Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №169(15.05.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

ТУРКМЕНИСТАН



Россия - Туркмения: новый газовый союз и старые проблемы

27.04.2007. Фонд стратегической культуры

Игорь Томберг

Россия укрепила свои позиции в борьбе за контроль над запасами газа Каспийского региона. В ходе своего первого визита в Москву новый президент Туркменистана Гурбанкули Бердымухамедов гарантировал российскому президенту В. Путину незыблемость контракта с Газпромом, заключенного в 2003 году на период до 2028 г. "В ходе переговоров на высшем уровне рассмотрены ключевые вопросы двусторонних отношений. Главы государств обстоятельно обсудили состояние и перспективы взаимодействия в экономической области, в том числе в приоритетной для обеих стран топливно-энергетической сфере. Была подчеркнута готовность сторон к продолжению активного сотрудничества в газовой отрасли на основе подписанного в 2003 г. долгосрочного межгосударственного соглашения", - говорится в итоговом коммюнике.

В ходе переговоров глав государств основное внимание было уделено сотрудничеству в энергетике. Для России самое важное - сохранение поставок туркменского газа и предотвращении переориентации Туркменистаном своего газового экспорта на рынок Европы в обход российских газопроводов.

Прежде всего, стоит задача убедить Ашхабад не участвовать в инициируемом США проекте Транскаспийского газопровода. Этот проект предполагает строительство по дну Каспия газопровода пропускной способностью 30 млрд. куб. м в год. Сырье из него могло бы поступать в газопровод Баку - Тбилиси - Эрзерум (начал работу в 2006 г.) и далее в Европу через трубопровод Nabucco (должен быть построен к 2010 г.).

Туркмения планирует увеличить экспорт газа в этом году на четверть до 58 млрд. куб. м и изучает различные пути диверсификации поставок. Пока она ограничена в маршрутах газового экспорта трубопроводами Газпрома и маломощной трубой в Иран. В этих условиях для Москвы особенно важно сохранить за собой транспортные маршруты доставки этого газа, в том числе, за счет расширения транспортных мощностей, предоставляемых партнеру.

Кончина Сапармурата Ниязова активизировала усилия США в рамках стратегии на диверсификацию поставок энергоносителей в Европу с тем, чтобы склонить страны Центральной Азии, и в первую очередь Туркменистан, к принятию решения по строительству нефте- и газотрубопроводов в обход России через южную часть Каспийского моря.

Итоги встречи президентов двух стран показывают, что Россия (по крайней мере, на сегодняшний день) обошла Запад в отстаивании своих позиций по данному вопросу. Об этом говорит, в частности, уровень встреч и визитов. Если с американской стороны активность проявляют второстепенные чиновники, то российско-туркменские переговоры проходят на самом высоком уровне.

Первым в теме отметился премьер-министр РФ М. Фрадков, который в феврале 2007 г. летал в Ашхабад на инаугурацию Г. Бердымухаммедова. В состав делегации входил председатель правления ОАО "Газпром" А. Миллер, то есть газ был одной из основных тем в ходе встреч с новыми руководителями Туркменистана. Это и не скрывалось: газовая тема являлась "одной из центральных",- сообщил М. Фрадков.

В начале апреля 2007 г. для закрепления договоренностей в газовых вопросах Ашхабад посетил глава российского МИД С. Лавров. Он еще раз подтвердил, что Г.Бердымухаммедов готов следовать подписанным ранее соглашениям, в соответствии с которыми до 2028 г главным импортером туркменского газа является Россия.

Таким образом, предложения российского президента о расширении действующего газопровода Средняя Азия - Центр и Прикаспий¬ского газопровода мощностью 30 млрд. куб. метров в год, который должен пройти по восточному берегу Каспия, были подготовленными и встречены туркменской стороной позитивно.

Крайне важно, что появились основания рассчитывать на выполнение Туркменистаном имеющихся контрактов на поставку газа Газпрому и расширение объемов поставок. Помимо подтвержденной Г. Бердымухаммедовым готовности Ашхабада следовать подписанным ранее соглашениям (смысл которых в том, что до 2028 г главным импортером туркменского газа является Россия) будут сохранены договоренности сентября 2006 г., по которым Россия является получателем всего экспортного объема туркменского газа в 2006-2010 гг. – по 50 млрд. куб. м ежегодно. В результате этой сделки закупочная цена на туркменский газ поднялась с $44 за тысячу куб. м в начале прошлого года до $100.

