Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №191(15.05.2008)
<< Список номеров
ВЗЕРКАЛЕ СМИ
СПОР О СТАТУСЕ СЕВАСТОПОЛЯ В КАНУН ЮБИЛЕЯ ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
НАМ ПИШУТ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

Русский Мир



Особенности развития российской диаспоры за рубежом

17.04.08. http://www.russkiymir.ru

 Василий Андреев

В конце 80 – начале 90 гг. прошлого века появились достаточно смелые прогнозы, суть которых сводилась примерно к следующему: социально-экономические и политические перемены в России приведут к значительному сокращению числа выезжающих из страны и наоборот – к активному возвращению эмигрантов на родину. Первоначально для подобных прогнозов были некоторые основания. Стоит вспомнить, например, сенсационный приезд в Москву Мстислава Ростроповича в дни августовского путча 1991 года, или возвращение Александра Солженицына.

С момента распада СССР прошло полтора десятилетия, но подобные прогнозы совершенно не оправдались. И даже определенное количество «возвращенцев», в первую очередь из Израиля за последние годы, никак не влияет на общую картину. Возникла новая, не похожая на прежние, «четвертая волна эмиграции», с характерными только для нее, неизвестными ранее особенностями.

Прежде чем переходить к характеристике постсоветской волны эмиграции, требуется экспликация самого термина. Классическая композиция эмиграционных волн выглядит следующим образом: первая волна – послереволюционная, относящаяся к 1917-1922 гг.; вторая – советские коллаборанты, западные украинцы, прибалты, другие невозвращенцы послевоенного времени; третья – эмигранты из СССР с 1965 г. до начала 90-х. Четвертая волна – постсоветская эмиграция.

Однако такая схема в целом уже не соответствует сложившимся реалиям. Главной характерной чертой всех волн эмиграции 1917-1991 гг. было неприятие в той или иной форме советской общественно-политической и (или) экономической системы. Постсоветская эмиграция, напротив, не связана с отношением покидающих страну к существующей в ней системе. Образно говоря, и после августа 1991 г., и после октября 1993 г. не было массового исхода из РФ противников курса российского руководства. Такая же картина наблюдалась и в последующие годы (отдельных «политических беженцев» в данном случае можно не учитывать). Поэтому правильнее было бы говорить не о «четвертой», а о первой постсоветской волне эмиграции. И дело тут не только и не столько в «порядковом номере», а в отмеченных выше особенностях новой «волны» по сравнению с предыдущими.

Отдельный вопрос – определение хронологических рамок четвертой волны. Казалось бы, все просто: раз эмиграция постсоветская, то и отсчет ее надо вести с момента распада СССР, т.е. с декабря 1991 года. Однако такой подход выглядит чересчур упрощенным. Многие авторы, например, П.М. Полян («Исследование о четырех волнах эмиграции». Рукопись. Фрайбург, 1998), считают, что отсчет четвертой волны следует вести с 1990 года, когда процесс либерализации политической жизни в стране действительно снял с повестки дня проблему въезда и выезда, когда выезжать стало можно легально, добровольно, а применительно к Израилю – и без потери гражданства.

В 1990 году, который принят за начало четвертой эмиграции, из СССР выехало 453600 человек. К сожалению, столь же подробной статистики за последующие годы мы не имеем. По наиболее достоверным оценкам, за все постсоветские времена страну покидало до 10000 чел. ежегодно. Т.е. общее количество эмигрантов 4-й волны приближается к 1,5 млн. чел.

Всех выезжающих на постоянное жительство можно разделить на следующие группы:

1. Элита – представители профессий, на которые сохраняется традиционно высокий спрос на Западе (специалисты в области электроники, программисты, математики и т.д.). Таковые часто выезжают по приглашениям крупных фирм, имея подписанный контракт, и им гарантированы не только высокая зарплата, но и столь же высокие «подъемные».

2. Выезжающие на учебу или стажировку, и впоследствии остающиеся на Западе (например, получив во время учебы или по ее окончании выгодные предложения по трудоустройству).

3. Не имеющие гарантии трудоустройства, но надеющиеся получить работу ввиду своей специальности.

4. Заключающие браки с иностранцами и выезжающие в порядке воссоединения семей.

5. Надеющиеся на помощь родственников.

6. Уезжающие по принципу «все равно хуже не будет».

7. Имеющие статус беженцев.

(Представители этнических групп, быстро теряющие связь со страной исхода, в данном случае не учитываются).

Основными странами расселения эмигрантов по-прежнему остаются Германия, Израиль, Канада, США и Греция. Однако в целом потоки эмигрантов претерпели существенные изменения. Заметно снизилась эмиграция в скандинавские страны и в Италию. Несмотря на то, что США увеличили квоту на прием эмигрантов до 600-700 тысяч в год, а Канада – до 250 тысяч, количество переселенцев в эти страны из России также сократилось. Причина тому следующая: большая часть переселенцев в США – из стран «третьего мира», а в Канаду – также  и из  Украины. Сокращение числа переселенцев в Израиль связано с трудностями расселения значительного числа иммигрантов на небольшой территории. Кроме того, Израиль по-прежнему остается своего рода «перевалочным пунктом» для многих эмигрантов, переселяющихся затем в другие страны. После падения режима апартеида фактически пресеклась эмиграция в ЮАР, а многие из приехавших туда ранее перебрались в Автралию, Новую Зеландию, США и Канаду. С другой стороны, заметно увеличился приток переселенцев в Германию, Австрию и Нидерланды. Можно предположить, что в ближайшее время направление и структура потоков эмигрантов из России не изменится.

Эмиграция перестала носить необратимый характер. Хорошо известно, что в Уголовном Кодексе РСФСР 1964 года, действовавшем также и в постсоветские времена, несанкционированный властями выезд за рубеж рассматривался как уголовное преступление. Известно также, что на протяжении всего периода существования советской власти широко практиковалась принудительная высылка неугодных режиму. Начало этой практике было положено в 1922 году (знаменитый «философский пароход»), а продолжалась она вплоть до 70-х – начала 80-х гг., когда многих диссидентов буквально «выдавливали» из страны.

