Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №137(01.01.2006)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

КАЗАХСТАН



Черная нить в Поднебесную

16.12.2005. Время новостей

Денис Ребров

Пока Россия шестой год согласовывает проект строительства трубопровода из Восточной Сибири на побережье Тихого океана с ответвлением в Китай, Казахстан успел построить свою трубу в Поднебесную. Вчера завершилась прокладка первой очереди тысячекилометрового нефтепровода из Атасу в Алашанькоу мощностью 10 млн тонн нефти в год стоимостью 806 млн долл. До мая следующего года трубопровод планируется заполнить технической нефтью (600 тыс. тонн), после чего он будет готов к эксплуатации. К июню Китай, который по соглашению с Казахстаном несет ответственность за загрузку трубы, должен договориться с поставщиками сырья. «Роснефть», подписавшая в этом году обязательство до 2010 года поставить в Поднебесную 48,5 млн тонн нефти, уже давно заинтересовалась этим маршрутом и заявила о своем желании перекачивать по трубе 1,2 млн тонн в год. Однако прежде она должна решить с «Транснефтью» вопрос о расширении трубопровода Омск-Павлодар, по которому российская нефть может попасть в Казахстан.

"Когда я впервые говорил об этом (о строительстве нефтепровода. - Ред.) в 1997 году, все считали, что это утопия", - отметил вчера на церемонии открытия нефтепровода президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Более того, он заявил, что намерен построить в направлении Китая еще и газопровод. Он назвал пуск нефтепровода "важным событием в торгово-экономических отношениях с Китаем" и напомнил, что в сейчас товарооборот между двумя странами достиг 5 млрд долл. По его мнению, планы удвоить товарооборот с Китаем с вводом в эксплуатацию нефтепровода и последующим строительством газопровода станут «реальными».

Нефтепровод Атасу-Алашанькоу на территории Казахстана связан лишь с Кумкольской группой месторождений нефти. Производимого сейчас там сырья не хватит для того, чтобы полностью заполнить трубу. «По нефтепроводу можно будет ежегодно транспортировать кумкольскую нефть и нефть с других месторождений Казахстана, а также из западносибирского региона России», - заявил вчера на открытии нефтепровода президент «Казмунайгаза» Узакбай Карабалин. Представитель «Казтрансгаза» отметил, что российская и казахская нефть будут поступать в трубу в равных долях.

«Роснефть» пока может возить сырье только по железной дороге. Однако тариф на эти перевозки гораздо выше, чем трубопроводный, - сейчас компания платит примерно 2150 руб. (около 75 долл.) за тонну сырья. ЛУКОЙЛ, который в январе начал возить нефть в Китай по тому же маршруту, что и «Роснефть», заявлял о нерентабельности подобных поставок.

В октябре стало известно, что «Роснефть» рассматривает возможность транспортировки нефти в Китай через Казахстан по строящемуся нефтепроводу. Компания подала заявку в «Транснефть» на загрузку трубы Омск-Павлодар. В «Транснефти» заявили, что готовы предоставить такую возможность, но за расширение мощностей придется заплатить самой нефтекомпании. По словам вице-президента «Транснефти» Сергея Григорьева, сейчас в Павлодар транспортируется лишь около 0,5 млн тонн нефти в год. Хотя технические возможности трубопровода рассчитаны на 30 млн тонн сырья в год, необходима его серьезная реконструкция, а также установка насосных станций (каждая обходится приблизительно в 50 млн долл.). Сколько средств нужно вложить в расширение мощностей, в «Транснефти» не сообщают, однако уверяют, что согласия «Роснефти» финансировать работы не получили.

В «Роснефти» вчера заявили, что намерены экспортировать сырье через Омск только в том случае, если поставки будут экономически рентабельными, но намерена ли компания соглашаться на предложение «Транснефти», не уточнили. В то же время в октябре президент «Роснефти» Сергей Богданчиков на совещании по вопросам развития нефтяной отрасли в присутствии премьер-министра Михаила Фрадкова попросил правительство решить вопрос о возможности доступа российских нефтяных компаний к трубопроводной системе Казахстан-Китай. «С точки зрения экономики нам это интересно», - заявлял он.

