Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №166(01.04.2007)
<< Список номеров
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Не мытьем, так катаньем

Рудольф Матвеев

Именно таким способом решили «дожимать» Россию западники, чтобы добиться от нее уступок в деле приднестровского урегулирования. И эксперты по проблемам «непризнанных» государств не ошиблись, когда утверждали, что США, Евросоюз и Молдова не оставят своих попыток навязать России и Приднестровью их вариант урегулирования до того, как будет решен вопрос Косово.

Видимо, западники понимают, что как бы не уверяли в своеобразности и особенности косовской проблемы, предоставление фактической независимости Косово, в любом случае, создаст прецедент для других «горячих» точек. Выступая недавно в Государственной Думе Федерального Собрания России, министр иностранных дел РФ С.Лавров отметил, что прецедент создается тем, что независимость получает не составная часть бывшего государства, как это произошло с Чехословакией, СССР, СФРЮ, а регион внутри союзной республики, причем в одностороннем порядке, а не на основе самоопределения и принципов Хельсинкского заключительного акта, предполагающего согласие всех сторон.

Представляется, что если таковое произойдет, то Приднестровье, а также Абхазия и Южная Осетия получат весьма веский аргумент для отстаивания заявленной ими позиции о праве на самоопределение и международное признание.

Ярким свидетельством продолжения Вашингтоном, Брюсселем и Кишиневом политики давления на Москву и Тирасполь в приднестровском вопросе с использованием откровенной демагогии и передергиванием фактов стало заседание Постоянного совета ОБСЕ в Вене 8 марта с.г.

Для начала делегации США, ЕС, РМ выразили сожаление по поводу того, что переговоры в формате «5+2» не ведутся уже год, но, как всегда, виновником этого они сделали Приднестровье, «подзабыв», видимо, что в конце февраля 2006 года именно молдавская делегация сорвала их, демонстративно покинув заседание Постоянного совещания участников переговорного процесса по приднестровскому урегулированию.

Глава миссии ОБСЕ в Молдове Л.О'Нил, приветствуя заявление молдаван о готовности немедленно сесть за стол переговоров, тут же попенял приднестровцам за то, что они якобы от полноформатной встречи в рамках «5+2» отказываются. Господин О’Нил опять «подзабыл», что Тирасполь уже неоднократно подтверждал свою позицию о необходимости продолжения переговоров и предлагал убрать возникшую на их пути преграду – введение Молдовой ограничительных мер относительно внешнеэкономической деятельности Приднестровья. Россия, насколько мы знаем, поддерживает эту точку зрения, считая, что решение так называемой «транспортной» проблемы поможет возобновить переговорный процесс. Незадолго до встречи переговорщиков в Вене (за исключением, естественно, представителей Приднестровья) Кишинев продлил временную регистрацию приднестровских экспортно-импортных предприятий, что предоставляет определенные преференции при осуществлении ими внешнеторговых операций. Запад оценил акцию положительно. Думается, что и Москва к этому отнеслась с пониманием. Однако известно, что в Молдове часто меняют принятые ранее решения и взятые на себя обязательства, поэтому вполне логичным выглядит предложение о подписании соответствующего документа, гарантирующего Приднестровью, по крайней мере, ныне существующего погранично-таможенного режима на приднестровском участке молдавско-украинской границы и на достаточно длительный период. Выходит, что дело опять за Молдовой и ее покровителями.

В своем докладе на заседании Постоянного совета ОБСЕ глава миссии этой организации в Кишиневе упомянул о неких двух важных темах, которые Молдова предложила на обсуждение следующего раунда переговоров. К сожалению, г-н О’Нил не раскрыл, в чем заключается смысл этих предложений. Если же полагаться на сообщения СМИ, то, скорее всего, речь идет о новом документе, подготовленном Кишиневом в качестве основы для дискуссий о будущем статусе Приднестровья. Можно предположить, что представитель ОБСЕ не стал прояснять их суть, поскольку молдавская сторона передала документ для изучения России, Украине, ОБСЕ, США и ЕС в «конфиденциальном» порядке.

Молдова, передавая посредникам и наблюдателям свои новые предложения,  рассчитывала, что найдет у них одобрение и поддержку, и эти надежды оправдались. Правда, трудно представить, почему в Кишиневе надеялись на такую же реакцию в Москве, т.к. документ, получивший название «Пакт о принципах и гарантиях приднестровского урегулирования», не содержит в себе ничего принципиально нового по сравнению с Законом об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья), принятого парламентом Молдовы 22 июля 2005 г.

