Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №169(15.05.2007)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

ТАДЖИКИСТАН



Таджикистан: президент ужесточает контроль, его опальные оппоненты мечтают о смене режима

02.05.2007. Еurasianet.org

Камбиз Арман

Похоже, что власть президента Таджикистана Эмомали Рахмона над страной сейчас сильна как никогда. Но это отнюдь не означает, что его соперники, ныне проживающие в изгнании, оставили мечты о смене режима и проведении в жизнь политических реформ.

В последние недели Рахмон, одержавший победу на президентских выборах в ноябре прошлого года и избранный на третий президентский срок, предпринял некоторые шаги по преобразованию страны и собственного имиджа, заставив некоторых обозревателей высказать опасение, что он готовит почву для установления культа личности. [Для получения дополнительной информации см. архив рубрики "Взгляд на Евразию"]. Во-первых, президент объявил, что принял новое, соответствующее исламским традициям имя, отбросив славянское окончание фамилии "ов". Затем он ввел новые правила поведения для школьников, запретив, среди прочего, ношение миниюбок и головных платков. Он также потребовал, чтобы таджики проявляли больше аскетизма в повседневной жизни.

В своем обращении к нации 30 апреля он упрекал чиновников и население за то, что они не выполняют его указания о запрете проведения "экстравагантных мероприятий".

"Если мы не сделаем этого [не откажемся от всего показного и нарочитого], я издам другой, более жесткий указ", - предупредил Рахмон. Он также добавил, что как законно избранный лидер своей страны, он "имеет право вносить указы на благо прогресса, процветания и престижа государства".

Недавние шаги определенно явились результатом взглядов, нашедших свое отражение в книгах, принадлежащих перу Рахмона. Эти тома, последний из которых вышел из печати в конце 2006 года, содержат романтизированное представление об истории и будущем Таджикистана. В своей рецензии на последнюю из книг – под названием "Таджики в зеркале истории" – национальное информационное агентство Таджикистана "Ховар" отметило: "В этой книге Эмомали Рахмон дает точные и научно обоснованные ответы на вопросы о происхождении арийской цивилизации, таджикской нации и ее месте в мировой истории".

Президентский сайт назвал книгу "духовным подарком главы государства народу Таджикистана". Также надо отметить, что исторические творения президента сегодня используются в таджикских школах в качестве учебников. Тематика и стиль рахмоновских книг навевают сравнения с "Рухнамой" – духовным руководством покойного туркменского деспота Сапармурата Ниязова.

Десять лет тому назад контроль Рахмона над правительством был далеко не таким масштабным. По условиям договора, положившего конец продолжавшейся пять лет гражданской войне в 1997 году, Рахмону пришлось делить власть со своими главными врагами, лидерами Партии исламского возрождения Таджикистана. Однако, с тех пор президент постепенно расширял сферу своего влияния и сумел переиграть своих соперников. [Для получения дополнительной информации см. архив рубрики "Взгляд на Евразию"]. Дело дошло до того, что сегодня ни один политик и ни одна политическая партия не могут бросить серьезного вызова его власти.

Несмотря на представляющуюся на сегодня непобедимость президента в политике, его живущие за пределами Таджикистана оппоненты не оставили надежд на изменения в этой центральноазиатской стране. Эти надежды побудили некоторых из них основать новое политическое движение под названием "Ватандор" (Патриот) под идеалистическим лозунгом: "Новый путь, новая власть, новые идеи, новая жизнь".

"Мы хотим, чтобы Эмомали Рахмон добровольно оставил свой пост и получил пожизненные привилегии экс-президента, - сказал в интервью EurasiaNet лидер движения "Ватандор" Дододжон Атовуллоев. - Мы намерены сформировать правительство национального примирения и провести подлинно демократические выборы с участием множества кандидатов".

Диссидент и журналист Дододжон Атовуллоев, проживающий за границей с 1992 года, убежден, что новое движение готовы поддержать сотни тысяч таджиков – учитывая тот факт, что бедность в стране по-прежнему остается массовым явлением, а правительство Рахмона так пока и не доказало свою способность обеспечить экономический рост.

