнь затянула? Председатель Комитета по науке и технологиям — спокойная должность. Но дело в том, что, по некоторой информации, эта структура как самостоятельный орган доживает свои последние месяцы. Поговаривают, что комитет может в ближайшее время влиться в состав Национальной академии наук. И сам президент высказался не так давно о насущной необходимости создать более тесную цепочку между умозрительной и прикладной наукой. Вот поможет Михаил Мясникович, официально отряженный на помощь Семашко пошуршать по своим московским знакомым и договориться с Россией по поставкам газа, тогда не только Комитет по науке, но и еще что-нибудь получит президент НАН в свой постоянно прирастающий новыми владениями «феод». Такая перспектива вряд ли могла устроить Русецкого. Ведь в таком случае он не только может быть исключен из чиновничьей элиты, но и вообще останется без работы.

С этого года рулить самой проблемной отраслью отечественной экономики — сельским хозяйством — назначен Василий Дворянинович. Это уже седьмой (после Василия Леонова, Ивана Шаколо, Юрия Мороза, Вадима Попова, Михаила Русого и Зенона Ломатя) министр сельского хозяйства за годы правления Александра Лукашенко и, скорее всего, не последний.

Василий Дворянинович возглавил отрасль не в самые лучшие времена. Собственно, лучших времен, даром что президент — аграрий, со времен СССР в агрокомплексе не видали. Василий Дворянинович же стал министром в решающий год реализации программы совершенствования агрокомплекса, то есть в самый трудный период. Министр сельского хозяйства в 1994–1997 годах Василий Леонов, которому пришлось в свое время столкнуться с Дворяниновичем, так охарактеризовал этого чиновника: «Я заметил, что он очень активный и за все подряд берется». Стоит отметить, что Василий Васильевич является вторым министром сельского хозяйства и продовольствия — выходцем из Брестского облисполкома. Первым был председатель Брестского облсельхозпрода Юрий Мороз, успевший поруководить отраслью всего около года и якобы в связи с состоянием здоровья вернувшийся руководить родным беловежским хозяйством.

В отличие от хозяйственника Мороза Дворянинович, до того как стать заместителем председателя Брестского облисполкома, уже был чиновником и руководил пинской районной вертикалью. Впрочем, до этого он 15 лет проработал руководителем колхоза «Дружба народов», что на Пинщине. Бывшие коллеги о нем отзываются в первую очередь даже не как о крепком хозяйственнике, а как о человеке с высокими моральными качествами. В пример приводят даже 93-летнюю мать, которую Дворянинович часто навещает. Впрочем, есть и темные эпизоды в его жизни. Будучи главой Пинского райисполкома, будущий министр едва не попал на скамью подсудимых в связи с расследованием уголовного дела по фактам незаконного использования внебюджетного фонда Пинского райисполкома. Злые языки говорят, что в самый последний момент, когда прокуратура Брестской области уже была готова предъявить Василию Дворяниновичу обвинение в злоупотреблении служебным положением, кто-то наверху за него заступился. Некоторые связывают это с личным заступничеством президента. Они вроде как были знакомы, когда были депутатами Верховного Совета. Так это или нет, а расследование было прекращено «в связи с изменением обстановки».

В 2002 году Дворяниновича постигла участь почти всех чиновников, приближенных к бывшему губернатору Заломаю: он был отодвинут из облисполкома и назначен главой Брестского райисполкома. Это назначение и стало определяющим. В 2003 году по республике разнеслась весть, что хлеборобы Брестского района первыми в стране завершили уборку зерновых. Президент явно оценил то, что в непростых погодных условиях им удалось собрать свыше 31 центнера зерна с гектара. За умелую организацию уборки зерновых культур Брестскому райисполкому объявлена президентская благодарность. И Дворяниновича отблагодарили: сначала Лукашенко назначил его своим инспектором, а затем министром.

Новому министру можно посочувствовать. В этом году ему предстоит решить сложную задачу: с одной стороны, нужно давать результат в виде привесов, надоев и центнеров, с другой — продолжать реформировать отрасль. Делать это одновременно еще не удавалось ни одному из его предшественников.

Кстати, о предшественниках. Михаил Русый устроился на очень даже неплохую работу. Член правительства с 1994 года сменил кабинет по улице Кирова на апартаменты на набережной Робеспьера в Санкт-Петербурге. Сейчас он советник, руководитель отделения белорусского посольства в России. Лучше его из экс-аграрников трудоустроился, пожалуй, только Вадим Попов, являющийся спикером Палаты представителей. Впрочем, карьера этого чиновника, похоже, подходит к логическому завершению.




