Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №59(15.09.2002)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН



Хроника

4 сентября. На одном из рынков Ташкента - "Эски джуа" (Старый город) – произошло столкновение между торговцами и сотрудниками милиции. По данным ГУВД Ташкента, один милиционер был легко ранен и три милицейских автобуса были повреждены камнями.

Семь торговцев, которые, согласно данным милиции, являлись зачинщиками беспорядков, были арестованы и решением суда Шайхантаурского района Ташкента привлечены к административной ответственности за нарушение общественного порядка.

Столкновение произошло через два дня после празднования 11-ой годовщины независимости Узбекистана, когда власти стали проверять, как осуществляется реализация постановления правительства "Об упорядочении ввоза импортных товаров". Теперь, кроме уплаты высоких импортных пошлин, каждый предприниматель обязан иметь сертификат качества на товар, счет-фактуру, а также кассовый аппарат.

Новые меры властей, в том числе - 90-процентная пошлина на ввоз промышленных товаров и 50-процентная – на продукты питания, призваны снизить в стране потребность в иностранной валюте накануне визита в Узбекистан в конце месяца представителей Международного валютного фонда (МВФ).

Торговцы-челночники, обеспечивающие значительную часть потребностей страны в недорогих импортных товарах, справедливо опасаются, что новые меры правительства лишат их деятельность всякого экономического смысла.

У тех, кто не смог предъявить всех документов или не имел действующего кассового аппарата, налоговая инспекция совместно с милицией начала конфисковывать товар, что и вызвало возмущение торговцев.

6 сентября. Поздно вечером в Бишкеке неизвестный бросил две гранаты Ф-1 в секретаря совбеза Киргизии Мисира Аширкулова. В администрации президента республики считают, что за этим преступлением стоят международные террористы и религиозные экстремисты.

Мисир Аширкулов, с 1997 по 1998 год занимал пост первого замминистра национальной безопасности Киргизии, затем в течение двух лет руководил этим министерством, а в 1999 году стал главой администрации президента. В прошлом году он был назначен секретарем совета безопасности. После отставки весной этого года прежнего руководителя президентской администрации Аширкулов стал исполняющим его обязанности.

Около 22 часов Мисир Аширкулов подъехал на служебном джипе к своему дому в Бишкеке. Когда он вышел из машины, прозвучало два взрыва. По версии следствия, неизвестный киллер с расстояния более 30 метров метнул в чиновника две гранаты Ф-1. Аширкулов получил множественные осколочные ранения в области рук, ног, спины и предплечья, потерял много крови.

В настоящее время Мисир Аширкулов находится на лечении в республиканской больнице. По словам врачей, состояние его здоровья не внушает опасений.

Покушение стало первым терактом, совершенным против высокопоставленного киргизского чиновника за последние 10 лет

11 сентября. Компания "Итера" и украинско-германо-американский консорциум выиграли тендер на экспорт узбекского газа, объявленный национальной холдинговой компанией "Узбекнефтегаз".

"Итера" и консорциум, в который вошли украинская корпорация "Индустриальный союз Донбасса" (владелец Харцызского трубного завода), германская Debis и американская Zeromaz, в сентябре-октябре закупят 400 млн кубометров газа по цене 40 долл. за 1 тыс. куб. м.

"Узбекнефтегаз" в начале года прервал действие контракта со швейцарской Gazpex S.A., которая четыре года экспортировала узбекский газ. После разрыва контракта экспорт узбекского газа в северном направлении в первом полугодии 2002 года сократился более чем в три раза.

12 сентября. Подписанием важных соглашений в области энергетики между Казахстаном и США завершилась в Вашингтоне двухдневная работа казахстанско-американской Специальной комиссии по энергетическому партнерству. Комиссию возглавили министры энергетики Казахстана и США Владимир Школьник и Спенсер Абрахам. Договоренности предусматривают тесное сотрудничество в области добычи и экспорта энергоносителей, создание системы транспортировки нефти Актау-Баку-Тбилиси-Джейхан, развитие новых экспортных трубопроводов и некоторые другие соглашения в области электроэнергетики. Агентство по торговле и развитию США планирует предоставить Казахстану грант на сумму 468 тыс. долл. для разработки проектов, связанных со строительством газового трубопровода в Южном Казахстане. Подписанные соглашения также направлены на обеспечение безопасности нефтепроводов и ядерных материалов.

Специальная комиссия по энергетическому партнерству была создана в целях углубления стратегического сотрудничества после встречи президентов Нурсултана Назарбаева и Джорджа Буша в декабре 2001 г.

12-13 сентября. Состоялся визит премьер- министра Киргизии Николая Танаева в Москву. Достигнута предварительная договоренность о поставках в РФ 2 млрд. кВт/час киргизской электроэнергии в год (ранее Киргизия не экспортировала электроэнергию в Россию).

В ходе визита обсуждался также вопрос об участии России в совместном строительстве и использовании Камбар-Атинской ГЭС-1 и ГЭС-2. Была достигнута договоренность о поставках в Киргизию из России в рамках договора межгосударственного лизинга зерноуборочных комбайнов и более 2000 тракторов.

Кроме того, российская сторона высказала заинтересованность в совместном производстве и переработке cельскохозяйственной продукции республики. Киргизия имеет возможность поставлять до 20 тыс. тонн хлопкового волокна и до 15 тыс. тонн ферментированного табака в год России.

13 сентября. Президент Таджикистана Эмомали Рахмонов в Душанбе принял совершающего поездку по Центральной Азии генерального секретаря Совета коллективной безопасности (СКБ) Валерия Николаенко. В ходе беседы было выражено удовлетворение ходом реализации решений Московской сессии СКБ, состоявшейся в мае 2002 года, обсуждены конкретные вопросы подготовки к встрече глав государств-участников Договора о коллективной безопасности /ДКБ/ в предстоящем октябре для подписания основополагающих документов создаваемой Организации Договора о коллективной безопасности: Устава и Соглашения о правовом статусе Организации ДКБ.

При рассмотрении ситуации в Афганистане и в Центральной Азии на встрече Рахмонова и Николаенко в целом была "подчеркнута важность целенаправленных совместных усилий в рамках ДКБ по укреплению безопасности и стабильности в этом регионе".

Николаенко встретился также с министрами иностранных дел и обороны Таджикистана и руководством Совета безопасности этой республики.

13 сентября. К системе Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) подключились новые грузоотправители. Решение об этом было принято в Москве. Казахcтанско-американское СП "Арман" приступило к транспортировке нефти на экспорт по трубопроводной системе КТК. До конца года компания планирует прокачать и отгрузить через морской терминал свыше 100 тыс. тонн углеводородного сырья.

Акционер КТК – "Орикс Каспиан Пайплайн ЛЛС" (входит в американскую группу компаний "Керр МакГи Ойл энд Газ Корпорэйшн") использует свое право на прокачку нефти по КТК для транспортировки сырья СП "Арман", одним из владельцев которого также является "Керр МакГи". В настоящее время СП "Арман" разрабатывает месторождение "Арман" на западе Казахстана.

На стадии согласования находится Договор о транспортировке нефти между КТК и ТОО "Торговый Дом "КазМунайГаз" (дочернее предприятие ННК Казахстана "КазМунайГаз"), которое в счет квоты акционера от правительства РК будет транспортировать нефть, добываемую ОАО "Эмбамунайгаз".

Для подсоединения новых грузоотправителей к системе КТК в Атырау проложены две нитки трубопровода протяженностью 1,5 км., которые соединили нефтеперекачивающие станции "КазТрансОйла" и КТК.