Далее, эмиграция из горбачевского СССР и постсоветской России во многом утратила свой вынужденный характер. Конечно, эмиграция, выезд на постоянное место жительства вряд ли может быть абсолютно добровольной. Как говорил Иван Бунин в своей известной речи «Миссия русской эмиграции», «мы так или иначе не приняли жизни, воцарившейся с некоторых пор в России, были в том или ином несогласии, в той или иной борьбе с этой жизнью и, убедившись, что дальнейшее сопротивление наше грозит нам лишь бесплодной гибелью, ушли на чужбину...».  Эти слова были сказаны в 1924 году и относятся, разумеется, к первой волне эмиграции. Но очевидно, что эмиграция, выезд на постоянное место жительства, всегда продиктована целым рядом сложных социально-экономических, политических, демографических причин. Практически все представители первой и второй послереволюционных волн эмиграции – белые офицеры, «власовцы», беженцы от советской власти – были вынуждены покинуть страну и (или) остаться на Западе, чтобы спасти свою жизнь. С началом хрущевской оттепели практика физического уничтожения противников режима была прекращена, равно как прекратились и убийства агентами КГБ активистов антисоветской борьбы в зарубежье. (Этот запрет был принят на уровне Политбюро ЦК КПСС после бегства на запад убийцы С. Бандеры, офицера КГБ Б. Сташинского в 1961 году). Однако по-прежнему выезд из страны в большинстве случаев означал потерю гражданства, добровольное возвращение в СССР было фактически невозможным, и поэтому почти каждый эмигрант, вне зависимости от причин, заставивших его покинуть родину, становился невозвращенцем.

Отметим и следующий интересный феномен. Как говорилось выше, эмиграция перестала быть необратимой. Любой россиянин, выехавший из страны на постоянное место жительство или на длительный срок, может сохранить за собой гражданство, а сменив таковое, свободно въехать в страну как «иностранец». Тем не менее ностальгия, чувство «оторванности от Родины» (повторим, несмотря на возможность вернуться), остается главной морально-психологической проблемой эмигрантов. Так, по данным социологических исследований в Израиле, острое чувство ностальгии испытывают 87% эмигрантов, в США – 72%, в Канаде – 69%, в Германии – 19%.

Чем можно объяснить стойкое чувство ностальгии, сохраняющееся у эмигрантов последних лет? Главной причиной его, как представляется, является ощущение «островной заброшенности». Которое сохраняется, несмотря на заметное упрощение по сравнению с прошлыми временами самого процесса адаптации эмигрантов к инородной среде.

Большинство выезжающих уже владеет языком страны проживания. Благодаря проникновению западного масс-культа в Россию, процесс социо-культурной адаптации также заметно упростился: эмигрант может частично познакомиться с элементами западного образа жизни еще пребывая в России (имеется в виду доступность западных средств массовой информации, фильмов и телепередач, музыки и т.п.). С другой стороны, эмигранты могут получать российские газеты и журналы, слушать российские радио и смотреть отечественные телепрограммы. А современные технологии (прежде всего интернет и IP-телефония и т.д.) до предела упростили процесс общения с оставшимися на Родине родственниками и друзьями. Большое количество соотечественников, уже обосновавшихся в конкретной стране, также способствует адаптации «новых» эмигрантов. Некоторые из них отмечают, что при желании они могут общаться только со «своими» – если не на работе, что объективно сложно, то на досуге и в быту.

Далее, многие эмигранты сразу после приезда в новую страну проживания имеют гарантии или реальные шансы трудоустроиться. Для тех же, кто заключает трудовые соглашения с западными работодателями еще в России, таковая проблема вообще не стоит благодаря выплачиваемым им значительным «подъемным». Кроме того, власти некоторых стран, например, Германии, организовали для эмигрантов языковые курсы и курсы профессиональной переподготовки, а большинству переселенцев выплачиваются значительные пособия или предоставляются социальные льготы, вплоть до бесплатного проезда в общественном транспорте в первый период пребывания в стране. Израильские власти и еврейские организации создали сеть языковых курсов, религиозных и светских еврейских школ. Специально для переселенцев в Израиль издаются книги из серии «Библиотека Алия», в которых содержатся необходимые сведения об особенностях переселения и обустройства в Израиле. Значительная часть книг серии посвящена истории, культуре, религии, традициям еврейского народа.

В постсоветское время совершенно исчезла политическая эмиграция. Под ней понимается обычно группа людей, которые покинули страну из-за своих политических взглядов, заключающихся в принципиальном несогласии с существующим в стране общественным строем и (или) из-за активной борьбы с ним, и которым предоставляется возможность вернуться на родину, а также гарантировано «прощение» в случае отказа от своих политических убеждений. Соответственно, в категорию политических нельзя включать представителей этнических меньшинств Российской Федерации, заявляющих о дискриминации со стороны властей и как следствие получивших статус беженца. Не включены сюда и упомянутые выше «политические беженцы».

Более того, российская эмиграция от волны к волне становится все более и более аполитичной. Здесь уместно отметить, что во все времена активной политической деятельностью занимались лишь 3-5% эмигрантов. Но все-таки применительно к первой и второй волнам эмиграции политические мотивы играли решающую роль выезда за рубеж или невозвращения на родину. То же можно сказать и о третьей волне. Основу ее составили, как известно, диссиденты и представители отдельных этнических групп (евреи, греки, немцы, армяне), долгое время добивавшиеся свободного выезда из страны, и для которых (как и для Советского правительства) проблема свободы эмиграции являлась вопросом сугубо политическим. Четвертая волна эмиграции полностью утратила какую бы то ни было политическую окраску, а многие представители данной волны принципиально политикой не занимаются.

Место политической эмиграции заняла трудовая эмиграция россиян, в том числе и временное трудоустройство. Как отдельный подвид трудовой эмиграции может рассматриваться и бизнес-эмиграция, предполагающая открытие за границей собственного дела, которое требует постоянного проживания за рубежом. В целом же большинство эмигрантов четвертой волны не испытывают никакой неприязни к существующему в нашей стране политическому режиму.

