Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №191(15.05.2008)
<< Список номеров
ВЗЕРКАЛЕ СМИ
СПОР О СТАТУСЕ СЕВАСТОПОЛЯ В КАНУН ЮБИЛЕЯ ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА
ЖИЗНЬ ДИАСПОРЫ
ПРОГРАММА ПЕРЕСЕЛЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
НАМ ПИШУТ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.

Права человека



Казахстан: межнациональные отношения и «толерантное» правосудие

Казахских скинхедов прокуратура не обнаружила, а насильники серийно «примирились» со своими жертвами.

4.05.2008, http://www.russians.kz/

Ладинформ

В материале «Ладинформ» от 31.01.08 г. «Ребят избили только за то, что не дали денег на водку и не поздоровались по-казахски» сообщалось, что правоохранительные органы с. Зеренда Акмолинской области не принимают должных мер в отношении выявленных в районе преступлений.

Напоминаем, 19-летних Дениса Астафьева и Михаила Светличного 29 сентября 2007 г жестоко избили их же односельчане-казахи. Среди группы хулиганствующей молодёжи были Аян Космагамбетов, Толеген Даркей, Руслан Мейраманов. «Били толпой, ногами. Денису Астафьеву сломали переносицу. Позже его родители вынуждены были доставить Дениса в больницу, где ему был поставлен диагноз - черепно-мозговая травма».

Несмотря на обращения матерей Дениса и Михаила к местным правоохранительным органам, никто из участников группового избиения так и не был привлечён к уголовной ответственности. Более того, в адрес самих жалобщиков стали поступать неприкрытые угрозы.

Между тем, в официальном письме движения «Лад» и «Союза казаков Степного края» от 27.02.08 г., направленном в адрес Садвокасова К.К., руководителя депутатской группы парламента РК, акима и прокурора Зерендинского района, начальника Зерендинского РОВД, прямо говорится о существовании в с. Зеренда молодёжной националистической группировки, называющей себя ККМ – командой крутых мусульман. Там же отмечается: «Данная группировка терроризирует и занимается систематическими поборами с русской молодёжи. Члены её сотрудникам Зерендинского РОВД известны».

Жертвами преступлений всё чаще становятся граждане «славянской национальности». Судя по всему, именно русскоязычное население как «слабое звено» является объектом различных преступных посягательств. В том же Зерендинском районе были изнасилованы 14-летняя Юлия Чувашова, а также гражданки Ольга Баранова, Остапенко и Серикова.

В письме руководителей русских общественных организаций подчёркивается, «что все подозреваемые были казахами, и тот факт, что дела были прекращены, говорит об откровенной дискриминации русскоязычного населения».

На обращение руководства «Лада» и «Союза казаков Степного края» бы получен официальный ответ от прокурора Зерендинского района, младшего советника юстиции Д. Ержанова, датированный 13 марта 2008 г.. В письме прокурора говорится о том, что изнасилованные женщины (Чувашова, Баранова, Остапенко) «примирились» со своими насильниками, получившими условные сроки. По факту изнасилования гр. Сериковой «проводятся оперативно-следственные действия, направленные на раскрытие преступления».

Что же касается националистической группировки ККМ (команда крутых мусульман), то она «на оперативном учёте Зерендинского РОВД не значится, не существует». И в заключение прокурор пишет: проверка не подтвердила «доводы Вашего обращения» и потому «оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется».

Иными словами, ничего не было: никто никого не грабил, не бил, не насиловал.

И последнее. Из текста уведомления от 19 марта 2008 г., полученного матерью Дениса Астафьева из Зерендинского РОВД: «Сообщаю Вам, что Вашему заявлению в отношении Космагамбетова А., Мейраманова Р., Даркей Т. в возбуждении уголовного дела отказано...»




Рига вытесняет из вузов русский

17.04.2008, http://www.ng.ru/world

 Вадим Радионов, Оксана Антоненко

Власти Латвии готовятся законодательно ввести запрет на преподавание в частных вузах на негосударственном языке. Он фактически блокирует возможность получения высшего образования на русском языке и является дискриминационной мерой, противоречащей международным обязательствам Латвии. Руководство частных институтов и партии левой оппозиции намерены в случае принятия этого решения обратиться в суд.

