Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №59(15.09.2002)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


«Белорусская газета» №35,
9 сентября 2002

Основной инстинкт дороже основного приоритета

Виктор Мартинович

В предвыборной программе Александра Лукашенко «За сильную и процветающую Беларусь» интеграция с Россией была названа «основным приоритетом» внешней политики. В области союзных отношений он обещал две вещи: дальнейшее укрепление союза и сохранение государственного суверенитета Беларуси. Теперь президенту приходится лихорадочно соображать, каким из зароков поступиться: интеграцией или независимостью.

В силу того, что предвыборная программа писалась уже под действующего главу государства, документ был разбит на две части: итоговую, где белорусам сообщалось о достижениях первого президента Беларуси за семь лет, и содержательную, где объяснялось, ради чего его стоит оставить на занимаемом посту еще на пятилетку.

В итоговой части Лукашенко, как водится, ругал предшественников: «Дорогие соотечественники! Друзья! В канун первых президентских выборов мы были сброшены в пучину системного кризиса государства. (...) Коррупция парализовала работу власти. По живому разрезаны традиционные связи братских народов».

Далее говорилось о том, как президент эти связи восстановил. Подразумевалось, судя по всему, подписание двух редакций союзного договора и создание огромного количества исполнительных структур, которые Путин метко назвал «шелухой».

Параллельно с обещанием окончательно объединиться (т.е. утратить суверенитет) Лукашенко обещал сохранить независимость страны. Причем ставил поддержание независимости (читай: отсутствие реальной интеграции) себе в заслугу: «Вместе с вами - и это самое главное - впервые за всю историю нашего многострадального белорусского народа, именно при своем первом президенте мы построили подлинно независимое и суверенное государство, с которым считаются и будут считаться как на Западе, так и на Востоке».

Если интеграцию Лукашенко называл суверенитетом, то сохранение суверенитета - «вопросом особой важности»: «Это достояние народа и не может быть подвергнуто сомнению никем и никогда... Белорусский народ сам будет определять свою судьбу».

Лукашенко безмятежно строил «подлинно независимое государство» и союз с Россией вплоть до санкт-петербургской встречи с Путиным. Июньский визит белорусского президента в Россию стал первым очевидно не удавшимся. Это было видно по испуганному молчанию официальной прессы сразу после визита. Лукашенко хотел показать всему славянскому миру, что дорог Путину не меньше Буша, но не сумел. А двумя днями позже и вовсе наступила полная и окончательная ясность. 13 июня Путин, по всей видимости, отвечая на письмо, оставленное Лукашенко в Петербурге, безжалостно отрезал: «Нужно, чтобы наши партнеры поняли и определились, чего они хотят... Пытаться восстановить СССР за счет экономических интересов России нельзя, поскольку это усилит центробежные силы внутри страны и ослабит Россию экономически».

Тогда же упало каменное слово ВВП про ВВП Беларуси, составляющее 3% от российского.

Лукашенко потребовалось два месяца, чтобы придти в себя. Его визит в Москву постоянно переносился, причем причины были смехотворными даже для неосведомленного во внутрибелорусских нюансах россиянина. Когда же 14 августа он все-таки добрался до Кремля, то получил вполне ясную схему интеграции. Путин предложил провести референдум о вхождении Беларуси в состав России, вместо союзного парламента сохранить Госдуму с избранными в нее несколькими депутатами от Беларуси, вместо союзного президента - провести в 2004г. выборы президента России.

Чтобы окончательно лишить славян иллюзии об интеграционных устремлениях Лукашенко, 30 августа путинская вербальная петиция была дополнена письмом с обстоятельным изложением этого и еще одного (не двух, как утверждает официальный Минск!) варианта объединения. Лукашенко это послание замалчивает, а когда через неделю о нем массированно (явно по отмашке из Кремля) сообщает вся электронная братия России, наша администрация смущенно заявила, что получила весточку только 5 сентября. Что-то в характере происходящего заставляет предположить, что секретари Путина будут заваливать Лукашенко напоминаниями о необходимости укрепления интеграции едва ли не каждый месяц. И обеспечивать этим письмам такую информподдержку, что никакое отключение российских каналов не поможет.

Параллельно симпатизирующие Лукашенко российские СМИ развернули кампанию по дискредитации белорусской оппозиции. Как будто кто-то их руками хочет предотвратить контакты Кремля и нескольких либералов в Палате представителей, на которых в России действительно возлагают большие надежды.

В результате событий, произошедших за три последних месяца, Лукашенко оказался в ситуации, когда любое его движение может привести либо к исчезновению поста президента Беларуси (т.е. срыву обещания сохранить суверенитет), либо к прекращению всякой интеграционной риторики (т.е. провалу основного приоритета внешнеполитической деятельности). Дзюдоист Путин выбил из рук хоккеиста Лукашенко основной популистский козырь - славянское единство. Неизвестно, чем последний будет (если будет) крыть на выборах третьего президента Беларуси.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