Однако ценовая проблема остается. Туркмению вполне закономерно не устраивает тот факт, что Газпром продает ее газ Украине по $100 за тысячу куб. м, а российский направляет в Европу почти по $300. Если не сейчас, то в дальнейшем Ашхабад, безусловно, будет ставить вопрос об установлении "справедливой цены" на свой газ. Уже в дни визита туркменского президента в Москву издание РБК daily привело мнение источника, близкого к переговорам по газу: "Ашхабад считает, что транзитная зависимость от России лишает его прибыли. По сути, они ставят нам ультиматум: либо мы покупаем их газ по ценам, близким к европейским, либо помогаем продавать его в Европу. В противном случае они строят альтернативные пути транспортировки". Появилась даже версия о том, что переговоры рано или поздно закончатся созданием СП вроде "РосУкрЭнерго", но уже по поставкам туркменского газа в Европу, и его цена будет существенно выше сегодняшней.

Понятна и уклончивость туркменского президента по поводу проблемы "транскаспийского коридора". Г. Бердымухаммедов заявил, что упомянутый В. Путиным вариант трубы вокруг Каспия (по территории Казахстана и РФ) его заинтересовал. Однако, по его словам, проекту еще придется пройти проверку туркменских экспертов. Таким образом, не подвергая сомнению прежние договоренности, президент Туркмении сознательно уклонился от окончательного ответа на важнейший для России вопрос о путях транспортировки туркменского газа в будущем.

В российских СМИ высказываются надежды, что в ходе намеченного на май ответного визита президента В. Путина в Ашхабад в эпопее с Транскаспийским энергетическим коридором будет, наконец, поставлена точка. Однако не все так просто. За день до визита Г. Берды¬мухаммедова в Москву, находясь в США, министр иностранных дел Туркменистана Р. Мередов заявил, что Туркмения не против транспортировки своего газа в Азербайджан, откуда должен стартовать в Европу газопровод Nabucco в обход России. Поэтому туркменские власти выслушивают предложения, никому ничего не гарантируя. Это типичная для наших среднеазиатских соседей "многовекторная" политика в ее в туркменском исполнении.

Не будем забывать, что в спорах с Россией о цене газа возможность сооружения газопроводов, альтернативных российским, и самостоятельный выход на европейский газовый рынок являются главным козырем Ашхабада. Другой козырь – выход на рынок Китая.

До сих пор эти перспективы ввиду отсутствия действующих нероссийских транспортных коридоров выглядят гипотетическими. У Москвы есть (пока) такой стратегический ресурс, как время – время для выработки ясной, продуманной политики в отношении не только Туркменистана, но и других стран Центральной Азии. Напомним, что Туркмения ставит вопрос о повышении цены на газ не первой. Всерьез такую возможность рассматривает другой продавец газа Газпрому - Казахстан (до $160 за тысячу куб. м). Поэтому выдвижение Москвой новых трубопроводных инициатив более чем своевременно. Осталось довести дело до конца – до практического результата.




Новый лидер Туркменистана посетил с визитом Москву, но остался тверд в своих позициях

03.05.2007. eurasianet.org

Сергей Благов (Москва)

Как ни старался российский президент Владимир Путин, как ни обхаживал и ни очаровывал, но ему не удалось уговорить нового лидера Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедова расширить российско-туркменское сотрудничество в топливно-энергетической сфере.

24 апреля Бердымухаммедов завершил свой двухдневный визит в Москву, имеюший немаловажные последствия для будущего энергетического соперничества между Россией и США в Каспийском бассейне.

Признавая тот факт, что энергетические вопросы занимают первую строчку в двустороннем сотрудничестве, Путин настойчиво пытался добиться, чтобы Бердымухаммедов связал себя обещанием участвовать в российской схеме, призванной помешать осуществлению поддерживаемого Америкой плана строительства транскаспийского трубопровода, соединяющего Туркменистан и Азербайджан. Подобный маршрут дал бы возможность Туркменистану, а вместе с ним и Казахстану, экспортировать природный газ на рынки Запада, не прибегая к услугам российских трубопроводов. В статье, опубликованной в газете "Коммерсант", транскаспийский проект был назван "большой головной болью Москвы".

