Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №70(01.03.2003)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
ФОРУМ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Молодежь Эстонии,
25 февраля 2003

Эдгар Сависаар: «Русским быть не хуже»

С председателем Центристской партии, мэром Таллинна Эдгаром Сависааром беседует Максим Рогальский.

— Г-н Сависаар, на днях один известный журналист заподозрил вас в русском происхождении. Вы не обиделись на то, что вас назвали русским?

— А почему я должен на это обижаться. Быть русским ничем не хуже, чем эстонцем. Во мне действительно течет русская кровь, мои предки со стороны матери были русскими. Причем я этого никогда не скрывал. Так что если этот журналист считает, что из-за такой «сенсации» эстонские избиратели от меня отвернутся, то он, конечно же, ошибается. На нашей земле кого только не перебывало: русские, шведы, немцы. Все, как известно, внесли свою лепту, благодаря чему кровь перемешалась основательно.

— Не секрет, что многие русскоговорящие жители Эстонии именно в Центристской партии видят защитницу своих интересов. На чем основана эта уверенность, от которой во многом зависит успех центристов на выборах?

— Может быть, дело в том, что Центристскую партию в парламенте и в местных самоуправлениях представляют очень сильные русские политики. В Рийгикогу, например, из русских некого поставить рядом с Михаилом Стальнухиным и Владимиром Вельманом. Или взять Таллиннское горсобрание, где в 32-местной фракции нашей партии почти половину мест занимают русские депутаты. Это совершенно нормальное явление, но ни в одной другой партии такого нет. Кроме того, около двадцати процентов членов нашей партии в целом – представители некоренного населения. Это означает, что мы являемся единственной крупной партией Эстонии, построенной не на мононациональной основе. Разве что Партия реформ после объединения с группой Сергея Иванова движется в том же направлении. И это правильно: партии должны объединять людей не по национальному признаку, а скорее, по социальной принадлежности. Проблемы у всех настолько похожие. Например, когда я бываю на Северо-Востоке страны, то мне говорят, что безработица – проблема русских. А на Юго-Востоке, наоборот, безработица – это проблема эстонцев. То есть социальные проблемы у всех, по сути, одинаковые.

— Нелегко вам, должно быть, соблюдать такое равновесие: потрафлять русскому избирателю, не раздражая при этом эстонскую часть электората?

— Это нетрудно. Надо лишь говорить правду, не лгать людям. И исходить из общих интересов, которые затрагивают всех: русских, эстонцев и представителей остальных национальностей.

— Если вы такие защитники русскоговорящего населения, то почему же в избирательном списке Центристской партии на «проходных» местах два с половиной русских кандидата? Нет достойных людей?

— Ну почему же, разве Стальнухин – не достойный кандидат? Он идет у нас первым номером по Ида-Вирумааскому округу. Среди русских кандидатов в разных округах у нас есть первые, вторые, третьи номера. Конечно, в парламенте по-прежнему эстонцев будет намного больше, но в то же время я не считаю, что для того, чтобы защищать интересы русских, надо быть обязательно русским по национальности. Тот же Стальнухин с таким же успехом может справиться с защитой интересов эстонцев. Однако в любом случае я прогнозирую увеличение представительства русскоговорящих депутатов в парламенте по сравнению с прошлым созывом.

— «Фирменное блюдо» Центристской партии – прогрессивное налогообложение. Но почему так трудно поверить в осуществимость этого вашего предвыборного обещания? Совершенно не ясно, с кем вы будете его внедрять в случае прихода к власти.

— Наш рейтинг сейчас достаточно высокий. Может быть, мы сами внедрим прогрессивное налогообложение, не прибегая ни к чьей помощи. Если бы я спросил у вас накануне местных выборов, может ли одна партия получить в Таллиннском горсобрании абсолютное большинство голосов, то вы, скорее всего, отрицательно покачали бы головой. К тому же я утверждаю, что мы легко найдем союзников в деле внедрения прогрессивного налогообложения. Месяц назад мы провели в Таллинне большую конференцию, посвященную теме прогрессивного подоходного налога. В этой конференции приняли участие умеренные, исамаалийтчики, представители христианско-народной партии, предприниматели и профсоюзные лидеры. Словом, в предложениях о сотрудничестве недостатка не было. А после выборов их станет еще больше, независимо от того, что сейчас говорят представители тех или иных партий.

— О сценариях развития ситуации после выборов политики говорить не любят…

— Потому что это вопрос ответственности. Мы не хотим гадать на кофейной гуще, потому что предсказание легко может не сбыться. Например, может случиться так, что наши избиратели не придут на избирательные участки. Решат, что мы и так победим. Или, допустим, погода будет плохая. А в результате, несмотря на высокий рейтинг поддержки, победа от нас уплывет. Понимаете, мы не хотим сглазить. Или, к примеру, я могу сейчас сказать, что после выборов будем очень тесно сотрудничать с умеренными. А они возьмут и не наберут пяти процентов голосов. И получится, что я вас обманул. Поэтому не очень разумно сейчас предсказывать какие-либо конкретные расклады. Все же избиратель – король. Он и примет окончательное решение.

— А лидер партии Res Publica Юхан Партс сказал, что ни за что не пойдет в одно правительство с центристами. Полностью исключил эту возможность. Вы ответили на это, что Центристская партия еще подумает, пригласить «республиканцев» к переговорам о создании коалиции или нет. То есть вы надеетесь, что Партс еще передумает?

