Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №166(01.04.2007)
<< Список номеров
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Очередной виток диалога

19 – 26.03.2007. БР. Белорусы и рынок

Павлюк Быковский

Год спустя после мартовских протестов против не признанных мировым сообществом президентских выборов вновь возникла идея проведения диалога белорусских властей и оппозиции при посредничестве Запада. Тем не менее белорусский вопрос может выпасть из повестки дня мировой политики.

Год назад такое казалось невозможным. Дракон не был повержен, но возникло впечатление, что появился Ланцелот, он наберется сил и вот-вот даст главный бой. Западный сосед ввел санкции против Дракона и старался ободрить Ланцелота. Но тут восточный сосед отказал Дракону в поддержке, а на Западе родилась идея о его приручении. Тем временем Ланцелот распался на ланцелотиков, они между собой рассорились и оказалось, что давать бой Дракону некому.

Белорусский политический режим был несокрушим при российской экономической поддержке. Сейчас Кремль по каким-то своим соображениям объявил о прекращении такой геополитической благотворительности. Однако явная слабость Александра Лукашенко неожиданно поставила его в сильную позицию. С режимом, который стал смертным (не путать с "оказался при смерти"!), появилась возможность торговаться. У него вследствие образования уязвимых мест возникла мотивация обмениваться уступками, а сам факт включения в диалог с Европой практически гарантирует от ударов ниже пояса — так с партнером по переговорам сейчас поступать не принято.

Вместе с тем, если судить по началу "диалогов общественно-политических сил Беларуси", то современная белорусская политика эволюционирует по спирали: ущемление свободы — протесты — объявление диалога — разработка рекомендаций. Потом все повторяется, но на другом уровне.

Однако ни спираль, ни круг — ничего на самом деле не предопределено для развития белорусской или какой-то другой политической системы. Скорее, здесь мы видим проявление законов Ньютона: наша страна имеет вполне определенный политический вектор развития, а значит, обладает инерцией. Противоположные внешние импульсы взаимодействуют между собой и в некоторых случаях заставляют колебаться "генеральную линию партии". Но и она не предопределена.

В этом году во многих кругах принято верить, что импульсы Кремля действительно поменяли плюс на минус, и забывать об инерции. Это создает впечатление, что наш государственный корабль вынужден идти на всех парусах к Европе.

Однако лучше ничего не забывать. Да, внешние обстоятельства в чем-то изменились, но внутренние остались неизменными. Более того, режим продвинулся дальше в своем излюбленном направлении, а его оппоненты вновь отступили. И не важно, что после подчинения Федерации профсоюзов и почти полного разгрома независимого профсоюзного движения Минск чуть-чуть отступил и по требованию Еврокомиссии, а также МОТ вернул Белорусскому конгрессу демократических профсоюзов место с правом голоса в Национальном совете по трудовым и социальным вопросам. Вот только что значит этот один голос против всех членов совета?

Есть притча про Солнце и Ветер, которые поспорили, кто из них сильнее. Победу решили отдать тому, кто быстрее разденет одинокого путника, бредущего по пустыне в длинном плаще. Подул Ветер в четверть силы. Путник взялся руками за плащ, держит его и продолжает путь. Тогда Ветер подул в полсилы. Путник закутался в плащ, наклонился против ветра и продолжил путь. Тогда Ветер начал дуть в полную силу. Зашатался путник, застегнул свой плащ на все пуговицы, завязал его поясом и продолжил путь. Выдохся Ветер. Развеялись тучи. Засветило Солнце — невыносимо жарко. Не выдержал путник, развязал пояс на плаще, расстегнул пуговицы и снял плащ.

Когда в ноябре прошлого года ЕС выдвинул Беларуси вполне конкретные предложения об условиях улучшения взаимоотношений (говорят, что это прямое последствие "плошчы"), могло сложиться впечатление, что Европа выбрала "солнечную" тактику. Вот только запоры белорусских узилищ не открылись и всех политзаключенных на свободу не выпустили — лишь тех, кто отсидел или "стал на путь исправления" и подпал под разные смягчающие обстоятельства.

То есть суть режима ни на гран не изменилась, и одно из первейших и главнейших условий Европы до сих пор не исполнено. Более того, Минск упорствует в непризнании факта наличия политзаключенных.

Но слабость и разъединенность оппозиции дает возможность правящему режиму перейти к имитации либерально-демократической политической системы. Поскольку после раскола оппозиционной коалиции у белорусских властей не окажется какого-то определенного партнера для диалога внутри страны, то можно выбрать удобного партнера и прийти при посредничестве Запада (или без оного) к какой-то заранее определенной цели, например введению института уполномоченного по правам человека (омбудсмена).

С этого момента может начаться бесконечный путь к демократизации Беларуси, проследить который западным политикам будет трудно — они периодически проигрывают на выборах и каждые 4-5 лет вынуждены друг другу передавать дела. К тому же мы мало интересны сами по себе, и если острый раздражитель пропадает, о нас легко забыть...

А острый раздражитель несложно убрать: и без репрессивных мер правящий режим будет доминировать на отечественной политической сцене и медиапространстве, ведь в качестве позитивных перемен однозначно будет засчитан простой отказ от негативного стимула. Равные условия конкуренции, не говоря о поддержке развития гражданского общества, могут стать предметом последующих бесконечных диалогов-переговоров.

Все сказанное совершенно неромантично и не похоже на настроения марта 2006 г., но вполне может стать реальностью в соответствии с законами Ньютона в приложении к современной белорусской реальности. Ведь политическая оппозиция практически не учитывается в балансе сил.

Дракону ни диалог, ни посредничество ланцелотиков не нужны. Ланцелоту также чужды подобные ценности — они не предусмотрены канонами сказок и рыцарских романов. А вот с ланцелотиками все сложнее — врагов они выбирают по своему масштабу, и Дракон им не по зубам.

Было удивительно, как долго после президентских выборов сохранился статус лидера оппозиции у бывшего единого кандидата от демократических сил. На конгрессе в 2005 г. ему дали весьма высокий кредит доверия, в ходе избирательной кампании его статус "единого" был признан белорусской элитой, но в "мирное время", после президентских и местных выборов, Александр Милинкевич почти все потерял.

Сейчас в оппозиционных кругах идут сложные процессы размежеваний, основания новых центров единения и прочей политической суеты, конкретный продукт которых если и возникнет, то его "рыночную" стоимость определить будет сложно: без реальной борьбы за власть политический потенциал стремится к нулю.

Только очередной виток диалога, в который, судя по всему, вот-вот попадет Беларусь политическая, может оказаться особенным. Не исключено, что под шумок правящий режим наденет маску ученика западных учителей демократии. Уже сегодня контролируемые государством телеканалы конкурируют между собой за зрителя. Завтра из запасников могут достать лояльные политические партии и даже создать потешную оппозицию. Или она уже существует?

Подделать невозможно лишь стихийные протесты, такие, как возникший год назад на Октябрьской площади палаточный городок. Возможно, именно благодаря ему кто-то на Западе в прошлом году поверил в реальность стремления белорусов к демократии.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