15 сентября. Киргизской правительственной делегации удалось договориться с участниками оппозиционного марша о прекращении акции протеста. "В результате переговоров между представителями правительства и организаторами марша протеста на Бишкек были выработаны взаимоприемлемые и реально выполнимые условия, которые позволили разрешить данную ситуацию", - сообщил первый вице-премьер Киргизии Курманбек Осмонов.

Участники марша протеста на Бишкек выступали за отставку президента Киргизии Аскара Акаева и наказание должностных лиц, виновных в гибели людей 17-18 марта в Аксыйском районе на юге страны.

"Требования, связанные с освобождением девяти участников марша протеста и автотранспорта, который сопровождал митингующих, были выполнены к 14 сентября", - сказал К.Осмонов. "Мы поняли, что участники марша протеста тоже не хотят дестабилизации обстановки в республике", - отметил он.




ИАЦ ЕВРАЗИЯ,
12 сентября 2002

Лед тронулся, господа присяжные заседатели!

В продолжающемся уже боле двух лет уголовном деле о многомиллионных взятках нефтедобывающих компаний Нурсултану Назарбаеву, Нурлану Балгимбаеву и членам их семей произошел прорыв. Судья Южного федерального округа в Нью-Йорке Дэнни Чин отказал президенту Казахстана в иммунитете. Решение федерального судьи требует от всех, кто замешан в афере, получившей название "Казахгейт", представить Большому жюри документы, раскрывающие обстоятельства перечисления на личные счета Назарбаева и его сообщников многомиллионных сумм за подписание контрактов с нефтедобывающими компаниями.

Об этом сообщил влиятельный орган нью-йоркской коллегии адвокатов "Нью-Йорк лоу джорнэл" в статье под названием "По делу о взятках иностранные документы должны быть представлены суду". Журнал подробно рассматривает не только решение судьи Чина по делу M 11-189, фигурантами которого является президент Назарбаев и Гиффен, его многолетний советник, но также и аргументы их адвокатов.

Судя по публикации в "Нью-Йорк лоу джорнэл" и по статье в газете "Нью-Йорк дэйли ньюс", адвокат Назарбаева выступил с требованием распространить на своего подзащитного иммунитет от преследования и не допускать рассмотрения никаких документов, касающихся президента Казахстана, членов правительства и их родных. Основанием для этого он предложил считать тот факт, что по казахстанским законам такая информация является государственной тайной.

Как известно, по специальному "Закону о первом президенте Казахстана" любая информация о личном состоянии Назарбаева и его семьи отнесена к государственным секретам высшей степени. Джеймс Гиффен, владелец нью-йоркской компании "Меркейтер", который непосредственно осуществлял переводы на счета Назарбаева, Балгимбаева и других фигурантов этого дела, естественно, знаком с этими данными "из первых рук". Его адвокаты просили суд не рассматривать назарбаевские документы, поскольку Гиффен, будучи советником Назарбаева, должен соблюдать казахский закон. Иначе ему грозит до трех лет заключения.

На этом процессе Гиффена представляет бригада адвокатов из вашингтонской конторы "Эйкин, Гамп, Страус, Хойер и Фельд". Примечательно, что в течение первого года расследования "Казахгейта" эти же люди защищали Назарбаева и Балгимбаева. Однако в связи с тем, что между фигурантами данного дела возник явный конфликт интересов, а тактика защиты предусматривает переложение вины на другого, президент Казахстана обратился за защитой к Риду Вайнгартену из конторы "Стептоу анд Джонсон", специалисту в вопросах правительственной преступности.

Судья Чин в своем решении отметил, что "иностранное правительство, которое подозревается в получении взяток от американских компаний, не может иметь иммунитета". Он подчеркнул, что исполнение уголовного закона важнее любых неприятностей, которые могут ожидать Гиффена в Казахстане. Судья специально отметил, что не только советник Назарбаева, но и любой советник президента США Буша, даже юридический советник, не получил бы никакого иммунитета только потому, что он является носителем государственных секретов.

Дача американской компанией или предпринимателем взятки иностранному государственному деятелю является преступлением по американскому "Закону об иностранной коррупции", который учитывает положения международного "Соглашения о честной конкуренции и борьбе с коррупцией". Судья Чин отметил, что исполнение уголовного закона представляет высший интерес для США и его правительства, по сравнению с которым привилегии иностранных государственных деятелей не имеют значения.

Таким образом судья Чин поддержал позицию окружной прокуратуры, ведущей следствие по "Казахгейту", и Министерства юстиции США, представляющего обвинение. Эти ведомства настаивают на публикации в полном объеме документов, иллюстрирующих систему вымогательства взяток у нефтедобывающих компаний, которую в сговоре с Назарбаевым и Балгимбаевым построил Гиффен. Прокуратура уже исследовала 300 тыс. листов документов и отследила все банковские переводы фирмы "Меркейтер" с 1991 г., когда Гиффен начал сотрудничать с Назарбаевым.

В ходе разбирательства в суде прокуратуру представляют заместитель окружного прокурора Питер Нэйман, а Министерство юстиции главный обвинитель Филипп Юровски.

Большое жюри Южного федерального округа штата Нью-Йорк рассматривает дело о "Казахгейте" с августа 2000 г. Обстоятельства этого уникального уголовного дела подробно освещаются международной прессой, ему посвящено несколько книг, среди которых "Клептократия" и "Казахгейт" Мендыбаева и Шелгунова.

В то же время работа Большого жюри в Нью-Йорке до сих пор проходила в атмосфере конфиденциальности. Причиной тому явились требования адвокатов Гиффена и Назарбаева. Теперь, когда их подзащитным отказано в любой форме иммунитета, интерес СМИ к деталям этого дела резко вырастет.

Первое решение по "Казахгейту", вынесенное в Нью-Йорке, представляет не только юридический, но и геополитический интерес. Судья Чин отметил, что Казахстан привлек к своей защите лоббистские компании, которые пытались повлиять на решение суда на самом высоком уровне. Они обращались в Государственный департамент и другие американские министерства. Представители Казахстана утверждали, что само подозрение президента Назарбаева в коррупции оскорбляет суверенную республику. Они указывали правительствам Клинтона, а затем и Буша, что дальнейшее расследование приведет к ухудшению отношений Казахстана и США.

Судья Чин постановил, что суду нет дела до интересов как правительства Казахстана, так и правительства США. Это обвинение должно рассматриваться в полном объеме по законам Соединенных Штатов. Стремление Назарбаева не допустить представление документов судья расценил как попытку вмешательства в американское правосудие.

Одновременно судья Чин отказался пойти на предложение того, что на юридическом английском называется international comity. Суть этого термина сводится к сделке по формуле "ты - мне, я - тебе".

Казахские власти таким образом просят сделать им уступки в деле "Казахгейт" в обмен на будущие уступки американским властям или компаниям в Казахстане. Суд не признал право обвиняемых на некие "абсолютные привилегии", которыми они, якобы, могут обладать по каким-то казахским законам. Представители казахстанского Минюста, которые специально приезжали в Нью-Йорк, чтобы убедить судью в верховенстве их права над американским, вернулись на родину ни с чем.

Внимание независимых юристов и оппозиционных политиков в Казахстане обязательно должен привлечь тот факт, что в Казахстане были приняты какие-то особые тайные акты и "постановления высших юридических органов", предназначенные для защиты Назарбаева и его советника. Хотя само понятие "абсолютной привилегии", то есть полного иммунитета и безответственности за свои действия, отсутствует в опубликованных законах. В любой демократической стране такие махинации с законами должны были бы вызвать не меньший взрыв протестов, чем сообщение о тайных миллиардных счетах президента.