И в то же время многим россиянам по-прежнему свойственно негативное отношение к эмигрантам. Хотя последние перестали быть «изгнанниками» или «невозвращенцами», хотя эмиграция фактически перестала быть вынужденной (по крайней мере, в том плане, что в настоящее время к ней не принуждают силой), до 1/3 граждан Российской Федерации, по данным социологических опросов, по-прежнему считают эмигрантов «чужаками». При этом эмигрировать из страны согласился бы каждый десятый житель России в возрасте до 30 лет. В известной степени подобную неприязнь можно объяснить сложностью или невозможностью для большинства россиян выехать за рубеж даже на непродолжительное время. Прежде всего по причинам материального характера. Следовательно, дальнейшее улучшение социально-экономической ситуации в стране, рост уровня и качества жизни наших сограждан станет важным фактором изменения отношения россиян к эмигрантам, а в конечном счете – стимулом для последовательного сближения России и зарубежья.




«Говорить по-русски - не значит быть русским»

«Комсомолка» разбиралась в тонкостях национального мышления и родного языка

15.04.2008, http://www.kp.ru/

Артем АНИСЬКИН

Как-то Михаил Задорнов обмолвился, что ушел со сцены именно из-за этого человека. «Он показал, что я способен на большее», - сказал тогда Задорнов. Сергея Алексеева знают в основном по романам с примесью фэнтези, где в самобытном древнерусском мире существуют и славяне, и сказочные герои. Теперь Алексеев вырос до серьезной исторической литературы. Издательство «АСТ» выпустило его книгу «Россия: мы и мир». Копаясь в богатствах русского языка и истории, автор пытается разобраться, что мы за этнос. Более того, утверждает, что без осознания себя как нации мы не сможем противостоять сегодняшним угрозам «Мира потребления», как именуется в книге Запад.

 Корреспондент «КП» встретился и с автором книги, и с Михаилом Задорновым, который пришел поддержать «духовного наставника» в минуту славы. На троих мы почувствовали себя русскими и, конечно, как нормальные мужики, поговорили о женщинах. Тоже русских.

«Отпиарить - наше слово!»

 - В книге вы пишете, что через годы пронес русский этнос свой язык как главное богатство. Но сейчас нашей нации, как никогда, грозит опасность с Запада. Или раньше угроз не было?

 Алексеев: - Почему? Были. Но в прошлом существовал мощный защитный фактор, такой антивирус или способность этнического организма сопротивляться. Например, языковым агрессиям немецкого, французского языков во времена екатерининские или павловские. Была огромная масса народа, которая жила как при Иване Грозном, как при Романовых, так и при советской власти. Много, очень много людей жили в сельской местности. Эта масса народа (масса в хорошем смысле) и хранила традиции.

 - Сейчас этого нет?

 Алексеев: - Нет. Средства массовой информации проникают в любой угол. Этот «ящик» даже в чумах на Таймыре смотрят. А люди-то с незамутненной, незапачканной психикой и не готовы воспринимать то, что им вещают. И корневая основа таким образом разлагается

Задорнов: - Весь мир благодаря телевидению, Голливуду и так далее попадает под торгашей и становится не просто рынком, а базаром. А если весь мир станет рынком, то человечеству - конец. Потому что самые плохие качества в человеке просыпаются под капиталистическим строем. Чем ты бессовестнее, тем больше ты имеешь. Хранителем мудрости остался Восток, но все восточные мудрости пришли от нашего пранарода, который жил на территории будущей, современной России. И их хранителями остались мы, потому что мы не попали под торгашеское влияние. Сейчас все эти знания надо активизировать, дабы противостоять идеалам «Мира потребления».

Рис. Валентина ДРУЖИНИНА.Рис. Валентина ДРУЖИНИНА.

- Говорят: «Русский - это судьба». Она такая же непредсказуемая, как наше прошлое?

 Алексеев: - И наша история, и наше будущее предсказуемы. Причем, я считаю, наша история самая долгоиграющая, которая не меняет постулатов, заложенных в древности. Пример тому - язык как главный носитель истории и нашей психологии. Благодаря языку мы совершенно точно устремлены в будущее по определенному вектору. И язык как раз не дает нам отклоняться в стороны.

Задорнов: - У нас принято считать прошлое незавидным. А я считаю, у России потрясающая история, но западный мир лучше пиарится. «Пиарить», кстати, слово русское. Это когда-то оно произошло от английского «паблик рилейшнс». Но сейчас оно русское. Можно попиарить, можно отпиарить. Чувствуете? В русском языке полно суффиксов, приставок... Так вот Запад пиарит лучше, в том числе свою историю. Но теперь давайте я, человек, не поддающийся пиару, сравню их историю с нашей. У нас не было инквизиции, ни одну женщину мы не сожгли на костре. У нас в Сибири живут «наши индейцы», очень много национальностей монголоидного типа. Никого из них не загоняли в резервации. Далее. Христианство никого принимать не заставляли. Никаких рыцарских походов против какой-либо конфессии не было. Ни одной колонии у России не было. Никогда. Атомные бомбы мы ни на кого не скидывали... Вы скажете: но живем-то плохо. С точки зрения быта, с точки зрения «теловека» (я так говорю, когда человек туловищем живет) - да, плохо. А улыбок искренних, не по Карнеги, у нас все равно больше.

 - Как определить, что осевший в России иностранец обрусел?

Алексеев: - Национальность русский - самая интернациональная. У нас русскими стали немцы, голландцы... Я сейчас работаю над образом Якова Брюса. Он шотландец королевских кровей. Приехал на Русь и стал абсолютно русским человеком. Он приобрел образ мышления, потому что образом мышления определяется национальность, а не наоборот. Если человек знает язык, но не мыслит, как мы, он еще не русский...

 - А не смущает, что при последней переписи в России многие называли себя то сказочными друидами и эльфами, то полузабытыми малыми национальностями? Откуда это?

Писатель Сергей Алексеев. Писатель Сергей Алексеев.