Как утверждает Атовуллоев, членами "Ватандора" являются несколько экс-премьеров, региональные и религиозные лидеры, представители различных партий и, что самое важное, ряд членов правительства, тесно связанные с Рахмоном. Но "краеугольный камень движения составляют более миллиона таджикских гастарбайтеров, работающих за пределами страны", - говорит он. Деньги, которые они переводят своим родственникам на родине, играют большую роль в таджикской экономике.

Атовуллоев утверждает, что таджики устали быть гастарбайтерами. Ему есть что сообщить предполагаемым легионам недовольных граждан Туркменистана, жаждущим другой жизни, и эта мысль проста: уход Рахмона с поста решил бы множество проблем.

Для некоторых оппозиционных политиков, еще оставшихся в Таджикистане, такой рецепт решения проблем представляется слишком упрощенным. По мнению Мухиддина Кабири, лидера Партии исламского возрождения, жизнь в изгнании мешает руководству "Ватандора" точно определить настроения в обществе. Среди населения царит апатия к политике, оно давно питает отвращение к каким бы то ни было конфликтам. "После гражданской войны стало невозможным собрать таджиков на антиправительственный митинг", - объясняет Кабири. Маловероятно, что сторонняя партия, подобная "Ватандору", способна оказать ощутимое воздействие на политический процесс в стране, утверждает он.

Зампредседателя Социал-демократической партии Таджикистана Шокирджон Хакимов, напротив, высказал мысль, что "Ватандор" может добиться определенных политических результатов, поскольку движение не отягощено ограничениями, с которыми приходится иметь дело оппозиционным партиям внутри страны. Отсутствие таких ограничений может обеспечить "Ватандору" относительную свободу действий в процессе привлечения к себе сторонников. Некоторые наблюдатели также полагают, что если движение сумеет завоевать умы и сердца рабочих мигрантов, оно на самом деле может стать силой, с которой Рахмон не сможет не считаться.

Реакция Душанбе на появление движения "Ватандор" дает основания полагать, что администрация Рахмона не так-то легко отнеслось к этому событию. В официальном заявлении, распространенном через посольство Таджикистана в Москве, Атовуллоева заклеймили как "провокатора и предателя". Его также назвали пособником террористов и человеком, одержимым маниакальной манией величия, а "Ватандор" – плодом воображения Атовуллоева.




Утро двух вечеров мудренее. Таджикистан отдаляется от России

07.05.2007 Gazeta.kz

Акрам Асроров

Вечером 26 марта на очередном рабочем совещании у таджикского президента Эмомали Рахмонова произошел казус.

Именно тогда из его уст прозвучало распоряжение отделам ЗАГСов не регистрировать детей со славянскими окончаниями "-ев" и "-ов".

Тогда же были отменены "последние звонки" и "праздники Букваря", а школьникам запретили носить мобильные телефоны и приезжать в учебные заведения на автомобилях.

Это случилось в понедельник, и для пресс-службы президента потребовалось… два вечера, чтобы еще раз подтвердить мудрость "Утро двух вечеров мудренее". Свое заявление она сделала в среду.

На всякий случай, мы точно просчитали период времени, который понадобился президентской пресс-службе, чтобы опровергнуть вышеупомянутое сообщение.

Пресс-служба подтвердила, что пожелание Рахмонова носит рекомендательный характер, и каждый гражданин Таджикистана вправе сам выбирать, как будет звучать его фамилия или фамилия его ребенка. Сам по себе факт больше курьезный, чем серьезный, но он стал точкой отсчета таджикских инициатив, за которыми можно увидеть несколько больше, чем череду ничего не значащих нелепиц.