Публикация подробностей первого судебного решения по "Казахгейту" неизбежно вызовет новый всплеск внимание к самой фигуре Нурсултана Назарбаева. Еще два года назад лондонская газета "Гардиан", публикуя информацию о его визите в Лондон, снабдила его заголовком - "Королева приветствует клептократа".

С тех пор подозрения в коррумпированности президента Казахстана и его окружения перешли в твердую убежденность. Этому немало способствовало двусмысленное заявление нынешнего премьера Казахстана Тасмагамбетова, который подтвердил в казахстанском парламенте, что на счетах Назарбаева за рубежом хранится не менее миллиарда долларов. Хотя до завершения процесса в Нью-Йорке еще далеко, сам ход этого разбирательства станет источником постоянных унижений для государства и народа Казахстана.

Тяжелое положение казахского президента усугубляет ожидание второго уголовного процесса. По сведениям американских газет, он готовится в федеральном суде города Александрия недалеко от Вашингтона. Там к ответственности привлекается нефтедобывающая компания "Мобил-Экссон", подозреваемая не только в даче Назарбаеву миллионых взяток, но и в совершении с его участием тайных операций по продаже иранской нефти в обход эмбарго.




Kazakhstan today,
11 сентября 2002

Год геополитики в отдельно взятом регионе. Итоги и прогнозы военного присутствия США для ЦА и Казахстана

Борис Анциферов

Лидеры среднеазиатских республик рассматривают американское военное присутствие здесь как наступление новой эры

Ташкент, Узбекистан, 27 августа 2002 года. Американская военная база на засушливых холмах в юго-западной части Узбекистана не выглядит внушительно. Палатки с системами кондиционирования воздуха разбиты по квадратной сетке, а проходы между ними носят названия улиц Нью-Йорка: Пятая авеню, Лонг-Айлендская автострада, Уолл-стрит. Здесь живут и несут службу около 1000 американских военнослужащих, обрабатывающих тонны грузов, которые доставляются сюда для войны в Афганистане. Но эта база, которой присвоено обозначение "К-2", является мощным символом военного присутствия Соединенных Штатов в регионе, который когда-то был лучше известен как театр военных действий армий Александра Великого, Чингисхана и Тамерлана. Фактически, американские военнослужащие здесь являются первыми западными солдатами, которые действуют в этом регионе со времен Александра Великого, умершего в 329 году до нашей эры.

Лидеры среднеазиатских республик рассматривают американское военное присутствие здесь как наступление новой эры. Ислама Каримова, бескомпромиссного лидера Узбекистана, Соединенные Штаты долгие годы удерживали на расстоянии из-за его деспотичного стиля руководства. Сегодня он считает себя важным союзником США. После своего дружеского визита к президенту США Джорджу Бушу-младшему (George W. Bush) прошлой весной и подписания формального соглашения, в котором Соединенные Штаты взяли на себя обязательство реагировать "на любую внешнюю угрозу" Узбекистану, г-н Каримов заявил в одном из интервью, что его страна "имеет с Соединенными Штатами отношения стратегического партнерства".

"Логика ситуации, - сказал Абдулазиз Камилов, министр иностранных дел г-на Каримова, - заставляет сделать вывод, что Соединенные Штаты пришли сюда с серьезными намерениями и надолго". Целью, которая привела Соединенные Штаты в Среднюю Азию, была охота за Усамой бен Ладеном (Osama bin Laden), его сторонниками и покровителями. Когда официальные лица США объявили войну бен Ладену, им потребовались стратегические возможности вблизи его главной базы в Афганистане. Официальные лица Узбекистана дали им понять, что готовы помочь, и 28 сентября прошлого года подтвердили заместителю государственного секретаря США Джону Болтону (John R. Bolton), что на их территории может быть создана американская военная база. "К-2" расположена всего в 80 милях (1 сухопутная миля = 1, 609 км) от границы с Афганистаном.

Вот так Соединенные Штаты оказались на этой экзотической и беспокойной земле. В последовавшие за 11 сентября недели четыре из пяти правительств этого региона предложили свои военные объекты Соединенным Штатам. Все пять стран приветствовали развертывание вооруженных сил США на своей территории. Никто из них не оставил без внимания следующий парадокс: на 11-м году своей независимости бывшие республики Советского Союза стали военными партнерами Соединенных Штатов. "Мир изменился", - сказал в интервью министр иностранных дел Казахстана Касымжомарт Токаев.

Заключив эти соглашения, Соединенные Штаты взяли на себя новые обязательства и приобрели новых союзников в Средней Азии на многие годы. А как насчет последствий? За пять недель, что я провел в этом регионе в качестве репортера, а также в ходе интервью с политиками в Вашингтоне мне стало ясно, что обязательства США, хотя они достаточно реальны и потенциально дорогостоящи, остаются туманными. Для понимания всех их последствий потребуются годы.

Государственный департамент США называет свою политику в Средней Азии после 11 сентября "расширенным взаимодействием". В начале нынешнего лета в своем выступлении в конгрессе США заместитель помощника государственного секретаря США Б. Линн Паско (B. Lynn Pascoe) разъяснил цели Соединенных Штатов в Средней Азии в следующих словах: подталкивать среднеазиатские страны к свободным рынкам и демократической политике, чтобы попытаться укрепить их возможности по борьбе с исламским экстремизмом и нестабильностью. Без политических и экономических реформ, сказал г-н Паско, "они не сумеют выжить как современные государства".

Сегодня все пять среднеазиатских стран отягощены коррумпированной и авторитарной политикой и серьезными социальными и экономическими проблемами. По мнению многих ученых и специалистов, ситуация в этом регионе фактически ухудшается. Кэтлин Коллинс (Kathleen Collins), профессор Нотрдамского университета в городе Саут-Бенд, штат Индиана, США, недавно написала, что эти пять стран "не идут по пути демократии, но следуют политической и экономической траекторией, которую можно назвать только резко негативной". Ей вторят многие из среднеазиатов. "У нас наблюдается процесс децивилизации", - сказал Мурат Ауэзов, казахский интеллектуал, который был послом своей страны в Китае в начале 1990-х годов.

По словам одного официального представителя администрации Буша-младшего, никто из лидеров этого региона не допускает независимой политики или проведения честных выборов, и в результате во всех этих странах отмечается нехватка законности. Все они - "люди, оказавшиеся на своих местах" в качестве лидеров своих республик, когда произошел распад Советского Союза, сказал этот официальный представитель. Все они пользуются высококонцентрированной личной властью в нарождающихся системах управления, где государственные и общественные институты варьируют от слабых до совершенно неэффективных. Помощник государственного секретаря США по правам человека Лорн Крейнер (Lorne W. Craner) недавно свидетельствовал перед конгрессом США, что ситуация с правами человека в пяти среднеазиатских странах является "очень плохой", "плохой" или "исключительно плохой".

Однако эти новые союзники могут требоваться Соединенным Штатам многие годы, потому что от них будут зависеть усилия по стабилизации Афганистана. Генерал Томми Фрэнкс (Tommy R. Franks), командующий Центрального командования вооруженных сил США (U.S. Central Command), в зону ответственности которого входит Афганистан, в этом месяце подтвердил, что американские солдаты останутся в Афганистане "на долгое, долгое время". Описывая ситуацию в Афганистане, г-н Фрэнкс сравнил ее с ситуацией в Южной Корее, где американские вооруженные силы базируются на протяжении вот уже более полувека.