Алексеев: - Это влияние политики... У меня красочный пример. Есть такие вепсы (народ, близкий к карелам, потомки финского племени весь. - А. А.). Живут они в Ленинградской, Вологодской областях. Живут в деревнях, есть чисто вепские поселения. Они забыли вепский язык, у них там все перемешалось. Но когда Союз стал распадаться, появился депутат (не буду называть его фамилию), сказал, что он вепс, хочет основать вепскую республику и стать ее президентом. Стал ездить по этим деревням, напоминать людям, кто они. Зачем? Я против вепсов ничего не имею, у них очень интересные культура, язык. Но не надо возводить все это в культ.

 - Русским можно родиться, можно им стать. А можно перестать быть русским?

 Алексеев: - Да, и я встречался с такими. Причем это, как правило, непростые люди. Простой человек - он обычно привязан к своей земле, к корням и быту. А те люди, они начинают задумываться о бытии, о новой нише. У них появляется усталость от долгого периода становления страны. То один режим, то другой. И появляется стремление отгородиться от всего. Я таких людей встречал, например, в киношной среде. Режиссеры, не буду уточнять какие, но известные, начинают относиться с какой-то брезгливостью ко всем и вся - все это быдло, все это плохо... Как так можно?

 - А вы сами считаете себя русским?

 Алексеев: - Я бы так сказал: в молодости был русским по крови, а в зрелом возрасте стал русским по сознанию.

Задорнов: - О, я с детства считал себя русским! Русский - тот, кто мыслит на русском и по-русски. Русский язык - особый, у него своя энергетика природы. Поэтому русских даже тянет выпить на природе. Ни одному голландцу не придет в голову поехать в лес. Мы же от природы не оторвались. Вот придумали легенду, что женщина сделана из ребра мужчины. А по-русски «ребро» - это «правда» или «суть». Помните выражение «вопрос ребром»? И изначально-то говорилось, что женщина сделана из сути и несет положительный заряд. Так нет, все перепутали. Сделали женское начало «инь» отрицательным, а мужское «ян» - положительным. И сбилась программа. Только у русских остались неактивизированные файлы, которые я хочу активизировать. Особенно у молодежи. Она не зашорена. Так к чему я все это говорил? Вы меня спросили...

- Считаете ли себя...

 Задорнов: - Ах да! Ну так все, что я говорю, доказывает, что я русский (смеется).

 «На Западе мужики - слабаки»

- А откуда пошло наше вечное авось?

Алексеев: - О, это к нему!

Сатирик Михаил Задорнов. Задорнов: - У меня было выражение: «Авось - это топливо, на котором работает Россия». Я уже говорил, был момент, когда плюс с минусом поменяли, а наши предки интуитивно не захотели жить на поменянных местах. И они не стали рабами. А пути всего два: или ты становишься зашоренным рабом, вроде как при демократии, но без свободомыслия, ходишь загипнотизированный к той урне, которую тебе определили. Или ты живешь на авось. Потому что не хочешь жить по формуле. Авось - это бунт против отформатированного мышления.

- А на бытовом уровне?

Задорнов: - У нас не развито рациональное мышление. Надо отдать должное торгашам, им этого мышления не занимать. Ведь чем больше хочешь наторговать, тем рациональнее работают твой мозг, язык... Поэтому английский, французский, немецкий языки стали рациональными. Американцы пошли еще дальше - они упростили английский, чтобы еще быстрее прибыль сорвать.

 Алексеев: - Я дополню. Авось - это надежда на удачу. Слово «удача» происходит от обращения к Даждь-богу дающему. В русском языке все, что дадено свыше, будет иметь корень «да». Слово «дача», кстати, пошло еще из средних веков. Это были наделы земли, которую раздавали цари.

 Задорнов: - Ага, сначала авось-небось, потом накося-выкуси.

 - Почему говорят: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится»? Мы такие безалаберные?

 Алексеев: - Дело все в русской созерцательности, которую часто путают с ленью. То есть человек не обратится к высшим силам, пока что-то не произойдет. До этого он будет осмысливать себя. Созерцание - это осмысливание себя в природе.

 - Отчего русские женщины ценятся за рубежом?

Алексеев: - В Европе в свое время говорили: красота от сатаны. И много красивых женщин сжигали. Бросят в огонь, не сгорит, значит, ведьма, сгорит - ну извините. А в России много красивых женщин. Потому что отношение к красоте другое. У нас красота, говорят, от Бога. И во-вторых, это наша женщина коня на скаку остановит... У нее сильный характер. А на Западе мужики - слабаки. Они давно стали женоподобными. И эти женоподобные мужчины ищут сильных женщин.

 Задорнов: - У русских женщин сохранился гормон женственности. В Европе этого нет, там женскую ласку заменили, извините, мужской. И пошли оттуда всякие секс-меньшинства. Женщины стали бороться за эмансипацию - так это вообще кошмар! Кому нужна эмансипированная жена? Пусть лучше будет сильная русская баба, выпивающая на природе и не скованная в постели.

 Царь или президент?

- Кто русским больше нужен - президент или царь?

 Задорнов: - Нельзя никогда идти в обратку. Всегда надо идти вперед, но с учетом того, что было позади. Монархическую составляющую тоже надо учитывать. Почему на Руси прижилась монархия? Не потому, что мы рабы. А потому, что у нас родовой строй был всегда. А во главе рода всегда стоял умнейший. И не просто так его выбирали. А зайдут в дом, и, если там сусальным золотом все отделано, он никому не нужен будет, его никто не выберет - он обворует все племя. России не нужна монархия в том примитивном смысле, как ее сейчас понимают. Мол, давайте Михалкова на трон посадим или Путина на третий срок оставим. Но что-то от монархического строя можно и нужно взять.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

 Михаил Задорнов - писатель-сатирик. Называет себя «человеком без определенных занятий». Самым удачным днем в жизни считает 31 декабря 1992 года, когда он вместо президента поздравлял россиян с Новым годом. «Горбачева уже не было. Ельцина не было еще», - объяснял Задорнов. Увлекается йогой, путешествиями. Не ругается матом.