На первый взгляд, кажется, ничего в Таджикистане кардинального не происходит. После того, как Эмомали Рахмонов переизбрался на новый срок, его амбиции удовлетворены и, что самое важное, он ощутил себя полным хозяином в доме. Оппозиция при помощи России уже давно стала фактом истории, в которую трудно поверить - была ли? Режим единоличной власти Рахмонова стал единственным фактором, влияющим на развитие Таджикистана, мир, каким бы он ни был изнутри, установлен. Что удивительно, вместе со страной через этапы развития прошел и Рахмонов.

Три этапа таджикского президента

Не случайно, когда речь заходит о Таджикистане или таджиках, узбекские власти часто говорят о едином народе и близости культур. На самом деле исторически между таджиками и узбеками было много общего. Во времена национально-территориального деления Таджикская и Узбекская ССР изначально появились как отдельные союзные республики, а тот же Казахстан и Киргизия находились в составе Российской Федерации. Если не брать в расчет надежды таджикских националистов, стремящихся в начале прошлого века создать свое собственное государство за счет районов, принадлежащих современному Узбекистану, можно резюмировать - и таджики, и узбеки считали себя прародителями древней восточной культуры, тогда как казахи и киргизы, по их мнению, не внесли сколько-нибудь существенный вклад в нее.

Нельзя было четко разделить, представители каких народов - таджиков или узбеков - стояли у истоков появления двух союзных республик. Поэтому нет ничего удивительного в том, что исторические параллели заметно довлели и над Эмомали Рахмоновым, пришедшим к власти при помощи России, но на своем первом этапе все более тяготеющим к узбекскому президенту Исламу Каримову.

Однако это тяготение истолковывалось сторонами по-разному. Каримов старался удовлетворить свои региональные амбиции за счет того, чтобы распространить свое влияние на все страны региона, в том числе и Таджикистан.

В своем стратегическом видении Центральной Азии как своей собственной вотчины, братский таджикский народ был лишь элементом будущего диктата.

Рахмонов поначалу надеялся выстроить с Узбекистаном особые отношения, с тем, чтобы использовать узбекский капитал и интеллект для развития страны. Его частые визиты в Узбекистан больше напоминали посещение рабочего офиса в Ташкенте.

Однако несмотря на частоту визитов, отношения между странами больше напоминали диалог глухого с немым, чем динамично развивающиеся отношения близких народов. Первый этап Рахмонова закончился тем, что таджикский президент переориентировал свои внешнеполитические приоритеты на Россию.

Второй период в истории Таджикистана оказался самым длительным по времени, но не самым эффективным по темпам развития. Довольно аморфная при Ельцине внешнеполитическая доктрина России не предполагала центрально-азиатской стратегии во главе угла которой стоял бы Таджикистан.

С другой стороны, более четкая стратегия Путина также не предполагала, что ставку в центрально-азиатской игре надо делать на Таджикистан. Вывод российских пограничников из Таджикистана стал водоразделом, за которым российско-таджикские отношения стали постепенно терять динамику.

Рахмонов понял, что в России больше озабочены развитием отношений с бурно растущим Казахстаном, с Узбекистаном, политика которого даже сейчас до конца не ясна, но геополитическое значение которого неоспоримо выше.

Третий этап Рахмонова закончился в тот момент, когда в прошлом году он переизбрался на очередной третий срок.

Таджикистан не получил из России ни щедрых инвестиций, ни прорывных проектов, которые смогли бы оздоровить экономику. Споры вокруг энергетических проектов на реках Таджикистана, затягивание инвестиционных вливаний с российской стороны как нельзя точно показали, что Душанбе не рассматривался, не рассматривается, и не будет рассматриваться Москвой как свой форпост в регионе.

В своем ежегодном послании Маджлиси Оли (парламенту), Эмомали Рахмонов в качестве приоритетов назвал развитие отношений с Китаем, Турцией, Ираном и Пакистаном.

Про развитие отношений с Россией в обращении было упомянуто вскользь, для соблюдения формальностей.