Подобно Афганистану, все пять среднеазиатских стран - Казахстан, Киргизстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан - нуждаются в серьезных мерах "по строительству нации". Во время своей компании за избрание в президенты в 2000 году Джордж Буш-младший заявлял, что "строительство нации" не должно являться делом Соединенных Штатов, но с прошлой осени оно им стало. В этом году помощь Соединенных Штатов странам этого региона увеличилась на 200 млн. долл., достигнув в совокупности 442 млн. долл. Американцы помогают среднеазиатам учиться жить и работать в условиях рыночной экономики, преподают им английский язык, готовят и развертывают современные вооруженные силы, развивают независимые средства массовой информации (СМИ) и создают общественные объединения, чтобы сформировать гражданское общество. Агентство США по международному развитию держит двух "специалистов по демократии" для этого региона в казахской столице Алма-Ата плюс по одному специалисту в Узбекистане и Киргизстане.

Как для лидеров Средней Азии, так и для их американских партнеров региональная стабильность является главенствующей целью. Но они по-разному определяют этот термин. Среднеазиатские президенты указывают на необходимость стабильности для оправдания своих нападок на внутренних оппонентов. Американские дипломаты доказывают, что, напротив, стабильность будет зависеть от терпимости к оппонентам и создания им возможностей для конкурентной борьбы за власть. Простые люди в этих странах с вожделением говорят о стабильности, сопровождаемой экономической безопасностью и ощущением упорядоченности своего будущего. Сильные державы мира, имеющие интересы в этом регионе, все видят стабильность как антидот тем тенденциям, которые их тревожат - исламскому экстремизму, вооруженной оппозиции правящим режимам, грязной борьбе за власть и богатство.





Политком Ру,
15 сентября 2002

США в Центральной Азии: скрытая угроза нестабильности

И.Звягельская

В ответ на вызов 11 сентября была создана антитеррористическая коалиция, США провели военную операцию против движения "Талибан" в Афганистане, разместив при этом свои вооруженные силы в государствах Центральной Азии. Сейчас, как представляется, можно уже без эмоций оценить ситуацию, которая сложилась в результате изменения геополитического соотношения сил в этом регионе, рассмотреть возможные последствия военного присутствия США и сделать некоторые прогнозы на будущее. Очевидно, что немедленных результатов (позитивных или негативных) от размещения американских войск и частично вооруженных контингентов их союзников не последовало. До сих пор сохраняется возможность развития ситуации в противоположных направлениях. Сам по себе драматический поворот в балансе сил и обозначившаяся возможность снижения ответственности России за безопасность Центральной Азии не привели к сокращению связей нашей страны с государствами этого района.

Рассматривая возможные последствия американского присутствия в Центральной Азии, можно выделить два уровня их проявления - международный и собственно региональный. На международном уровне наиболее очевидным является провозглашенное намерение США найти плацдарм для проведения военной операции против Аль-Каиды, а затем для контроля над ситуацией в Афганистане, где после разгрома талибов осталось много нерешенных политических, социально-экономических и военных проблем. Сможет ли Афганистан сохраниться в качестве единого государства, насколько долго и какими средствами можно будет обеспечить там хотя бы относительное спокойствие - все эти вопросы пока не имеют однозначного ответа. Намерение США осуществлять контроль над Афганистаном с максимально близкого расстояния имеет свой резон. Однако многие эксперты неоднократно задавали вопрос, является ли афганское направление единственным в наборе военно-политических целей Вашингтона. Иными словами, только ли положение в Афганистане и цели антитеррористическо й операции в этой стране продиктовали намерение США достаточно прочно обосноваться в Центральной Азии, в которой они никогда до этого не присутствовали и о которой имели самое приблизительное представление.

Если на первоначальном этапе у некоторых российских экспертов имелись наивные представления о том, что, решив проблемы в Афганистане, США уйдут из региона, то сейчас очевидно, что эти оценки были неверными. Во-первых, на решение этих проблем, требуется неопределенно долгое время, а, во-вторых, существуют и другие аспекты военно-стратегического планирования, помимо Афганистана, которые так или иначе связаны с закреплением на новых плацдармах.

Среди них можно назвать, например, задачу сдерживания Китая, которую США могут частично решать с расположенной в Киргизии базы Манас, откуда можно контролировать те районы КНР, где размещены ракетные установки. Немаловажной задачей является также создание потенциальной угрозы для так называемых "проблемных" государств. К ним в США, как известно, относят Иран, Ирак, Северную Корею - впрочем, список может быть произвольно расширен. Произвольно потому, что, например, даже дружественный США саудовский режим может в перспективе отдалиться от Вашингтона, и соответственно, обрести шансы оказаться в ряду "злостных". Существует и такая точка зрения: базирование в Центральной Азии может помочь США в осуществлении планируемой операции по свержению иракского режима. Это представляется маловероятным, учитывая расстояние и необходимость в этом случае использовать воздушное пространство недружественных для США государств. Однако вполне возможно использовать территорию Центральную Азию для резервного базирования (а затем и основного) в случае развития опасной военно-политической нестабильности в Пакистане.

Еще более важным, чем военный, является политический аспект проблемы. В любом случае США для продолжения антитеррористической кампании и для борьбы с режимами, которые, по их утверждениям, поддерживают террористов или обладают оружием массового уничтожения и способны в силу своей непредсказуемости легко пустить его в ход, нужны не только и не столько базы, но и политическая поддержка различных государств, прежде всего мусульманских. В этом смысле Центральная Азия также может рассматриваться Вашингтоном как дополнительный резерв при создании коалиций. При этом неважно, что в этих странах утвердились светские режимы (с ними США легче иметь дело). Гораздо важнее восприятие этих государств как мусульманских в самом мусульманском мире. Однако реализация подобной задачи (если она ставится) представляется весьма проблематичной. Во-первых, она невозможна без учета позиции России, к которой в Центральной Азии продолжают прислушиваться. Во-вторых, согласие самих режимов на политическую поддержку военных авантюр

США может привести к их делегитимизации в том же мусульманском мире, выступающем категорически против американских военных ударов по Ираку.

Последствия долгосрочного американского присутствия могут оказаться труднопредсказуемыми и для региона. Проблема заключается не в том, насколько географически удобна эта зона для выполнения военных задач, а в том, что американское базирование (или присутствие) осуществляется не в пустыне, а на территории государств с определенным политическим строем и традициями, где оно может вызвать в перспективе негативную реакцию части все более традиционализирующегося местного населения. Сейчас общая политическая ситуация отличается большей стабильностью и предсказуемостью. Разумеется, оппозиционные группы, прежде всего исламистского толка, не исчезли, поскольку порождающая их социально-политическая среда осталась прежней, но они опасаются прибегать к тактике открытых вооруженных выступлений. Американское присутствие способствовало и началу переговоров по урегулированию ряда спорных пограничных проблем между отдельными государствами Центральной Азии. Оно сопровождалось определенными финансовыми вливаниями и обе щаниями об оказании масштабной экономической помощи. Однако в целом размещение американских военных в регионе непосредственно не направлено на стабилизацию обстановки в отдельных государствах - не потому, что США не хотят стабильности, а потому, что цели их базирования не включают внутриполитического аспекта.

Вместе с тем нельзя утверждать, что развитие внутриполитической ситуации в Центральной Азии всегда будет безразлично Вашингтону. Утверждение авторитарных режимов в независимых государствах Центральной Азии было исторически оправдано. Там, где эти режимы оказались достаточно мощными, они на первоначальных этапах независимого развития способствовали сдерживанию тенденций к политической анархии. В то же время авторитаризм всегда несет с собой серьезные издержки, препятствуя легитимизации и включению в общую внутриполитическую структуру оппозиционных сил, особенно умеренных исламских политических партий и организаций (исключением является только Таджикистан, переживший трагедию гражданской войны и проявивший способность к политическому компромиссу между оппонентами).