 Сергей Алексеев - философ и писатель. Автор культовых приключенческих романов, в частности «Сокровища Валькирии», в котором предложена оригинальная трактовка славянской истории.

 Сатирик Михаил Задорнов.

Фото: PHOTOXPRESS




О проблемах русской самоидентификации

Редакция «Бюллетеня» в №№      опубликовала ряд выступлений участников экспертного круглого стола "Современная русская идентичность в России и за рубежом", поведенного Институтом Русского зарубежья. В этом номере - мы публикуем полный текст выступления председателя правления объединения "Русское содружество" Проваторова Сергея Германовича.

17.03.08, http://www.russkie.org

Сергей Проваторов, Виктор Шестаков 

В труде «Столкновение цивилизаций» С.Хантингтон писал: «1990-е годы увидели вспышку глобального кризиса идентичности. Почти везде, куда ни посмотри, люди спрашивали себя: «Кто мы такие?», «Откуда мы?» и «Кто не с нами?» В те же 90-е, подобным вопросом: «Где я, кто я? Куда я, куда?», - мучил слушателей известный русский рок-музыкант Вячеслав Бутусов.

Россия и русские очередной раз попытались разобраться и объяснить себе - кто они есть. Но, к сожалению, в тот период русское самосознание не вскипело новыми идеями и лидерами, которые смогли бы консолидировать русский народ.

Наоборот, вскормленные советской властью национальные элиты увидели серьезные возможности для развития идей самодостаточности своих наций, после чего империя рухнула и во второй раз, и снова не без активного, как известно, вмешательства внешних врагов, перекрасившихся в друзей народов, объединенных в Российской Империи, а затем в СССР.

Но, наследие, оставшееся нашему народу со времен Великой Российской Империи, казалось бы, должно было усилить и развить имперские настроения, сохранившиеся в русской среде: на сопредельных территориях с уже «независимой» Россией оставались жить миллионы этнических русских. Чем не повод для ренессанса?

Однако произошло, да и сейчас происходит обратное: при серьезной и качественно-планомерной активизации местных «национал-культурных старателей», русские «ближнего зарубежья» стремительно «вымываются» и «отсеиваются», а после - дробятся и ликвидируются.

Русская нация постепенно исчезает из Русского Мира, русские становятся своеобразными «могиканами» Евразии.

Размываются метки самоидентификации, неясны критерии оценки – «русский» - «не русский», неоднозначны идеологические обоснования. Особенно заметно это явление на фоне любви многих в России к интернационализму. Русская интеллектуальная элита во многообразии своем страдает похоже одной болезнью – интеллигентской склонностью играть в плюрализм и либерализм – каждый имеет свое особое мнение, даже по вопросам, казалось бы, однозначным. Эта «плюрализация» русской общественной мысли приводит к тому, что все годы, последовавшие за т.н. «перестройкой» и развалом СССР, ни в России, ни в Русском зарубежье так и не сформировалась интеллектуальная элита, которая бы могла сконцентрироваться пусть и не в единый, но хотя бы в несколько влиятельных центров.

Несомненно, есть личности – мыслители, писатели, ученые, публицисты, общественники. Но нет тех «могучих кучек», которые смогли бы, объединив усилия, повлиять на взрыв русского общественного самосознания, естественно – в позитивном ключе.

Русские интеллектуалы, равным образом, как и те, которые себя русскими называют, в основном остаются отдаленными от основной массы русского народа. И это не всегда происходит по причине давления со стороны государств. Часто причиной оторванности представителей возрождающейся элиты от масс своего народа являются некие атавизмы прежних эпох – русские всегда были склонны отдавать дело организации государству или отдельным его институтам. А русская интеллектуальная элита всегда была склонна себе оставлять самые приятные роли – пофилософствовать, позаниматься писательством и т.п., подразумевая, что «государство у нас правильное» (российское или советское), оно разберется, а «народ у нас мудрый», и хорошие идеи естественным путем возьмет на вооружение.

Вот и получается, что основной части представителей русской интеллектуальной элиты – причем мы говорим именно о тех, которые действительно болели и болеют за судьбу русского народа и Русского Мира – чаще оказывались чуждыми заботы о необходимости заниматься организацией русского народа для его самозащиты. Не тогда, когда уже враг у ворот, или в доме, а в смысле организации предупредительных действий.

В результате у русских сегодня нет ни четкого целеполагания, ни обобщенной, привязанной к современным условиям идеологии, ни разработанной методологии, ни общей информационной политики, а соответственно – нет эффективной пропаганды, не говоря уже о контрпропаганде, не задействованы важные факторы выживания нации – осознанная необходимость в самоорганизации и организованных действиях.

Это особенно характерно и трагично для государств-соседей современной России, где доля этнических русских в народонаселении до сих пор остается достаточно высокой – Казахстан и Украина.

Русские Украины логично должны были бы представлять из себя серьезный этно-политический элемент Русского Мира, базирующийся на крепком фундаменте исторических, духовно-православных, политических, социально-культурных, семейных традиций бытования на данных территориях.

Полтора десятка лет «украинской незалежности» демонстрируют катастрофические по скорости и последствиям признаки вымирания всего русского – от языка, проявлений культуры, включая разрушение материальных памятников, до сокращения численности русского населения, и не только как результат отказа от русской самоидентификации.

Русских Украины стали переделывать в «украинских русских». Причем немаловажным в этом процессе стало и отношение значительной части российской элиты – и интеллектуальной, и политической, и других ее составляющих. Для россиян – почему-то все, живущие на Украине, стали именоваться «украинцами». Без дифференциации. Что за этим логично должно последовать? А то, что рано или поздно из понятия «украинские русские» будет исключено второе слово, и останется одно – «украинские», т.е. – «украинцы». Разве это не результат желаемый для украинизаторов Русской Земли? Разве это не цель евро-американских интеграторов?

