Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №169(15.05.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Транскаспийский трубопровод. "Похороны" - дело решенное?

14.05.2007. Gazeta.kz

Акрам Асроров

Путин, Назарбаев и Бердымухаммедов фактически убрали из повестки дня вопрос альтернативных поставок углеводородов в Европу.

Нынешний визит российского президента в Казахстан и Туркменистан стал своего рода новой точкой отсчета в вопросе конфигурации трубопроводов из Каспийского региона.

Нужно сказать, что Москва никогда не испытывала особой радости по поводу возможного строительства Транскаспийского трубопровода, по которому, как планировалось, углеводороды потекут в Европу, минуя территорию России.

Скажу больше, российские стратеги ставили перед собой одну-единственную задачу: сделать все возможное, чтобы проект Евросоюза можно было со спокойной душой положить под сукно, желательно, с максимально пролонгированным сроком хранения.

Нелишне будет добавить, что Москва имеет неизмеримо более действенные рычаги воздействия на Астану и Ашхабад, чем США и Евросоюз. Еще во время апрельского визита туркменского президента в Москву, Путин поднял вопрос о Прикаспийском трубопроводе, который справедливо воспринимается Западом как проект, четко и недвусмысленно направленный против Транскаспийской трубы.

Тогда президенты, надо полагать, в большей мере Гурбангулы Бердымухаммедов, не смогли точно определиться с проектом в силу того, что на тот момент это выглядело лишь как предложение России Туркменистану.

Нынешний визит российского лидера оказался не только предметным, но в значительной мере эффективным. Если под эффективностью понимать борьбу Евросоюза и России за контроль над центрально-азиатскими углеводородами.

Не случайно, визит российского президента начался с посещения им Астаны. Казахстан давно воспринимается мировым сообществом и, естественно, Москвой как ключевой союзник России в Центральной Азии. Чтобы приехать в Ашхабад с готовым рецептом от кессонной болезни и предложить целостную схему прокачки природного газа из региона на мировые рынки, Владимир Владимирович должен был держать совет со своим другом и партнером Нурсултаном Абишевичем.

Спустя несколько дней после трехсторонней встречи президентов России, Казахстана и Туркменистана есть очевидный повод сказать, что предварительные переговоры с казахстанской стороной оказались весьма эффективными.

В Ашхабад приехали не только два друга, но и два партнера, способные прагматично мыслить и видеть перспективу. Туркменский президент оценил проект России по Прикаспийскому трубопроводу, так как он заранее прошел казахстанскую экспертизу и учел интересы Астаны по диверсификации поставок нефти и газа на мировой рынок. К тому же сказался и авторитет Назарбаева - политика уравновешенного, уверенного в себе и своих действиях, знающего толк в переговорном процессе.

Особенности проектов

Транскаспийский газопровод должен быть проложен по дну Каспийского моря по маршруту Тенгиз (Казахстан) - Туркменбаши (Туркменистан) - Баку (Азербайджан), и забирая по пути азербайджанский газ, вывести его в Турцию для соединения с практически построенным газопроводом Баку-Тбилиси-Эрзурум.

В то же время Прикаспийский газопровод, как ожидается, будет построен параллельно уже давно эксплуатируемому газопроводу "Средняя Азия-Центр" (САЦ), обойдя Узбекистан, и позволяя транспортировать газ шельфа Туркменистана и Казахстана.

Теперь настал черед более детально остановиться на проблемах, с которыми могут столкнуться страны, вознамерившиеся строить тот или иной газопровод.

Транскаспийский газопровод

Первое. Одно то, что Транскаспийский трубопровод должен пройти по дну Каспийского моря рождает множество проблем, связанных с правовым статусом этого водоема. Фактически без решения этого вопроса, под которым свои подписи должны поставить все государства Каспия, начать проект невозможно. Чтобы добиться согласия той же России или Ирана необходимо приложить максимум усилий с неясной перспективой на положительный ответ.

Второе. Даже в случае решения организационных проблем, связанных с правовым статусом Каспийского моря, есть вероятность появления проблем другого свойства. А именно - экологических проблем, связанных с мониторингом состояния трубы под толщей воды. Конечно, есть положительный опыт "Голубого потока", соединившего российские газовые месторождения с континентальной Турцией, однако гарантировать, что технические проблемы не возникнут позже, нельзя.