Финансовые известия,
19 января 2004

Беларусь на грани топливного и бюджетного кризиса

 В минувшую пятницу премьер Беларуси Сергей Сидорский прилетел в Москву для переговоров с премьером Михаилом Касьяновым. "Как таковых итогов встречи нет", - говорят в российском правительстве. Переход не единую валюту премьеры не обсуждали, а вопросы создания газотранспортного предприятия и поставок газа передали на уровень хозяйствующих субъектов, констатировав, что переговоры идут "сложно".  

Беларусь, лишившись дешевого российского газа, может оказаться на грани топливного и бюджетного кризиса. Но в отношениях Москвы и Минска политика всегда превалировала над экономикой.

Свидание вслепую

Накануне в российском и белорусском правительстве говорили о "серьезном продвижении на пути урегулирования", о готовящихся к подписанию документах. Касьянов напоминал, что предстоящее в феврале заседание Высшего Госсовета Союзного государства - последняя возможность договориться о переходе Беларуси на российский рубль с намеченной даты - 1 января 2005 года.

Сам факт переговоров премьеров стал поводом для слухов и инсинуаций. СМИ Беларуси с подачи осведомленных источников в Минске "назначили" встречу на 12 января. В российском правительстве эту информацию опровергли, но признали, что время для встречи подошло. Обсудив с президентом "некоторые аспекты российско-белорусских отношений", Касьянов пригласил белорусского премьера в Москву.

"Некоторые аспекты" в поведении союзника давно и сильно беспокоят российские власти. В первую очередь - непонятная и изменчивая позиция руководства Беларуси по поводу будущего союзного государства и перехода на единую валюту. По условиям межгосударственных соглашений Беларусь должна перейти на российский рубль с 1 января 2005 года. Летом прошлого года Александр Лукашенко стал публично сомневаться в целесообразности такого шага и потребовал первоочередного принятия общей конституции.

Правительство Беларуси предложило партнерам оплатить 2,1 млрд долларов "косвенных потерь" экономики республики. В Москве такую постановку вопроса сочли неприемлемой и согласились говорить только о компенсации потерь белорусского бюджета от применения принципа взимания НДС по стране происхождения товаров. Во время встречи с С.Сидорским Касьянов заявил, что Россия может распространить на Беларусь систему взимания косвенных налогов по принципу страны назначения, которую она использует в торговых отношениях со всеми остальными странами СНГ.

Принцип страны назначения предполагает компенсацию экспортерам уплаченного НДС при экспорте и позволяет стране - импортеру продукции из России взимать другие косвенные налоги, в том числе НДС. Для Минска это давний больной вопрос, который источник в белорусской делегации оценил в 200 млн долларов. "Сегодня я серьезно задумался над нашей позицией... Может, на переговорах мы найдем аргументацию, чтобы и на Беларусь распространялся принцип взимания косвенного налога, как в странах СНГ", - намекнул премьер.

Ответного шага со стороны белорусских партнеров не последовало.

Ситуация с введением рубля, как рассказывают в Белом доме, "обсуждалась вскользь". Позиции сторон не изменились, и есть все основания полагать, что, несмотря на периодически поступающие из Минска "позитивные сигналы", на заседании Высшего Госсовета в феврале переход на единую валюту будет отложен на 2006 год.

Нарушая достигнутые ранее договоренности, Беларусь ничего не теряет. Российское правительство по-прежнему будет давать кредиты и оказывать поддержку исходя из геополитических интересов.

"Правительство вынуждено поддерживать видимость экономического диалога, хотя в отношениях с белорусами политика превалирует над экономикой, - сказал источник в кремлевских кругах. - Лукашенко, к сожалению, не всегда является надежным партнером".

Идти на жесткие ответные меры в Кремле не собираются. Оппозиция в Беларуси настроена антироссийски. В кремлевских кругах говорят о двух вариантах действий: ставить на Лукашенко и помогать ему переизбраться в 2006 году либо "выращивать" замену. Главное, чтобы смена власти в Беларуси не пошла по грузинскому сценарию. Однако у Москвы есть сильный рычаг воздействия на неуступчивого союзника - поставки газа.