Комитет кабинета министров Латвии поддержал разработанные Министерством образования и науки республики поправки к Закону «О высшем образовании» против преподавания в частных вузах на негосударственном языке. Ранее в результате реформы образования школ национальных меньшинств 2004 года преподавание в средних и основных учебных заведениях было переведено преимущественно на латышский язык. Правда, тогда реформе подверглись государственные школы, финансируемые из госбюджета.

Спустя три года Министерство образования и науки решило, что пришло время «подкорректировать» частный сектор. В Латвии преподавание в большинстве частных вузов в отличие от государственных ведется на русском языке. Именно это обеспечивает им конкурентоспособность в условиях отсутствия каких-либо госдотаций.

В статье 6 Закона «О высшем образовании» говорится, что программы высшего образования реализуются исключительно на государственном языке. Вузы имеют право обучать студентов на другом языке лишь в специально оговоренных случаях. Эти спецслучаи предусмотрены для участников программ Евросоюза и т.п., то есть для госсектора, где осуществляются эти программы.

Поддерживая государственный сектор, новая мера практически открыто дискриминирует частников. «Русский язык не является официальным языком Европейского союза, – напоминает Нил Ушаков, председатель объединения «Центр согласия», в интервью «НГ». – И вывод напрашивается очевидный: новый Закон «О высшем образовании» наносит удар по частным вузам, реализующим программы обучения на русском языке».

«Введение запрета на преподавание на негосударственном языке является вмешательством в частный бизнес, – говорит председатель правления Балтийской международной академии Валерий Никифоров. – Очевидно также, что латвийский рынок труда сейчас нуждается в специалистах, владеющих не только латышским, но и русским языком. И, наконец, я считаю, что провозглашенные Болонским процессом принципы академических свобод и автономий высших учебных заведений актуальны и для Латвии».

Ситуация настолько абсурдна, что латвийские правозащитники уже планируют обратиться за помощью к судебным инстанциям. Поводов для жалобы сразу два: дискриминация по языковому признаку и создание привилегированного положения для государственного сектора по сравнению с частным.

«Запрет на преподавание на негосударственных языках в частных вузах противоречит международным обязательствам Латвии, в том числе Рамочной конвенции по правам нацменьшинств Совета Европы, – заявил корреспонденту «НГ» член латвийской делегации в ПАСЕ Борис Цилевич. – Государство пытается ввести дискриминацию субъектов рынка на основании языка. Такие дискриминационные нормы все равно рано или поздно придется отменить, как это уже было с квотами на вещание на негосударственном языке в эфире частных телекомпаний и радиостанций».

Тогда государство попыталось установить 25-процентную планку для вещания на русском языке на телевидении. Однако после долгих судебных разбирательств Латвийский конституционный суд признал эту норму противоречащей Конституции. Видимо, такая судьба ожидает и новый закон о высшем образовании.




Ненависть ко всему русскому

Конституционный суд Украины отказал Крыму в праве использовать русский язык в судопроизводстве

 25.04.08, http://www.rdu.org.ua/

 25 апреля 2008 года Конституционный суд Украины отказал Крыму в использовании русского языка в судопроизводстве. Три года тому назад 52 народных депутата и Верховная Рада Автономной Республики Крым обратились в КС с просьбой признать незаконным то, что судопроизводство осуществляется на украинском языке, поскольку это ограничивает конституционные права граждан, сообщает Газета по-украински.

"То, что судопроизводство осуществляется на государственном языке, никоим образом не ограничивает права людей, которые не владеют украинским. В судебном процессе они могут пользоваться русским и другими языками нацменьшинств", - заявил председатель КС Андрей Стрижак.

"В один и тот же день становятся известными две новости, обе связанные с противодействиями Киева функционированию русского языка – как на Украине, так и, в частности, в Автономной Республике Крым. Конституционный суд Украины отказал Крыму в праве на использование русского языка в судопроизводстве. Опубликованная на официальном сайте украинского правительства "Концепция реализации государственной языковой политики" бьет также по русскому языку. За термином "анализа языковой ситуации" и мнимой тревогой о судьбе украинского языка скрывается, на самом деле, ненависть ко всему русскому", - прокомментировал решение суда народный депутат Украины Леонид Грач. Он также обратил внимание судей на то, что принятое ими решение противоречит ст.10 Конституции, которая гарантирует "применение, развитие и защита русского и других языков национальных меньшинств", и Европейской хартии о региональных языках и языках нацменьшинств.




«Узкое украинство …не имеет никакого смысла»

Украина в сфере равноправия национальных культур и языков нарушает все базовые документы по защите прав национальных меньшинств. К категориям подобных нарушений относятся дискриминация русских граждан Украины в области образования и культурного развития, а также в праве на имя.