Вообще надо сказать, что Кишиневу в последние годы очень нравится слово «пакт». Почти все молдавские проекты документов об урегулировании, начиная с известного воронинского Пакта стабильности и безопасности для Республики Молдова от 1 июня 2004 г., называются, как правило, ни соглашениями, ни меморандумами, а пактами. Возможно, в этом есть какой-то смысл, например, предоставить возможность подписания этого документа не только участникам переговоров, но и привлеченным к ним наблюдателям – США и ЕС.

Так что и названием нового документа молдаване также не кого не удивили. А по существу, в нем по-прежнему предлагается решать приднестровский вопрос в рамках унитарного государства на основе упомянутого внутреннего закона об основных положениях статуса Приднестровья. Интересно, что пакт не предусматривает никакого переходного периода в процессе урегулирования. Приднестровье, хотя и непризнанное государство, но государство де-факто, что не отрицали даже так полюбившиеся Кишиневу американские адвокаты из Нью-Йорка.  В Приднестровской Молдавской Республике есть свой Основной закон, есть достаточно проработанное и демократическое законодательство, функционируют все ветви власти, экономика, образовательная система, социальная сфера и т.д., причем функционируют на различной и отличной от молдавской правовой основе. Поэтому и это обстоятельство заставляет усомниться в жизнеспособности «нового» плана Молдовы по решению приднестровской проблемы.

Кроме того, как отметил мининдел ПМР В.Лицкай, из молдавского документа следует, что «окончательное политическое урегулирование приднестровской проблемы» и «восстановление суверенитета и территориальной целостности РМ» являются… равнозначными целями переговоров. Тем самым производится подмена целей переговоров». В ряде документов, подписанных участниками переговоров (Молдова, Приднестровье, Россия, Украина и ОБСЕ), говорится, что главной целью «Постоянного совещания по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию» является подготовка предложений по выработке итогового документа об окончательном и всеобъемлющем урегулировании отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем. Постоянное совещание и есть на сегодня тот институт, в рамках которого непосредственно ведутся поиски приемлемой для сторон формулы приднестровского урегулирования.

Хотелось бы отметить еще один аспект, связанный с будущими возможными переговорами по урегулированию. С тех пор, как США и ЕС, поддержавшие план «Ющенко» и закон Молдовы от 22 июля 2005 г., по сути, увели переговоры от их главной цели – определения статуса Приднестровья и подменили ее обсуждением вопросов о демилитаризации, демократизации региона и т.п., решение приднестровской проблемы не сдвинулось ни на шаг. Понимая это, американцы и еэсовцы уже готовы были вернуться к обсуждению и разработке юридического статуса Приднестровья в составе Республики Молдова. Но, когда стало ясно, что в Москве с пессимизмом отнеслись к последней молдавской инициативе и не проявили готовности навязать ее Тирасполю в качестве «одобренного международным сообществом» документа по урегулированию, западниками вновь во главу угла была поставлена все та же демократизация и все та же демилитаризация. На этом, как приоритетных направлениях переговоров в формате «5+2», настаивали делегации США, ЕС, РМ и Украины в ходе заседания Постсовета ОБСЕ в Вене 8 марта с.г.

И американцы не были бы американцами, если бы с упорством, достойным лучшего применения, они в который уже раз не подняли тему возобновления вывода российских войск, вывоза военного оборудования и боеприпасов из приднестровского региона. Мол, Москва, тем самым доказала бы, что намерена выполнять свое политическое обязательство о содействии урегулированию приднестровского конфликта.  Вроде Россия сейчас как бы не вполне этому урегулированию содействует. Все это похоже на шантаж, если не на мелкую провокацию, как и требования о проведении мониторинга военно-промышленных предприятий Приднестровья и обеспечении доступа международных инспекторов к складам боеприпасов в Колбасне. К тому же вывод войск и вывоз вооружений и боеприпасов это - два самостоятельных вопроса. Оставшиеся российские военные в количестве чуть более 1200 человек, во-первых, несут службу по охране складов с боеприпасами Оперативной группы российских войск (ОГРВ) и, во-вторых, входят в состав Совместных миротворческих сил Молдовы, Приднестровья и России, обеспечивающих в зоне безопасности стабильность и предупреждение ситуаций, могущих повлечь за собой силовое противоборство. 