Особо печально осознавать, что до настоящего времени такой поворот событий осознанно или неосознанно, но провоцируется и со стороны российских политиков и СМИ. Слова «украинский», «украинцы», «украинское» – применяются ко всему, что территориально находится в границах государства Украина. Здесь – «украинский народ», а не народ Украины (многонациональный), здесь не русские писатели, и даже не русскоязычные писатели Украины, а непременно «украинские писатели, пишущие на русском языке»… Дело доходит до того, что у нас «действуют украинские организации российских соотечественников»… И примеров можно приводить десятки и сотни. Мы живем в активно украинизируемом пространстве, и, к нашему ужасу, немалую роль в продолжении этого процесса играет и отсутствие должного понимания значения слов и символов у значительной части россиян, в среде русских и на Украине, и в России.

Почему все это происходит? Причин много. Русское (как национальное) самосознание значительно, почти до полного уничтожения нивелировалось в коммунистический период, и к 1991 г. русская самоидентификация вышла на уровень малых народов Севера и конкурса «Играй, гармонь!» Сформировавшейся русской национальной элиты по-прежнему не наблюдается и в самой России, не говоря об Украине. А то, что есть, пытаются подменить не совсем логичными терминами «русскоязычные», «русско-культурные» и т.п.

Либерально-космополитический период правления Б.Ельцина, со всеми кошмарными последствиями для внешней политики РФ в «ближнем зарубежье», способствовал еще большему сокращению русского национального самосознания, и даже разочарованию в собственной национальной принадлежности. При этом русские столкнулись с мощным феноменальным развитием агрессивного этно-проекта «самостийная Украина», получившим новую и очередную путевку в жизнь уже не только от местных политиков, захотевших стать властителями, свободными от «злокозненного влияния Москвы», но и от московских политиков, почему-то вдруг захотевших освободиться от значительной части Русской Земли – в нынешних границах государств Украина, Беларусь, в Прибалтике и т.п.

На Украине пассивная русскость, замордованная большевистским построением «единого советского народа», встретилась с гиперактивным и прозелитирующим украинством, поддерживаемым западными демократиями, опять-таки с целью ослабления российского влияния в мире, разрушения ценностей Русского Мира, ликвидации канонического Православия.

Необходимо понимать, что украинство – не столько сообщество «свидомых украинцев», сколько комплекс идей и ментальных привычек, своего рода религия сектантского толка. В нем отчетливо выделяется главная задача – утверждение обособленности, отличности от русских, упрямый акцент на этнокультурные отличия, осознанное замыкание именно на этнической, народной культуре, в ущерб общерусской, восточнославянской православной ориентации, стремление к построению «национальной церкви», как носителя «национальной религии». Там, где идет речь об обособленной украинской культуре – можно говорить и о заражении болезнью «украинства» сегментов Русского Движения. А ведь давно не секрет, что многие русские лидеры, многие организации продолжают публично рассуждать о «вечной дружбе» двух братских народов, о «взаимодополняемости двух братских культур» и т.п., таким образом вычленяя «украинское» из общерусского, легализуя все те идеи, которые развивались на протяжении последних двухсот лет с целью развала Русского Мира. И более того, сегодня в «русско-культурной среде» все чаще рядом с «почитанием русского» проявляется увлечение поклонением украинскому, как одной из «естественных форм проявления общерусского духа и общей культуры». Некоторые наши соотечественники буквально захлебываются от восторга, когда видят или слышат, например, о переводе произведений Пушкина на украинский язык. И более того – они участвуют в этих актах популяризации украинства, на эту популяризацию продолжают расходовать российские ресурсы…

Там, где осознаются и возводятся в ранг общих ценностей («русская и украинская культура – общее достояние наших народов» и т.п.) этнокультурные отличия, можно говорить об украинстве, как о болезни русско-культурного сообщества. И эта болезнь, характеризуемая высокой степенью толерантности «украинских русских», продолжает разлагать русское национальное сообщество Украины.

Общеизвестно, что украинство было создано и приобрело развитие именно как антирусский и антироссийский проект. Его творцами были не какие-то там «украинцы», невесть откуда взявшиеся, а политические элиты Польши, Австро-Венгрии, Германии. Впоследствии этот проект, в различных эго проявлениях и формах, поддерживали и продолжают поддерживать многие государства Запада, конкурирующие с Россией. При этом «попытки построения украинской государственности», о которых часто говорят сами украинцы, это жалкие попытки самостийничества в 1917-18 гг. и опереточная УНР в 1941 г. и не более того. И все это могло реализоваться только в период новейшей истории в моменты жестоких антироссийских агрессий со стороны Запада.

Культурные «традиции» – кроме шаровар, взятых у народов Востока – чаще сводятся к набору фальсификаций в области фольклористики (по признанию Н.Костомарова - сочинение украинофилами 19 в. «народных» песен, сказок и преданий), истории (Грушевский и другие, менее заметные фантазеры), и рефлексий на темы «национально-освободительной» мазеповской, петлюровской, бандеровской эпопеи…

Убогость этих «традиций» прекрасно осознается самими свидомыми украинцами для чего и компенсируется ими сегодня на уровне развития мифов – политических и исторических. Но, к сожалению, усиленные наличием государственного аппарата, сегодня мифы превращаются в основу украинского государственного патриотизма, в основу реальной жизни украинства.

И сейчас уже нецелесообразно говорить о «двух родственных ветвях русского народа – украинцах и великороссах», потому, что большая часть малороссов, новороссов, карпатороссов самоопределились как «украинцы», идентифицировали себя представителями отдельного этноса. И чтобы их вернуть в лоно Русского Мира, и сделать их хозяевами на своей исконно Русской Земле, их нужно разъединить, отлучить от украинства, вернув их национальное достоинство и понимание значимости своей национальной культуры.

И действительно, миллионы граждан Украины, среди которых миллионы русских и русско-культурных, считают себя патриотами Украины – и тем самым, хотят они этого или нет, они втянуты в тот же антирусский проект. И многие из них уже привычно называют себя «украинцами», все чаще забывая, что они еще и русские, и все реже употребляя по отношению к себе слово «русский», «русские».