Отключим газ и воду

Ожидалось, что встреча премьеров поможет урегулировать самую острую на сегодняшний день проблему в отношениях России и Беларуси - поставки российского газа в Беларусь по внутрироссийским ценам и создание СП по управлению газотранспортной системой Беларуси, которое по предварительному межправительственному соглашению должно быть создано между "Газпромом" и "Белтрансгазом".

Премьеры эту тему обсуждали, но, как говорят в правительстве, безрезультатно. "Мы сделали только обзор переговоров, они идут сложно", - сообщил Касьянов. Он переадресовал все вопросы по созданию СП и возобновлению поставок газпромовского газа к руководству российского газового монополиста и "Белтрансгаза".

Дело в том, что белорусский газовый баланс 2004 года требует 20 млрд кубометров импортного газа. В ноябре прошлого года "Газпром" с благословения правительства объявил руководству Беларуси о прекращении поставок газа по внутрироссийским ценам. С 1 января 2004 года в Беларусь поставляют газ только не зависимые от "Газпрома" производители - "Итера" и "Транснафта". Правда, они могут обеспечить меньше половины от необходимых потребителям Беларуси объемов. И то по высокой для Беларуси цене - почти по 50 долларов за тысячу кубометров.

Сидорский ехал в Москву договориться с Касьяновым, чтобы тот посодействовал подписанию контракта с "Газпромом" на поставку в Беларусь дешевого газа. Но в российском правительстве сказали, что это предмет переговоров между хозяйствующими субъектами. На следующей встрече руководство "Белтрансгаза" продолжит переговоры с топ-менеджерами "Газпрома", которые по-прежнему настроены жестко и решительно.

"Мы продолжаем настаивать на ранее выдвинутых условиях", - сказал "Финансовым Известиям" пресс-секретарь главы "Газпрома" Алексея Миллера Сергей Куприянов. Последние условия, которые после обсуждения с правительством обнародовало руководство "Газпрома", были следующие: российский газовый концерн готов подписать договор о поставках 10 млрд кубометров газа по цене пятого пояса (28 долларов за тысячу кубометров) только после подписания соглашения о совместном предприятии.

Ранее руководство "Газпрома" претендовало на 51% акций "Белтрансгаза" и оценивало компанию в 600 млн долларов. Лукашенко уже полгода настаивает на том, что рыночная цена "Белтрансгаза" составляет 5 млрд долларов. Теперь "Газпром" изменил свою точку зрения и считает, что "Белтрансгаз" стоит всего 580 миллионов. "Мы настаиваем на том, чтобы эту цену подтвердил независимый аудитор", - говорит представитель компании.

У белорусов практически не осталось рычагов воздействия на российских газовиков. Официальный Минск пытался использовать и кнут, и пряник. В начале прошлой недели Сергей Сидорский пообещал рассчитаться по накопившимся с 1 января 2003 года долгам. В соответствии с подписанным ранее соглашением сумма задолженности Беларуси была увеличена с 129,4 млн долларов до 137,7 миллиона. Одновременно Сидорский пригрозил увеличить стоимость транзита российской нефти до уровня тарифов, действующих на Украине. В 2003 году стоимость транзита 1 тонны нефти по территории Беларуси составляла 0,41-0,6 доллара на 100 км, в то время как на Украине – 0,73 доллара.

Премьер Беларуси уже по возвращении в Минск поздно вечером в пятницу заявил, что договорился с Россией о продолжении поставок газпромовского газа "по условиям договора 2003 года" - то есть по внутрироссийским ценам.




Время новостей,
20 января 2004

Белоруссии надо готовиться к введению мировых цен на газ

 В Москве премьеры Белоруссии и России Сергей Сидорский и Михаил Касьянов вновь обсуждали проблемы сотрудничества в газовой сфере и создания валютного союза. Поставки газа в Белоруссию - наиболее сложный вопрос двусторонних отношений. Михаил Чигирь, занимавший должность белорусского премьера с 1994 по 1996 годы, в интервью газете "Время новостей" прокомментировал ход переговоров и рассказал об особенностях российско-белорусского диалога по проблемам газа.

- Как вы оцениваете ход переговоров по сотрудничеству в газовой сфере?

