Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №180(15.11.2007)
<< Список номеров
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
МАТЕРИАЛЫ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ  «РОССИЯ И АБХАЗИЯ: НАВСТРЕЧУ ЕДИНОМУ ЭКОНОМИЧЕСКОМУ ПРОСТРАНСТВУ»
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Против президента - значит, против государства

09.11.2007. Взгляд (Казахстан)

Елена Тихомирова

Никакой европейский костюм не изменит байскую сущность

Прошедшие реформы, которые по замыслу центральной власти должны были стать венцом укрепления всех ее позиций, не избавили полит-бомонд от многочисленных конфликтов. Вытесненная с официального политического поля оппозиция также не может чувствовать себя в безопасности. По мнению заместителя директора Центра актуальных исследований «Альтернатива» Ильяса Карсакова, отставки в чиновничьей среде и усилившееся давление на СМИ связаны, по крайней мере, в одной точке. Власть становится все более байской, все менее демократичной, и европейские костюмы не могут прикрыть ее истинного лика - лика автократии. Последние полгода мы едва ли не еженедельно наблюдаем масштабные скандалы, становимся свидетелями того, как летят головы и рушатся карьеры, но громкие отставки не вносят ничего принципиально нового в нашу жизнь. Многочисленные проблемы лишь загоняются вглубь, а сверху их прикрывает толстый слой лака политических интриг и парадных рапортов. В дальнейшем нам еще придется столкнуться с жесточайшими катаклизмами, полагает политолог, ибо аппаратные игры лишь навели глянец на невскрытый гнойник.

Не можешь быть президентом – уходи

- Каков, на ваш взгляд, подтекст по¬следних отставок в МЧС и Алматин¬ском акимате? Можно ли расценить это как победу центральной власти, решившей сложную задачу, имеющую как политическое, так и социальное значение? Или, попросту говоря, аким Тасмагамбетов вышел сухим из воды?

- Прежде всего, стоит отметить, что Алматы очень сильно отличается от других регионов Казахстана - это самый обеспеченный город республики с высокими доходами населения. И здесь проблема в очень ярко выраженной социальной дифференциации, в том числе здесь же наиболее многочисленный «средний класс».

Именно в Алматы новые явления казахстанской жизни - массовая застройка жилья, борьба властных элит - наиболее ярко проявляются. Нынешний аким города пришел в кабинет на площади Независимости в менее благоприятных условиях, в конце 2004 года, и за это время он достаточно хорошо поработал над своим имиджем и имиджем мегаполиса. Я имею в виду развитие инфраструктуры города, транспортные развязки, ремонт внутридворовых участков, упорядочение движения на магистралях - это с одной стороны. А с другой - это зимние Олимпийские игры, Азиада-2011.

Но есть и негативные моменты. Именно при Тасмагамбетове цены в Алматы стали выше среднеевропейского уровня, очень резко подорожала недвижимость, а владельцы прежде никому не нужной земли стали миллионерами. И возникшие проблемы - снос самовольных застроек в «Шаныраке» и «Бакае», конфликт правоохранительных органов с населением - также негативно отразились на имидже акима. Соответственно возросшее недовольство привело к инициированию комиссии, поработавшей в городе и вы¬явившей ряд нарушений.

Но Тасмагамбетов как опытный политик и администратор сумел доказать, что в той ситуации, которая сложилась сегодня в Алматы, он не виноват. Виноваты его предшественники - он смог это доказать как в юридическом, так и политическом контексте. Не он давал разрешения, не он строил эти дома, а, скорее, частные инвесторы. Он показал, что, с одной стороны, он сторонник правового государства, а с другой - защитник института частной собственности. Государство просто так не может забрать землю, владелец должен получить компенсацию. И государство отбирает землю не только у бедных, но и у богатых. В этом плане он нашел достаточно рациональный выход из безвыходного положения. Об этом уже много писали.

Я бы еще отметил саму личность Тасмагамбетова, его карьеру, ведь он фактически занимал все ключевые посты в государстве кроме президентского, и его влияние на политическую элиту Казахстана, его «вес» намного больше, чем у Храпунова, покойного Нуркадилова или кого-то иного из его предшественников. И, наверняка, если бы на должности акима Алматы был другой человек, то его бы сняли.