В «Транснефти» ранее отмечали, что ЛУКОЙЛ и «Сургутнефтегаз» также проявляли интерес к экспорту в Китай через Казахстан. По словам представителя ЛУКОЙЛа, его компания пока этот маршрут не рассматривает. Впрочем, прежде ЛУКОЙЛ заявлял о намерении экспортировать в Китай 1,5-2,5 млн тонн нефти в год со своих казахских месторождений. 




Российская нефть уходит в казахскую трубу

16.12.2005. Коммерсант

Николай Семенов, Рената Ямбаева

ОАО РЖД может потерять объемы перевозок в Китай

15 декабря был официально введен в строй нефтепровод от казахского города Атасу до населенного пункта Алашанькоу китайской провинции Синьцзянь.

Поставки нефти по первому казахско-китайскому нефтепроводу начнутся весной, и до 2010 года их объем составит 10 млн т в год, причем значительная часть нефти будет поставляться из России. В результате новый нефтепровод может существенно ограничить перспективы экспорта российской нефти в Китай по железной дороге. Уже в следующем году железнодорожники недосчитаются трети запланированных объемов по этим перевозкам, несмотря на утвержденное на днях снижение тарифов на них.

В прошедшей вчера торжественной церемонии введения в строй нефтепровода Атасу–Алашанькоу принял участие президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Новый нефтепровод протяженностью 962 км был построен за год и два месяца, стоимость строительства составила $806 млн. Он должен стать частью нефтетранспортной системы Западный Казахстан–Китай, которая позволит экспортировать в Китай нефть, добываемую в том числе при участии китайских компаний на месторождениях Каспийского моря и ближайших к нему районов. Планируется, что после отрезок этой системы (трубопровод из Актюбинской области в Атасу) будет построен к 2011 году, когда разработка месторождений на шельфе Каспия должна войти в активную фазу.

К тому времени мощность нефтепровода Атасу–Алашанькоу должна быть увеличена с 10 млн до 20 млн т нефти в год. Китайская CNPC, являющаяся коммерческим оператором проекта, рассчитывает и на поставки российской нефти по новому нефтепроводу – он связан с системой магистральных трубопроводов "Транснефти" через нефтепровод Омск–Павлодар–Чимкент–Туркменабад. НК "Сибнефть" уже несколько лет используют мощности нефтепровода из Омска для экспорта нефти в Китай через Атасу по железной дороге.

Отметим, что до сих пор единственным способом доставки российской нефти в Китай оставался железнодорожный транспорт, причем объемы этих перевозок в последние годы стабильно росли. Так, если в 2001 году железнодорожники доставили в страну 1,414 млн т нефти, то в 2004 году – уже 5,734 млн т. В рамках соглашений, заключенных ОАО "Российские железные дороги" (РЖД) с "Роснефтью", НК ЛУКОЙЛ и НК ЮКОС, в 2005 году нефтекомпании должны поставить в Китай 10 млн т нефти. Однако за январь–ноябрь перевезено только чуть более 7 млн т.

При этом весь год нефтяники настойчиво просили ОАО РЖД снизить расценки на доставку нефти в Китай. Еще летом руководство Федеральной службы по тарифам не хотело утверждать спецтарифы на этом направлении, и только на днях железнодорожникам удалось убедить чиновников – в среду они утвердили скидку на данные перевозки в размере 16,9%.

Однако снижение тарифов не помогло ОАО РЖД привлечь значительные объемы перевозок нефти в Китай. Как заявил вчера Ъ вице-президент компании Салман Бабаев, сейчас у ОАО РЖД есть только две соответствующие заявки – от "Роснефти" чуть более чем на 8 млн т и от ЮКОСа на 3 млн т. "Но мы рассчитывали на 15 млн т,– констатирует господин Бабаев.– И потратили средства на соответствующую модернизацию инфраструктуры (в этом году вложения ОАО РЖД в этот проект составят 3 млрд руб.– Ъ)".

Появление нефтепровода Атасу–Алашанькоу дополнительно снижает шансы ОАО РЖД на развитие перевозок нефти в Китай. Скорее всего, с весны 2006 года нефть "Сибнефти" начнет поставляться по новому нефтепроводу (сейчас идет его заполнение технологической нефтью). Это значительно удешевит транспортировку нефти из России, и ее поставками в Китай по этой схеме могут заинтересоваться и другие российские компании, прежде всего – "Роснефть", которая, по данным Ъ, в декабре планирует отправить в Атасу 100 тыс. т нефти.