Путин превозносил другой, контролируемый Россией маршрут, который идет вдоль Каспийского моря, а не под ним. "По просьбе туркменской стороны, совсем недавно мы запустили еще одну ветку газопроводной системы вдоль Каспийского моря и сегодня прокачиваем по ней ежедневно более 5 млн куб. м. газа, - сказал Путин Бердымухаммедову, говорится в распространенном "ИТАР-ТАСС" сообщении. - И есть возможности для расширения деятельности в этом направлении".

Бердымухаммедов, похоже, внимательно выслушал все предложения Путина, но не дал никаких твердых обещаний. Этот вариант "мы дадим на суд нашим экспертам, - сказал он по поводу альтернативного каспийского маршрута России. - Они поработают, и тогда мы сможем вернуться к этому", - приводит слова Бердымухаммедова агентство "ИТАР-ТАСС".

Кроме того, новый лидер Туркменистана отказался публично подтвердить обещание, данное в сентябре 2006 года его покойным предшественником, Сапармуратом Ниязовым, о том, что Туркменистан не станет участвовать ни в каких проектах строительства подводного каспийского трубопровода. Точно так же Бердымухаммедов не поддался и на предложения Путина об укреплении связей в области безопасности.

В совместном заявлении, сделанном двумя лидерами по завершению визита, содержались лишь общие слова о стремлении двух сторон "укреплять взаимные торгово-экономические связи". Путин также "с благодарностью принял" приглашение посетить с визитом Туркменистан.

Похоже, что Путин и Бердымухаммедов так и не продвинулись в переговорах по вопросу Каспийского моря. Обсуждение территориального договора о статусе моря давно зашло в тупик. В совместном заявлении от 24 апреля лишь упоминалось, что два лидера обсудили вопросы, касающиеся Каспийского моря. В нем, однако, не уточнялось, был ли достигнут прогресс в согласовании позиций переговаривающихся сторон.

В ходе всего двухдневного визита Путин пытался придать импульс двусторонним отношениям, которые пережили ряд спадов и подъемов в последние годы правления туркменского диктатора Ниязова. 23 апреля по итогам встречи в своей подмосковной резиденции в Ново-Огарево Путин заявил, что экономические отношения развиваются "наилучшим образом". Говоря конкретно о топливно-энергетическом сотрудничестве, Путин отметил, что "результаты очень хорошие, и есть хорошие перспективы на будущее".

С точки зрения Кремля, сохранение его господства на рынке туркменского газа является жизненно важным вопросом для экономической безопасности страны. В своей работе контролируемый государством газовый концерн "Газпром" полагается на сравнительно дешевый газовый импорт из Туркменистана. Это связано с тем, что экспорт добываемого в России природного газа "Газпрома" в основном идет на западноевропейские рынки, а туркменский газ необходим для удовлетворения растущего спроса внутри страны.

В сентябре 2006 года "Газпром" согласился на 50-процентное повышение цены на туркменский газ и платит сегодня 100 долларов за тысячу кубометров. Туркменистан принял на себя обязательства поставить "Газпрому" 60 млрд. кубометров газа в 2007 году, 60-70 млрд. кубометров в 2008 году и затем экспортировать ежегодно до 80 млрд. кубометров газа вплоть до 2028 года.

Вокруг способности Туркменистана выполнить свои контрактные обязательства по экспорту газа в Россию и в Китай не прекращаются споры. Чтобы выполнить все взятые на себя обязательства, Ашгабату потребуется удвоить добычу природного газа. В 2006 году экспорт Туркменистана по российским трубопроводам составил 41 млрд. кубометров газа. Ашгабат обязался поставлять "Газпрому" газ по цене 100 долларов за тысячу кубометров вплоть до 2009 года.

В настоящее время в своих поставках газа в Россию Туркменистан зависит от трубопроводной системы, известной под названием "Центральная Азия – Центр". Однако пропускная способность этой системы на сегодняшний день составляет всего 50 млрд. кубометров в год.