Об этом в «Крымском эхе» пишет старший преподаватель кафедры политических наук и социологии Таврического национального университета им. В.И. Вернадского, руководитель службы социологии фирмы «КБ-САМ» Наталья Киселева. «Новый Регион» приводит ниже полный текст публикации.

7.05.2008, http://www.rdu.org.ua/

В украинском законодательном поле граждане Украины русского происхождения относятся к категории национальных меньшинств. С этим фактом приходится и необходимо считаться, потому что перспектива признания за русскими статуса государствообразующего этноса эфемерна. В этом вопросе украинские государственные деятели придерживаются только одной политики – политики деления граждан на титульную нацию и остальных – но в двух вариантах: кучмовском завуалированном и ющенковском откровенном.

В связи с этим русским гражданам Украины в защите своих прав следует апеллировать к европейским стандартам защиты прав национальных меньшинств. Эти стандарты базируются на равноправии национальных культур и языков, основы которого изложены во многих международных договорах, ратифицированных Украиной. В этих же документах определены правовые механизмы защиты от дискриминации и неравенства в области культуры и образования.

К базовым документам такого характера относятся:

• Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 60 лет тому назад – в 1948 г;

• Конвенция о защите прав человека и основополагающих свобод;

• Международный пакт о гражданских и политических правах;

• Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах;

• Европейская рамочная конвенция о защите прав национальных меньшинств;

• Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования;

• Конвенция о правах ребенка;

• Европейская хартия региональных языков и языков меньшинств и другие.

Украина сегодня в сфере равноправия национальных культур и языков нарушает каждый из перечисленных документов (здесь и далее выделено автором – прим. ред.). К категориям подобных нарушений относятся, в частности:

• Дискриминация русских граждан Украины в праве на имя;

• Дискриминация русских и русскоязычных граждан Украины в области образования;

• Дискриминация в области культурного развития русских граждан Украины и граждан другого этнического происхождения, для которых русский язык является родным или языком межнационального общения.

Право на имя гарантируется «Конвенцией о правах ребенка». В ст. 8 Конвенции государства обязуются уважать право ребенка на сохранение своей индивидуальности, включая имя. Право на имя изложено также в «Европейской рамочной конвенции о защите прав национальных меньшинств». В ст. 11 данной Конвенции государства-участники обязуются признавать за каждым лицом, принадлежащим к национальному меньшинству, право пользоваться своей фамилией и своим именем (отчеством) на родном языке.

На Украине это право в отношении русских граждан грубо попирается, т.к. имена, отчества и фамилии всех русских переводятся на украинский язык, что лишает нас русских имен. Причем эта дискриминация на Украине осуществляется исключительно в отношении русских. Так, например, крымскотатарские имена сохраняют аутентичность: Анифе по аналогии с русским именем Анна не становится Ганной, Ление – Оленой, Катибе – Катериной, Юсуп – Йосыпом и т.д.

Право на образование. Наибольшая дискриминация в отношении русских наблюдается в области образования. Здесь украинские чиновники всяческими подзаконными актами нарушают и международные договоры, и внутренне законодательство (Законы «О языках», «Об образовании», «О высшем образовании», «Об общем среднем образовании», «О дошкольном образовании»).

Согласно международным договорам, ратифицированным Украиной, основное требование, предъявляемое к государствам-участникам, – это доступность образования разных уровней на основе полного равенства и в зависимости способностей каждого. Это требование изложено во всех международных документах, где идет речь о правах человека. Данная норма дополняется еще рядом требований. Так, во «Всеобщей декларации прав человека» (ст. 26), в «Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах» (ст. 13), в «Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования» (ст. 5), в «Конвенции о правах ребенка» (ст. 28) указывается, что «образование должно быть направлено на полное развитие человеческой личности». Такое развитие возможно только в том случае, если ребенок получает образование на родном для него языке или на языке его постоянного общения в обществе, то есть на языке, на котором он думает. Именно такое и только такое образование может обеспечить нормативное требование, изложенное в ст. 29 «Конвенции о правах ребенка», в которой говорится, что образование ребенка должно быть направлено на «развитие личности, талантов и умственных и физических способностей ребенка в их самом полном объеме».