В ОАО РЖД угрозу осознают и уже начинают подсчитывать потенциальные убытки. Тем более что компании пришлось снизить расценки не только на перевозку нефти в Китай, но и по ряду других грузов – например, на доставку энергетических углей и черных металлов на Дальний Восток (см. Ъ от 15 декабря). "Уже очевидно, что введение в 2006 году спецтарифов приведет к появлению в бюджете компании "дыры" в размере 1,05-1,1 млрд руб.,– поясняет Салман Бабаев.– Мы должны компенсировать этот разрыв за счет внепланового роста объемов перевозок и сейчас работаем над этим".




Нефть, власть и Казахстан

19.12.2005. АПН.ру

Павел Святенков

Превращение любой страны в нефтяное государство приводит к мутации всего политического строя

Говоря о современной России, многие исследователи часто сравнивают ее с другой далекой нефтяной монополией — Нигерией. "Москва — это российский Лагос", — говорит депутат Госдумы Владимир Рыжков и добавляет, что "Россия стала нефтяным государством с авторитарным режимом". Аналогичные выводы делает в своей статье исследователь Центра Карнеги политолог Лилия Шевцова. Но все эти заявления не просто броская пропагандистская фраза. Превращение любой страны в Петростейт (нефтяное государство) приводит к неизбежной трансформации, а точнее, мутации всего политического строя государства.

Процессы образования "нефтяного государства" сегодня идут не только в России, но и в соседнем Казахстане. Симптомы нефтяной болезни везде одни и те же:

"Страна, экономика которой основывается на нефти, неизбежно принимает обменный курс, который делает более дешевым импорт и более дорогим экспорт. Это замедляет развитие других секторов экономики. Сельское хозяйство, ремесла или туризм становятся менее конкурентоспособными на международном уровне, и их развитие тормозится". Такова логика происходящего. В нефтяных государствах появляется меньше рабочих мест, и экономическое развитие таких государств отличается неустойчивостью. Нефть сама по себе не создает много рабочих мест, но производит для государства доходы и пошлины на экспортируемые товары.

Сейчас в России на долю производства нефти и бензина приходится 20% ВВП и 55% экспорта. Однако нефтяная отрасль обеспечивает рабочими местами лишь 2 млн. человек из 70 млн. трудоспособного населения. По мере развития нефтяная промышленность становится все более крупной сферой экономики, не являясь при этом существенным источником новых рабочих мест. Кроме того, цена нефти на мировом рынке крайне неустойчива, и все нефтяные государства переживают циклы экономического бума, за которыми следуют застой и даже спад".

Учитывая, что современный Казахстан делает ставку на ускоренную нефтедобычу, ему в скором времени придется столкнуться с процессами, описанными выше. О них нужно знать и к ним нужно быть готовым. Но сначала давайте разберемся, как работает механизм "нефтяного государства" в чистом виде.

Прежде всего следует провести разделение между самими нефтяными государствами. В сущности, все Петростейты можно разделить на две категории — тех, кто способен обеспечить за счет доходов от нефти все население и тех, кто не способен этого сделать. К первой категории относятся в основном малонаселенные государства Персидского залива. Например Саудовская Аравия, которая имеет 24 млн. населения (при нефтедобыче чуть меньше российской — 9, 469 млн. баррелей нефти в сутки в октябре у России против 9,451 млн. баррелей в сутки у Саудовской Аравии) или Кувейт с его 1 млн. населения, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн и т.д. За пределами региона Персидского залива к государствам первой категории относятся также небольшие страны — Норвегия и Бруней.

Государства первой категории характеризуются тем, что за счет добываемой нефти они могут обеспечить уровень жизни населения на уровне развитых стран мира. Поэтому им, как правило, нет необходимости беспокоиться о социальной стабильности. Политические режимы этих "счастливых стран" обычно представляют из себя тирании. Однако это ничуть не беспокоит подданных, поскольку они поголовно являются бенефициариями нефтяного государства. Как правило, в подобных государствах правительство подкупает подданных — выплачивает им крупные суммы денег, оплачивает дорогостоящие свадьбы, обеспечивает образование и т.д., и т.п. Население, которое при ином социальном порядке имело бы значительно меньшие доходы, охотно оглашается быть выгодополучателем от нефтедобычи и в качестве ответной любезности не лезет в политику. Обычно в государствах первой категории всю "черную работу" выполняют гастарбайтеры, которых держат натурально в "черном теле", не допуская до лакомых гражданских прав. Идеологически существование государств первого класса оформляется за счет государственных систем, утверждающих их инаковость по отношению к западному миру (этим и оправдывается отсутствие в государствах первого типа общепринятой "демократии"). Для подавляющего стран типа характерно господство ислама и абсолютистская монархия (либо монархия формально парламентская, но такая, где монарх определяет состав правительства).