Почему сменились приоритеты

Когда в прошлом году Узбекистан приняли в ЕврАзЭС, Рахмонов надеялся, что испортившиеся после фактического разрыва отношений с Ташкентом отношения двух стран станут отныне более лояльными. Ожидания Душанбе сводились к тому, что Узбекистан упростит визовый режим между странами и даст возможность таджикским предпринимателям свободно работать на узбекском рынке.

Рахмонов также надеялся, что Узбекистан ослабит свой пресс касательно поставок узбекского газа в Таджикистан, а обмен электроэнергией между странами будет переведен из области ультиматумов и неприкрытого давления в сферу добрососедства и компромисса.

Душанбе в этом своем стремлении получить доступ на узбекский рынок, а через него в Казахстан и Россию, очень надеялся на посредничество Москвы, в частности, российского президента. Этой надеждой жил Душанбе до той поры, пока Рахмонов не понял очевидного факта: Россия не собирается давить на Ташкент в вопросе нормализации отношений с Таджикистаном и Киргизией.

Москва преследует свои цели, в большей мере связанные с разработкой и экспортом углеводородов из Узбекистана. И чем глубже российские энергетические компании уходили корнями в Узбекистан, тем четче Рахмонов стал осознавать то, что на этом "празднике жизни" он - лишний. С другой стороны, Москва, даже имея сколько-нибудь мощные рычаги давления на Ташкент, использует их во благо российского энергетического комплекса, и не собирается ставить перед Ташкентом ребром вопросы, связанные с Таджикистаном и Киргизией.

Вектор внешней политики России сменился довольно существенно с тех самых пор, как хозяином Кремля стал Владимир Путин. Его основная составляющая - ориентир на российские интересы и переформатирование отношений со странами СНГ из "братских" в экономически обоснованные.

Поэтому Москва пересмотрела свои отношения со всеми государствами, куда она поставляет энергоресурсы. Казахстан, Узбекистан и Туркменистан - именно те страны, которые вносят весьма значительный взнос в копилку "новой российской политики".

Рахмонов понял, что в векторе Путин-Назарбаев-Бердымухаммедов-Каримов нет места для него. Поэтому и намерен сотрудничать с Китаем в энергетической сфере (вместе они собираются строить Зеравшанскую ГЭС на кредит в 200 миллионов долларов и мощностью 150 мегаватт), поставлять электроэнергию в Иран и Пакистан через Афганистан, и улучшить свои отношения с Соединенными Штатами Америки.

Рахмонов вполне логично предполагает, что США, лишившиеся режима наибольшего благоприятствования в Узбекистане, теперь должны найти в регионе другие точки опоры.

Экономика выше политики

Таджикистан только-только определяется со своими внешнеполитическими приоритетами. Три этапа развития страны и Рахмонова так и не стали периодом, когда в Душанбе смогли бы выработать более-менее выверенную внешнеполитическую и экономическую стратегию. Это был период шатаний и сумбура.

Другими причинами, согласно которым Рахмонов всерьез занялся стратегией приоритетов, стали экономические проекты с Россией, которые так и не воплотились в реальность. Это касается строительства Рогунской ГЭС на реке Вахш, позволяющей Душанбе регулировать сток в реки региона.

При этом Рахмонов рассматривает вопрос строительства данного энергоузла как возможность получить альтернативные механизмы давления на соседний Узбекистан. Пока страны находятся в разных весовых категориях, но после завершения строительства Рогунской ГЭС, Таджикистан сможет регулировать сток воды и получит давно ожидаемый рычаг давления на официальный Ташкент.

Киргизия посредством Токтогуля такой рычаг имеет, но она очень зависима от стран региона и не способна эффективно им воспользоваться.

Российская компания "РусАл" заключил соглашение о строительстве Рогуна еще в 2004 году, но из-за разногласий технического характера, так и не приступила к практическому строительству.

Теперь Таджикистан намерен организовать международные консорциумы, а "РусАл" в них станет лишь одним из участников. Тот же "РусАл" собирался построить в Таджикистане алюминиевый завод производительностью 200 тысяч тонн сырья в год и участвовать в приватизации имеющегося в этой стране алюминиевого предприятия мощностью 410 тысяч тонн в год.