Тысячи русских детей в украинских школах методично получают на уроках инъекцию от русскости. И не только на уроках истории или «зарубежной» литературы, где изучают Гоголя… В семьях наиболее авторитетным предметом, влияющим на социализацию подрастающего поколения, является телевизор, увеличивающий дозу ядовитой инъекции в поле более широком и, главное, в более доступном для поглощения информации, так сказать – в «усвояемом» виде. Кроме того, безусловное влияние оказывает повседневное «национал-бытовое» окружение украинцев, которое не так агрессивно, но не менее успешно втягивает в обиход украиноязычия, «правильного понимания ситуации» и даже сочувствия к «внутриукраинской проблематике». Одна из наиболее распространенных мотиваций нежелания русских родителей отдавать своих детей в русские классы такова: «Но ведь высшее образование уже везде на украинском» или «Мы живем на Украине, значит должны знать ее язык».

От «русских», живущих на Украине, все чаще можно услышать требования «прекратить спекуляции на темы русского языка на Украине со стороны России» и обратить внимание лишь на обеспечение «беспрепятственного проезда в РФ и временного проживания там». Таким образом, упрощенно-собственнические инстинкты стали превалировать над национальной самоидентификацией.

Не будет удивительным, когда, некоторое время спустя, ожидаемые референдумы по статусу русского языка или вступлению в НАТО продемонстрируют, что большая часть русских на Украине, вместе с сформировавшимся этническим украинством, позитивно отнесется к государственной украиномовности, к необходимости читать, смотреть, слушать, учиться исключительно на мове, к вступлению в Североатлантический альянс и к необходимости экстренной защиты своих национальных интересов от «злокозненности москалей».

Сегодня украинским политикам выгодно как можно дольше затягивать проведение таких референдумов, чтобы народ устал, в т.ч. – от ожидания их проведения, и был готов проголосовать уже за то, что предложат организаторы и пропагандисты. Каковы будут результаты пропаганды, осуществляемой как за бюджетные деньги, так и за счет масштабной помощи Запада, не трудно предугадать. Особенно, на фоне отсутствия эффективной пропаганды к контрпропаганды с нашей стороны.

Ведь тиражами и объемами наших газет мы можем поддерживать весьма слабый тонус лишь в узкой среде соотечественников, которые все еще остаются русскими и друзьями России… А на большее у нас нет ресурсов. И в современных условиях ведения информационных и идеологических войн, надежды, что народ сам «воспрянет ото сна» – по меньшей мере - нерациональны.

Под давлением со стороны государственных институтов, русофобских политических сил и общественных организаций и, особенно, под влиянием СМИ, на фоне разочарования в «помощи исторической родины», в результате собственной трусости, равнодушия, мещанства происходит серьезная деформация русскости. И на смену русским Украины приходят те самые «украинские русские», для которых «любовь к Украине» даже более важна, чем любовь к Руси и всему русскому, по причине того что «Мы здесь живем и это наша родина»… Таких на самом деле не так уж и мало, они заметны и даже превращаются в своеобразные «национал-украинские» знамена, призывающие к подражанию украинцам, к тому, что «нужно смириться и жить здесь по-украински», к тому, что «европейская Украина, вместе с НАТО не так пугают, как безразмерная и сложная Россия» и т.п. Эти украинские русские на выборах уже голосуют за НУНСы и БЮТы, и никакие аргументы и призывы о необходимости восстановления общерусского единства на них уже почти не действуют.

Один из примеров - ныне «великий украинский писатель» Андрей Курков, отметивший как-то, что «видел» президента Ющенко, от которого «исходили солнечные лучи, которые согревали замерзшую страну больше, чем российский газ». Но выходит так, что именно его, идентифицирующего себя «украинским писателем», почему-то приглашают на парижскую книжную выставку русской литературы, его почитают в России.

И вообще, как ни странно это выглядит сейчас, в России по-прежнему любят возиться со всем украинским. Если приходится садиться с русскими в России за стол, они обязательно заведут разговор об «украинской горилке» и о «братьях хохлах», о сале, «спивучей мове» и «веселых писеньках», подразумевая, что приехавшему с Украины русскому это должно быть особенно приятно.

По приглашению В.М.Клыкова мне довелось участвовать в восстановительном съезде «Союза Русского Народа» в Москве. Когда мы с товарищем подошли к столу, где проходила регистрация делегатов и гостей, и сказали, что мы приехали из Киева, два жизнерадостных молодых русских патриота, которым, судя по всему было поручено наблюдать за порядком, в один голос радостно воскликнули: «А, хохлы!»

Мы с товарищем удивленно переглянулись. Не обнаружив на наших лицах ответной радости, русские патриоты слегка озаботились и переспросили: «Так вы из Киева?»

«Да, мы русские из Киева. – ответил я.

«А, братья украинцы! – воскликнул не с меньшим восторгом уже один из молодцов, вероятно подумав, что назвав нас «хохлами» он поступил слишком запанибратски…

Что оставалось делать нам? Пожав плечами отойти, рассуждая на тему о том, куда, собственно, мы попали?..

Казалось бы, что здесь такого? Пошутили ребята! Ан нет! Это не была шутка, это была искренняя, почти естественная, заложенная уже чуть ли не в генах «приязнь» россиян ко всем, живущим «в Украине» именно как к «братьям-хохлам – украинцам»… Но ведь в данном случае речь шла о мероприятии наиболее консервативно настроенной части русских России!

Этнически русских фамилий в русофобских партиях и политических блоках современной Украины множество. Их не меньше и в партиях, выдающих себя за пророссийские, но только выдающих. Но это только фамилии, за которыми уже давно нет национально-культурной принадлежности.

Серьезный кризис русской идентичности поразил и собственно Русское Движение на Украине, где, казалось бы, эта самая идентификация - вопрос решенный. Некто Надежда Цыкура из с. Голая Пристань Херсонской области, председатель местного отделения одной из всеукраинских русских организаций решительно заявляла в период газового кризиса: «Россия хочет поставить Украину на колени – хотя я русская, это мое личное мнение. Но это у них не получится» (газета «Моя Родина» № 36, 2005 г).