Однако, как уже было сказано выше, райская жизнь откормленных павлинов в золотых клетках — удел подданных небольших по численности населения нефтяных государств. Кстати, жизнь в "Петростейтах первой категории" порой бывает не такая уж и райская — зависимость нефтяного государства от мировых цен на нефть всегда значительна, и потому уровень жизни в нем может как резко расти, так и резко падать вследствие конъюнктуры. "В Саудовской Аравии в 1995 году ВВП равнялся показателям США — около 28 тысяч долларов на человека. Менее чем 25 лет спустя ВВП Саудовской Аравии снизился до 7,5 тысячи долларов. В то время как в США ВВП вырос до 35 тысяч".

Кроме того, следует учесть внутренние политические факторы, приводящие к нестабильности Петростейтов. Все "козявочные" нефтяные государства — итог большой политики, а вовсе не плод естественного развития народов или борьбы за независимость нефтяных скважин. Как правило, Петростейты возникли в результате хитроумной политики колонизаторов, которые не желали расставаться с изрядными запасами нефти и газа. Именно потому "белые люди" оказали протекцию местным князькам, контролирующим нефтегазовые провинции, т.е. обеспечили им международное признание и позволили "выбиться в люди". В ином случае Кувейт, например, был бы неизбежно присоединен к Ираку, точно так же, как Бруней — к соседней Малайзии. Для Казахстана гипотетическим примером могло бы стать игрушечное государство на нефтеносном побережье Каспия, сформировавшиеся в результате борьбы Младшего Жуза за "самоопределение" и "права человека".

По объективным причинам, политическая составляющая в жизни нефтяных государств играет со временем все большую роль. Так, для обслуживания сырьевой отрасли, им приходится завозить рабочих извне, что дестабилизирует режимы изнутри — во многих из них подданные-бенефициарии оказываются в этническом меньшинстве и находятся под угрозой постоянного отъема привилегий. Об этом стоит подумать и тем, кто хочет создать нечто подобное Петростейту в Казахстане — как бы властям не пришлось завозить киргизов и узбеков в качестве рабочей силы, а потом, в среднесрочной перспективе, делиться с ними государственной властью.

Куда меньше повезло второму классу нефтяных государств, к рассмотрению которого мы сейчас перейдем. Эти "Петростейты второй категории" характеризуются промежуточным уровнем добычи нефти, достаточно высоким для того, чтобы он оказывал влияние на их внешнюю и внутреннюю политику, но слишком низким для того, чтобы за счет продажи нефти возможно было досыта накормить все население страны и обеспечить ему высокий уровень жизни. В этом случае в стране неизбежно образуется "двухэтажная экономика". Одна (меньшая) часть населения — за счет доступа к обслуживанию "трубы" — живет на "хорошо" и "отлично", зачастую даже на западном уровне. Зато другая (большая) доля сограждан неуклонно впадает в каменный век. Доминирование сырьевой отрасли в экономике препятствует развитию национальной промышленности, так что получается странное сочетание "первого" и "третьего" мира в одной отдельно взятой стране. Это очевидное неравенство приводит к резкому обострению социальных противоречий. Многие нефтяные государства второго класса постоянно находятся в состоянии политической нестабильности. Здесь в пример можно привести бурную политическую жизнь Венесуэлы.

Поскольку разделение общества на "первый" и "третий" мир в одной стране неминуемо ведет к социальной революции, власть в Петростейте, вне зависимости от ее политических целей, вынуждена исполнять роль посредника между двумя классами "разорванного" общества. Опираясь на сырьевые доходы, власть в таком "нефтяном" обществе воспроизводит сугубо феодальные отношения. Диктатуры следуют одна за другой. Однако постоянно следуют и почти стихийные бунты населения, возглавляемого национальной буржуазией. Государственный механизм постепенно приходит в негодность, и в конечном итоге у власти оказывается популистское правительство, согласное исполнять посреднические функции и делиться сырьевыми доходами "почти по сраведливости" .

