Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №180(15.11.2007)
<< Список номеров
ВЕСТИ ИЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
МАТЕРИАЛЫ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ  «РОССИЯ И АБХАЗИЯ: НАВСТРЕЧУ ЕДИНОМУ ЭКОНОМИЧЕСКОМУ ПРОСТРАНСТВУ»
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

ТУРКМЕНИСТАН



Бердымухаммедов в Брюсселе

05.11.2007. Немецкая волна

Леонид Сокольников (Брюссель)

Речь идет о сотрудничестве в топливно- энергетической области

Президент Туркмении с визитом в Брюсселе. В программе – посещение штаб-квартир Евросоюза и НАТО. Европейские политики говорят о "новых рубежах сотрудничества" и о взаимовыгодности диалога. Чего ждут от встреч стороны?

Говоря о новом уровне взаимоотношений между Туркменистаном и Евросоюзом, представители Европейской комиссии в Брюсселе не скрывают, что речь прежде всего идет о сотрудничестве в топливно- энергетической области. Неслучайно специальный представитель ЕС по странам Центральной Азии Пьер Морель в ходе своего недавнего визита в Ашхабад назвал Туркменистан "многообещающим партнером для Евросоюза".

По сведениям чиновников из Еврокомиссии, первые переговоры в Брюсселе с комиссаром ЕС по торговле и коммерции Петером Мандельсоном особо коснулись выдвинутых Туркменистаном инициатив по доставке энергетических ресурсов страны на мировые рынки. Так, с большим интересом в Евросоюзе были восприняты достигнутые договоренности по прокладке Прикаспийского газопровода. Пьер Морель также подчеркнул, что европейских партнеров воодушевляет намерение Туркменистана участвовать в проектах европейского направления.

Кроме официальных встреч, с учетом огромного интереса, проявляемого к Туркмении, занимающей второе - после России - место по запасам природного газа в пространстве СНГ, предусмотрена встреча туркменского лидера с руководителями крупнейших европейских компаний. Товарооборот Туркмении со странами ЕС за последние годы превысил 1,5 миллиарда долларов. Ведущие позиции в нем занимает импорт туркменской продукции топливно-энергетического комплекса.

Известно, что Евросоюз разрабатывает целую серию стратегических программ взаимодействия с Туркменистаном. Первым шагом в этом направлении стало предложение Брюсселя об открытии в туркменской столице информационного центра под названием "Европейский дом".

Из проблем, волнующих страны Европейского союза, необходимо отметить политику Туркменистана по отношению к Ирану. Недавно Туркменистан вместе с Азербайджаном, Казахстаном и Россией поддержал право Тегерана на ядерную программу и исключил свои территории из числа тех, которые могли бы использоваться так называемыми "третьими странами" (т.е. США) в случае реализации плана военной операции против Ирана.

А европейские журналисты, освещающие визит Гурбангулы Бердымухаммедова, обратили внимание на то, что в более чем насыщенной программе визита президента Туркменистана в Брюссель не нашлось места для встреч, в ходе которых обсуждались бы проблемы прав человека, свободы слова, либерализации общества в Туркмении. Хотя официальный представитель Еврокомиссии отметил на пресс-конференции, что эти вопросы по-прежнему беспокоят руководство Европейского Союза.




Втайне от Москвы

09.11.2007. РБК daily

Анастасия Красинская, Кирилл Зубков, Андрей Котов

В сентябре между Великобританией и Туркменией тайно был заключен меморандум о взаимопонимании, благодаря которому британские компании могут получить доступ к богатейшим запасам туркменского природного газа. Об этом вчера сообщила британская газета The Times. По мнению экспертов, это соглашение может стать новым препятствием для строительства выгодного России Прикаспийского газопровода. Более того, российским нефтегазовым компаниям могут не достаться наиболее привлекательные месторождения из нераспределенного фонда недр Туркмении.

Запасы природного газа в Туркмении составляют около 24 трлн куб. м, в этом году планируется добыть 80 млрд куб. м голубого топлива (данные Turkmenistan.ru). Долгое время на нефтегазовых месторождениях Туркмении работали лишь несколько зарубежных компаний - британская Burren Energy, датская Maersk, немецкая Wintershall, арабская Dragon Oil и малайзийская Petronas. Однако в последнее время туркменское руководство стало гораздо приветливее по отношению к иностранным инвесторам. В конце октября долю в одном из нефтегазовых проектов на территории Туркмении приобрела индийская ONGC Mittal Energy.