В этой же Конвенции государствам-участникам предписывается «во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделять наилучшему обеспечению интересов ребенка». То есть министр образования Иван Вакарчук, издавая подзаконные акты и постановления, должен в первую очередь руководствоваться «наилучшим обеспечением интересов ребенка», а не развитием языка, пусть даже и государственного. Поэтому приказ МОН Украины № 1171 от 25 декабря 2007 г. относительно внешнего тестирования для вузовских абитуриентов, устанавливающий проводить тестирование исключительно на украинском языке, а обучавшимся в школах с преподаванием на языках национальных меньшинств выдавать «небольшой по объему словарь, с переводом основных терминов, которые используются в тестах», относится к категории дискриминационных, так как напрямую соответствует термину «дискриминация», которому дается определение в «Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования».

В ст. 1 данной Конвенции говорится, что «выражение «дискриминация» охватывает всякое различие, исключение, ограничение или предпочтение по признаку языка, которое имеет целью или следствием нарушение равенства отношения в области образования». А согласно ст. 3 «Европейской рамочной конвенция о защите прав национальных меньшинств», государство, подписавшее этот документ, обязано «отменить все законодательные постановления и административные распоряжения и прекратить административную практику дискриминационного характера в области образования».

Но украинское государство не только не отменяет подобные распоряжения, но даже не указывает министру на непозволительность дискриминационных высказываний и планов в отношении национальных меньшинств. К таким планам относятся намерения Вакарчука полностью украинизировать школы за два года, а вузы – за три. «Мы должны положить этому конец», – сказал Вакарчук, собираясь «положить конец» русскоязычному образованию на Украине. В следствие политики насильственной украинизации явной языковой дискриминации на Украине в области образования через два года будет подвергаться каждый пятый школьник, так как по данным МОН, в настоящее время доля учащихся, которые получают среднее образование на русском языке, составляет 18,5%, а на других языках национальных меньшинств – 1,13%. Каждый пятый – это не считая скрытой насильственной украинизации, проявляющейся в сокращении количества школ с русским языком преподавания. По данным народного депутата Вадима Колесниченко, «за 16 лет независимости было закрыто свыше 3 тыс. русскоязычных школ, что составляет более 60% от их общей численности на 1992 год, при этом количество учеников, языком обучения которых является русский, сократилось почти в 7 раз, из более 3 миллионов до 480 тысяч».

Наибольшую угрозу для языковых прав русских и русскоязычных граждан представляет «Концепция реализации государственной языковой политики», принятая за основу в конце апреля правительством Юлии Тимошенко. Эту концепция была представлена на заседании Кабмина министром культуры и туризма Василием Вовкуном, прославившимся своими оскорблениями в адрес русскоязычных артистов («лакеи») и лишившим нас права смотреть в кинотеатрах фильмы на русском языке.

Данная Концепция предполагает тотальное изменение законов Украины, касающихся образования. Для воплощения этой Концепции в жизнь политические соратники Тимошенко по БЮТ Павел Мовчан и Владимир Яворивский уже зарегистрировали в Верховной Раде Украины законопроект «О языках», кардинально отличающийся от действующего сегодня закона с идентичным названием. И вряд ли мы ошибемся, если спрогнозируем, что в отличие от аналогичных законопроектов Вадима Колесниченко, Леонида Грача или Нестора Шуфрича, этот законопроект получит одобрение профильного парламентского комитета. Законопроект Мовчана-Яворивского получит одобрение уже только потому, что Партия регионов, получившая самую большую поддержку электората благодаря позиции в отношении именно русского языка, попросту «сдала» профильные комитеты на откуп депутатов-националистов из блока «НУ-НС» и БЮТ. Чтобы в этом убедиться достаточно посмотреть на состав профильных парламентских комитетов. В Комитете по вопросам науки и образования из 10 членов трое из фракции «НУ-НС», трое – из БЮТ, двое – из Партии регионов, один коммунист и один из фракции «Блок Литвина». В комитете по вопросам культуры и духовности из 10 членов пятеро из фракции БЮТ, трое – из блока «НУ-НС» и по одному от регионалов и коммунистов.

Политические соратники Юлии Тимошенко – Мовчан и Яворивский – в своем законопроекте «О языках» фактически не только уничтожают русскоязычное дошкольное, среднее и высшее образование, но уже вводят дискриминационные правила в научной сфере. Из бютовского варианта закона «О языках» исчезла статья 25, гарантировавшая «свободный выбор языка обучения как неотъемлемое право граждан» и право каждого ребенка на получение образования на родном языке. Отсутствует в новом законопроекте и статья, аналогичная статье 30 действующего Закона «О языках», в которой предусматривается «оформление результатов научно-исследовательских работ на украинском и русском языках» и право авторов научно-исследовательских работ на выбор языка публикаций научных результатов.

