Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №151(01.08.2006)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ВОКРУГ ПРАЗДНОВАНИЯ ДНЯ ВМФ РФ В СЕВАСТОПОЛЕ
 30 ИЮЛЯ 2006 Г.
ОБСУЖДЕНИЕ СТАТЬИ Ю.М. ЛУЖКОВА «МЫ И ЗАПАД» НА КОНФЕРЕНЦИИ ФОНДА «ЕДИНСТВО ВО ИМЯ РОССИИ»
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПОЗДРАВЛЕНИЯ К.Ф. ЗАТУЛИНА С НАГРАЖДЕНИЕМ ОРДЕНОМ ДРУЖБЫ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

ТАДЖИКИСТАН



Ночное рандеву

17.07.2006. Asia-Plus (Таджиукистан)

Парвина Хамидова, Далер Гуфронов, Екатерина Кожевникова

Зачем шеф Пентагона приезжал в Таджикистан?

ВИЗИТ министра обороны США в Таджикистан с самого начала был окутан тайной. Лишь в конце прошлой недели некоторые источники на условиях анонимности сообщили "АП" о намечающемся приезде Дональда Рамсфельда. Заметим, что посольство США в Душанбе официально подтвердило факт визита влиятельного чиновника лишь в день приезда.

Итак, около 18.00 господин Рамсфельд в третий раз в своей жизни ступил на таджикскую землю. Первые два его визита состоялись в ноябре 2001 и июле 2005. Через полтора часа в 19.30 министр уже был на территории правительственной дачи, где приветствовал таджикского президента фирменной американской улыбкой:

- How are you doing, Sir? (Как поживаете, сэр?).

- Добро пожаловать, ассалому алайкум, - ответил президент.

После не совсем протокольного приветствия оба скрылись от прессы за закрытыми дверями. Переговоры вместо запланированного часа продолжались более двух. О темах, которые обсуждались во время встречи можно только догадываться. Последовавшая вслед за этим пресс-конференция оказалась совсем короткой.

Базовый вопрос

ГЛАВА Пентагона отвечал на вопросы журналистов лаконично. На вопрос планирует ли США увеличить военное присутствие в регионе из-за ухудшения ситуации в Афганистане и напряженности вокруг иранской ядерной программы, Дональд Рамсфельд пытался вначале отмахнуться лишь кратким "No". Но потом добавил: "Мы не раз заявляли, что Соединенные Штаты не намерены наращивать военное присутствие где бы то ни было в мире. Но обеспечение безопасности в Афганистане – это одна из главных целей нашей политики. Мы продолжаем оказывать Афганистану помощь в создании собственных вооруженных сил. Нас, к сожалению, поддерживают не все страны Центральной Азии. Вы догадываетесь, какое государство я имею в виду. Но мы благодарны Таджикистану за помощь, которую республика оказывает нам в проведении антитеррористической операции против движения Талибан. Мы нуждаемся в предоставлении воздушных коридоров, в пунктах заправки своих самолетов и в содействии в проведении поисково-спасательных работ".

В свою очередь министр иностранных дел Таджикистана Талбак Назаров отметил, что Таджикистан всегда сотрудничал с США и другими партнерами в вопросах борьбы с международным терроризмом и наркотрафиком, и намерен продолжать это сотрудничество и в дальнейшем. Однако он подчеркнул, что речь о базе на повестке не стоит.

Спрос рождает предложение?

КОММЕНТИРУЯ факт возросшего афганского наркотрафика, американский министр попытался объяснить этот феномен классическим законом рыночной экономики: спрос рождает предложение. "Рост производства наркотиков в Афганистане вызван увеличением спроса на наркотики в России и странах Европы", - заявил Рамсфельд. По его мнению, решением проблемы должно, прежде всего, заняться правительство Афганистана, посредством специальной программы - включающей уничтожение посевов мака, поиск альтернативных агрокультур, введение действенной системы наказаний за производство наркотиков. "Необходимо объединение усилий правительств заинтересованных стран, однако этого пока нет", - заключил глава Пентагона.