- То, что у Белоруссии и России до сих пор нет соглашения о поставках газа на этот год, о многом говорит. Добиться поставок по внутренним российским ценам Минску вряд ли удастся. По моей информации, финансовый план "Газпрома" на 2004 год уже сверстан исходя из того, что тысяча кубометров газа для Белоруссии будет стоить 50 долл. И вряд ли можно ожидать, что цены будут пересмотрены в сторону уменьшения. Конечно, интересы двух стран не всегда совпадают. Вопросы о ценах на энергоносители всегда решаются путем переговоров. Никогда раньше информация не выплескивалась наружу, как это случилось осенью прошлого года. Помните, тогда после выступления Сидорского г-н Касьянов сказал, что не знает, о чем говорит белорусский коллега - это означает, что общая позиция не выработана. Но когда люди смотрят такие репортажи, они думают, что существует некий конфликт.

- Вы хотите сказать, что одна из сторон хочет дискредитировать идеи интеграции?

- Нет, ни в коем случае. Это не попытка дискредитации, скорее неумение вести переговоры. Ведь в такой ситуации необходимо сделать сложные расчеты. Понятно, что мы заинтересованы купить газ дешевле, Россия хочет продать дороже. Нужно учитывать много факторов, к примеру, цены на транзит газа, на транзит грузов через белорусскую территорию, вопросы содействия пограничных, таможенных служб и многое другое. Например, я участвовал в переговорах, которые касались огромного долга Белоруссии за поставки российского газа. Эта задолженность образовалась в течение нескольких лет до 1995 года и составляла 1 млрд 200 млн долларов.

Чтобы решить вопрос о долге, мы учитывали содержание российских войск на территории Белоруссии, вывод ядерного оружия, утилизацию расщепляющихся материалов, вопросы обеспечения советских военных пенсионеров, количество которых на тысячу человек населения в то время было выше, чем в России. В результате мы пришли к прекрасному результату. Долг был полностью аннулирован. Проходили встречи, переговоры, подсчеты - и мы тихо и мирно достигли желательного для нас результата, не обвиняли друг друга. Так было и при создании таможенного союза. Тогда тоже было много проблем. Мы не были очень заинтересованы в том, чтобы защищать российских производителей легковых автомобилей высокими таможенными пошлинами, но все же пошли навстречу Москве. В ответ Россия на том этапе пообещала отказаться от строительства предприятия по выпуску крупногабаритных шин, аналогичного "Белшине".

- Почему сегодня переговоры идут труднее, чем в середине 1990-х?

- На мой взгляд, здесь есть определенная вина белорусской стороны. Нам сегодня надо не нагнетать страсти, а вместо этого готовиться к введению мировых цен на газ. Ведь Россия хочет вступить в ВТО, а правила этой организации предполагают, что внутренние цены на газ должны соответствовать мировым. Поскольку другого варианта нет, нам надо перестраивать экономику.

- Принято считать, что Борис Ельцин проводил более мягкую политику в отношении Белоруссии, нежели его преемник Владимир Путин...

- Конечно, Путин более прагматичен, чем Борис Николаевич. Он стремится проводить продуктивную внешнеэкономическую политику. С приходом Путина позиция России стала более жесткой. Когда я вел переговоры о списании долга, я все время разговаривал с Виктором Черномырдиным, но окончательное решение должно было приниматься на уровне президентов, и я до последней минуты не знал, подпишет ли его Борис Ельцин. Он тогда взвесил все за и против и согласился на списание.

- Вы говорили, что тогда на переговорах учитывалось очень много факторов. Покрывали ли расходы белорусской стороны белорусский долг на сумму более 1 млрд долларов?

- Честно признаться, не покрывали, как мы ни считали.

- Вы говорили, что Белоруссии надо готовиться к введению Россией мировых цен на газ. Как вы считаете, что сегодня более выгодно для белорусской стороны - принять условия по приватизации "Белтрансгаза" и некоторое время получать дешевый газ либо не приватизировать предприятие и начинать покупать газ по мировым ценам?

- Чем ниже цена на газ, тем легче выживать, пусть даже такие цены сохранятся непродолжительное время. В этих условиях надо приложить максимум усилий, чтобы получать газ по внутрироссийским ценам. Поэтому надо идти на уступки. В отношениях двух государств не может быть одностороннего движения. Надо находить условия, которые удовлетворяют и другую сторону. Россия остается для нас стратегическим партнером. В Европе наши товары никто не ждет. Более половины товарооборота Белоруссии приходится на Россию. Если бы между нашими странами была таможенная граница, Белоруссия оказалась бы в катастрофической ситуации. Значит, от интеграции с Россией мы в ближайшее время не отойдем.




