Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №59(15.09.2002)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Новый виток напряженности

Александр Фадеев

«Реальная политика должна идти путем фактических уступок, а не абстрактных споров о государственно-правовых принципах».

К.Крамарж

Статс-секретарь, первый заместитель министра иностранных дел России Валерий Лощинин 4 сентября с.г. привез в Минск текст послания президента РФ В.Путина, в котором белорусской стороне в очередной раз предлагалось определиться с принципами, «технологией» и темпами реинтеграции двух стран. То, что президентской послание было передано именно таким образом говорит о степени его важности, о том значении, которое ему придает руководство России. Не секрет, что В.Лощинин был сравнительно недавно послом РФ в Минске, поэтому ему было во многом проще объяснить позицию России в рамках обмена мнениями с руководителем внешнеполитического ведомства РБ, который состоялся днем позже.

Послание Путина оказалось, как представляется, довольно неожиданным для республиканского руководства и вызвало определенную растерянность. Это, например, подтверждает и тот факт, что МИД Беларуси утверждал, что работает над ответом президенту России, а А.Лукашенко публично заявлял, что ни одно ведомство республики не занимается посланием Путина, поскольку оно, якобы, не содержит ничего нового и поэтому не предполагает никакого ответного шага с стороны республиканского руководства.  Только 7 сентября в Полоцке белорусский лидер смог прокомментировать его, отвечая на вопросы журналистов, а затем 9 сентября дал по этому поводу пространное интервью программе «Сегодня»(НТВ). В целом Александр Лукашенко отреагировал на этот документ отрицательно, не мог скрыть болезненной раздражительности и неудовлетворенности от предложений российской стороны, которые он охарактеризовал как «ненормальные». Впрочем, это определение президент Беларуси отнес, как надо понимать, к двум вариантам интеграции, предложенных Москвой: инкорпорация РБ(ее регионов) в состав Российской Федерации и объединение по образцу Европейского союза. Подчеркнем, что все это – лишь устные высказывания Лукашенко представителям средств массовой информации, поскольку официальный ответ белорусской стороны в Москве пока не получили.

В любом случае есть все основания утверждать, что новый раунд российско-белорусских отношений начался с осложнений, напряженность в диалоге лидеров двух стран не только не преодолена, но усилилась.

Вместе с тем, нельзя пройти мимо и того обстоятельства, что несмотря на взаимную и достаточно жесткую критику партнеров в адрес друг друга по проблеме строительства Союзного государства, их позиции с момента встречи в Москве претерпели изменения, лидеры двух государств явно стали подавать сигналы о смягчении некоторых параметров и условий потенциального интеграционного процесса. Так, Владимир Путин в своем послании уже не настаивает лишь на двух возможных путях объединения с Белоруссией, предложив ей и третий – интеграция на основе развития Договора 1999 г., а также создание совместного органа для решения возникающих в рамках объединения проблем.

В свою очередь Александр Лукашенко готов пойти на определенные уступки в плане введения в будущем в качестве единой денежной единицы российского рубля: в частности ускорение этого процесса уже в корне не отрицается, - на первом этапе республиканское руководство выражает готовность в ближайшей перспективе перевести свою финансовую систему  на безналичные расчеты в российских рублях. На втором этапе, после утверждения системы центральных банков, дополненной Межбанковским валютным советом (которая призвана, по мысли Минска, играть роль единого эмиссионного центра российско-белорусского государства) станет возможным перейти на всестороннее использование российского рубля во всех видах операций, включая наличный оборот. Но, что может быть еще важнее, в последних документах о принципах интеграции, которые белорусская сторона предоставила руководству РФ, прослеживается возможность отхода от ряда положений Договора 1999 г., что уже само по себе опровергает тезис, декларируемый А.Лукашенко, о неизменности курса на выполнение пунктов этого межгосударственного документа «без всяких изменений».