Ответил Д. Рамсфельд и на неожиданный вопрос журналиста, касающийся заинтересованности частного американского бизнеса в таджикских энергетических проектах. "Я считаю, что строительство ГЭС - очень выгодный бизнес", - заявил он, подчеркнув, что Соединенные Штаты осуществляют такие проекты через частные компании, которые "очень эффективно работают".

Зачем приехал Рамсфельд?

ПРЕДЫДУЩИЕ два визита Рамсфельда в Таджикистан произошли на фоне обострения ситуации в регионе. Первый раз готовилась военная акция против талибов в Афганистане. Второй - после ультимативного требования узбекского президента вывести базу США из Ханабада. Нынешний визит также происходит в непростых условиях. Несмотря на категорическое отрицание, элементарная логика подсказывает, что сегодня Штаты нуждаются в новой базе как никогда. Изгнанные из Узбекистана, "загруженные" новыми тарифами за киргизский Манас, американцы рискуют остаться с неприкрытыми тылами на фоне очередной активизации движения Талибан в Афганистане. Добавим еще заявления с предпоследнего саммита ШОС о недопустимости пребывания иностранных военных в регионе, и последние события вокруг иранской ядерной проблемы. Тем более, что в конце июля в Таджикистан ожидается визит президента ИРИ Ахмадинежада.

Итак, зачем Дональд Рамсфельд приехал в Таджикистан? Какими могут быть последствия этого визита? Корреспонденты "АП" задали эти вопросы таджикским экспертам.

Извлечем пользу!

ЗАМЕСТИТЕЛЬ директора Центра стратегических исследований при президенте РТ, Сайфулло САФАРОВ считает, что визит главы Пентагона обусловлен, прежде всего, проблемами безопасности в центрально-азиатском регионе. "Есть определенные признаки обострения ситуации в Афганистане, - сказал он. – И здесь позиция антиреррористической коалиции и США, как главного координатора борьбы с международным терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и т.д., вполне понятна". С. Сафаров согласен с мнением, что помимо всего прочего американцы заинтересованы в энергетических ресурсах Центральной Азии. "Так что, этот визит может носить не только военно-стратегический характер", - предположил замдиректор ЦСИ.

Политолог Рустам ХАЙДАРОВ думает, что Рамсфельд приехал для того, чтобы оказать Таджикистану политическую поддержку. "В условиях новой волны геополитического противостояния между сверхдержавами в Центральной Азии, когда именно Таджикистан может стать ее жертвой, приезд Рамсфельда – хороший знак для Таджикистана, - сказал эксперт. - Руководство Таджикистана при политической поддержке США имеет исторический шанс для изменения условий игры на геополитической "шахматной доске" Центральной Азии в свою пользу". Р. Хайдаров не видит связи между визитом Рамсфельда и грядущим приездом Ахмадинежада, поскольку "Таджикистан и Иран вращаются в разных геополитических орбитах" и "отношения двух стран в основном развиваются в формате экономического и культурного развития". "Таджикистан не сможет оказывать политическую поддержку Ирану в его конфликте с Западом, - считает Р. Хайдаров, - Он должен сохранять нейтралитет в данном вопросе".

Прогнозируя последствия визита, Р. Хайдаров, сказал, что сомневается, что Таджикистан станет стратегическим партнером США в Центральной Азии.

- У нас много пророссийски настроенных политиков в высших эшелонах власти, для которых важнее всего их личные амбиции, а не национальные интересы РТ, - считает политолог. - Они не осознают, что только развитие всего спектра отношений между США и Таджикистаном является единственным гарантом сохранения государственности Таджикистана в современных геополитических реалиях Центральной Азии. А между тем, став стратегическим партнером США в регионе, Таджикистан автоматически избавил бы себя от политического и экономического давления России и Узбекистана...

Для директора научно-исследовательского центра "Шарк" Музаффара ОЛИМОВА, визит Рамсфельда не стал неожиданностью, поскольку "США поддерживают хорошие отношения с Таджикистаном". Он связывает этот визит, в основном, с ситуацией в Афганистане. Также одной из причин, по его мнению, могут быть недавние переговоры в Турции между Асадулло Гуломовым и представителями американской компании AES о строительстве ГЭС в РТ.