Душанбе отказал россиянам в деле участия в приватизации таджикского алюминиевого завода, а новое предприятие так и не начали строить по причине разногласий.

Стоимость Рогуна и нового алюминиевого предприятия оценивается в 2,6 миллиарда долларов.

Не получив этих инвестиций от России, Рахмонов намерен привлечь других глобальных игроков. В том числе, Китай, США, Иран, Пакистан и Турцию. И тогда вектор российского влияния в Душанбе ослабнет.




Кулов vs Бакиев

08.05.2007. Фергана.Ру

Санобар Шерматова

Киргизская оппозиция составила расписание на осень

Пока Генеральная прокуратура Кыргызстана продолжает расследовать уголовные дела против организаторов апрельских митингов, оппозиция определилась с датой новых акций. Курултай, прошедший 5 мая в селе Байтик вблизи Бишкека, собрал, по оценкам инициатора этого народного вече, бывшего премьер-министра Феликса Кулова, более 600 представителей из разных районов республики (журналисты приводят цифры от 300 до 500 человек). Собрание прошло без традиционных лозунгов "Долой президента". "И это правильно",- прокомментировал Феликс Кулов, подводя итоги работы курултая. "Призывы к немедленной отставке вызывают у власти ярость и слепое сопротивление".

Вместо этого собравшиеся осудили "провокации со стороны властей", приведшие к разгону апрельских митингов, и потребовали прекращения политического и уголовного преследования организаторов и участников акции. Актуальными на курултае оказались другие лозунги, с которыми в апреле сторонники оппозиции вышли на площадь Ала-Тоо: роспуск правительства Алмазбека Атамбаева и создание правительства национального согласия, в котором были бы представлены ведущие политические силы. В противном случае, как заявили народные представители, они оставляют за собой право на бессрочные митинги, которые могут начаться 20 октября. Прозвучали также и обещания организовать сбор подписей граждан под требованиями отставки президента Курманбека Бакиева.

Курултаи в Киргизии - дело обычное, и собираются по поводам, имеющим общественную значимость. Так, на одном из народных собраний его участники потребовали от властей отказаться от вступления в программу для стран с непомерным внешним долгом (HIPC), что, по их мнению, привело бы Киргизию к потере суверенитета. Другое вече призвало реформировать Гостелерадиокорпорацию, создав на ее базе Общественное телевидение. Был курултай, призвавший президента Курманбека Бакиева в течение десяти дней снять с государственных постов всех родственников. Понятно, что подобные решения не являются обязательными, и чтобы власть их выполнила, как это было с отказом вступить в программу HIPC, необходимы дополнительные аргументы.

Гарантий, что в Доме правительства прислушаются к тому, о чем говорили 5 мая в селе Байтик, нет. Тем не менее, этот курултай можно отнести к знаковым событиям.

Поражение апрельских выступлений оппозиции привело к распаду Объединенного фронта: входившие в блок политики и депутаты парламента фактически отмежевались от лидера фронта Феликса Кулова. Каждый из них, давая оценки событиям, связанным с недавними выступлениями оппозиции, делал заявления от имени своих организаций. Впрочем, их призывы мало отличались от тех, что потом прозвучали в селе Байтик. Лидеры движения "За реформы" и партии "Ак Шумкар", назвав действия властей по разгону митингов необоснованно жестокими, потребовали от властей начать переговоры с целью продвижения системных реформ, создания коалиционного правительства и определения даты президентских и парламентских выборов.

Цели у бывших соратников – схожие, но союзу, похоже, не бывать. И объяснения надо искать в той роли, которую играет Феликс Кулов на политической сцене Киргизии.

