Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №83(01.10.2003)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Информагентство Приднестровья "Ольвия-пресс",
22 сентября 2003

Телефонная война и политические амбиции Воронина: что на самом деле стоит за кризисом в области связи

Третью неделю продолжается телефонная блокада Приднестровья, и третью неделю права сотен тысяч людей на обоих берегах Днестра остаются разменной монетой в руках кишиневских политиков. В последние дни стало очевидно, что нарастающий с каждым днем телефонный кризис – это не техническое и даже не экономическое противостояние. Уже открылось достаточно фактов, которые указывают на то, что цели Кишинева идут гораздо дальше.

Итак, напомним главные этапы. 8 сентября в Каушанах Кишинев включает мощное радиоизлучающее устройство, единственная цель которого – заглушить приднестровскую сотовую связь. В этот же день Молдова ограничивает проводную связь между Кишиневом и Тирасполем. Все попытки приднестровской стороны договориться демонстративно игнорируются Кишиневом. 13 сентября Молдова отключает все подконтрольные ей каналы связи Приднестровья с Ближним и Дальним зарубежьем. 15 сентября молдавская администрация полностью разрывает связь между Приднестровьем и Молдовой.

Чтобы побудить Кишинев к диалогу, Тирасполь решился на ответные меры. В своем профессионализме приднестровские связисты не уступают молдавским. В результате все действия Кишинева по глушению нашей связи зеркально отражались и отражаются на молдавских абонентах. Приднестровье предложило простой и ясный вариант решения этих проблем. Молдова прекращает глушение со своей стороны, мы - со своей. Затем все оставшиеся вопросы обсуждаются за столом переговоров.

К сожалению, молдавская администрация оказались безразлична к проблемам своих граждан. На этой неделе, на очередной встрече экономических экспертов, Кишинев огласил свои условия, при которых он готов прекратить телефонную блокаду Приднестровья.

Как сообщил первый заместитель министра промышленности, руководитель экономической группы от ПМР Юрий Ганин, «во-первых, молдавская сторона считает, что такое глушение может быть прекращено при условии, что мы соглашаемся перейти на молдавский план нумерации, который планируется внедрить с 1 октября. Эта тема обсуждалась в рамках группы экспертов уже 2 месяца. Тот план, который нам предлагается, нас не устраивает - он противоречит нашим интересам и поэтому в качестве предварительного условия, естественно, для нас это неприемлемый подход. Тем более, что это и есть тема переговоров, и решить эту проблему за счет глушения приднестровской сотовой связи - это далеко не конструктивный подход.

Второе условие состоит в том, что опять-таки молдавская сторона готова приостановить глушение, если оператор «Интерднестрком» сменит свою частоту и не будет работать в диапазоне, где молдавская сторона планирует в будущем развернуть цифровое телевидение. Однако понятно, что уход с этой частоты приведет к ликвидации существующей системы сотовой связи в ПМР.

И третье условие состоит в том, что все каналы международной связи, которые использует Приднестровье, в обязательном порядке должны проходить через «Молдтелеком». Но у нас уже есть свои автономные каналы. Поэтому все эти три условия фактически говорят о том, что молдавская сторона пытается те проблемы, которые у нее есть, решить с помощью системы глушения». Обратите внимание. Выдвигая свои условия, Кишинев заранее знал, что они будут неприемлемы для приднестровской стороны. Это говорит о том, что в телефонной войне, кроме заявленных условий, молдавская сторона преследует какие-то еще, не озвученные публично задачи. То, что ради решения этих задач Воронин готов идти на дестабилизацию всего региона, ясно показывает их политический характер.

Своими действиями Кишинев буквально кричит приднестровцам: смотрите, какие мы плохие! Мы не идем ни на какой компромисс. Мы давим вас экономически, дипломатически и вот теперь лишили вас даже элементарного – возможности позвонить своим друзьям и близким. В конце концов, мы постоянно вас обманываем. Разве можно с нами после этого разговаривать?

Действительно, сегодня все сложнее поверить в то, что с командой Воронина можно когда-нибудь о чем-нибудь договориться. Многие люди в Приднестровье открыто говорят о бесполезности диалога с современным Кишиневом. Но почему бы не предположить, что именно этого – разрыва диалога – и добивается своими шагами Кишинев?

На уходящей неделе на сессии Верховного Совета республики вопрос о целесообразности переговоров с Молдовой был поставлен как никогда остро. Общественные организации потребовали объяснить, зачем разговаривать с теми, единственная цель которых – подчинить республику. Аргументы приднестровских дипломатов дали вполне убедительный ответ на этот вопрос. Разорвав отношения с Кишиневом, Тирасполь лишится главного рычага влияния на ситуацию.

Как заявил, комментируя такую возможность, первый заместитель министра иностранных дел ПМР Руслан Слободенюк, «в таком случае мы окажем большую услугу Республике Молдова, которая переведет решение вопроса в плоскость своих двух или трехсторонних отношений с гарантами, либо с Евросоюзом, либо с одним из гарантов и так далее. Варианты участия Приднестровья, варианты, при которых мы сможем представлять свое мнение на равноправном уровне, будут для нас закрыты. Мы не сможем сделать ничего и будем статичными наблюдателями процесса».

Сделать приднестровцев статичными наблюдателями процесса – заветная мечта кишиневских политиков всех поколений. Но особенно ярко такое намерение проявилось с приходом к власти Владимира Воронина. Именно третий молдавский президент попытался грубо разрушить тот пятисторонний формат, который сложился в переговорном процессе. Воронина не устраивал фундаментальный принцип этого формата – равноправие Молдовы и Приднестровья в переговорах.

Отказавшись вести диалог с главой приднестровского государства, Воронин попытался создать новую схему урегулирования. Кишинев, вместе с гарантами и международным сообществом, садится и пишет свой вариант решения приднестровского вопроса. Затем этот вариант предлагается Тирасполю как истина в последней инстанции. Если приднестровцы не захотят, международное сообщество их заставит.

Однако тогда план Кишинева провалился. Гаранты и посредники настояли на сохранении пятистороннего формата, в котором Кишинев и Тирасполь должны совместно решать вопрос.

Сегодня действия Воронина показывают, что Кишинев не оставил своих попыток решить судьбу Приднестровья без приднестровцев. Сейчас это можно сделать в единственном случае – если Тирасполь сам откажется от переговоров. В современных условиях, когда Европа и мир открыто подгоняют стороны к решению вопроса, выход Тирасполя из переговоров уже не остановит процесс. Нас никто не будет упрашивать возобновить диалог. Нашу судьбу просто решат без нас.

В свете этого странная позиция Кишинева в телефонной войне становится вполне понятной. Молдавская администрация сама не верит, что Тирасполь согласится на ее кабальные условия, при которых будет выключен передатчик в Каушанах. Очевидно, что Воронин, развязывая телефонную блокаду, рассчитывал на вполне определенную политическую реакцию Тирасполя. Обидеться, хлопнуть дверью и прекратить диалог – именно так, по-детски, в свое время поступил сам Владимир Воронин.

Однако с Приднестровьем все получилось совсем не так. Тирасполь ответил технически, причем ответил так, что мало Молдове не показалось. При этом позиция Приднестровья конструктивна: все проблемы нужно разрешать только путем диалога. Никакого разрыва отношений не будет. На политическом уровне Тирасполь будет твердо отстаивать свою позицию через переговоры.

Как отмечает Руслан Слободенюк, «у нас есть равное представительство в переговорном процессе, и мы должны использовать эту возможность. Это не одна из возможностей, это главная наша возможность и я считаю важным ее сохранить».

Сегодня уже многие специалисты в самой Молдове признают, что Кишинев попался в свою же ловушку. Вот цитата из интервью с бывшим молдавским министром связи (1992-98 годы) Ионом Касьян, опубликованном на уходящей неделе в кишиневском издании «Тимпул»:

«На данный момент каждый функционер хочет выделиться посредством «подлизывания», предлагая Воронину разные решения, большинство из которых неудачны. Эти «эксперты» сказали ему, наверное, что есть возможность надавить на Тирасполь с помощью телекоммуникаций. Не продумав при этом возможные последствия. Так оно и случилось. И сейчас вся Молдова чувствует последствия... Блокада, которую мы сами спровоцировали, вернулась бумерангом против нас... Сейчас нам ничего не остается, кроме как ждать и смотреть, каким образом приднестровцы используют мяч, который мы сами им отпасовали».

Под мячом, который оказался в руках приднестровцев, бывший молдавский министр, вероятно, подразумевает позицию международного сообщества в этом вопросе. Ведь Кишинев, поставив свои условия, при которых он прекратит глушение приднестровской связи, тем самым признал сам факт такого глушения. Молдова, таким образом, выставила себя в очень неприглядном свете. Тем более, что от действий Кишинева страдают не только приднестровцы, но и соседняя Украина. При этом каушанский передатчик выводит из строя не только украинскую сотовую связь в приграничных областях, но и создает помехи для аэронавигации.

Уже известна реакция ОБСЕ на соответствующее обращение министра информации и телекоммуникаций Приднестровья. Миссия ОБСЕ в Молдове призвала отказаться от глушения и решить конфликт за столом переговоров. То есть фактически поддержала конструктивную позицию Тирасполя.

И чем дольше воронинские амбиции не позволят признать ему свое поражение, тем дольше жители двух государств будут оставаться невольными заложниками этих амбиций.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