В законопроекте Мовчана-Яворивского в ст. 24 указывается, что «предоставление и защита работ на получение научных степеней осуществляется на государственном языке», а «результаты научно-исследовательских работ и научные издания оформляются и публикуются» также на государственном языке.

Это положение противоречит «Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах», в статье 15 которого говорится, что государства обязаны признавать право каждого человека «на пользование результатами научного прогресса и их практического применения», принимать меры для полного осуществления этого права и уважать «свободу, безусловно необходимую для научных исследований и творческой деятельности».

Переходя к вопросу дискриминации в области культурного развития русских граждан Украины и граждан другого этнического происхождения, для которых русский язык является родным или языком межнационального общения, следует отметить основных нарушителей норм европейских международных договоров. Это Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания, Министерство культуры и туризма, СНБО и Виктор Ющенко. Примерами языковой дискриминации в области культуры являются подзаконные и внезаконные требования украинизации телевидения и кинопродукци, а также один из последних указов президента, которым он ввел в действие решение СНБО «О безотлагательных мерах по обеспечению информационной безопасности Украины».

В связи с насильственной украинизацией кинотеатров хотелось бы привести любопытные результаты социологического исследования, опубликованные недавно Александром Рутковским в газете «2000». Автор социсследования, посвященного «языковому вопросу» на украинском экране, практическая часть которого была осуществлена службой «Социс», а теоретическая – при консультативном содействии Института социологии НАНУ), приводит следующие результаты. Линию Минкульта на тотальную украинизацию киноэкрана полностью поддерживает в среднем только 29,1% потенциальных кинозрителей, причем среди этих респондентов более всего людей с неполным средним образованием (33,9%). Также следует отметить, что именно эта «группа поддержки» в кино ходит крайне редко. 40,1% респондентов из категории малообразованных граждан, по данным автора, в последний раз посещали кинотеатр еще при советской власти, 33,9% вообще не помнят, когда такое с ними случалось, а 8,3% в принципе не ходят в кино никогда.

«Иными словами, Министерство культуры и туризма в своей «дубляжной акции» стало выразителем интересов, прежде всего, наименее культурных слоев украинского населения. При такой социальной репрезентативности Минкульта нужны ли еще какие-либо комментарии относительно перспектив нашей национальной культуры? – резюмирует данные социологического опроса Рутковский.

И в этом вопросе снова приходится констатировать, что распоряжения Нацсовета и профильного министерства, а также указ Ющенко нарушают пока еще действующий Закон «О языках» (ст. 32 «Язык в сфере культуры», ст. 33 «Язык информации и связи» и др.) и нормы международного права, в частности «свободу выражения мнений», которая предусматривает право на свободное получение информации «без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ».

Это право изложено в ст. 10 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод», в ст. 19 «Международного пакта о гражданских и политических правах», в ст. 13 «Конвенции о правах ребенка» и в ст. 9 «Европейской рамочной конвенции о защите прав национальных меньшинств».

А для особо одаренных по части дискриминационного законодательства чиновников в «Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств» есть специальная ст. 12 о «культурных мероприятиях и средствах их обеспечения». В этой статье говорится, что «в отношении культурных мероприятий и средств их обеспечения – в особенности библиотек, видеотек, культурных центров, музеев, архивов, высших учебных заведений, театров и кинотеатров, а также литературных произведений и кинопродукции» государства, ратифицировавшие Хартию, обязаны на территории, где используются такие языки, «содействовать развитию различных средств доступа к произведениям на этих языках». Как видите, не затруднять или запрещать этот доступ, а содействовать его развитию.

Также в Хартии записано, что ее участники «обязуются гарантировать свободу прямого приема радио- и телевизионных передач из соседних стран на языке, используемом в форме, идентичной или близкой региональному языку или языку меньшинства, и не препятствовать ретрансляции радио- и телевизионных передач на таком языке из соседних стран».

Любое же ограничение доступа к СМИ международное правовое законодательство трактует как дискриминацию, на недопустимость которой указывает ст. 9 «Европейской рамочной конвенции о защите прав национальных меньшинств», в которой говорится, что государства обязаны обеспечивать «в рамках своих правовых систем, чтобы лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, не подвергались дискриминации в их доступе к средствам массовой информации».