Власть в Петростейте вынуждена проводить выборочную патерналистскую политику. То есть изымать из "экономики трубы" средства для того, чтобы время от времени кидать скромные подачки низшему классу. Ведь без государственной поддержки "низы" неизбежно приходят в революционное состояние, потому что разрыв между бедными и богатыми "верхами" в подобном нефтяном государстве принципиально непреодолим.

Для нефтяных государств рассматриваемого "второго класса" характерна усиленная идеологическая "накачка". Как правило, это ура-патриотизм, используемый властью в утилитарных целях — с целью химерического "национального объединения" разорванного по экономическим параметрам общества. Например, в Ираке, где доля нефти в ВВП была крайне велика, власть делала ставку на воинствующий арабский национализм. Это было проверенное средство объединения господствовавших арабов-суннитов с угнетенными арабами-шиитами: почти вся нефть добывалась на шиитских территориях, но основными бенефициариями режима Саддама Хусейна были сунниты.

Итак, рецепт власти для нефтяных государств второго класса оказался крайне прост: это риторика национального псевдоединства + избирательный патернализм. Как же в этом контексте обстоят дела в Казахстане? Казахское руководство длительное время использовало синтетическую идеологию "евразийства" для того, чтобы уменьшить этнический раскол между славянским севером и тюркским югом. Сейчас этого идеологического тумана может оказаться уже недостаточно. Кроме того, идеология "статус-кво" — стабильности и сохранения достигнутого, с которой Назарбаев шел на выборы - может не сработать уже в среднесрочной перспективе. Сегодня казахстанское общество заворожено сверхбыстрыми темпами развития национальной экономики и внутренне надеется, что "золотой дождь" из сырьевых отраслей осыплет всех поголовно. Однако в ближайшее десятилетие это счастья не случится, поэтому казахскому руководству придется умело маневрировать, чтобы сохранить достигнутую "стабильность". То есть делать ставку на все тот же выборочный патернализм и придумывать объединяющую всех новую "национальную идеологию".

Важно отметить, что казахская власть отчетливо понимает проблему возможного раскола общества из-за специфических эффектов, связанных с нефтяным государством. Поэтому Астана хочет решить проблему за счет подъема Казахстана из нефтяных государств "второго класса" в "Петростейт первого класса". Ожидается, что в текущем году добыча нефти с конденсатом составит 59 млн. тонн. Пока этого явно недостаточно для попадания в первый класс: Саудовская Аравия при сопоставимом количестве населения (24 млн. человек против 15 млн. у Казахстана) добыла 260 млн. баррелей нефти в 2003 году. Иначе говоря, чтобы обеспечить уровень жизни, сопоставимый с уровнем жизни в Саудовской Аравии, Казахстан должен добывать примерно 10 млн. баррелей нефти в год на 1 млн. населения. Сейчас этот показатель втрое меньше.

Казахское руководство видит нарастающие трудности и публично обещает увеличить добычу до 150 млн. тонн в год уже к 2015 году. Достижение этого уровня как раз и будет означать превращение республики в нефтяное государство первого класса. Однако даже если цель, поставленная казахским руководством, будет выполнена, никто не гарантирует, что цены на нефть сохранятся на прежнем уровне. Как отмечалось выше, уровень жизни в Саудовской Аравии сократился втрое после того, как прошел нефтяной бум. В настоящее время все ведущие страны мира пересматривают свои "энергетические корзины". Все большее внимание будет уделяться газу, энергосбережению, а главное - поиску новых источников энергии (атомные станции, разработка водородного двигателя). Поэтому односторонняя ставка на создание нефтяного государства первого класса может и не сработать уже на ближайшую перспективу .

Кроме того, превращение Казахстана в нефтяное государство (пусть и первого класса) встретит не только сопротивление низов (то есть тех слоев общества, которым не достанется "куска нефтяного пирога"), но и той части элит, которая непосредственно не связана с сырьевым экспортом. Казахская экономика — это не только нефть и газ, а национальная буржуазия в Казахстане куда сильнее, чем в России. Национал-буржуазия уже артикулировала свои политические требования модернизации страны и потенциально способна оказать сопротивление созданию нефтяного государство (хотя бы потому, что Петростейт не предусматривает существования национальной буржуазии как таковой).