"СНплюс",
24 января 2004

Ловушка для президента

Александр Коктыш

Беседа с директором НИСЭПИ, профессором Олегом Манаевым посвящена анализу нового расклада на белорусском политическом поле и влияния на него российского фактора, не учитывать который, на наш взгляд, было бы недальновидно. Приближаются парламентские выборы, да и президентские не за горами. И от стратегии (а особенно от тактики) действий демократических сил во время подготовки к этим важнейшим кампаниям зависит ни много, ни мало - будущее Беларуси.

- Олег Тимофеевич, по вашему мнению, сумеют ли демократические силы Беларуси, готовясь к парламентским и президентским выборам, возможному референдуму, по достоинству оценить и использовать российский фактор?

- Сохранение эффективных отношений с Россией и российским руководством стало одним из важнейших факторов политической жизни нашей страны. Тот, кто эффективнее использует этот фактор для решения внутри белорусских проблем, по степени популярности в обществе может обойти и политические партии, и общественные движения, и профсоюзы, и негосударственные организации. Независимо от того, как к этому относиться, факт остается фактом - один из ключей от кабинета с табличкой «Президент РБ» находится в Кремле.

- Объективная реальность, данная нам в ощущении …

- Именно так. Кто не понимает или не принимает эту реальность, не сможет получить поддержку электората, и потому неминуемо останется в стороне от мэйнстрима белорусской публичной политики.

- Насколько хорошо это понимает белорусский истэблишмент? Какую роль российский фактор может сыграть в «восстании номенклатуры»?

- Надеяться на то, что наша номенклатура станет главной движущей силой будущих изменений в стране, не стоит. Никакого «восстания номенклатуры» не будет - ни с российским фактором, ни каким-либо другим. Однако не учитывать позицию номенклатуры в политическом анализе и, тем более, в прогнозировании, нельзя. Готовность белорусских чиновников к переменам в политике и экономике постепенно возрастает. Например, прошлогоднюю отставку Геннадия Новицкого с поста премьера лишь незначительная часть чиновничества связала с «несвоевременной выплатой долгов крестьянам за молоко». Большинство из них убеждено, что Новицкий просто стал «козлом отпущения». Есть и другие свидетельства смены настроений в номенклатурной среде. И они говорят отнюдь не в пользу президента.

- Который, несмотря на это, активно использует административный ресурс для изменения отношений с Кремлем. И, следуя этому курсу, белорусский истэблишмент поневоле втягивается в антипутинскую, антикремлевскую, антироссийскую кампанию. Вы полагаете, эти люди и дальше будут послушно «брать под козырек»?

- Это непростой вопрос. Еще недавно наш истэблишмент после очередных призывов белорусских демократов «плыть в революцию дальше» пугливо озирался по сторонам. Кроме привычного страха потерять власть его отпугивала и перспектива противостояния с Российским истэблишментом. Теперь подобная перспектива возникает не в связи с призывами оппозиции, а в связи с политикой «нового национализма» самого президента. Думаю, наша номенклатура и к такой перспективе не готова. По многим причинам. Во-первых, серьезной опасности подвергаются десятилетиями сложившиеся не только экономические и политические, но и человеческие, личные отношения. Во-вторых, вдруг завтра, договорившись с Путиным, Лукашенко вновь станет адептом интеграции? Что же тогда делать номенклатуре, которая в этой игре может подпортить или вообще потерять свои связи с российскими партнерами? Об этом задумываются не только администраторы высшего уровня, но и крепкие хозяйственники, деятели науки и культуры.

- Может быть, Вы преувеличиваете?

- Нисколько. При любом раскладе активное взаимодействие, сотрудничество с Россией и россиянами белорусской номенклатуре представляется не только возможным, но и необходимым. Корни этих представлений уходят в советское прошлое, когда действовали единые, отработанные десятилетиями, правила партийно-хозяйственной номенклатуры. В сущности, несмотря на изменения последних лет, эти правила продолжают действовать как в России, так и в Беларуси, оставаясь близкими и понятными большинству и российских, и белорусских чиновников.

- Значит ли это, что вместе с приходом демократии, формирования современных правил и стандартов управления, белорусские чиновники почувствуют себя лишними?

- Не сомневаюсь, что многие из них именно так и думают. Мягко говоря, они с трудом вписывают себя в систему современного менеджмента управления. Причем, этих опасений не лишены даже самые «продвинутые» нынешние управленцы. Они отлично понимают, что со сменой режима и кардинальным пересмотром отношений с Москвой у них не останется ни привычных связей с российским бизнесом, ни уверенности, что в новой системе управления найдется приличное место и для них.