Как заявляли представители Минобороны России, в настоящее время не представляется возможным вывести из Приднестровья военных, охраняющих склады с оружием и боеприпасами, являющимися российской собственностью.  Общеизвестен факт, что вывоз российского военного имущества активно осуществлялся именно тогда, когда стороны конфликта – Молдова и Приднестровье вели конкретную работу по созданию правового поля для будущего воссоединения, работали над новой Конституцией их общего будущего государства, даже были готовы к подписанию документа, который мог бы положить конец противостоянию между Кишиневом и Тирасполем и решить, наконец, злополучную приднестровскую проблему на благо как молдаван, так и приднестровцев. Ан нет, Вашингтон усмотрел в этом угрозу его интересам, ибо при этом сохранялось российское военное присутствие в регионе, и, следовательно, возникали потенциальные трудности на пути продвижения и закрепления США в этой части постсоветского пространства.  Чего американцы никак не могли допустить. На президента РМ В.Воронина был оказан беспрецедентный нажим, и он, как известно, отказался от подписания уже согласованного сторонами документа по окончательному урегулированию отношений между ними. А сегодня Вашингтон и иже с ним ищут «виновных» в том, что приднестровский вопрос до сих пор не нашел своего решения. Наш русский баснописец Иван Андреевич Крылов уже давно сказал, что «на зеркало неча пенять, коли рожа крива…».

Что касается миротворцев, то в данном случае Москва выполняет положения соглашения о мирном урегулировании вооруженного конфликта, подписанного между  Россией и Молдовой 21 июля 1992 г., и намерена соблюдать взятые на себя обязательства пока это соглашение остается в силе.

И совсем не случайно глава миссии ОБСЕ в РМ Л.О’Нил, продолжая линию своих предшественников на этом посту (также американских граждан) вновь уверял участников заседания Постсовета в том, что ныне действующий в Молдавии миротворческий механизм, установленный в 1992 году, неэффективен и в очередной раз говорил о «насущной необходимости» его изменения в соответствии с международными стандартами. А Молдова, США, ЕС и Украина подчеркнули, что преобразование миротворческого механизма в многонациональную миссию с международным мандатом станет предпосылкой для достижения прогресса в процессе урегулирования конфликта. Хотя вряд ли найдется пример более успешной операции по поддержанию мира, чем осуществляемая операция в Приднестровье. Другое дело, что нынешний формат ОПМ мешает Западу и Молдове решить приднестровскую проблему в соответствии с их планами. Поэтому они так настойчиво и добиваются ее реформирования и даже вынашивают мысль о подключении к ней «миротворцев» из НАТО, которые так «здорово» проявили себя в деле умиротворения Югославии.

В этой связи нельзя не отметить одно непонятное обстоятельство. Посланники президента В.Воронина в ходе своих визитов в Россию заверяют Москву в приверженности официального Кишинева принципу нейтралитета страны, закрепленному в Конституции Республики Молдова, и этот принцип, насколько мы знаем, упоминается и в проекте нового пакта. А мининдел РМ А.Стратан и ряд деятелей молдавской правой оппозиции, как пишет молдавская пресса, считают необходимым привлечь США и НАТО к решению национальных проблем, заявляя, что без этого альянса сама Молдова не сможет решить приднестровский вопрос и обеспечить свою безопасность. О каком нейтралитете тогда можно будет говорить?

Вот, например, недавнее высказывание А.Стратана из его интервью государственному агентству Молдпрес, в котором он говорит о позиции США по приднестровской проблеме и о стремлении Молдовы подключить к ее решению НАТО.

Министр, в частности, отметил, что позиции США за столом переговоров по приднестровскому урегулированию наиболее близки позициям молдавской делегации. И далее глава молдавского внешнеполитического ведомства подчеркивает: "Повторяю наше желание - видеть НАТО, а также ЕС в качестве полноправных посредников. Считаю, что опыт и ресурсы США существенны в контексте демократизации и демилитаризации приднестровского региона. Нам предстоит еще очень многое сделать, и мы рассчитываем на поддержку США".

Приведем еще одно высказывание, на этот раз видного оппозиционера молдавским властям, бывшего фронтиста, затем социал-демократа, а нынче просто демократа О.Нантоя, который заявил финансируемой Бухарестом кишиневской газете «Флукс», что военного потенциала Молдовы абсолютно недостаточно для обеспечения национальной безопасности в ситуации, когда молдавское государство, находящееся в состоянии нейтралитета, не признано никем.

"В этой ситуации существует только одно логическое решение - Республика Молдова может обеспечить свою национальную безопасность путем вступления в общую систему безопасности. В регионе Европы, где мы находимся, существует только одна такая система - НАТО", - продолжил Нантой, - но если молдаване не проявят гражданское и национальное достоинство, "ни НАТО, ни ЕС не решат приднестровскую проблему".