Однако роковой ошибкой белорусского президента в рамках диалога с Москвой, на наш взгляд, стало одновременное «раскручивание» проблемы потерь бюджетом республики огромных доходных статей (указывалась цифра в 200 млн. долларов в год) в результате козней правительства России. Называлась и другая цифра задолженности России перед Беларусью – 1 млрд. долларов. Это усугублялось заявленными претензиями на какой-то особый статус республики в торгово-экономических отношениях с Россией. В России, по мнению Лукашенко, есть олигархи и кланы, пытающиеся воздействовать на Путина с целью «придавить» белорусского лидера, поставить Беларусь в условия «хуже, чем Литва», приватизировать в своих интересах предприятия РБ.

На самом деле именно внешняя задолженность Белоруссии является сегодня фактором не позволяющим ее руководству проводить целенаправленную и вполне самостоятельную политику, реализовывать программу масштабных инвестиций в экономику республики. Более того, сам по себе вопрос государственного долга РБ может в самое ближайшее время выйти за рамки двусторонних отношений, потребовав решения на поле третейских международных инстанций, наложив, кроме чисто экономических санкций, и вполне определенные политические ограничения. До сих пор политическая элита республики не утруждала себя выбором одной из возможных стратегий управления структурой государственного долга – минимизацией издержек или принципа минимизации риска. Провозгласив идею «социального государства», правительство РБ пыталось придерживаться некой третьей модели в политике внешних заимствований («нулевой вариант» и т.п.), с которой его кредиторы сегодня уже не согласны.

Высший эшелон власти Белоруссии годами ждет дождя внешних инвестиций, в то время как сама республика не имеет внятного сценария экономического развития, разработанной научной модели долгосрочного прогнозирования платежеспособности хозяйственного комплекса. Между тем государственный долг РБ непосредственно сказывается не только на объеме инвестиций, но и на темпах инфляции( в 2002 г. Беларусь «лидирует» среди стран СНГ по этому показателю), уровне потребительских расходов (только потребительские цены за прошедшие месяцы этого года возросли на 23%), сальдо внешнеторгового баланса и предложение денег. Экономика РБ все последние годы функционирует в режиме хронического дефицита государственного бюджета и роста внешней и внутренней задолженности, что является прямым следствием ошибочной хозяйственной политики правительства. Поэтому напрасно искать виновников такого состояния экономики вне республики: основными причинами здесь выступают внутренние факторы – несбалансированность расходных и доходных статей госбюджета, неравновесие текущих платежных балансов и неоправданное увеличение расходов на программы социального обеспечения. «Холодная торговая война» с Россией здесь ни причем. 

Вызывает сожаление и попытка главы белорусского государства реанимировать политику и традиции взаимоотношений властных элит РБ и РФ периода Ельцина. Это просто невозможно: эпоха инсценировок громких государственных актов, не учитывающих национальные интересы и внешнеполитические последствия, скомпрометировала себя и прошла окончательно, и нет никакого смысла спекулировать по этому поводу. Никакие популистские модели интеграции РБ и РФ, если они не оправданы финансовыми, военно-стратегическими или практическими государственными соображениями, не будут восприняты нынешним руководством России. Поэтому, как представляется, напрасны усилия А.Лукашенко в духе «Сибиллинских пророчеств» упоминать уже свершившееся в будущем времени.

В целом, приходится констатировать, что в настоящий момент  президенты России и Беларуси более озабочены удовлетворением собственных властных амбиций, чем проблемой дальнейшего развития процесса объединения двух стран. Нет пока и политической концепции реинтеграции, учитывающей все главные интересы сторон, которую можно было воспринимать всерьез. Роль парламентов и народов России и Беларуси продолжает оставаться при этом второстепенной, никак не сказывается на ходе объединительных усилий. Помимо всего прочего, кризис во взаимоотношениях лидеров РФ и РБ гораздо опаснее для положения и политической судьбы Александра Лукашенко: новый руководитель республики, что вполне вероятно, будет определен не в Минске, а в другом месте.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