Дальнейшая маргинализация умеренных исламистов, готовых к сотрудничеству со светскими силами, ведет лишь к росту экстремистских радикальных настроений среди сторонников политического ислама. В этих условиях недопустимы как чрезмерная подозрительность и даже враждебность в отношении исламизма, диктующие жесткие запретительные меры, так и призывы к немедленной демократизации по западному образцу. Учитывая политическую популярность исламистов, немедленное проведение свободных выборов может способствовать приходу к власти таких сил, для которых демократические свободы окажутся абсолютно неприемлемыми. В сложившихся условиях, если США предпримут попытки форсировать процессы демократизации в тех центральноазиатских государствах, где имеется их базирование, результаты могут оказаться контрпродуктивными и привести к новому витку нестабильности.

Высокая степень военно-политической неопределенности как на глобальном, так и на региональном уровне вряд ли может быть снижена в результате односторонней американской военной активности. Нельзя исключать, что действия США в долгосрочном плане могут, даже вопреки их желанию, привести к осложнению обстановки, в том числе и в Центральной Азии, где местные режимы пока склонны рассматривать американское присутствие как наилучшую гарантию своей безопасности.




EurasiaNet,
11 сентября 2002

Куда пошли деньги выделенные США странам Центразии после 11 сентября. Самый добросовестный - Таджикистан..?

А.Аппельбаум

Год спустя: экономический курс стран Средней Азии не претерпел изменений.

Центральная Азия оказалась в центре внимания мирового сообщества после терактов 11 сентября. Когда американцы и их союзники начали осенью 2001 г. создавать в этом регионе военные аванпосты, некоторые экономисты предполагали, что Узбекистан, Кыргызстан и другие государства используют оказанное им внимание для расширения торговли и проведения экономических реформ. Однако этого так и не произошло.

Руководство США не стало связывать помощь с проведением экономических реформ, а среднеазиатские республики решили не направлять доходы, полученные в результате помощи и по итогам визитов высокопоставленных иностранных деятелей, на улучшение инвестиционного климата или на повышение уровня жизни своих народов. Казахстан и Азербайджан продолжают возлагать все надежды на нефть и газ, Кыргызстан опирается на традиции горнодобывающей и сельскохозяйственной отраслей, а Узбекистан установил высокие импортные тарифы и отказывается вводить конвертируемость национальной валюты. Проводимая среднеазиатскими странами экономическая политика угрожает стагнацией, которая в прошлом году уже нависала над странами региона. Обласкав среднеазиатские страны деньгами и вниманием, антитеррористическая коалиция не позаботилась о том, чтобы провести необходимые экономические реформы.

По мнению многих экспертов, среднеазиатские государства не проводят экономических реформ отчасти потому, что их новые союзники на них не давят. В Казахстане и других странах сфера бизнеса и правительство заражены коррупцией; американский конгрессмен-республиканец от штата Нью-Джерси Крис Смит предлагает принять закон, в котором бы "порицалась" система привилегий, созданная президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. Закрытым обществом остается Туркменистан. Некоторые экономические реформы были проведены в Таджикистане и Узбекистане, хотя эти страны так и не смогли выйти на мировые рынки. Кыргызстан весной 2002 г. столкнулся с массовыми гражданскими беспорядками, летом на шахте в результате несчастного случая погиб человек. В целом страна может рассчитывать на экономический рост в еще меньшей степени, чем в середине 1990-х гг.

Присутствие в регионе американских солдат и сотрудников международных организаций привело к росту цен, однако более оживленная торговля не вылилась в создание системы, способной обеспечить экономический рост. "Без проведения в качестве первого пункта повестки дня [рыночно-ориентированной] политики и без настоящей внутренней потребности в экономической реформе, - говорит Иан Бреммер, глава консалтинговой фирмы "Eurasia Group", - трудно ожидать какого-либо прогресса".

Стремясь покончить с нестабильностью, порождаемой экстремистами, администрация Буша предпочла бы покупать нефть у стран, которые не оказывают помощь радикальным исламистам. Это может вылиться в надежные инвестиции в богатый нефтью Казахстан и другие прикаспийские государства. Когда зимой в Грузию прибыли американские военные инструкторы, некоторые наблюдатели начали рассуждать о стратегическом значении этой страны, по территории которой на американский и европейский рынки будут транспортироваться нефть и газ. Однако бурение, выкачивание и очищение ископаемого топлива не может привести к существенному повышению уровня жизни, если правительства не позаботятся о том, чтобы направить нефтяные доходы на повышение уровня жизни населения и развитие социальной сферы.

После образования антитеррористического альянса США объявили о том, что Казахстан является страной с рыночной экономикой. Однако, несмотря на этот статус, - говорит Бреммер, - Казахстан "скатывается назад", поддерживая неэффективные отечественные компании и отпугивая иностранных инвесторов. Вскоре после назначения Имангали Тасмагамбетова премьер-министром агентство "Интерфакс" привело его заявление, что государство должно стать "локомотивом", тянущим за собой отечественные компании, и увеличивать производство продукции, способной замещать импортные товары.

В то время как российские энергетические компании всячески обхаживают иностранных инвесторов, Казахстан ведет дело к ослаблению потенциала собственного экономического развития. "Думаю, что инвестиционный климат ухудшился в результате действий самих правительств региона, таких, как решение Казахстана о повышении доли на рынке отечественных товаров, - говорит эксперт по Каспийскому региону Джулия Нанэй из Petroleum Finance Company. - Не думаю, что американское военное присутствие имеет какое-либо значение для принятия компаниями решений об инвестициях".

Впрочем, заблокировать экономический рост вполне могут и менее очевидные факторы, такие как внутренний раскол в обществе. По словам Андерса Аслунда, члена совета Фонда Карнеги за международный мир, наблюдая выходки Назарбаева, казахстанские служащие чувствуют все большее отвращение к происходящему и в скором времени будут работать на раскол общества, а не на его процветание. Оппозиция, говорит Аслунд, является отражением общего разочарования профессионалов, "которые считают, что Казахстан заслуживает лучшей судьбы", чем режим квази-непотизма. Если Казахстан не предпримет меры по обеспечению прозрачности экономики и улучшению инвестиционного климата, то эти настроенные на реформы граждане будут и в дальнейшем испытывать чувство разочарования, даже если американские и другие зарубежные компании начнут покупать все больше и больше нефти. Аналогичную обеспокоенность выражает Марта Блэксол, независимый эксперт по Узбекистану, которая считает, что Каримов будет продолжать политику преследования свободы слова и поощрять непрозрачность до тех пор, пока США будет в нем нуждаться. Эта позиция также может отпугнуть иностранных инвесторов и помешать развитию предпринимательства.

Разумеется, в Узбекистане были проведены некоторые позитивные реформы. Например, были снижены налоги на предпринимательскую деятельность, что Фиона Хилл из Брукингского института считает обнадеживающим признаком. Президент Ислам Каримов пошел также на некоторые уступки силам, представляющим интересы свободного рынка. "Президент Каримов частично либерализовал рынок хлопчатника, предпринял меры по стимулированию развития мелких и средних предприятий и более эффективному регулированию торговли", - замечает Бреммер. В то же время сообщается, что ставшее темой анекдотов упрямство Каримова, касающееся повышения тарифов на импорт и нежелания ввести конвертируемость национальной валюты, мешает притоку товаров на узбекские базары и вызывает протесты, которые, в свою очередь, могут отпугнуть потенциальных инвесторов.