- Но ведь ваши последние исследования показывают, что те же чиновники все больше доверяют не российским, а западным инвестициям.

- Такие подвижки действительно есть. Но сам процесс приватизации наши чиновники больше хотели бы проводить все-таки с российскими партнерами, поскольку с ними легче, чем с западными, договариваться о разделе интересов. В любом случае, политика «нового национализма» в отношении Кремля не находит серьезной поддержки ни у номенклатуры, ни у социума в целом. Здравомыслящие люди понимают: Россия добилась больших успехов во многих сферах, чем Беларусь.

- Хорошо, но кто же в такой ситуации может повести за собой белорусский истэблишмент? Ведь без его поддержки, как ни крути, серьезных изменений здесь не добиться.

- Те политические лидеры и те структуры, которые дадут определенные гарантии «труда и капитала» для номенклатуры. Кто сможет это сделать, тот и получит ее поддержку и, в конечном счете, власть.

- А чем можно убедить белорусский электорат?

- Очень многое зависит от «упаковки» предлагаемых целей и средств их достижения. Призывы к кардинальным переменам, тотальному отказу от недавнего прошлого («Весь мир насилья мы разрушим», «Отречемся от старого мира» и т.п.) не пройдут. Конечно же, широкие народные массы волнует вопрос собственности, вернее, как с ней будут распоряжаться те, кто придет к власти. По данным последнего национального опроса НИСЭПИ, свыше 60 процентов белорусов владеют недвижимостью или другой частной собственностью. Уже сейчас большинство избирателей – 42 процента – выступает за приватизацию крупных предприятий (против - 39 процентов). Тем не менее, бытующее в народе представление о капиталисте до сих пор не очень симпатичное. Если это и не традиционный «буржуй» в «Мерседесе»», то бритоголовый крепыш в кожаной куртке, спортивных штанах с лампасами и кроссовках «Адидас», сорящий направо и налево «несправедливо нажитыми деньгами». Предложить избирателю образ холеного биржевика с Уолл-стрит, который недавно закончил Гарвард, а завтра приедет в Беларусь вместе со своими деньжищами и принесет сюда порядок и благоденствие – не удастся по нескольким причинам.

Во-первых, замена традиционного образа, формировавшегося десятилетиями, требует долгих и целенаправленных усилий.

Во-вторых, приток западных инвестиций – это, даже при благоприятных условиях – также сложный процесс. Мне кажется, популяризация положительных перемен в соседних странах – Польше, Балтии, Украине, России, прежде всего в социально-экономической сфере, будет намного эффективнее.

- Как же в этот образ вписывается арест Ходорковского?

- Действительно, в России власть все больше централизуется и наступает на тех, кто успешно работает, особенно в сфере крупного бизнеса. Арест Ходорковского, безусловно, нанес очень серьезный удар по внешнему имиджу России, его последствия будет нелегко преодолеть. Но это уже совсем другая история. Тем не менее, три четверти экономики в России находится в руках частного бизнеса, там введена одна из самых прогрессивных в мире ставок подоходного налога. И многие белорусы видят, что там можно вести бизнес гораздо успешнее, чем в собственной стране. В этом, кстати, находятся точки совпадения интересов белорусских демократов и их российских партнеров.

- Если попытаться системно оценить влияние российского фактора на общественное развитие в Беларуси, его перспективы, можно ли выделить важнейшие «точки взаимодействия» в наших социумах?

- И в Беларуси, и в России есть социальные группы, настроенные на перемены в своих странах. Они готовы включиться в процессы европеизации и глобализации. Они хотят как можно быстрее преодолеть отставание в интеллектуальной и профессиональной сферах. Таких людей миллионы. Прежде всего - это люди образованные, знающие языки, открытые к инновациям, активно использующие последние достижения социального и технологического прогресса. Способные к предпринимательству в широком смысле слова, а потому обладающие материальным достатком. Мобильные, «барражирующие» в своей стране и за рубежом. Между прочим, за последние десять лет около 80 процентов белорусских избирателей побывали за рубежом. Из них 52 процента побывали в России, 30 – в Украине, 25 – в Польше и т.д. За последние шесть лет число регулярных пользователей Интернета в Беларуси выросло в 5 раз и превысило миллион человек. По этим показателям Беларусь начинает обгонять Россию.