Историк Камол АБДУЛЛАЕВ исключил связь визита и подготовку акции возмездия против Ирана. "Иранская история будет продолжаться не один месяц в мирном режиме, поскольку Иран не отказывается от переговоров" - говорит К. Абдуллаев. Он также отрицает связь визита с расширением американского военного присутствия в регионе: "Наоборот, американцы готовят резкое сокращение своего контингента в Афганистане и передачу миротворческой миссии войскам НАТО". Тем не менее, как полагает эксперт, военные дела на встрече все же обсуждались. "Ведь никто не поверит, что мост на Нижнем Пяндже строится для перегона баранов на "молбозор" в соседнее государство, - говорит К. Абдуллаев. - Этот и другие мосты на Пяндже предназначены, кроме всего прочего и для военных целей, в частности, для транзита тяжелой военной техники и воинских контингентов. Сегодня американцам вновь стал нужен надежный тыл и "точка опоры" с военной инфраструктурой. У нас нет американской базы, но есть французская, которая является частью международной коалиции, на которую предстоит переложить миссию по поддержанию мира в Афганистане. Кстати, душанбинцы видели, что французский парк недавно пополнился шестью "Миражами". Сегодняшний мандат НАТО не предусматривает ведения активных действий в Афганистане, но ведь его можно расширить, не так ли?". По мнению К. Абдуллаева, Таджикистан для Запада более привлекателен, чем Узбекистан и Туркменистан, в качестве партнера для восстановления афганской экономики. И правительству имеет смысл подумать о том, как из этого извлечь пользу. "Главным таджикским интересом во всей этой истории я считаю изменение ситуации в этом хронически нестабильном приграничном афганском регионе", - заключил эксперт.




Чем недоволен Таджикистан

19.07.2006. Gazeta.kz

Акрам Асроров

Между Ташкентом и Душанбе будто черная кошка пробежала

Узбекско-таджикские отношения никогда не были простыми. Между Ташкентом и Душанбе будто черная кошка пробежала.

Периоды потеплений, когда Эмомали Рахмонов регулярно приезжал в Узбекистан за советами и рекомендациями, сменялись периодами, образно говоря, тридцатиградусного мороза.

Высокомерие со стороны официального Ташкента можно объяснить просто: географически Таджикистан оказался на самом краю Содружества независимых государств, вдалеке от железнодорожных и автомобильных сетей.

В свое время Рахмонов в целях сохранения своей власти сделал акцент на сотрудничество с Россией, тогда как северный сосед считался стратегическим партнером Соединенных Штатов.

Естественно, в таких условиях транзитные коридоры через Узбекистан стали минимально доступными, а введенный визовый режим пересечения государственной границы еще более затруднил контакты между людьми.

Не стоит говорить о том, что народы двух стран имеют общую культуру, религию, историю. Это и так понятно. Много таджиков работало на узбекской территории, когда в самом Таджикистане были проблемы экономического характера. Люди привыкли пересекать границу тогда, когда заблагорассудится. И потому вовсе не случайно прошло довольно много времени, пока таджики и узбеки поняли, что введенные на границе ограничения всерьез и надолго.

Казалось бы, смена в официальном Ташкенте внешнеполитических ориентиров после майских событий в Андижане 2005 года и форсированное сближение с Россией должны автоматически решить проблемы в узбекско-таджикских отношениях. Вступление Узбекистана в Евразийское экономическое сообщество и Организацию Договора коллективной безопасности, выполнение в рамках этих организаций определенных обязанностей должны урегулировать взаимоотношения двух государств. В рамках ЕврАзЭС официальный Ташкент обязался до 1 июня 2006 года подписать 20 документов, среди которых были два важнейших для Таджикистана и Кыргызстана документа о безвизовых поездках граждан. Но Узбекистан, судя по всему, и не собирался упрощать процедуру пересечения границы ни с Таджикистаном, ни с Кыргызстаном.