В конце хотелось бы отметить, что русским и русскоязычным гражданам Украины фактически объявлена война. Но в этой войне победителей не будет, будут одни побежденные. Причем украинские националисты, стоящие сегодня у власти, могут выиграть отдельные сражения на культурном, образовательном и информационном поле, но в целом войну они проиграют. Об этом еще 90 лет тому назад предупреждали украинский гетман Павел Скоропадский и министр народного просвещения в правительстве Скоропадского – Николай Василенко.

«Узкое украинство, – писал Скоропадский, – исключительно продукт, привезенный нам из Галиции, культуру каковой целиком пересаживать нам не имеет никакого смысла: никаких данных на успех нет и это является просто преступлением, так как там, собственно, и культуры нет. Ведь галичане живут объедками от немецкого и польского стола. Уже один язык их ясно это отражает, где на пять слов 4 польского и немецкого происхождения. Великороссы и наши украинцы создали общими усилиями русскую науку, русскую литературу, музыку и художество, и отказываться от этого своего высокого и хорошего для того, чтобы взять то убожество, которое нам, украинцам, так любезно предлагают галичане, просто смешно и немыслимо. Насколько я считаю необходимым, чтобы дети дома и в школе говорили на том же самом языке, на котором мать их учила; знали бы подробно историю своей Украины, её географию, насколько я полагаю необходимым, чтобы украинцы работали над созданием своей собственной культуры, настолько же я считаю бессмысленным и гибельным для Украины оторваться от России, особенно в культурном отношении. При существовании у нас в свободном развитии русской и украинской культуры мы можем расцвести, если же мы теперь откажемся от первой культуры, мы будем лишь подстилкой для других наций и никогда ничего великого создать не сумеем».

«Русская культура и русский язык очень сильны на Украине. На них воспитывалась вся украинская интеллигенция, – отмечал Николай Прокофьевич Василенко – государственный деятель, автор многих трудов по истории Украины, принимавший непосредственное участие в организации Украинской Академии Наук. – Говорить, что эта культура навязана народу, значит, по-моему, говорить заведомую неправду. Русская культура имеет глубокие корни в сознании украинского народа. Русский язык является родным языком преобладающей части интеллигенции на Украине. Мало того. Значительный процент населения Украины говорит только на этом языке. Поэтому, с точки зрения государственной (не говоря уже о национальном чувстве), унижать положение русского языка или придавать ему какое-то второстепенное значение было бы не только нецелесообразным, а прямо таки вредным Я считаю вопрос об украинском языке чрезвычайно важным в державном строительстве Украины. Тем не менее, я являюсь противником издания закона об одном только державном языке. Такой закон, кроме путаницы, вреда и больших затруднений в жизни ничего не принесет. Оба языка – и русский, и украинский – должны пользоваться полным равноправием. Практически жизнь сама хорошо развяжет этот вопрос. Не следует только государству класть свой кулак на ту или другую сторону».

Действительно, отказ от русскокультурного пространства не принесет Украине ни процветания, ни единства, ни свободы, о которой так любят говорить украинские националисты. Но это слабое утешение, если вообще утешение, для русских и русскоязычных граждан украинского государства – государства, которое отказывает своим гражданам в праве на родной язык, и проводит в отношении практически половины населения политику языковой и культурной дискриминации.

Демократическое и европейское государство, на статус которого постоянно, но увы неоправданно претендуют нынешняя украинская власть, в своей политике по отношению к национальным меньшинствам должно руководствоваться правовыми нормами, изложенными в «Европейской рамочной конвенцией о защите национальных меньшинств»и в «Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств».

В ст. 4 Конвенции говорится, что участники обязаны принимать соответствующие меры с тем, чтобы поощрять во всех областях экономической, социальной, политической и культурной жизни полное и действенное равенство между лицами, принадлежащими к национальному меньшинству, и лицами, принадлежащими к основной национальной группе населения. При выработке таких мер, государство обязано «должным образом учитывать конкретные условия лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам». В Хартии указывается, что государства при определении своей политики в отношении региональных языков или языков меньшинств должны «принимать во внимание нужды и стремления, выражаемые группами, которые пользуются такими языками».

То есть власть в демократическом государстве, вырабатывая принципы политики в отношении национальных меньшинств, должна учитывать НАШИ, а не свои, условия, и обязана руководствоваться НАШИМИ, а не своими личными нуждами и стремлениями.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