За исключением поставок газа, торговля между Россией и Туркменистаном практически не развивается. Товарооборот между двумя странами в 2006 году составил 308 млн. долларов, увеличившись всего на 2 процента по сравнению с предыдущим годом. Российские власти воспользовались приездом Бердымухаммедова в Москву для изучения новых торгово-инвестиционных возможностей.

Российские обозреватели, возможно по указке Кремля, в целом весьма положительно отозвались о визите. "Сегодня уже ясно: Россия и Туркменистан стремятся наращивать темпы сотрудничества", - говорится в комментарии, опубликованном в газете "Красная Звезда".




Москва, Ашхабад и Астана сверят часы и... трубы

09.05.2007. Gazeta.kz

Акрам Асроров

4 мая произошло событие, которое, на первый взгляд, кажется рядовым.

Казахстанский министр энергетики и минеральных ресурсов Бахтыкожа Измухамбетов заявил, что "в ближайшее время мы ожидаем встречу Нурсултана Абишевича с президентами Туркменистана и Российской Федерации.

И при этой встрече будут обсуждены более подробно главные вопросы нашего предстоящего сотрудничества".

Как передал "Интерфакс-Казахстан" со ссылкой на информированный источник в казахстанских дипломатических кругах, саммит назначен на вторую декаду мая в Ашхабаде, а с инициативой проведения трехстороннего саммита выступила туркменская сторона.

Через день после данного сообщения, в СМИ появилось еще одно известие, которое подтверждает не только возможность вышеупомянутого саммита, но и то значение, которое стороны ему придают.

Официальный представитель МИД РК Ержан Ашикбаев на пресс-брифинге в Астане еще раз подтвердил, что российский президент Владимир Путин посетит с официальным визитом Казахстан 10 мая.

Мозаика, как говорится, сложилась, и цвета подошли друг к другу. Путин и Назарбаев после того, как обсудят вопросы казахстанско-российского сотрудничества, намерены посетить Ашхабад с тем, чтобы продолжить сами в трехстороннем формате.

Что собираются обсуждать президенты

Вопрос, как обычно, упирается в энергетические вопросы.

Россия выступает в роли страны, обеспечивающей большую часть экспорта на внешние рынки казахстанской нефти и туркменского газа. Однако владелец единственной на сегодня газотранспортной системы "Средняя Азия-Центр", российский газовый монополист "Газпром" уже сталкивается с проблемой расширения мощности трубы. Через территорию России транзитом идет порядка 51 миллиона тонн казахстанской нефти, большая часть экспорта. Сейчас возникли трудности с трубопроводом Атырау-Самара, до сих пор не нашла решения проблема с расширением КТК, имеющим для Казахстана принципиальное значение.

Казахстан в своей стратегии поставок энергоресурсов на мировой рынок придерживается политики диверсификации экспорта по направлениям, выгодным для страны. Чем дольше Россия тянет с вопросом расширения КТК, тем настойчивее Астана лоббирует вопрос строительства Транскаспийского трубопровода.

Сейчас сложилась ситуация, когда, имея трубу Атасу-Алашанькоу, и выход, через Баку на другие маршруты альтернативного экспорта, Казахстан все активнее проводит самостоятельную политику диверсификации поставок нефти. Это не может не вызывать озабоченность в Москве, теряющей контроль над большой трубой из Каспийского региона.

Туркменистан пока не имеет такого выбора маршрутов поставок природного газа, какой имеет Казахстан. Однако свято место пусто не бывает. При ограниченной пропускной способности САЦ, по которой невозможно наращивать объемы экспорта до бесконечности, возникает тот же Китай со своими проектами переориентации части экспорта в Поднебесную.

Китайские аппетиты

Китайская государственная нефтегазовая корпорация CNPC планирует начать в августе-сентябре 2008 года строительство китайской части газопровода, по которому туркменский газ будет поставляться в Гуанчжоу (юг КНР), заявил в начале апреля глава НИИ трубопроводного транспорта при CNPC Сюэ Чжэнькуй на нефтяном форум в Пекине.

Планируемая протяженность нового газопровода - 6,5 тысяч километров, что более чем вдвое превышает протяженность действующего магистрального газопровода "Запад-Восток".