Как пишет The Times, подписание меморандума о взаимопонимании между Лондоном и Ашхабадом может открыть дорогу в Туркмению ряду британских компаний, которые не занимались добычей в стране, прежде всего нефтегазовому гиганту BP. Газета ссылается на представителя одного из департаментов правительства Великобритании. Он сообщил о существовании протокола о намерениях, который был подписан в ходе визита в Туркмению британского министра энергетики Малькольма Викса. С туркменской стороны соглашение подписал министр нефти и газа республики Баймырат Ходжамухаммедов. Источник The Times заявил: "Каспийский регион имеет большой потенциал. Мы надеемся, что британские компании смогут содействовать энергетическому развитию Туркмении".

Эксперт лондонской брокерской компании Oriel Securities Эндрю Витток, со своей стороны, полагает, что в первую очередь это соглашение может пойти на пользу уже присутствующей в Туркмении Burren Energy, которая с 2000 года инвестировала в свой проект разработки месторождения Небит-Даг на побережье Каспийского моря 500 млн долл.

Показательно, что среди компаний, добывающих нефть и газ в Туркмении, пока нет ни одной российской. Однако в скором времени ситуация, возможно, изменится: ЛУКОЙЛ к концу года надеется войти в проект разработки трех участков туркменского шельфа Каспия, которые содержат значительные запасы как нефти, так и газа.

Ну а основной темой переговоров "Газпрома" с туркменской стороной пока остается строительство Прикаспийского газопровода. Россия настаивает на строительстве трубопровода именно вдоль побережья, а не по дну Каспия. В таком случае газ из Туркмении будет поступать в Европу через Россию. Однако западные страны, прежде всего США, поддерживают Транскаспийский газопровод (по дну Каспия) и "Набукко" (Турция - Западная Европа), идущие в обход России.

Последняя встреча президента Туркмении Гурбангулы Бердымухамедова с заместителем председателя правления "Газпрома" Валерием Голубевым состоялась в конце октября. Представитель "Газпрома" тогда подтвердил, что с российской стороны никаких задержек со строительством Прикаспийского газопровода не будет. Вместе с тем эксперт East European Gas Analysis Михаил Корчемкин отмечает, что для Туркмении Прикаспийский газопровод самый невыгодный проект из всех возможных. На территории России транспортировка газа разрешена только "Газпрому" и связанным с ним компаниям, при этом "Газпром" закупает газ у Туркмении по 100 долл. за куб. м, а продает его в Европу более чем в два раза дороже, поясняет г-н Корчемкин.

Независимый эксперт Шамсутдин Мамаев полагает, что подписанный между Великобританией и Туркменией меморандум вдохнет новую жизнь в проект "Набукко". С приходом в Туркмению новых британских компаний значительно возрастут шансы на то, что туркменский газ пойдет в Европу именно по "Набукко", а не по Прикаспийскому газопроводу, говорит эксперт.

Впрочем, директор Оксфордского института энергетических исследований Джонатан Стерн полагает, что до полноценного сотрудничества Великобритании и Туркмении в газовой сфере пока далеко. "Эта история с меморандумом вообще выглядит странно. Великобритания не собирается в сколь-нибудь недалеком будущем импортировать туркменский газ", - замечает он.




Ашхабадские сказки: продолжение следует

06.11.2007. Фергана.Ру

Девлет Озоди

Смерть 21 декабря 2006 года пожизненного президента Туркменистана Сапармурата Атаевича Ниязова (Beyik Turkmenbasy – Великого Туркменбаши) породила много прогнозов среди экспертного сообщества, журналистов и политизированных обывателей. В самом Туркменистане среди различных социальных слоев также появились надежды на серьезные изменения.

На первом этапе, когда 14 февраля 2007 года Гурбангулы Бердымухамедов, наконец, после ряда тщательно подготавливавшихся мероприятий, занявших практически целый месяц, стал президентом Туркменистана, внутри страны и за ее пределами выдвигались два возможных сценария развития ситуации.

В соответствии с первым, так называемым радикальным сценарием, новый глава страны мог, якобы уже с самого начала, то есть, с момента занятия поста исполняющего обязанности президента, начать проведение реформ. Однако восстание в политической тюрьме Овадан-Депе, географически находящейся недалеко от одноименного населенного пункта (название которого звучит в переводе на русский, имея в виду одну из самых жестких по своему внутреннему режиму в Туркменистане тюрьму, достаточно издевательски – "Красивый холм") было подавлено все же новыми властями. В самом Туркменистане об этом узнали через зарубежные каналы информации и через передачи радио "Азатлык" – туркменской службы Радио Свобода/Свободная Европа. Это было первым признаком того, что уход из жизни диктатора еще не означает перемен.