- Из вашего ответа можно сделать вывод, что «продвинутые белорусы», готовые к взаимодействию с «продвинутыми россиянами» – в подавляющем большинстве минчане и жители областных городов. Можно ли делать на них ставку?

- Речь не идет только об элите. Значительная часть, как вы выражаетесь, «продвинутых», живет и в белорусской глубинке. И там немало молодых, образованных людей с более высоким социальным статусом. В основном они принадлежат к негосударственному сектору экономики. Точно такие же группы есть и в России. Сегодня в Беларуси не менее миллиона таких «продвинутых» людей, а в России, конечно, в несколько раз больше.

- Скептики могут спросить: неужели для перемен в Беларуси так важно наладить сотрудничество белорусских и российских «продвинутых» групп?

- Большинство этих социально активных людей не просто разделяют демократические и рыночные ценности. Своей деятельностью, прежде всего профессиональной, они эти ценности продвигают. Можно только предположительно оценивать этот ресурс, но то, что он значителен и постоянно увеличивается, несомненно.

Важно подчеркнуть, что в более тесном взаимодействии с россиянами находятся не общественно-политические активисты, а именно профессионалы, специалисты. Приведу лишь один пример. Летом прошлого года НИСЭПИ проводил в Бресте семинар по развитию информационного общества в Беларуси. В нем принимали участие ведущие специалисты по информационным и коммуникационным технологиям из Беларуси, России и Польши. Нашу страну представляли ведущие специалисты из Академии наук, вузов, частных Интернет провайдерских и дизайнерских фирм, средств массовой информации. Оказалось, что, пока политики присматриваются друг к другу, ICT специалисты наших стран уже давно и успешно сотрудничают. То же самое можно сказать и о многих других профессиональных сообществах.

К сожалению, в Беларуси нет структур, которые постоянно и целенаправленно развивали и использовали бы эти ресурсы для более активного включения наших стран в процесс глобализации.

- А что с этих специалистов возьмешь? На демонстрации протеста их колом не загонишь. Неприятие нынешнего курса в стране они выражают только на своих узких профессиональных тусовках, да кухне под «рюмку чая».

- Здесь вы частично правы. К сожалению, белорусские глобалисты пока что не только воздерживаются от участия в публичной политике, но даже собственные профессиональные интересы, на которые все больше наступает государство, выражают и отстаивают весьма робко и неумело. Но хоть одна политическая партия или общественное движение пытались с ними серьезно работать? Кто-нибудь пытался анализировать процессы, происходящие в этой среде? Даже в этом отношении власти реагируют быстрее. Некоторые наши данные и оценки были тут же подхвачены и соответственно «упакованы» официальной прессой, а сам президент даже поехал в Женеву рассказывать о достижениях Беларуси в области ICT.

- Будущий лидер страны не учитывать все это не может, если хочет победить. А каким вообще должен быть этот лидер? Можно ли набросать его словесный портрет?

- Во-первых, этот человек должен исходить из принципа реальности. Из того, что на самом деле происходит в экономике, политике, социальной жизни нашей страны и за рубежом. Взгляд через розовые (точнее, идеологические) очки, которыми нередко пользуются белорусские демократы, претендующие на лидерство, искажает реальную действительность. Конечно, настоящий лидер должен предлагать народу некое «светлое будущее» (иначе за ним просто не пойдут), но это будущее должно учитывать, прежде всего, реальные интересы и ожидания людей, а не интересы и ожидания самого лидера и его окружения. Белорусские демократы должны научиться «заключать сделки с реальностью».

Во-вторых, в практической работе новый лидер должен опираться на ту часть белорусского социума, о которой мы только что говорили. Эксплуатировать ностальгию по «светлому прошлому», конечно, можно, но поддержку большинства пенсионеров все равно не получишь, она останется у их прежнего кумира.

В-третьих, этот лидер должен подходить к белорусско-российским отношениям как к данности. И не только потому, что Беларусь обречена на соседство с Россией. Мы уже говорили о том, что чувство близости к русскому этносу, культуре, истории, глубоко укоренено в ментальности большинства белорусов, и никуда от этого не деться. Вот уже 12 лет НИСЭПИ проводит национальные опросы, в которых всегда задаются вопросы об отношении к России и россиянам. И все эти годы (за исключением 1998-го, после российского дефолта) отношение подавляющего большинства белорусов к России и россиянам было и остается хорошим. Тот политик, который будет игнорировать эти ментальные установки, обречен на провал. Наоборот, выиграет тот, кто эффективно использует в своей деятельности российский фактор. Разумеется, впадать в другую крайность, т.е. продвигать идею интеграции вплоть до объединения в одно государство, также приведет к провалу. Сегодня 71.8% белорусов считают, что Беларусь должна быть независимым государством.