Третье. С одной стороны, нет ничего проблематичного в том, что Прикаспийский трубопровод по пути прихватит азербайджанский газ, но в долгосрочной перспективе могут возникнуть проблемы со стороны Баку. С другой стороны, подобные нерешенные вопросы существуют при прокачке казахстанской нефти по "Баку-Тбилиси-Джейхан", и связаны они с тем, что технические параметры казахстанской нефти отличаются от закачиваемой в ту же трубу азербайджанской нефти. Баку хочет получать за свою нефть больше денег, чем Казахстан, ссылаясь на более высокое качество азербайджанского сырья. Такие же проблемы наблюдаются при смешении казахстанской нефти из Тенгиза с российской нефтью, идущей по Каспийскому трубопроводному консорциуму. Газ, конечно, несколько другое сырье, и здесь различать качество не так легко, как с нефтью, но произойти может всякое.

Четвертое. На пути Транскаспийского трубопровода, кроме Казахстана и Туркменистана, есть еще три страны, по территории которых он пройдет. Это - Азербайджан, Грузия и Турция. Естественно, транзитные платежи окажут довольно сильное влияние на конечную цену газа, которая может оказаться неконкурентоспособной. Но даже если решить вопросы транзита и удешевить сырье на том конце трубы в Турции, есть вопросы политических рисков, которые, думается, еще никто всерьез не просчитывал.

Прикаспийский газопровод

Первое. Фактор российского газового монополиста "Газпрома" является в этот проекте решающим. И не столько в перспективе владения контролем над трубой (здесь возможны различные альянсы с участием других российских энергетических компаний), сколько в вопросе имеющихся в наличии у "Газпрома" долгосрочных контрактов по поставкам газа в Европу. Сегодня российская компания является ключевым партнером Запада по поставкам углеводородов, а рынок энергопоставок не очень любит, когда туда приходят другие игроки. Европа согласилась бы с тем, что через Транкаспийский газопровод поставщиком могут стать, к примеру, польские компании, но она никогда не пойдет на радикальную смену партнеров из России.

Второе. По линии САЦ имеется вполне приличная инфраструктура, пригодная для того, чтобы выстроить параллельный трубопровод. Это, безусловно, скажется на цене трубы и сроках окупаемости проекта. В отличие от Транскаспийского трубопровода, где соответствующая инфраструктура находится на той стороне Каспийского моря, в Баку. На примере газопровода "Баку-Тбилиси-Джейхан" можно констатировать: цена проекта довольно сильно влияет на цену поставок.

Третье. Нельзя сбрасывать со счетов еще одно важное обстоятельство. Трубопровод пройдет по территории Казахстана, Туркменистана и России, что само по себе довольно привлекательно. Принимая в расчет динамику развития отношений между странами и возможности "Газпрома" найти потребителей под неограниченные объемы газа, можно сказать, что проблем не должно возникнуть. При этом газопровод столкнется с минимальными рисками как политического, организационного, так и технического характера. Контролировать состояние газопровода на суше намного легче, чем под водой.

Четвертое. Оно вытекает из третьего. В конфигурации Прикаспийского газопровода нет страны (в случае с Транскаспийским проектом - Грузии), которая бы не являлась страной-производителем энергоресурсов. Выгоды Грузии от трубопровода могут лежать не только в плоскости экономической выгоды, но и в плоскости политической конъюнктуры. Данное обстоятельство, принимая во внимание сильную зависимость Грузии от американской внешнеполитической доктрины, нельзя назвать стабилизирующим фактором. Отсюда вытекает, что страны бывшего Союза Казахстан, Россия и Туркменистан могут эффективнее, а главное, с выгодой для себя выстроить стратегию продажи углеводородов, чем конгломерат стран, которые могут оказаться в зоне Транскаспийского проекта.

Точку ставить рано

Когда в заголовке статьи я написал о том, что Транскаспийский трубопровод почти похоронен, то несколько покривил душой. На самом деле трудно ожидать, что Евросоюз откажется от идеи проекта, который должен ослабить зависимость ЕС от России в плане энергопоставок.

Да и американцы очень заинтересованы в том, чтобы Транскаспийский газопровод стал реальностью. А мы прекрасно знаем, на примере того же нефтепровода "Баку-Тбилиси-Джейхан", как США могут реализовывать нужные им проекты и стратегии.

Есть еще одно обстоятельство, способное реанимировать Транскаспийский проект. В случае, если объемы запасов Трукменистана и Казахстана будут наращиваться, то вопрос поставок энергоресурсов по Транскаспийскому трубопроводу снова встанет на повестке дня. Россия не сможет бесконечно долго наращивать пропускную способность своих трубопроводных мощностей.

В любом случае, на сегодняшний день актуальность для Астаны и Ашхабада Транскаспийского газопровода временно потеряла свою актуальность.

Москва своих целей достигла, и сегодня может не беспокоиться за то, что энергоресурсы из ЦА в обозримой перспективе потекут другими маршрутами. Имеются в виду потоки, которые могут стать реальными конкурентами российскому энергетическому влиянию в Европе.

Так как точку ставить рано, придется поставить только запятую. Борьба за углеводороды Каспия только начинается…


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