Следующим элементом предполагаемого "радикального сценария" была чистка государственного аппарата и предание суду тех, кто держал в страхе народ страны на протяжении долгих пятнадцати лет существования независимого "нейтрального" Туркменистана. Речь идет об идеологах и реализаторах "башистской" системы. Однако и этого не произошло. Более того, не были отменены визы, не была устранена цензура в СМИ, не произошло существенной либерализации общественно-политической жизни. Не были изменены даже названия дней недели и месяцев – вещь достаточно функциональная, так как большинство жителей Туркменистана до сих пор не может разобраться с "изобретением" Туркменбаши в этой области и запомнить всю эту рухнамовскую околесицу.

Некоторые мало представлявшие себе ситуацию в стране, но охотно комментировавшие ее "аналитики" предвещали чуть ли не проведение ХХ съезда КПСС, подобием какового должна была стать ХХ сессия Халк Маслахаты - Народного Собрания, также изобретения С. Ниязова, объединившего в одном органе бюрократов высшего звена, региональных начальников, старейшин родов-племен и просто "хороших людей". Будучи по сути законодательно-исполнительным органом, этот институт наделен, во всяком случае, на бумаге, большими полномочиями, чем Меджлис (парламент), а в некоторых случаях и президент. Именно во время заседания Халк Маслахаты эти "эксперты-аналитики" ожидали разгромного выступления того, что и как делал "Великий Сердар". Ничего этого не произошло.

Однако такое развитие событий укладывалось в другой сценарий, сторонники которого называли его "мягким". Суть предполагаемого плана действий Г.Бердымухамедова заключалась в постепенном проведении реформ уже после прихода к власти, так как новый президент, якобы, не мог это сделать по объективным причинам: из-за "наличия башистских сатрапов", "неподготовленности населения, обладающего особым менталитетом" и т. д. и т. п.

В действительности, все ограничилось снятием с должностей и заключением в тюрьму ряда высших и средних функционеров периода Туркменбаши, и то – всего лишь из-за опасений главы государства за собственную власть. Никакой амнистии политическим заключенным и уж тем более тем, кто оказался за решеткой после так называемого покушения на Ниязова, объявлено не было. Не были расследованы многие дела лиц, погибших в результате действий органов МВД, МГБ и других подобных организаций.

На протяжении последующего пребывания у власти Г.Бердымухамедова все прежние политические запреты сохранились; ни о какой легальной оппозиции или диалоге властей с ней нет даже слов. Никто не упразднил визы и "стоп-листы" на погранпунктах (прежде всего, в аэропортах).

Мелкие изменения, как то снятие межобластных кордонов МВД и армейских КПП, увеличение времени дозированной трансляции русскоязычных ТВ-программ, заявления о намерениях в области образования и медицины – все это должно было служить больше для поддержания ощущений перемен, не являясь переменами по сути.

Политический аспект проблемы дополнился социально-экономическим. Заявленные новой властью реформы в области экономики могли бы занять целую страницу убористого текста, однако ничего не было сделано. Земельная реформа, изменения в законодательстве по ведению бизнеса, принятие законов о защите прав собственности (декларации в Конституции не в счет) и многое другое осталось лишь словами.

В действительности, даже привлечение инвестиций на объявленный Ашхабадом "проект века" - рекреационный туристический комплекс "Аваза" на Каспии, куда необходимо вложить 1 млрд. долларов - оказалось непосильной проблемой. Дело в том, что серьезные инвесторы опасаются непредсказуемости существующего в Туркменистане режима.

Не менее печально обстоит дело с социальным положением: безработица, нищенские зарплаты, инфляция, перебои с поставками хлеба в ряд регионов страны и откровенно мрачные перспективы полного безнадежья. Так можно охарактеризовать ситуацию. Тем, кто бывает в Ашхабаде и изумляется архитектурным сооружениям в центре города, сделанного прежним правителем "визитной карточкой" страны, следует всего лишь побывать в нескольких километрах от "Подсолнуха" (так ашхабадцы называют вращающееся вслед за солнцем золотое изваяние Ниязову, построенное еще при жизни прежнего правителя), чтобы "виртуальная реальность" перестала существовать.

Судя по нынешнему социально-экономическому положению в Туркменистане, можно с уверенностью сказать, что оно будет ухудшаться. Предположения о неких планируемых властями переменах и реформах относятся к области фантазий, мало соответствуя действительности. Курс, избранный прежним руководителем страны на поддержание надежд, продолжает реализовываться и едва ли изменится при существующем формате власти. Сколь долго будет сохраняться такая ситуация, покажет будущее.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