- Я часто слышу утверждения, что имидж акима, а его усилия в преобразовании инфраструктуры трудно отрицать, все-таки носит показушный, поверхностный характер. Более того, ни развязки, ни отряды полицейских с жезлами, каждодневно регулирующих движение, проблему пробок не решили и не решат - так что, возможно, это дорогостоящий рекламный ход, призванный пустить пыль в глаза. Кроме того, совсем недавно одна газета «раскопала» факты присвоения земельных участков уже в 2006 году, когда ни Храпунов, ни Нуркадилов не имели отношения к дележке «алматинского пирога». Эти данные укрылись от ока проверяющей комиссии?

- Все знают, что большинство участков в престижных районах города оформлены на подставных лиц. Если смотреть по документам, то в большинстве случаев это мало известные фамилии. Но осведомленные люди знают, кому принадлежат эти земли, - в их числе и те, кто входит в состав комиссии. Это высокопоставленные чиновники и крупные бизнесмены. Сами себя они едва ль будут наказывать. Такие факты были скрыты от общественности или закамуфлированы. Были опубликованы отдельные списки, которые простому обывателю ни о чем не говорят.

А по поводу дутости рейтинга я бы сказал, что особенность политической системы Казахстана в том, что реальный рейтинг имеет только действующий глава государства. Все остальные политики по отношению к президенту вторичны, и их карьера так или иначе зависит от воли главы государства. У нас политическое соревнование очень ограничено. Нет возможности, как в странах Западной Европы или в России, увеличить собственный рейтинг, не вступая в конфронтацию или конкуренцию с президентом.

Критика президентского курса у нас чревата последующей отставкой и уходом в оппозицию. А тот же Жириновский или другие представители российской элиты вполне могут критиковать Путина, а во времена Ельцина критика вообще была повсеместной. Многие политические лидеры спокойно говорили главе государства: если ты не можешь быть президентом, - уходи.

В казахстанских условиях это нереально. И соответственно каждый аким или министр вторичен, его «харизма» зависит не от выполнения прямых обязанностей, а от воли президента или его администрации. Возьмем нынешнего премьер-министра, который заявил, что не в его компетенции уволить своего подчиненного Виктора Храпунова, он об этом просит президента. Если подумать, то почему премьеру требуется для этого разрешение? В прошлом мы имели и более масштабные случаи подобного отношения.

В 2001 году, при кризисе, связанном с образованием ДВК, премьер-министр Касымжомарт Токаев, который имел рейтинг более высокий, чем у Масимова, просил президента отстранить от должности Байменова, Жандосова и других. Хотя они были его прямыми подчиненными, он не мог уволить их сам. Все ветви государственной власти у нас несамодостаточны, все зависят от воли президента. Нет институциональных правил игры, мы играем в неформальном поле, где существует принцип: кто против президента - тот против государства.

- У меня назревал вопрос о том, не может ли Тасмагамбетов быть лишь верхушкой айсберга в каком-то мощном лобби, но рассуждения о «третьей силе» в свете сказанного будут выглядеть странно.

- Казахстанское политическое поле гораздо более простое, чем принято считать. Нашу элиту можно условно разделить на администраторов и политиков. Послед¬них можно пересчитать по пальцам. Что касается администраторов, то их рейтинг высок только до тех пор, пока они занимают определенную должность. Стоит их отправить в отставку, рейтинг катастрофически падает, через несколько месяцев про них забывают. Но если отстранить от должности политика, то его влияние сохраняется, он не зависим от поста. А степень влияния определяется только лишь способностью лавировать по отношению к президенту, администрации и его ближайшему окружению. В таких условиях «третьей силе» развиться не на чем. Что мы и увидели на примере Тасмагамбетова - он сумел найти решение, устраивающее большинство.

- Как вы считаете, насколько повлияет решение об отставках Храпунова и заместителей акима Алматы на общественное мнение и наболевшие социальные проблемы? Не выглядит ли в данном случае президентская власть слабой, не добившейся желаемого результата?