Есть другой подход к самоопределению «национально-сознательных» русских Украины. Утвердив себя в роли региональных или даже общегосударственных лидеров Русского Движения, эти лица используют «идентификацию», как средство получения прибыли или пиара, за счет тех или иных программ «помощи соотечественникам».

В условиях обостряющейся борьбы трех культур на Украине: русской, украинско-националистической и евро-американской, и при фантомности «украинской нации», отсутствуют действенные механизмы и методы сопротивления. Ведь и украинско-националистическая и евро-американская культурная агрессия направлены, прежде всего, на вытеснение общерусской культуры и духовности, представленной каноническим Православием. А с учетом разрозненности русского национального сообщества Украины, у русских сложились здесь весьма мрачные перспективы:

- Ассимиляция большей части русских и превращение их в «украинцев» или в локальную этническую субстанцию с «очень важной» преданностью своей национальной «шароварщине» с сохранением этнического колорита – кокошники, балалайки и т.п.

- Интеграция русских в украинскую систему координат и полное избавление от глубинного русского самосознания.

- Продолжающееся обособление от России и дальнейшее развитие «украинских русских» как одного из вариантов антирусского проекта (Украина как окраина НАТО), с сопутствующим умалением русского культурного пространства и полным упадком национальной культуры, Веры, окончательным искажением истории.

-Превращение русского автохтонного населения в рамках украинского государства в «российскую диаспору».

Противостояние этим злокачественным преобразованиям русскости и таким «перспективам» русских Украины возможно при обеспечении трех составляющих.

1.Внешнеполитическая составляющая

России необходимо изменить свою «украинскую политику».

По сути, Россия упускает сегодня уникальную возможность влияния на «стратегического соседа» посредством большой по численности общности русских Украины. Опыт показывает, что даже у «малых» стран имеющих «малые» диаспоры на Украине, данная политика более чем осознанная. Примером тому – наличие в каждом областном центре «польских культурных центров», «польских домов», «домов украинско-польской дружбы» и так далее, созданных и содержащихся за счет польской стороны. Эти центры являются не только трансляторами позитивного имиджа страны, но и выполняют куда более специфические задачи. Россия не только не имеет подобных учреждений, но и открещивается от необходимости их создания. Российское государство еще как-то можно понять. А вот российское общество, русскую элиту в России – понять невозможно. И еще более невозможно понять представленный на рынках Украины российский бизнес.

Российская сторона слабо использует совершенно легальные информационные поводы для воздействия на общественно-политическую ситуацию на Украине. В основном это спутниковое телевидение, видеофильмы и книги. Пример, приближающийся 300-летний юбилей Полтавского сражения, пока не вызывающий серьезного интереса в России, несмотря на всю национально-историческую уникальность данного события, на решающее его значение в становлении российской государственности. Вопиющим является полное игнорирование российской стороной таких юбилеев, как, например, 225-летие со дня рождения великого российского полководца, уроженца Малороссии, генерал-фельдмаршала И.Ф.Паскевича, который стоит в одном ряду с Суворовым, Кутузовым и еще очень немногими военачальниками России, прославившими ее в веках.

Таким образом, работа «по Украине» должна стать более продуманной, последовательной, что обязательно приведет к ее эффективности. И пора перестать стесняться отстаивать свои геополитические интересы. Ведь не стесняется же делать это ни одна мировая держава!

2.Организационная составляющая

Сегодня на Украине существует несколько адекватных организаций, к сожалению не до конца преодолевших «болезни роста». В то же время, структура Русского Движения (или, если хотите – Русского Сопротивления) нуждается в предметном дифференцировании. Особенно это касается вновь же, российского участия. Все более «теряются» русские территории в Центре, на Юге и Востоке Украины, да и в Крыму проблем с каждым годом все больше.

Оптимальная и удобная форма организации русских Украины продемонстрирована созданием Объединения «Русское Содружество», (принцип конфедерации и обеспечения особого внимания к самодостаточным региональным организациям, в зависимости от их активности и адекватности).

3.Информационная составляющая

Сегодня одна из главных причин сокращения активности русских, гашения их национальной самоидентификации – это ничтожно слабая активность в области информации и пропаганды. К тому же, русские, по сути, лишены национальной идеи, адаптированной к условиям современности, что и влияет на слабость их национальных политических организаций.

В дискурсе о понятии нации, который на самом деле весьма развит, у современных европейцев понимание «нации» значительно более политизированное, чем у русских, и варьируется от «народа с особым политическим сознанием» (Карл Шмитт) до «нации-государства». Есть и постиндустриальное понимание нации. Приведем для примера определение известного футуролога Э.Тоффлера: «Нация - это не «духовное единство», как называл ее Шпенглер, и не «ментальная общность» или «социальная душа»… То, что мы сегодня называем нацией, - это… единая интегрированная политическая власть, тесно связанная, сплавленная с единой интегрированной экономикой…». (Тоффлер Э. Третья волна. М.,1999).

В отношении русских приходится согласиться с Е.Холмогоровым: «Народность, культурная особенность, этничность, сами по себе не создают нации. Нация появляется лишь тогда, когда у народа появляется некая «сверхзадача», некий проект, не сводящийся к обеспечению выживания. Именно национальный проект создает из этноса или группы этносов нацию» (Холмогоров Е. Русское средневековье).

Для русских Украины «сверхзадачей» должно стать не просто гипотетическое сохранение «единой восточнославянской цивилизации», а сохранение, а теперь уже и восстановление собственной самоидентификации русского народа, русского человека – своего на Русской Земле, восстановление Русского Государства.

Русские уже поспособствовали формированию самоидентификации украинцев, которым не нужна цивилизация общая, им нужна цивилизация «украинская», а значит, русским пришло время думать о себе.

Здоровый русский эгоизм на Украине, при поддержке его Россией, выровняет чашу весов и уже тогда ментальные устремления украинца, естественно, фундаментально основываясь на его природном происхождении, притянут его в сторону чаши русской…


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