Об этом на минском саммите 23 июня 2006 года говорил и президент Таджикистана Эмомали Рахмонов: "Самым важным и главным является своевременное и полное выполнение всеми государствами Сообщества взятых на себя обязательств, - сказал он. - Я имею в виду, прежде всего, Узбекистан, который в соответствии с январским решением глав государств ЕврАзЭС, был обязан присоединиться к двадцати соглашениям и договорам в первоочередном порядке. К сегодняшнему дню он не присоединился к четырем документам, два из которых касаются безвизовых поездок граждан наших стран и имеют важнейшее значение для Таджикистана и Кыргызстана. Мы до сих пор не можем внятно объяснить нашим народам, чем вызван этот жесткий визовый режим, и, тем более, сейчас нам невозможно будет убедить наши народы в правильности предоставления Узбекистану такого особого положения в Сообществе".

Таким образом, Эмомали Рахмонов косвенно винит в предоставлении особого положения Узбекистану… Россию. Мол, не будь благословения из Кремля, не стал бы официальный Ташкент упорствовать в вопросе смягчения пограничного режима с Таджикистаном и Кыргызстаном.

В данной связи необходимо несколько прояснить позицию России по отношению к Узбекистану, стране, вернувшейся в лоно СНГ после многих лет проамериканского курса. Дело даже не в том, что вернувшийся в альма-матер заблудившийся отрок дороже тех, кто из родного дома не уходил. Россия все больше становится прагматичной, и, выше ставит свои экономические интересы, нежели политические.

Свидетельство тому - попытки Кремля наладить рыночные отношения с бывшими советскими республиками по вопросу оплаты российского газа.

С этой точки зрения и можно объяснить некоторое охлаждение со стороны Москвы к Душанбе и Бишкеку. Приоритеты в СНГ, ЕврАзЭС, ШОС и других региональных объединениях понятны: Казахстан и Узбекистан.

С одной стороны, на саммит большой восьмерки приглашают из центральноазиатских лидеров одного лишь Нурсултана Назарбаева, тем самым, давая понять, каким весом обладает Казахстан не только в регионе, но и на международной арене.

С другой стороны, Узбекистан с тех пор, как стал членом ЕврАзЭС, ведет себя по отношению к региональным соседям еще более жестко, чем раньше. Обоюдная с Таджикистаном "охота на ведьм" летом 2006 года свидетельствует, что официальный Ташкент получил статус "эркатоя" (буквально, "младшего брата", которому все позволено - прим. А.А.) в Содружестве.

Слова Рахмонова о том, что необходимо в кратчайшие сроки предпринять конкретные действия по завершению формирования договорной базы таможенного союза и согласованию позиций по вступлению стран в ВТО, могут остаться гласом вопиющего в пустыне. На санкт-петербургском саммите "восьмерки" США так и не договорились с Россией об условиях вступления в ВТО России. Так как перспектива вступления в ВТО откладывается, Путину нет никакого интереса форсировать процесс, о котором говорил Рахмонов.

В последние дни много говорили о том, что Грузия отзывает свою подпись под двусторонним соглашением по ВТО с Россией. Серьезным аналитикам даже не стоит себя утруждать себя этим вопросом. Скорее всего, действия Тбилиси спровоцированы официальным Вашингтоном, чтобы Буш мог сохранить лицо, и получил необходимый шанс затянуть процесс интеграции России в ВТО. Мол, Саакашвили против, поэтому и спрос с США никакой. Понятно, что, только урегулировав отношения с Бушем-младшим, Россия вправе получить автоматическое "добро" и из Тбилиси.

Промышленно-сырьевые потенциалы Казахстана и Узбекистана несравнимы с возможностями Таджикистана и Кыргызстана. И потому надеяться на то, что "особое положение" двух первых стран может быть подвергнуто сомнению со стороны Москвы, по крайней мере, наивно.

По приблизительным оценкам, таджикские гастарбайтеры отправляют на родину ежегодно до 1,2 миллиарда долларов, заработанных в России, которые значительно оживляют деловую активность в Таджикистане.

Узбекские экономические мигранты отправляют в Узбекистан не меньшие суммы, однако, к сожалению, фактором роста деловой активности они не являются. У Ташкента много других ресурсов, тогда как Таджикистан в них весьма ограничен.

Все это вместе взятое еще более усложняет узбекско-таджикские отношения, которые летом нынешнего года проходят очередной экзамен.