В-четвертых, на успех может рассчитывать только та команда, которая найдет понимание в среде белорусской номенклатуры и предложит ей адекватный уровень сотрудничества. Политик, отвергающий это сотрудничество, может поставить крест на своей карьере.

В-пятых, без максимально широкой коалиции демократических сил и ресурсов, как материальных, так и интеллектуальных, не обойтись. Движение в этом направлении происходит, но препятствий еще немало. Дробление сил не в наших интересах. Прежде всего, это касается парламентских выборов 2004 года и президентских выборов 2006-го. Если демократические силы не договорятся по округам на выборах в парламент и по единому кандидату на выборах президента, они не добьются эффективного воздействия ни на электорат, ни на Россию, ни на Европу.

- После публикации первых двух бесед о белорусско-российских отношениях мне позвонил знакомый и сказал, что, по его мнению, мы преувеличиваем российский фактор, что для Беларуси гораздо перспективнее смотреть на Европу и США.

- Если ваш знакомый выражал свое желание, его можно только приветствовать. Если же он имел в виду доминирующие настроения в обществе и говорил о том, как лучше прийти к власти, то он заблуждается. По данным национального опроса НИСЭПИ, проведенного в апреле прошлого года, 34,3 процента респондентов ожидают, что зависимость Беларуси от России в ближайшие десять лет усилится, 33,4 процента убеждены, что Беларусь войдет в состав России, и только 9,6 процентов предполагают, что усилится независимость Беларуси от России.

Очевидно, что подавляющее большинство белорусов видит будущее своей страны в тесном взаимодействии с Россией. Поскольку мы говорим о публичной политике, о том, как прийти к власти, опираясь на народ, а не о вариантах «дворцового переворота», эти настроения и ожидания игнорировать нельзя.

- Вы считаете, что, проект «завтра уходим в ЕС и НАТО, порываем с Россией» заранее обречен на провал?

- Полагаю, что такой проект в сегодняшней Беларуси имеет немного шансов на успех, поскольку большинство населения его не поддержит. Россия с ее интересами в Беларуси никуда не исчезнет, россияне не превратятся в американцев или японцев. С другой стороны, после 11 сентября 2001 года Россия всерьез и надолго вошла в систему геополитических интересов Запада, и я не вижу причин, по которым она могла бы в ближайшее время выпасть из этой системы. Несмотря на жесткую критику белорусского режима, Запад постоянно подчеркивает: если сами белорусы хотят более тесной интеграции с Россией, пусть интегрируются. Главное, чтобы политический курс не навязывался народу, а выражал его волю. Если бы большинство белорусов стремились в Европу, а в России видели потенциальную угрозу, как это было в странах Балтии, и ситуация, и перспективы были бы иными. Но пока что на вопрос «Если бы у Вас была возможность, какой вариант Вы бы выбрали?» экономический союз с Россией выбирают 50.4 процентов белорусских избирателей, а вхождение в состав Евросоюза – 34.3 процента (15.3 процента затрудняются ответить). Многие демократы отмахиваются от этих цифр, объясняя их воздействием официальной пропаганды, а не подлинными интересами населения. Но ведь уже полтора года эта пропаганда работает в обратном направлении, а внешнеполитические ориентации белорусов кардинально не меняются. Как известно, история не терпит сослагательного наклонения.

- А какого лидера и какой «новый проект» для Беларуси хотела бы видеть сама Россия?

- Мне кажется, Россия готова принять реальный проект, который включал бы следующие элементы: Беларусь остается самостоятельным государством; существующая система власти меняется на более эффективную – демократическую, рыночную и предсказуемую; сотрудничество с Западом развивается не в ущерб интересам России – формируется сбалансированная, многовекторная внешняя политика; и самое главное – чтобы этот проект был разработан и осуществлен самими белорусами, чтобы новый лидер пользовался их поддержкой.

- Но не заложено ли здесь, скрытое противоречие: Беларусь идет одновременно и на Запад, и на Восток?

- Думаю, что нет. Сама Россия, при всех отклонениях, старается вписаться в процессы расширения Европы и глобализации. Беларусь вполне могла бы стать своеобразным «мостом» между Россией и Западом, каким она и была столетия назад.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