- Президентская вертикаль достаточно сильна - это единственная структура, которая соответствует в реальности понятию «власть». В какой-то мере отставки связаны с начатыми политическими реформами, которые обсуждались еще на ПДС и НКВД, а теперь видоизмененные идеи оппозиции власть претворяет в жизнь.

Предложения так или иначе реализуются, но не в том темпе, в котором бы хотелось. Наша власть считает, что очень быстрые реформы могут нарушить стабильность и согласие, существующие в нашем обществе, при этом забывая, что стабильность, если она превращается в статику и застой, очень быстро нарушается. Чтобы просто стоять на месте, нужно двигаться вперед.

Наши соседи не стоят на месте, но я бы предпочел сравнивать успехи не с Узбекистаном или Таджикистаном, а с Китаем или Россией. Ведь, если анализировать достижения Казахстана с этой точки зрения, многие успехи просто померкнут. Отставки - пробный шар на реакцию населения и элиты на маленькую попытку борьбы с коррупцией. Если реакция будет положительной, то государство предпримет новые шаги и будет подходить более жестко. Это одна версия. Другая заключается в том, что в этом месте назрел нарыв, который нужно было хирургическим вмешательством вскрыть, а ни о какой серьезной борьбе с коррупцией речь не идет.

Я не знаю, почему наша оппозиция сейчас молчит, хотя по идее именно в сфере борьбы с коррупцией можно найти точки соприкосновения с государством. И проявить ту активность, которую оппозиционеры проявляли в предвыборный период. Но лидеры предпочитают занимать выжидательную позицию, а так как они совершенно не работают с населением, вывод закономерен. Население не информировано или дезинформировано.

Язву прикрыли лаком

- Но гнойник не вскрыт. Разве отставка Храпунова, действиями которого последние три года особенно никто не интересовался, или отставки его бывших замов смогут решить проблему «Шанырака»? Предотвратят новые самозахваты или покупку земель за взятку? Снизят социальную напряженность?

- Ситуация будет нагнетаться. Казахстан занимает большую территорию, но земли, пригодной для проживания, очень мало. Эта проблема может решиться только с развитием малых городов и перераспределением ресурсов, созданием рабочих мест, условий для жизни в малых городах и селах. Чтобы в тех же Текели, Иссыке, Талдыкоргане можно было зарабатывать такие же деньги, как в Алматы и Астане, чтобы население было заинтересовано в сельском хозяйстве. Только в этом случае не будет массовой миграции в крупные города.

После развала СССР никаких крупных проектов по развитию социальной структуры не предпринималось, строительные компании заняты бизнес-центрами и административными зданиями на левом берегу Ишима. Не строятся дешевые жилые дома, больницы и школы - мы продолжаем пользоваться советским потенциалом, который безнадежно устарел, нам давно его не хватает. В сочетании с тотальной коррупцией можно хоть каждый месяц отправлять чиновников в отставку. Коренным образом это проблемы не решит.

- Как вы верно заметили, оппозиция после выборов несколько подавлена, и это мешает консолидированному вы¬ступлению против популистских решений власти. Чем же тогда объяснить усилившееся в последнее время давление на оппозиционные СМИ? И некую избирательность министра Ертысбаева, который налаживает диалог с одними своими «подопечными» и игнорирует других?

- Думаю, ответ кроется в самой личности Ертысбаева. По роду деятельности я исследовал его работы. Даже когда он был депутатом Верховного Совета, даже когда якобы находился в оппозиции и занимал пост сопредседателя Социалистической партии, критиковал президента, он не был демократом. Он был сторонником «жесткой руки» и авторитаризма. Этот вывод сделан из его работ, в которых он называл парламент не демократическим институтом, а простой говорильней, забалтыванием проблемы. Господин Ертысбаев умеет очень хорошо говорить и аргументировать, но в глубине души он апологет просвещенного авторитаризма.

- Можно резюмировать, что министр просто показал власть?

- Да-да. Эдакий просвещенный бай. Показал просвещенное байство: как бы он ни говорил о своей интеллигентности, все-таки пережитки феодального строя у казахской элиты проявляются повсеместно. Чтобы от этого избавиться, должны смениться 2-3 генерации политиков. Из грязи в князи попасть очень сложно. И никакой европейский костюм или смокинг не изменят внутреннюю сущность.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