Взаимная подозрительность, вызванная процессами над тремя "узбекскими шпионами" в Таджикистане, такими же действиями узбекских властей в отношении "таджикских шпионов", неторопливость официального Ташкента в деле разминирования своих границ с Таджикистаном и Кыргызстаном…

Таджикистан предложил вернуться на родину 50 узбекским студентам для оформления документов, необходимых для нахождения на таджикской территории, Узбекистан выступает против важнейших инвестиционных проектов Таджикистана - увеличения мощностей Таджикского алюминиевого завода и строительства Рогунской ГЭС.

На фоне столь недружественных акций примечательны интервью информационного агентства "Азия-Плюс", взятые у таджикских экспертов.

Так, журналист Раджаби Мирзо утверждает, что "отношения между Узбекистаном и Таджикистаном могут остаться такими же, если не вмешается Россия. Москва наверняка вмешается, это в первую очередь в ее интересах. Потому что у Таджикистана сегодня появились партнеры в лице Ирана, Афганистана, Пакистана. Россия не захочет терять Таджикистан, как геополитического партнера и своего влияния в регионе".

Эксперт прав в том смысле, что Россия не захочет терять Таджикистан как геополитического партнера, обеспечивающего выход на те же Иран, Афганистан и Пакистан. Этот регион становится для Москвы все более интересным в плане расширения Шанхайской организации сотрудничества, способной со временем стать глобальным противовесом НАТО и США.

Мысль о том, что Узбекистану предоставлено особое положение в СНГ, поддерживает и политолог Рустам Хайдаров, подчеркнувший, что "как только Россия начала оказывать мощную политическую поддержку Узбекистану, так сразу же Ташкент начал оказывать давление на нашу страну. И это явно выразилось в попытках блокирования строительства Рогунской ГЭС. Проще говоря, Россия просто "кинула" своего, так называемого, стратегического партнера - Таджикистан. В противном случае, у Узбекистана не хватило бы духа открыто враждовать с нашей республикой. Теперь это может проявиться во всех сферах наших отношений".

Не может не вызывать беспокойства следующее заключение Хайдарова, а именно "в этой ситуации Таджикистан должен перейти в другую геополитическую орбиту и наращивать сотрудничество с США И НАТО, заручиться их политической поддержкой. Это единственный шанс для Таджикистана, иначе страна проиграет игру на геополитическом поле ЦА".

В сложившихся условиях нельзя верить в то, что узбекско-таджикские отношения урегулируются сами собой в процессе более тесной интеграции Узбекистана в ЕврАзЭС. В природе ничего само собой не происходит. России не стоит надеяться на чудо и радоваться усилившемуся влиянию в Центральной Азии.

По большому счету, переориентация Узбекистана на Москву не есть заслуга последней, а скорее просчеты во внешнеполитической доктрине США. Россия просто воспользовалась удобным моментом, чтобы вернуть Ташкент в свой вектор влияния.

А как будут развиваться в дальнейшем отношения Узбекистана и Таджикистана, сегодня зависит от России. Ее умения мыслить и тактически, и стратегически.

Как говорится, большому кораблю - большое плавание…




Визит президента Ирана Махмуда Ахмадинежада в Ашхабад и Душанбе

27.07.2006. Евразийский дом

Андрей Грозин

Визит президента Ирана Махмуда Ахмадинежада в Туркмению и Таджикистан, продолжавшийся целых четыре дня, следует рассматривать в рамках общей политики, которая формируется действующим лидером иранского государства.

Ядерная программа Ирана по-прежнему стоит в повестке дня. Из-за ливано-израильского конфликта эта проблема ушла в тень, но это временно. Недавние слова госсекретаря США Кондолизы Райс о необходимости оказания жесткого давления на Иран подтверждают это.

Иными словами, ситуация в Иране, как и прежде, занимает умы американских чиновников и политиков. Все это говорит о том, что возможность серьезного давления на Иран, вплоть до силовых действий, не снята с повестки в Администрации президента США.

В этих условия вполне логично и естественно стремление Ирана расширить собственное поле внешнеполитического влияния. Жесткая политика США грозит Ирану превращением в страну-изгоя. Не допустить этого можно за счет распространения своего влияния в сопредельные страны. Отсюда такой большой интерес Ирана к своим соседям – Туркмении и Таджикистану.