На бывшего премьера лидеры оппозиции возлагают основную часть вины за успех президентского реванша. Если бы Феликс Кулов, как они говорят, по сговору с президентом не подал в отставку в декабре прошлого года, не возникла бы ситуация, в которой парламент оказался перед дилеммой – распуститься или принять вариант Конституции, возвращающий Бакиеву львиную долю полномочий. Большинство депутатов, за исключением самых принципиальных, конечно, выбрали последнее, усилив тем самым президентскую власть. При этом проигравшие затаили обиду почему-то исключительно на премьера, поставившего их перед неудобным выбором. Правда, страсти поутихли после того, как Кулов, в продолжение той самой политической интриги, оказался не у дел. Получив лояльный парламент, Курманбек Бакиев (или люди из его ближнего круга) решил, что теперь можно обойтись и без премьера, который не вписывался в президентское окружение.

Отставленному Кулову оставалось покинуть страну или бросить вызов обидчику - в соответствии с этикой киргизского общества. В деле была замешана мужская честь. Перед президентскими выборами 2005 года Бакиев и Кулов создали так называемый тандем, и дали "крепкое мужское слово" держаться вместе. В соответствии с договоренностями уход одного автоматически повлек бы за собой отставку другого политика. Кулов, верный клятве, не принял приглашения от оппозиции перейти на ее сторону во время митингов в ноябре прошлого года. И поплатился за это поддержкой известных политиков. Проявленную им по отношению к Бакиеву лояльность в ноябре, а затем в декабре оппозиционеры назвали предательством.

В апреле они все же вошли в созданный Куловым Объединенный фронт, хотя не было похоже, что ему простили. Бывшему премьеру не удалось, как ожидали наблюдатели, объединить всех оппонентов президента Бакиева. Вместо этого был сформирован временный союз для решения одной задачи. Союзники, судя по всему, попытались использовать харизматическую фигуру экс-премьера для продвижения своих целей, тем более что на первоначальном этапе они совпадали с планами самого Кулова. Ослабить, а если удастся, то отставить Бакиева. "А дальше будет видно" - обещали оппозиционеры.

Временный союз после разгона митингов распался с такой же быстротой, как и создавался. И сразу обнаружилось, что в отличие от других лидеров, за Куловым нет крепкой организации. Партия "Ар-Намыс" (Достоинство) созданная им 8 лет назад, пережила раскол в пору его премьерства. Поиск нового электората и новой политической идеи для Феликса Кулова в этой ситуации становился актуальным как никогда.

"Простые граждане Кыргызстана обратились ко мне с просьбой не бросать их, - заявил бывший премьер на курултае. Я намерен отстаивать права тех, кто подвергается дискриминации. В том числе бизнесменов". Бывший премьер озвучил идею, которая, видимо, станет программной. "Необходимо исправлять ошибку президента Кыргызстана, который допустил разделение нации. Созыв народного собрания - это первый мой шаг в этом направлении", - заметил Кулов.

Проблема разделения на Север и Юг все больше переходит из социально-бытовой плоскости в политическую. В рядах митингующих на площади Ала-Тоо в апреле превалировали выходцы из северных районов республики, в то время как Юг демонстрировал приверженность своему земляку – президенту. Эту же идею, судя по заявлениям, возьмут на вооружение и другие оппозиционные политики.

Курултай в Байтике, ни по количеству участников, ни по масштабам принятых решений, не мог претендовать на событие общенационального масштаба. Но он продемонстрировал точки роста оппозиционного потенциала. Как выяснилось, разгон митингов не только не решил проблему взаимоотношений президента и бывшего премьера, сколько усугубил. Уголовное преследование Феликса Кулова и лидеров оппозиции со стороны прокуратуры не оставило им иного выхода, как искать новые ресурсы для противостояния с президентской властью.

А это означает, что страну неизбежно будут сотрясать митинговые страсти, где в качестве аргументов будут выступать земляки, родственники и нанятые революционеры. Перехода к цивилизованным методам диалога не получается: к большому сожалению, в киргизской политике сшибаются человеческие характеры, движимые идеологическими и меркантильными интересами, чувствами обиды, мести, желанием доказать свое превосходство.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