Поводы для бегства инвесторов создал и Кыргызстан. В марте в Аксыйском районе произошли столкновения между демонстрантами и милицией, которые привели к гибели пяти граждан; в начале сентября произошли новые марши протеста и новые аресты. В июле на шахте "Кумтор", принадлежащей канадской компании, в результате несчастного случая погиб человек, что привело к приостановке работ на месторождении. Этот шаг, - сообщает агентство "Интерфакс", - привел к тому, что 21 августа Международный валютный фонд принял решение о снижении на несколько пунктов прогноза экономического роста страны. Присутствие американских солдат и военнослужащих других стран в пригороде столицы не решает проблем Кыргызстана. В то время как Каримов перемежает свою репрессивную политику с приемами высокопоставленных иностранных гостей, киргизский президент Аскар Акаев сталкивается с усиливающимся недовольством частично безработного населения и ростом влияния организованной оппозиции.

Некоторого прогресса добился Таджикистан. В феврале МВФ отчитал правительство за неправильно составленный отчет по ранее выделенному займу, однако Аслунд положительно оценивает попытки сократить дефицит бюджета, удержать инфляцию на низком уровне и обслуживать иностранные долги. Это скорее отдельные шаги, чем какой-то существенный перелом, но даже учитывая фактор неожиданных нападений и военных кампаний, экономический прогресс набирает силу, претерпевая многочисленные корректировки и следуя различным схемам.

Наряду с более широкими последствиями, воздействие терактов на экономику стран Средней Азии со временем будет усиливаться. По словам Бреммера, американские высокопоставленные лица, посещающие столицы среднеазиатских стран, рассказывают о своих впечатлениях в вечерних новостях, что может привлечь внимание инвесторов. А если военнослужащие Альянса приживутся в Узбекистане и Кыргызстане, то это может привести к появлению новых экономических возможностей. Блэксол замечает, что американцы "начинают привозить [в Узбекистан] некоторые товары, в том числе продовольствие". Ход войны с терроризмом непредсказуем, но не менее непредсказуемо ее воздействие на экономику государств Средней Азии.




Газета СНГ,
10 сентября 2002

Центральноазиатские хитросплетения

Анатолий Волк

Вчерашний день ознаменовался активизацией контактов президентов стран Содружества. Аскар Акаев прилетел в Сочи, чтобы побеседовать с Владимиром Путиным о киргизско-российских отношениях, а Ислам Каримов побывал в Астане, где обсудил с Нурсултаном Назарбаевым широкий круг проблем казахстанско-узбекского взаимодействия.

Справедливости ради стоит отметить, что Каримов и Назарбаев встречались под конкретным предлогом - завершить процесс юридического описания госграницы. Президенты успешно выполнили эту задачу, поставив свои подписи под договором "Об отдельных участках казахстанско-узбекской государственной границы", в соответствии с которым два ранее спорных участка - Багыский, и Арнасайский - перешли Казахстану, и один - Нсан - Узбекистану. Урегулировав вопрос с госграницей, президент Назарбаев предложил Исламу Каримову в будущем объединиться в единое государство. Как выяснилось, Нурсултан Назарбаев уже давно вынашивает эту инициативу, поскольку поручил казахстанской интеллигенции проводить агитацию за эту идею. Президент Казахстана рассудил, что "человеческая жизнь коротка, президентская власть еще короче, и если думать о будущем", то необходимо не только дружить с узбеками, но и объединяться. Очевидно, что эта идея президента Казахстана оказалась новостью для его узбекского коллеги. Ведь в ответ Ислам Каримов лишь ограничился фразой о том, что в Узбекистане живут более миллиона казахов и многие узбеки - граждане Казахстана.

Между тем представляется, что озвученное Назарбаевым решение объединить казахов с узбеками - ни что иное, как элементарный политический ход. Как известно, в именно Ислам Каримов "отвоевал" у интегратора Нурсултана Назарбаева роль "первой скрипки" в центральноазиатском регионе. Что же касается объединения Казахстана и Узбекистана, то, по мнению аналитиков, это вряд ли возможно в принципе.

Другое дело, что свое интеграционное предложение Ташкенту Нурсултан Назарбаев сделал, по всей видимости, в пику Москве, которая за последнее время несколько отдалилась от Астаны и, похоже, нашла себе нового союзника в Центральной Азии в лице Бишкека.

По признанию Владимира Путина, Аскар Акаев заехал в Сочи, чтобы "придать дополнительный импульс" российско-киргизскому взаимодействию по всем направлениям. Российский президент же при всей загруженности своего рабочего графика намерен совершить ответный визит в Бишкек еще в этом году. Бишкек позволяет Москве помогать решать проблемы внутреннего характера. Путин в очередной раз пообещал Акаеву сделать все, чтобы способствовать той политике, которую проводит президент Киргизии.

Чем же вызвана такая активизация российско-киргизских отношений. В немалой степени перспективами, которые намечаются в сфере военно-технического сотрудничества. На сочинских переговорах Владимир Путин выразил уверенность, что Россия и Киргизия "могут совместно работать на экспорт" в области ВТС. Путин сообщил, что сейчас разрабатываются условия такой работы, и проекты соответствующих документов находятся на рассмотрении экспертов обеих стран. Кроме того, в рамках ВТС Россия и Киргизия могли бы сотрудничать в испытании вооружений. Со своей стороны, Аскар Акаев сообщил, что планируется совместно использовать в рамках ВТС приборостроительный завод и бывший завод электронных вычислительных машин в Киргизии.

Безусловно, сотрудничать с Россией в области ВПК - дело выгодное. В частности, для Киргизии, которой, в отличие от других центральноазиатских республик, как известно, не приходится рассчитывать на закрома нефти, газа и других полезных ископаемых. А союзника лучше иметь, как говорится, "бедного, но честного".




Время новостей,
3 сентября 2002

Туркменбаши переплюнул Троцкого. Туркменский нейтралитет будет поддерживать трудовая армия

Великий сердар туркменского народа Сапармурат Туркменбаши продолжает удивлять мир своими "историческими" решениями. Переименовав календарь, вождь очередной раз задумался о том, как наилучшим образом обустроить жизнь на вверенном ему пространстве, и пришел к выводу, что окончательное счастье наступит, когда на просторах родины появятся бойцы трудовых армий. Авторство этой идеи, как известно, принадлежит Троцкому, который реализовывал ее в военное время, как позже делал это и Сталин, фактически создав трудовые армии из ссылаемых в Казахстан советских немцев. Однако "глава всех туркмен" оказался первым, кто делает это в мирное время.

12 алп арслана (августа) 2002 года президент Туркмении принял постановление №5928 "О создании в вооруженных силах специализированных воинских соединений и их закреплении за отраслями народного хозяйства". Газете "Время новостей" удалось получить в свое распоряжение факсимильную копию этого документа, который имеет почему-то закрытый характер.

Это странно, потому что уже в преамбуле постановления Туркменбаши обращается непосредственно к соотечественникам, напоминая им, что они "вступают в золотой век с большими успехами во всех отраслях экономики", однако "построение благополучной жизни требует работы, объемы которой постоянно увеличиваются". Затем, ссылаясь на "священную Рухнаму", "великим творцом" которой он сам и является, вождь указал, что молодежь, призванная на военную службу, "отдаст трудовой долг государству, оказывая содействие министерствам и всем отраслевым ведомствам". Список оных прилагается в приложении к постановлению и насчитывает 28 позиций. Министерство здравоохранения, к примеру, получит 1000 призывников, речное и морское пароходства по 250, ассоциация "Туркменское животноводство" -- 300, а госкомитет по физкультуре и туризму всего 100 призывников. Хякимлики (администрации) всех четырех областей страны получат по 1000, а ашхабадское городское начальство -- 1500 призывников.