Надо сказать, что Туркменистан всегда поддерживал ровные отношения с Ираном. Если при общении с Азербайджаном и Турцией Ашхабад шарахался от близких отношений до напряженных, то с Ираном такого никогда не наблюдалось – ни при прежнем президенте, ни при нынешнем.

Иран всегда занимал определенную нишу в экономике Туркмении. Она, конечно, меньше по своей значимости, чем у России или Турции, но зато стабильна. Правда, по степени инвестиционной привлекательности Иран для Туркмении уступает тому же «Газпрому» и даже Украине, несмотря на наличие долгов в оплате поставок газа. Все-таки оплата Украиной поставляемого из Туркмении газа превосходит доходы, получаемые от сотрудничества с Ираном.

Что касается Таджикистана, то здесь помимо фактора расширения внешнеполитического влияния Ирана в Средней Азии, следует учитывать существование исторического и этнического родства двух стран. Среди всех постсоветских республик Средней Азии Таджикистан находился несколько в стороне по отношению к тюркским государствам.

Тегеран всегда рассматривался Душанбе как серьезный партнер.  Не стоит забывать о том, что, несмотря на значительный вклад России, Иран также способствовал завершению гражданской войны на территории Таджикистана. В начале 1990-х годов часть таджикской интеллигенции видела в Иране модель будущего развития собственной страны.  Фактор исторического, культурного и этнического родства имеет значение и в настоящее время.

При этом я бы не стал говорить, что участие в переговорах наряду с лидерами Таджикистана и Ирана президента Афганистана является прообразом создания тройственного союза фарсиязычных государств. Это крайне отдаленная перспектива, поскольку власть в Афганистане сейчас не самостоятельна, и она не способна к реализации столь масштабных геополитических проектов.

То же самое можно сказать о Таджикистане. Инициировав создание фарсиязычного союза и вступив в него, Душанбе утратит многие преимущества, получаемые благодаря многовекторной политике. Таджикистан может лишиться финансовых вливаний из России, США и Китая. Однополюсная ориентация дезавуирует положительные моменты нынешней внешней политики Таджикистана.

Кроме того, активное давление США на Иран неминуемо затронет и его партнеров, а тем более союзников. Тем более на фоне улучшения отношений Таджикистана и США за последние два года.

Таким образом, говорить о создании фарсиязычного союза трех государств преждевременно. Это подтверждают и итоги визита иранского президента. В общем, каждая сторона осталась при своем, достигнув собственных целей.  Иран приложил усилия к расширению своего влияния на соседей. Туркменистан попытался продолжить решение проблем, связанных с необходимостью развития сети газопроводов. Таджикистан накануне президентских выборов в ноябре нынешнего года показал, что лидер страны Э. Рахмонов и сама страна являются крупными игроками, способными вести переговоры по важнейшим политическим проблемам.

Кроме того, сделаны заявления по инвестиционному участию в проекте строительства Анзобского тоннеля в Таджикистане и расширения газопроводной сети с Туркменией.

Для России все эти решения не представляют опасности. Дело в том, что существующие возможности Ирана в этих государствах не идут ни в какое сравнение с ролью России. Только по объему прокачки газа по системе «Средняя Азия-Центр» Россия на порядок превосходит Иран. Влияние Москвы в области безопасности также несопоставимо с возможностями Тегерана. Я думаю, что Иран не сможет заменить собой Россию, тем более вытеснить ее из Центральной Азии, как это могут сделать США.




Арийский саммит

27.07.2006. Asia-Plus

Назарали Пирназаров

В Душанбе прошел первый саммит президентов трех персоязычных стран – Таджикистана, Ирана и Афганистана. Э. Рахмонов, М. Ахмадинежад и Х. Карзай встретились, чтобы обсудить региональные и мировые проблемы. А заодно договориться о более тесном сотрудничестве.

Иран – новый стратегический партнер?