Учитывая все эти обстоятельства, казахской власти стоит заранее задуматься о диверсификации своей экономики. Астана недаром обещает развивать высокие технологии и диверсифицировать экономику одновременно с развитием сырьевых отраслей Ведь только в случае новой "реиндустриализации" Казахстан сохранит свою независимость и стабильность. Несмотря на свою видимую привлекательность, "нефтяное государство" — крайне нестойкое государственное образование, слишком завязанное на мировую коньюктуру. Поэтому строительство Петростейта, как сырьевой сверхдержавы, вряд ли может быть стратегической целью для ответственной национальной элиты.




Заставь дурака богу молиться - он и лоб расшибет

16.12.2005. Respublika. kz

Мухаметжан Адилов

91-процентный результат стал свидетельством не слабости оппозиции, а неразумности власти

Пожалуй, самая большая загадка только что завершившейся президентской кампании – зачем окружению старого-нового президента понадобилось приписывать количество избирателей, проголосовавших за их патрона. Ведь согласно данным социологических исследований до 4 декабря и экзит-полов, проведенных в позапрошлое воскресенье, даже по самым критичным оценкам независимых специалистов, Нурсултана НАЗАРБАЕВА поддерживало как минимум 60-70% совершеннолетних граждан страны.

Этого было вполне достаточно, чтобы Нурсултан Абишевич убедительно победил на президентских выборах и был переизбран на второй срок. Теперь же 91-процентный результат, можно сказать «смазал», «уничтожил» то обстоятельство, что большинство избирателей поддержало действующего главу государства, а не его политического оппонента Жармахана ТУЯКБАЯ. Конечно, проназарбаевские СМИ и политологи постараются переговорить своих противников и убедить общественность, что победа была убедительной, чистой, без фальсификаций и даже сокрушительной. Вопрос только в том, кого она сокрушила – демократическую оппозицию или усилия астанинской пропагандистской машины?

Диктаторский процент

Лидер РОО «За справедливый Казахстан» и единый кандидат от демократической общественности Жармахан Туякбай и его соратники по движению не признали победу первого президента. Более того, они оспаривают результаты голосования как в целом по стране, так и по отдельным избирательным участкам, используя ту часть протоколов, которую, как выяснилось, по недоразумению им все-таки выдали участковые избирательные комиссии.

Даже руководитель ДПК «Ак жол» Алихан БАЙМЕНОВ, которому досталась, не знаю, насколько осознанно, бесславная роль раскольника рядов оппозиции, и тот отказался признать выборы честными, а победу Папы чистой. Вот и выходит, что в данном случае 91-процентный результат окончательно закрепил за нашей страной имидж недемократического государства, уверенно двигающегося по славному пути Туркменистана и Узбекистана.

Особенно большой ущерб имиджу Республики Казахстан и Нурсултана Назарбаева почти стопроцентный результат нанес за пределами страны. Все-таки наши граждане давно привыкли, точнее, восстановили навыки не замечать душной атмосферы двойных стандартов, которая процветала на просторах Евразии в течение семидесяти с лишним лет и восстановилась у нас где-то после 1995 года.

Иностранцам же, которые привыкли к тому, что политики отвечают за свои слова, и если их дела расходятся с обещаниями, то они перестают заниматься политикой, потому что им уже никто не верит, никак не понять, зачем приписывать победителю лишние голоса, если он и так уже победил.

Объяснение 91-процентного результата желанием акимов областей, районов и городов выслужиться или, по крайней мере, быть не хуже соседей, заслуживает внимания. Чиновники наверняка помнят случаи, когда руководители местных исполнительных органов власти теряли свои кресла, а вместе с ними и возможность самообогащаться потому, что допустили слишком большой процент голосов избирателей у неугодных кандидатов, не важно, в маслихаты, Мажилис или президенты.

Но допустить, что центральная власть в лице главного предвыборного штаба Нурсултана Назарбаева – администрации главы государства (кстати, это не наша выдумка, а публичное признание Ермухамета Ертысбаева) - не смогла сдержать акимов, просто невозможно. Поэтому можно предположить, что после 20.00 4 декабря текущего года, когда начался подсчет бюллетеней, наверху было принято какое-то решение, которое, возможно, в конце концов, и могло отразиться в письме «якобы председателя ЦИК» «якобы Адильбеку Джаксыбекову» (если это письмо, конечно, не фальшивка, а подлинное).

Лучшее – враг хорошего?