Всего же министерствам и ведомствам надлежит не только принимать в "специализированные воинские подразделения" ежегодно по 20 тысяч граждан, но и обеспечить их работой, жильем и пропитанием.

Призыву на 2 года подлежат все граждане мужского пола в возрасте до 35 лет, независимо от того, проходили ли они срочную службу или нет. Никаких отсрочек от службы "на благо государства" по медицинским показаниям не предусматривается. Не получат отсрочку, как это было раньше, ни единственные сыновья престарелых родителей, ни "отцы двух и более детей".

Поскольку воины трудовых армий не будут получать зарплату, то государственная казна, по замыслу Туркменбаши, существенно пополнится в результате того, что подметать мусор на дорогах, подавать чай в поездах или ухаживать за больными в больницах будут трудармейцы. Не обойдется ли ведомствам дороже кормить, одевать и предоставлять ночлег дармовой рабочей силе -- на этот счет никаких подсчетов не делалось. Заниматься этим туркменским государственным мужам было некогда, идея вождя высказана на Народном совете за несколько дней до принятия постановления, и ее надо было срочно воплощать в жизнь. Первые трудармейцы получат свои повестки уже в ближайшие недели.

Теперь г-н Ниязов может быть спокоен, он фактически упредил и возможность вооруженных бунтов в стране, ведь все мужчины в боевом возрасте теперь уж точно будут лишены возможности учиться военному мастерству. Впрочем, боевая подготовка в туркменской армии уже давно стала анахронизмом, как рассказал газете "Время новостей" подполковник из Ашхабада, оружие солдатам уже перестали выдавать и раньше, отобрали у них даже штык-ножи и вместо них выдали дубинки, но не резиновые, а деревянные. Изъято личное оружие и у офицеров. На руки его получают только дежурные по части. Действительно, чего бояться нейтральной стране?




Навигатор,
10 сентября 2002

Кланы и коррупция в Узбекистане

Алишер Таксанов

Несмотря на модернизацию общества, которое проводилось вначале царской Россией, затем Советским Союзом, а в последнее десятилетие – президентом Исламом Каримовым, Узбекистан был и остается страной с восточной системой деспотии и экономики. Это связано с тем, что здесь тысячелетиями формировался и развивался азиатский способ производства с соответствующей политической надстройкой и социальной структурой. В итоге Узбекистан можно характеризовать как государство, в котором сильны влияния общины и, тем более, родоплеменные отношения являются вполне традиционными и естественными в системе государственного управления. Институализация кланов происходит совместно с национальным возрождением и самоидентификацией этносов. Нужно сказать, что этот процесс вполне объективен и укладывается в рамки тех явлений, что происходят в настоящее время на всем постсоветском пространстве.

Кланы в Узбекистане отличаются от кланов, к примеру, Казахстана, Туркменистана или Кыргызстана. Дело в том, что в трех последних республиках население издревле вело кочевой образ жизни (их еще называли киргизами), у них сохранились родоплеменные отношения и соответствующие связи с другими племенами, органами власти, собственностью и управлением ресурсами по так называемой "вертикали". В Узбекистане основным лейтмотивом в формировании кланов лежал территориальный фактор (по горизонтали), поскольку местное население вело оседлый образ жизни (население называли "сартами"). В связи с этим образовалось землячество, когда родственные связи велись по отношению к тому или иному поселку, региону.

В советский период клановые отношения нивелировались коммунистической идеологией. Тогда КПСС было объявлено о создании единого народа на пространстве СССР – советского, поэтому национальные и этнические особенности официально не имели существенной роли. Между тем население Узбекистана, как и всей Средней Азии не пережило капиталистический уклад хозяйствования, который, как известно, стирает территориальные или племенные различия, переводя этносы в ранг наций. Поэтому кланы сохранили свое влияние, просто официальная пропаганда старалась негласно привлечь на свою сторону эти кланы. Несмотря на то, что коммунистическая идеология стремилась затемнить такой фактор самоидентификации как племенная принадлежность, между тем в быту и на неофициальном уровне клановая принадлежность играла большую роль, особенно при подборе и расстановке кадров.

Большевики не смогли уничтожить кланы, несмотря на предпринятые в 20-50 годах физический террор и в последующем – политические преследования. Азиатское общество с патриархальным менталитетом сумело противостоять всем натискам коммунизма, более того, оно сумело сохранить общины, а в настоящее время они играют не последнюю роль в самоуправлении граждан. Нужно отметить, что большевики понимали сложность работы в восточном обществе и поэтому всячески учитывали менталитет и сложившуюся социальную структуру и общественные отношения в Центральной Азии. Не зря был введен институт вторых секретарей, то есть когда на пост второго секретаря компартии различного уровня (районов, городов, областей, республики) назначался человек славянской национальности, который осуществлял роль буфера между кланами, и этим самым соблюдался стратегический баланс интересов всех региональных группировок.

Кланы всегда стремились к власти – это аксиома. Интересы своего рода (землячества – в условиях Узбекистана) были превыше всего, и вступление в КПСС для членов клана не было противоестественным, если это имело значение для самого клана. Необходимо вспомнить, что руководящие должности в СССР предоставлялись только коммунистам, и поэтому в Центральной Азии было немало членов КПСС, которые не столько были верны догматам и постулатам большевизма, сколько стремились получить доступ к ресурсам и перераспределить их в интересах своего клана. Вспомним, что, например, в Туркменистане членство в колхозах часто определялось принадлежностью к тому или иному племени. Как отмечают эксперты Аскат Дукенабев и Валимжан Танырыков, до сих пор практически все казахи, кыргызы и туркмены (кроме городских жителей) знают свою племенную принадлежность.

Советская система закрывала глаза на клановый интерес и позволяла им добывать материальные блага и укреплять социальный статус благодаря плановой схеме распределения. Естественно, взамен требовалась "преданность" идеям и догмам коммунизма. Представители кланов, находясь у рулей управления (Госплан, Госснаб, Минторг, Потребкооперация, Минфин и прочие министерства и ведомства, регулирующие экономику), умели направлять финансовые и материальные потоки в свои регионы, обеспечивая необходимый жизненный уровень своего клана. Порой это происходило за счет хищений, взяток и прочих криминальных деяний, но для защиты своих представителей кланы держали своих людей в органах контроля (милиция, прокуратура, КГБ, суды). Кланы выполняли волю Москвы, но в то же время решали вопросы собственного благополучия. Нереальные планы съездов партии выполнялись приписками, а реальные материальные ресурсы направлялись в регионы для поддержки не общегосударственных или общехозяйственных задач, а для решения задач локального уровня. Это устраивало Москву, это устраивало и Ташкент.

В середине 80-х годов кланам был нанесен серьезный удар. Началась партийно-административная чистка, которая закончилась громким так называемым "узбекским делом" - фактами о приписках в хлопковой отрасли Узбекистана. "Вдруг" обнаружились хищения социалистического имущества на миллиарды рублей. Впрочем, подобное было и в других республиках Центральной Азии и Кавказа (где родоплеменные и общинные отношения являлись главенствующими), но основной удар советской карательной машины был нанесен Узбекистану. Репрессии подверглись представители многих кланов, этим самым Москва обезглавила самые могущественные региональные группировки. В материально-финансовом смысле также был нанесен серьезный удар – государство конфисковало ценности у членов клана. В этих условиях на политическую арену пришел человек, который не имел никакой поддержки в кланах и не представлял никого из кланов – Ислам Каримов, партийный функционер. Он стал лидером ЦК Компартии Узбекистана, хотя ранее этот пост предоставлялся исключительно представителю клана. В тот момент кланы, боясь новых репрессий, не посмели организовать "сопротивление", как это было сделано, к примеру, в Казахстане жузами (ордами), когда на "смену" казаху Кунаеву пришел русский Колбин. То есть негласный "договор" между Москвой и среднеазиатскими кланами был нарушен.