Первым в таджикскую столицу 25 июля прибыл президент Ирана Махмуд Ахмадинежад. Сразу же после возложения цветов к мемориальному комплексу Исмоили Сомони иранский лидер встретился с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоновым. Вместо запланированного часа встреча президентов продолжалась около двух часов. Журналисты сразу начали высказывать догадки: "Президент Рахмонов впервые выступает в роли посредника в диалоге мирового сообщества с Ираном! Ведь накануне у него были встречи с шефом Пентагона Рамсфелдом и президентом России Путиным – они наверняка просили его об этом…". Была ли у таджикского лидера какая-то посредническая миссия или нет, неизвестно. Но официально было объявлено, что в ходе переговоров в Душанбе стороны подписали 6 совместных документов. В их числе - Совместное заявление по развитию двустороннего сотрудничества, Меморандумы по сотрудничеству в области юстиции, труда и социальной защиты населения, о зонах свободной торговли, а также Программа сотрудничества в области туризма на 2006-2009 годы и Соглашение о льготной торговле.

Выступая после подписания документов перед журналистами, Э. Рахмонов подчеркнул, что отношения между двумя странами имеют исторические корни, а с обретением РТ независимости Иран является ее стратегическим партнером. Он сообщил, что его иранский коллега подтвердил намерение построить под перевалом Чормагзак тоннель протяженностью 4,2 км и стоимостью $60 млн. параллельно со строительством Сангтудинской ГЭС-2. В свою очередь, М. Ахмадинежад, сообщил журналистам о совместной идее президентов открыть новый персоязычный телеканал, передачи которого будут транслироваться на территории Таджикистана, Ирана и Афганистана. "Иран также готов предоставить квоты 100 таджикским студентам для обучения в своих высших учебных заведениях по добыче нефти и газа", - заключил М. Ахмадинежад.

Главы государств отметили, что ситуация в регионе и мире создает неплохие предпосылки для укрепления разностороннего сотрудничества трех персоязычных стран - Таджикистана, Ирана и Афганистана. Была отмечена важная роль будущей автомобильной дороги от Нижнего Пянджа через территорию Афганистана до иранского Мешхеда. Собеседники также обменялись мнениями по вопросам иранской ядерной программы. Э. Рахмонов подчеркнул важность сотрудничества Ирана с МАГАТЭ и выразил уверенность, что все возникающие вопросы будут решаться в рамках МАГАТЭ без предварительных условий.

Сразу после переговоров президент Ирана встретился с представителями таджикской интеллигенции в Академическом театре оперы и балета. Он начал свое выступление с бессмертных строчек Рудаки "Буи чуи Мулиен…". Зал встретил эти слова овациями…

Тоннель "Истиклол"

На следующее утро президенты на вертолете вылетели на перевал Анзоб для участия в открытии тоннеля. Хотя, строго говоря, пока тоннель не открывается и в эксплуатацию не вводится. Для полного завершения работ здесь, по разным оценкам, требуется еще от одного года до двух лет. Так что лидеры Таджикистана и Ирана участвовали не в открытии тоннеля, а в церемонии "завершения основных работ" на этом объекте. Впрочем, это обстоятельство нисколько не убавило оптимизма присутствующих.

Торжественная церемония началась с открытия южного портала тоннеля. Здесь красную ленточку перерезал премьер-министр страны Акил Акилов. Завершив церемонию, высокие гости расселись по машинам и кавалькада автомобилей двинулась в черный зев тоннеля.

Похоже, это был действительно адский труд – прорубить 5-километровую "дырку" в скальной породе на высоте 2650 метров над уровнем моря. Ожидается, что тоннель сможет пропускать до 5 тыс. автомобилей в сутки. Пока же по нему медленно, буквально на ощупь двигаются несколько десятков микроавтобусов с членами правительства, учеными, представителями творческой интеллигенции, журналистами. Объект имеет пока мало презентабельный вид. Часть его уже забетонирована, другая – ждет своего часа. Кое-где с потолка струями хлещет вода. Но вот тоннель позади, автомобили вырываются на яркий солнечный свет. Это уже Айнинский район Согдийской области.