Ожидается, что инвестиции в этот проект составят 10,35 миллиарда долларов. "Иностранные инвестиции в строительство данного газопровода не потребуются, так как центральное правительство КНР предоставит для него достаточные средства", - подчеркнул Сюэ Чжэнькуй.

Руководитель НИИ также отметил, что Китай будет получать по данному газопроводу углеводородное сырье из стран Средней Азии, а собственные нефтегазовые ресурсы в СУАР "оставит в наследство будущим поколениям".

В апреле 2006 года Туркменистан и Китай заключили соглашение, в соответствии с которым Китай будет покупать у Ашхабада ежегодно 30 миллиардов кубометров газа.

В соответствии с соглашением, CNPC должна провести разведку и наладить добычу газа на туркменской территории на правом берегу Амударьи, к концу 2008 года построить газопровод на китайскую территорию и с 2009 года начать получать газ.

В начале мая казахстанский министр энергетики и минеральных ресурсов Измухамбетов заявил, что Казахстан заинтересован в прокладке газопровода из Туркменистана в Китай через свою территорию. Это было объявлено во время визита казахстанского премьера Карима Масимова в Туркменистан 2 мая. Причем, одним из вариантов маршрута предусматривает прокладку трубы через территорию Узбекистана, юг Казахстана на Китай.

В принципе, Россия была бы не против, если за основу газопровода взяли уже имеющуюся ветку трубопровода Бухара-Урал, подконтрольную российскому "Газпрому". Однако, судя по апрельским 2006 года китайско-туркменским договоренностям, предполагается на территории Узбекистана и Казахстана построить новый газопровод и обойтись без включения в систему транспортировки ветки Бухара-Урал. Этот вопрос, по всей видимости, очень волнует Россию, не желающую потерять часть экспортного газового потока, который обеспечивает "Газпром" необходимыми объемами газа для экспорта в Европу.

Есть ли козыри у Москвы?

Инициатором трехстороннего саммита выступает Турменистан, в частности, президент Гурбангулы Бердымухаммедов. Ашхабаду есть что сказать Москве. Во-первых, определиться, на какие объемы прироста туркменского газового экспорта может рассчитывать Ашхабад. Проблема максимального расширения трубы САЦ волнует Туркменистан, ибо там должны точно знать, из каких источников будут исполняться обязательства Ашхабада перед Китаем. Во-вторых, Туркменистан хочет дать ясно понять, что за спиной Москвы Ашхабад и Астана не затевают никаких игр, способных снизить уровень влияния России в вопросе поставок энергоресурсов.

Постараемся рассуждать логически. Итак, заинтересованность в разведке, добыче и освоении углеводородных месторождений в Туркменистане публично выразили Казахстан через госкомпанию "КазМунайГаз" и американская "Шеврон" через вице-президента компании Гая Холлингстоуна. Причем, обе стороны еще не определились с точками приложения своих инвестиционных ресурсов, но добились принципиального согласия Ашхабада по сотрудничеству в ТЭК.

На другой стороне весов долгосрочный контракт "Газпрома" на поставки природного газа по САЦ, и неясные перспективы сотрудничества России с Туркменистаном в сфере разведки и освоения туркменских месторождений. Заметно, что по темпам сотрудничества Россия заметно отстает и от Астаны, и от "Шеврона".

Российский президент вполне может предположить, что в формате тесного сотрудничества между Казахстаном, Туркменистаном и американским "Шевроном" место российскому "Газпрому" не зарезервировано.

Вполне может статься, что Ашхабад хочет разложить за столом переговоров все имеющиеся в его распоряжении карты.

Первое, возможности альтернативной транспортировки природного газа в Китай и место России в этой уже сформировавшейся схеме. Второе, призвать Россию активнее инвестировать деньги в ТЭК Туркменистана с перспективой иметь соответствующую вкладу долю в будущих проектах. Третье, Россия должна четко определиться по вопросу Транскаспийского газопровода, в котором Туркменистан однозначно будет участвовать.

Какие козыри имеются в рукаве Владимира Владимировича перед началом трехсторонней встречи президентов Туркменистана, Казахстана и России, неизвестно.

Но одно можно сказать с уверенностью: для России настало время четко определиться со своей политикой экспорта энергоносителей из центрально-азиатского региона.

Как это произойдет в реальности, мы скоро увидим…



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