Еще несколько соображений по поводу демилитаризации Приднестровья. Вообще, надо сказать, что теме демилитаризации, как мы видим, на заседании Постсовета ОБСЕ было уделено много внимания. Глава миссии ОБСЕ в Кишиневе Л.О’Нил в своем докладе похвалил Молдову за то, что она продолжает выполнять в одностороннем порядке программу разоружения, уже уничтожила ракеты для систем залпового огня «Ураган» и 300 тонн «устаревших и опасных» боеприпасов и готовится при содействии Финляндии и миссии ОБСЕ ликвидировать и сами системы.

На днях миссия ОБСЕ в Молдове объявила о новом совместном проекте, согласно которому, Минобороны РМ вскоре приступит к уничтожению еще 11 тысяч снарядов, почти 400 противотанковых ракет и около полумиллиона единиц других боеприпасов.

Безусловно, такие акции можно только приветствовать. И, конечно, в Приднестровье найдется военное имущество, которое можно безболезненно уничтожить.  

Молдавская сторона намерена также сократить численность молдавского военного контингента, входящего в состав Совместных миротворческих сил, заменив 1-й и 3-й пехотные батальоны на отдельные пехотные роты. Сопредседатель Объединенной контрольной комиссии от РМ И.Солоненко сказал, что Молдова, сокращая в одностороннем порядке свой миротворческий контингент, надеется на понимание и адекватные меры со стороны остальных участников миротворческой операции (России, Приднестровья и Украины). Хотя здесь есть один вопрос, который нуждается в уточнении: сейчас в молдавских батальонах, несущих службу в зоне безопасности, насчитывается примерно до 100 военнослужащих в каждом, а отдельные роты по штату должны иметь по 120 человек.

Относительно предложения о сокращении числа миротворцев в зоне безопасности между Молдовой и Приднестровьем можно сказать, что здесь слово за военными экспертами. Если сокращение не отразиться отрицательно на выполнении поставленной перед миротворцами задачи по обеспечению стабильности и безопасности в регионе, что требует соответствующего количества военных и оружия, и предложение Кишинева не преследует каких-то других целей, то эту инициативу тоже можно только приветствовать.

Однако за шумной кампанией по пропаганде молдавских «разоруженческих» акций проглядывает упорное стремление западников и самой Молдовы навязать Приднестровью мониторинг его предприятий военно-промышленного комплекса (речи об инспектировании предприятий ВПК Молдовы не идет), провести проверку расположенных в регионе российских арсеналов, выдавить из ПМР российских военных под любыми предлогами и т.д.

С сожалением приходится констатировать, что  в «атаке» на Россию в ходе заседания Постсовета ОБСЕ самое активное участие принимала молдавская делегация. И это в то время как наблюдается потепление отношений между Россией и Молдовой, инициатором чего выступила Москва. На российский рынок возвращается сельскохозяйственная продукция Молдовы, в ближайшие месяцы будет положительно решена проблема доступа на российский рынок продукции молдавских виноделов, отрегулированы вопросы долгосрочных поставок Молдове российского газа, есть положительные сдвиги в  процедуре оформления в России молдавских трудовых мигрантов и т.д. Готовится визит в Москву молдавской делегации, чтобы отметить 15-летие установления дипломатических отношений между Россией и Молдовой.

И поэтому трудно объяснить последние недружественные демарши Кишинева по отношению к Москве. Даже обычные консульские действия сотрудников российского посольства в Приднестровье и то были преподнесены на заседании Постсовета ОБСЕ в Вене молдавской делегацией, как противоречащие статусу посредника.

То, что Молдова никогда не была надежным партнером России – это доказанный факт. Но прямая конкретная экономическая выгода от сотрудничества с Россией должна все же приниматься молдавским руководством в расчет, или они хотят испытать судьбу еще раз, ведь падение ВВП страны в прошлом году из-за резкого сокращения российско-молдавской торговли довольно ощутимо отразилось на жизни простых молдаван.

Тем не менее, политические верхи в Кишиневе не сделали, как кажется, нужных выводов, а ведь Россия может вообще обойтись без молдавской продукции.

Думается, что очередные «кульбиты» в политике Молдовы по отношению к России в Москве не остались незамеченными. Может быть, господин Стратан даст им какое-то объяснение во время его предстоящего визита в российскую столицу.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