Президенты Таджикистана и Ирана прилетели сразу сюда - к северной части тоннеля. Открывая церемонию, Э. Рахмонов подчеркнул стратегическое значение Анзобского тоннеля для развития страны. "Этот день будет вписан в историческую летопись Таджикистана, - сказал он. - Тоннель имеет огромное значение для социально-экономического развития республики и выхода страны из транспортного тупика". Глава таджикского государства выразил благодарность народу и правительству Ирана, лично президенту М. Ахмадинежаду за оказанную помощь, назвав при этом своего иранского коллегу "дорогим братом". "Таджикистан скоро превратится в транзитную страну, и дороги РТ позволят возродить Великий шелковый путь", - сказал Э. Рахмонов. Он сообщил, что уже 15 августа состоится церемония начала строительства тоннеля Шахристан, а сама автодорога Душанбе-Худжанд-Чанак после реконструкции будет сдана к концу 2008 года. Третий тоннель - под перевалом Чормагзак – по словам президента, после завершения Анзобского тоннеля будет строить та же иранская компания "Собир-Интернешнл". Кстати, Э. Рахмонов предложил дать тоннелю название "Истиклол" ("Независимость") - в честь независимости Таджикистана. Других предложений не поступило.

Президент М. Ахмадинежад, в свою очередь, отметил, что "развитие Таджикистана – это развитие Ирана". "Сотрудничество наших стран не направлено против другой нации или страны. Наши усилия направлены на развитие региона", - заявил он.

После завершения торжественной части руководители Согда пригласили высоких гостей за праздничный дастархан и предложили посмотреть большую концертную программу. Говорят, артисты три дня репетировали здесь, в горах, свои номера. Но, к их разочарованию, президенты сразу заспешили в обратную дорогу. Им еще предстояло встретиться в Душанбе с руководителем Афганистана – Хамидом Карзаем.

Переводчики не понадобились

Афганский лидер прибыл в столицу Таджикистана в 16:30. Через час начались переговоры президентов трех стран. Полтора часа лидеры общались в узком составе, затем продолжили переговоры с членами своих команд. Переводчики никому не понадобились – все говорили на своем родном таджикском-фарси. По итогам встречи Э. Рахмонова, М. Ахмадинежада и Х. Карзая было подписано пять документов. В частности, был принят Устав межправительственного координационного Совета по международным транспортным коридорам в рамках трех государств. По словам президента Таджикистана, документ предполагает, что в течение последующих двух месяцев будет создана комиссия, которая будет заниматься решением вопросов в этой сфере. Ее первое заседание пройдет осенью текущего года в Кабуле. Сами президенты будут собираться раз в год в столице одной из трех стран.

На пресс-конференции по итогам встречи иранский лидер отметил, что новый общий телеканал на персидском языке, о создании которого было заявлено на Душанбинском саммите, будет пропагандировать культуру и традиции народов этих стран. По его словам, вопрос о месторасположении и финансировании нового телевидения будет решен в ходе дальнейших консультаций.

"Некоторые силы выступают против сотрудничества наших стран и поэтому нам необходимо укреплять отношения", - сказал иранский лидер. На пресс-конференции выяснилось, что в этот вечер, находясь в Душанбе, президент Ирана имел телефонный разговор с президентом России Путиным. Отвечая на вопрос "АП" о теме состоявшейся беседы, иранский лидер был краток: "Обсуждались международные проблемы".

Об этих проблемах глава Ирана рассказывал журналистам в течение 30 минут, когда из зала уже удалились президенты РТ и Афганистана. "Некоторые страны хотят показать себя сильными с помощью своего оружия. Они провоцируют войны, которые несут смерть. Но сколько бы эти страны не вели войну, они не утоляют свой аппетит", - заявил он, говоря о ситуации на Ближнем Востоке. "Если не решить там проблемы своевременно, то начнется межнациональная бойня", - считает лидер Ирана. "Когда кто-то говорит, что Иран поддерживает движение "Хезболлах" - это клевета, которой США хотят скрыть свои неудачи, - отметил М. Ахмадинеджад. – Америка ведет свою политику с помощью денег, обмана и коварства". По его словам, США хотят изменить географическую карту Ближнего Востока. Говоря о возможном нападении на Иран, М. Ахмадинеджад сказал: "Они знают нашу страну и наш народ. Пусть хорошо подумают. Иран - сильная страна и сможет защитить себя и свои интересы".



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