С распадом СССР и образованием новых независимых государств кланы восприняли духом и под лозунгом национальной независимости, возрождения стали проводить свои идеологические установки. Пошла борьба между советско-партийной номенклатурой, которая уже не имела никакой поддержки у населения, и кланами, которые имели большое влияние через восточное мировоззрение, религию, общественные связи, а также накопленное за годы советской власти материальное состояние.

В Таджикистане это имело трагический исход – началась гражданская война. При СССР все лидеры республиканского отделения КПСС постсталинской эпохи были уроженцами Ленинабада (Ходжанда), то есть внутренняя политика в Таджикистане определялась принадлежностью первого секретаря к тому или иному региону. Нужно добавить, что те учитывали фактор конфронтации и всегда делились властью со своими "союзниками" из других регионов республики. Баланс был нарушен в 1991-92 годах, когда лидеры из восточных районов Таджикистана объединились с представителями кланов Курган-Тюбы. Они стремились отстранить от власти представителей Ленинабадской и Кулябской областей. Религиозный фактор был привнесен позднее – нужно было объединить людей для борьбы с коммунизмом, и ислам стал консолидирующим звеном для кланов. В действительности шла борьба за ограниченные ресурсы республики. Институт вторых секретарей был нарушен, связи с Москвой – слабые, влияние прежних государственных структур – слабое. Таджикистан был страной, где родоплеменные отношения (тоже, как и в Узбекистане, территориальные) имели важное значение. Каждый клан стал стремиться перетянуть на себя финансовые и материальные потоки. Возник конфликт между ними (горно-бадахшанцами, кулябцами, памирцами, ленинабадцами, душанбинцами и пр. кланами по земляческой форме), который перерос в гражданскую войну.

В Кыргызстане учли это, и власть всячески стала заигрывать с кланами: Аскар Акаев перераспределил министерские портфели и должности в правительстве с учетом интересов кланов, тем самым получив относительную стабильность (последние события, впрочем, доказывают, что концептуально проблема так и не разрешена). Конечно, и Ислам Каримов, будучи президентом-прагматиком, не мог не учитывать того, что кланы могут сдетонировать политическую систему в Узбекистане и привести к острому политическому конфликту (как это имело место в Таджикистане, а еще раньше – в Афганистане), если не удовлетворить их амбиции и требования. Но, с другой стороны, стремясь удержать власть и предотвратить вариант по таджикскому сценарию, он стал укреплять систему личной (президентской) власти.

Сказать, что это привело к стабильности – трудно, но в данный момент президент силой репрессий и личностного фактора выполняет роль того стратегического баланса, который ранее играл институт вторых секретарей. Кланы требуют многого – им нужна власть для получения огромных ресурсов, которыми располагает Узбекистан (природными, материальными, финансовыми), и они вряд ли удовлетворятся теми "подачками", что им сейчас предоставляет нынешняя власть.

Конечно, Каримов стремится контролировать кланы, особенно когда коррупция приобретает огромные масштабы. Не секрет, что, согласно данным на конец 90-х годов, по уровню коррупции Узбекистан в мире занимал пятое место, уступая лишь Камеруну, Нигерии, Азербайджану, Югославии. Этот фактор стал пугающим для многих западных предпринимателей. Коррупция как паутина пронзила всю систему власти. Но коррупция в Центральной Азии – это система кланов, которая через своих представителей в органах власти решает собственные проблемы за счет государственных ресурсов. В этом и проявляется специфика восточной коррупции.

Вспомним, как осенью 1998 года в Самарканде и Навои президент пытался противодействовать влиянию коррупции и кланов. Так, в Навоийской области в коррупции был уличен хоким Хает Гаффаров. Как заявил сам президент Ислам Каримов, "в деятельности хокима появились такие недостатки, как семейственность, кумовство. Он забыл, что основной долг хокима – жить заботами о народе. Попав под влияние подхалимов, он, используя служебное положение, стал выполнять их желания". Естественно, Х.Гаффаров стал подбирать себе кадры, лично преданные ему. В итоге за несколько лет им было заменено 90% районных и городских хокимов, 100% управленческого аппарата, руководителей сферы экономики и культуры, общественных организаций.

Руководитель Самаркандской области Алишер Мардиев на все ведущие и официальные должности назначал только своих людей. Это касалось не только правоохранительных и налоговых органов, но и биржи труда, банков, муниципалитетов и других. Стоит привести цифры: за короткий срок были освобождены от должности хокимы 11 городов и районов, руководители многих областных организаций. Нужно отдать должное Президенту Каримову, заявившему, что "нельзя терпеть ситуацию, когда место освобождается для какого-то конкретного лица, если это "лицо" близко к руководству, и оно назначается в связи с родственными и приятельскими отношениями".

В течение последних пяти лет президент Узбекистана пытается уменьшить влияние теневой экономики, порожденной не только несовершенством экономической системы, ее правовым полем, но и коррупцией. Кланы проявляют интерес к наличию огромного количества барьеров, позволяющим им "регулировать" частный сектор, получать бюрократическую ренту. В свою очередь, они создают предприятия, имеющие облегченный доступ к валюте, природным ресурсам. Кланы все больше приобретают экономическую самостоятельность. Стоит вспомнить, что некоторые кланы контролируют огромные сферы экономики Узбекистана, в частности, хлопок, зерно, внешнюю торговлю, инвестиции, золотовалютный запас страны, нефтегазовую отрасль, энергетику и телекоммуникации. Даже крупные оптовые рынки в г.Ташкенте контролируют одна семья.

Персонализация личностей, которые представляют эти кланы, весьма опасна для автора этой статьи, но нужно заметить, что "кукловоды" все время находятся в "тени", оттуда дергая ниточки и приводя в движение марионеточную бюрократическую машину. С другой стороны, некоторые эксперты утверждают, что кланы также контролируют организованную преступность, а также наркотрафик из Афганистана. Существует версия, что февральские события 1999 года (террористические взрывы в Ташкенте) были организованы кланами в отместку за кадровые перестановки в правительстве. К сожалению, сейчас трудно отслеживать эти явления в виду серьезной опасности для исследователей.

Постоянная смена глав региональных администраций (хокимов) не приводит к желаемым результатам, поскольку кланы "выталкивают" инородцев из своего региона или склоняют их на свою сторону. Практически президент Узбекистана бессилен что-либо сделать, ибо ему противостоят серьезные слои общества, имеющие скрытые резервы для влияния (экономические, религиозные, политические). Пока И.Каримов не трогает их, кланы устраивает статус-кво, но сколько это будет продолжаться – не знает никто, хотя прогнозировать ситуацию вполне возможно.

В настоящее время доля теневой экономики в Узбекистане составляет от 40 до 60% ВВП. Это огромные ресурсы, которые проходят мимо государства, его бюджета, в то же время эти средства оседают в личных запасниках кланов. Они имеют своих представителей во всех властных структурах – милиции, судах, финансовых и налоговых органах, таможне, региональных администрациях, в экономике - частном секторе (СП, фирмы, предприятия) и государственном (стратегические запасники, контрольные пакеты акций), которые обеспечивают стабильный приток средств и обеспечивают защиту всех финансовых потоков. Кланы создают реальную экономическую и политическую угрозу государству.

Естественно, процессы демократизации страны их нисколько не устраивают. Им не нужна свободная и независимая пресса, которая раскрывала бы все махинации региональных группировок, не нужен самостоятельный парламент, контролирующий все финансовые и бюджетные потоки государства, не


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