— Res Publica все-таки новичок в политике. Ни одна из зрелых политических партий не стала бы делать таких заявлений – дескать, я с тобой не играю. Это несерьезно, так как очень может статься, что после выборов придется взять свои слова обратно.

— Недавно представители творческой элиты обратились к четырем партиям – Исамаалийту, Партии реформ, Партии умеренных и Res Publica – с призывом к объединению. Причем политики отнеслись к этой инициативе так, как в доме повешенного относятся к разговорам о веревке. Может, уже обо всем договорились за вашей спиной, как вы считаете?

— Во-первых, нет больше того президента, который в 1999 году предложил сформировать правительство Марту Лаару, хотя он не был победителем выборов. Во-вторых, думаю, что руководители вышеназванных партий хорошо понимают, что сумма четырех единиц не равняется четырем. Например, что останется от имиджа «новой политики», если Res Publica объединится с Исамаалийтом? Ровным счетом ничего. Или взять умеренных. Думаю, что им было весьма неприятно, когда их снова смешали с правыми партиями. Они уже дважды побывали в коалиции правых партий и каждый раз должны были расплачиваться за это сполна, потому что их избирателям не подходит такое поведение. Так что сегодня партии ведут себя гораздо осмотрительнее по сравнению с 1999 годом. Это тоже влияет. Однако в данном случае речь, конечно же, идет не об объединении, а об очередной попытке сколотить шайку с целью устранения опасного конкурента. То есть повторить «подвиг» тройственного союза. Но посмотрите – что стало с этими вчерашними «героями»? Исамаалийтчики и умеренные сидят тихонько в углу, стыдятся. Избиратели покинули их… Я думаю, что они учатся на своих ошибках и не поспешат их повторять.

— Значит, у вас нет предчувствия, что вас в очередной раз оставят ни с чем, отодвинув в последний момент от кормила власти?

— Надолго ли? Лаар попробовал, но где он сам сейчас? Мы у власти, а он сидит в оппозиции, причем в довольно-таки слабой оппозиции.

— Г-н Сависаар, к вам много претензий. Одна из самых распространенных – политизация власти. Вот, например, вас не ужасает, что со старейшинами уездов происходит? Почти все они стали солдатами политических партий.

— Не ужасает. Мы упрекали тройственный союз в политизации власти точно так же, как они нас. Думаю, что все разговоры об этом – блеф. Я считаю, что долг каждого чиновника, которого насильно заставляют вступить в партию, – пойти в газету и рассказать обо всем начистоту. А что касается старейшин, то у нас всего один-единственный старейшина Раплаского уезда.

— Насколько вероятно, что после парламентских выборов начнется передел власти в местных самоуправлениях?

— Не думаю, что это случится. Времена тройственного союза, который хотел, чтобы правящие союзы на местах строились бы по образцу Тоомпеа, безвозвратно прошли. Сейчас местная власть опирается на очень широкую политическую базу. Например, у Центристской партии где-то 15-20 коалиций с реформистами, но у нас также и больше десяти коалиций с «республиканцами». Даже с Исамаалийтом мы в коалиции в шести самоуправлениях, есть коалиции и с умеренными, и с ОНПЭ. Поэтому я думаю, что, как бы ни сложилась ситуация на Тоомпеа, местные власти останутся на своих местах.

Центристская партия обещает

В политике гражданства и языка обеспечить выполнение европейских принципов.

Выработать методы для защиты эстонского языка и культуры в Европейском союзе.

В детских садах и школах с русским языком обучения обеспечить качественное обучение государственному языку, что создаст для тех, кто этого хочет и может, предпосылки для плавного перехода на эстонский язык обучения в гимназии.

Привести требования экзамена по государственному языку в соответствие с реальной жизнью, не снижая требовательности.

Обеспечить на законодательном уровне, что затраты человека на сохранение здоровья исключаются из дохода, облагаемого подоходным налогом с частного лица.

Усилить конкуренцию на рынке лекарств за счет ускорения и упрощения регистрации дешевых и качественных лекарств.

Восстановить в системе здравоохранения статус детских врачей как врачей-специалистов, к которым можно обращаться без направления.

Поднять компенсацию за лечение зубов как минимум в два раза.

Увеличить государственную поддержку на воспитание ребенка в среднем до 2 000 крон в месяц, подняв денежное пособие на первого ребенка до одного уровня с пособиями на остальных детей и увеличивая его соответственно с ростом удорожания жизни, финансируя на государственном уровне образование по интересам, оплачивая рабочие тетради и т.п. ученикам 1-9-х классов и распространив финансирование школьных обедов на учеников 5-9-х классов.

Поддерживать родителей, находящихся дома с детьми, не достигшими годовалого возраста, в размере не ниже минимальной зарплаты.

Обеспечить опережающий рост пенсий по сравнению с зарплатой, с целью довести пенсии до уровня не менее 40% от средней заработной платы.

Поднять прожиточный минимум до 750 крон. Снизить возраст ухода женщин на пенсию на год за каждого ребенка, но всего не более чем на 5 лет.

Обеспечить государственное финансирование школьных обедов до конца основной школы и начать финансирование школьных обедов в профессиональных школах.

Построить ученические дома для детей из неблагоприятной экономической и социальной среды. Государственный заказ на высшее образование обеспечивать как минимум на 50% выпускников, получивших среднее образование.

Поднять уровень зарплаты молодого учителя с высшим образованием до уровня средней зарплаты по Эстонии.

С 2004 года ввести ступенчатый подоходный налог.

Поэтапно увеличить не облагаемый подоходным налогом минимум до 2000 крон.

Ввести налоговые льготы в зависимости от количества детей


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