Хотя ЦИК официально заявил, что документ, полученный нашей редакцией по электронной почте и переданный нами в распоряжение общественности, - фальшивка, что-то в это неочень верится. Хотя бы потому, что логично объясняет, почему ведомство Оналсына ЖУМАБЕКОВА не смогло выполнить своих обязательств и озвучить результаты выборов в течение 24 часов с момента завершения голосования. Более того, оно подтверждается массовыми отказами участковых избирательных комиссий передать наблюдателям от оппозиции копии протоколов или заверить их своими подписями и печатями.

Поскольку письмо датировано 5 декабря, и в нем «якобы председатель ЦИК» просит «якобы руководителя администрации президента» дать согласие на оглашение результатов выборов в 23.00 6 декабря, можно предположить, что решение было принято где-то между 20.00 4 декабря и утром 5 декабря. В противном случае никто не мешал дать соответствующее указание председателям избирательных комиссий всех уровней и их кураторам из акиматов до завершения голосования.

Но нам кажется, что вечером 4 декабря, после того как стало ясно, что выборы не только состоялись, но и большинство избирателей поддержало Нурсултана Назарбаева, кто-то наверху, очень близкий к президенту, убедил его, что 19-20% голосов, отданных единому кандидату от демократической оппозиции, равнозначны победе последнего. Ведь это при существующем соотношении медийных, финансовых, административных и человеческих ресурсов означает, что оппозиция во главе с Жармаханом Туякбаем стала весомым фактором внутриполитической жизни, которым нельзя пренебрегать.

Возможно, ощущение вседозволенности, охватившее окружение Назарбаева после подведения предварительных итогов, вылилось в желание нанести лидеру ЗСК сокрушительное поражение. В итоге инициатива отдельных акимов приписать явку избирателей и количество голосов, поданных в поддержку действующего главы государства, дабы не выглядеть хуже коллег, получила поддержку свыше – поставив в затруднительное положение ЦИК и избиркомы на местах.

В общем, вышло, как в поговорке – «лучшее враг хорошего». В результате попытка окружения Назарбаева не просто победить, но еще и унизить, морально растоптать главного политического конкурента на президентских выборах вышла боком Нурсултану Абишевичу. Обманутыми почувствовали себя не только те избиратели, которые проголосовали за Жармахана Туякбая или вообще не пошли на выборы, понимая, что честными они не будут, но даже сторонники президента.

Не тому помогли!

Действия людей, которые уподобились Шуре Балаганову из бессмертного романа «Золотой теленок» (помните, как он попытался обокрасть пассажира трамвая в то время, как у него в кармане лежали десятки тысяч рублей из общей добычи “детей лейтенанта Шмидта”, и был схвачен за руку?), заставляют задуматься, а кто будет руководить нами, когда Нуреке уйдет?

Надо отметить, что Назарбаеву вообще очень не везет с кадрами. Ну, кто мешал акимам и избирательным комиссиям не просто докидывать бюллетени в пользу Назарбаева, а делать это с умом? Конечно, прибавлять голоса Жармахану Туякбаю было бы политической ошибкой, но уж Ерасылу Абылкасымову и Мэлсу Елеусизову могли бы «помочь». И тогда не стало бы очевидным даже младенцу, что два вышеназванных кандидата в президенты с весьма ограниченным набором фраз и жестов призваны были всего лишь отвлекать на себя внимание.

Особенно подвел Папу депутат Мажилиса и кандидат от Коммунистической народной партии Казахстана. Своим последним интервью газете «Литер» он не просто помог демократической оппозиции развенчать сокрушительную победу Нурсултана Назарбаева на президентских выборах, но и поставил крест на репутации нашей страны за рубежом.

Что могут думать иностранцы об управляемой демократии в Республике Казахстан, если один из кандидатов на высший государственный пост публично признает, что: во-первых, он агитировал не за себя, а за Нурсултана Назарбаева, во-вторых, занимался не собственной агитационной кампанией, а разоблачал единого кандидата от оппозиции, и в-третьих, что его партия существует только благодаря тому, что этого хочет исполнительная власть. В общем, что у администрации президента на уме, то у ее сторонников на языке.

И самое печальное, что ему все сойдет с рук. Даже заявление о том, что в его собственной партии нет даже 10 тысяч членов, хотя согласно казахстанскому законодательству это количество должно превышать отметку 50 тысяч. И это притом, что две другие политические партии демократического толка никак не могут получить регистрацию в Министерстве юстиции, хотя их реальная численность намного превышает этот уровень.

Сохранить лицо

Теперь оппозицию призывают признать результаты выборов и победу Нурсултана Назарбаева. Но как можно признать победу Папы, если она сфальсифицирована, а количество приписанных ему и, соответственно, украденных у Жармахана Туякбая голосов составляет, по разным оценкам, от 14 до 16% от числа пришедших 4 декабря на избирательные участки?

Вот и получается, что, желая сокрушительной победы Назарбаева и сокрушительного поражения Туякбая, окружение президента надолго закрыло возможность диалога между демократической оппозицией и властью.

И в этом смысле письмо «якобы Жумабекова якобы Джаксыбекову» можно, по нашему мнению, расценивать как начало утечки информации. Слишком много людей участвовали в организации победы Назарбаева, часть из них наверняка захочет, чтобы их труд признали и оценили. Другие, наоборот, как покойный Заманбек Нуркадилов, когда-нибудь осознают неправоту своих действий и публично покаются перед народом.

…На Востоке очень важно сохранение лица. При 91-процентном результате оппозиция может сохранить свое лицо, только отказавшись признать результаты выборов и сделав все возможное и невозможное, дабы доказать, что они были в значительной части сфальсифицированы. Но, по большому счету 91,-процентный результат стал свидетельством не слабости оппозиции, а неразумности той правящей в Казахстане группировки, которая прихватизировала государство и пытается сохранить это положение надолго, если не навсегда.




Туякбай оспаривает победу Назарбаева

21.12.2005. Независимая газета

Сакен Салимов

Казахстанская оппозиция хочет проиграть президенту еще и в суде

Казахстанская оппозиция уже вторую неделю засыпает власть судебными исками. В судебные инстанции разного уровня подано больше тысячи заявлений. Цель одна: обжаловать итоги декабрьских президентских выборов, состоявшихся в Казахстане 4 декабря нынешнего года.

По официальным данным, действующий глава государства Нурсултан Назарбаев получил в свою поддержку свыше 91% голосов, а его основной соперник – лидер оппозиционного движения «За справедливый Казахстан» Жармахан Туякбай – менее 7%. Выборы признаны состоявшимися, победителю вручены соответствующие регалии и удостоверение президента. Теперь Казахстан готовится к инаугурации, запланированной на 11 января 2006 года.

Победителей, как известно, не судят. Но казахстанская оппозиция решила попробовать. Свое несогласие с обнародованными Центризбиркомом страны официальными итогами голосования лидеры оппозиции обозначили сразу после выборов. Теперь Жармахан Туякбай обратился в Верховный суд страны с иском о признании официальных итогов выборов недействительными. «Данные о числе избирателей, принявших участие в голосовании, о числе полученных голосов кандидатами Назарбаевым и Туякбаем являются недостоверными и не отражают действительного волеизъявления избирателей, что существенно ущемило избирательное право кандидата в президенты Туякбая быть избранным и права избирателей Республики Казахстан», – говорится в пресс-релизе штаба бывшего единого кандидата в президенты от оппозиции.

В исковом заявлении оппозиционеры утверждают, что между итоговыми данными Центризбиркома и протоколами местных избирательных комиссий имеются «существенные расхождения», поэтому оппозиция требует отменить итоги выборов и признать постановление ЦИКа недействительным. Кроме того, по фактам нарушения выборного законодательства непосредственно в день голосования 4 декабря в суды различных инстанций представителями оппозиции подано более 1200 исков во всех 16 регионах страны.

Напомним: задолго до выборов ряд западных аналитиков относил Казахстан к числу стран, где возможна цветная революция. При этом в самом Казахстане эксперты были убеждены, что никаких предпосылок для революционной смены власти в стране нет и выборы пройдут спокойно. То же самое неоднократно подтверждала и оппозиция, заявляя, что будет работать «исключительно в правовом поле» и не станет выводить людей на улицы.

Сегодня многие казахстанские аналитики убеждены, что попытки оппозиции опротестовать итоги выборов в судах ни к чему не приведут. Предыдущие попытки движения «За справедливый Казахстан» судиться с Центризбиркомом тоже не увенчались успехом – казахстанское правосудие всегда твердо стояло на стороне власти. Очевидно, для Жармахана Туякбая важен сам факт очередного судебного проигрыша.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2021 Институт стран СНГ