Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №83(01.10.2003)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Дипкурьер-НГ,
29 сентября 2003

"Большая игра" на постсоветском пространстве

Александр Рар, Берлин

США попытаются "породниться" со странами СНГ через их членство в НАТО

С середины 1990-х годов в южной части постсоветского пространства развернулись события, которые у некоторых западных политологов получили условное название "Большая игра" (Great Game). В ней участвует целый ряд мировых и региональных держав, которые борются, в том числе, за контроль над богатыми энергоресурсами Каспийского бассейна.

Партнеры-соперники

Главные "игроки" - США и Россия - преследуют в регионе прямо противоположные цели. Россия пытается политическим и экономическим образом удержаться на Южном Кавказе и в Центральной Азии для того, чтобы оставить себе возможности для реинтеграции бывшего советского пространства. Америка, наоборот, всеми силами старается предотвратить попытки Москвы вновь сплотить вокруг себя бывшие республики Советского Союза. В "Большой игре" на стороне главных игроков выступают другие страны: Турция, Пакистан, Украина и отчасти Евросоюз - как союзники США, а Казахстан, Иран и в какой-то мере Китай - в качестве сторонников России.

При помощи США пятерка постсоветских государств (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан и Молдавия) создала так называемый союз ГУУАМ. Во 2-й половине 1990-х годов США стремились именно в этих странах наиболее широко реализовать натовскую программу "Партнерство ради мира". Фактически еще правительством Билла Клинтона в ряде государств СНГ был создан мощный задел, благодаря которому после событий 11 сентября 2001 года стало возможным быстрое развертывание американских военных баз в Центральной Азии и Грузии.

Одной из первостепенных задач дипломатии Владимира Путина сталo противодействие Западу в его намерениях вытеснить Россию из южной части постсоветского пространства. Пока эта задача не решена, но первые успешные шаги в данном направлении сделаны. Вместе с руководством тех стран, которые не вошли в состав ГУУАМ, Москве удалось возродить Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). При Путине усилилась роль Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которую некоторые наблюдатели оценивают как российско-китайский альянс против усиливающегося влияния США в Центральной Азии. В состав ШОС даже удалось оттянуть из ГУУАМа Узбекистан.

Но главным успехом Путина в этом направлении является закрепление настоящего стратегического союза с Казахстаном. С этой страной России удалось провести сложнейшее правовое урегулирование статуса Каспия. Несмотря на все попытки США оттянуть Казахстан из российской орбиты, президент Нурсултан Назарбаев не согласился на заманчивые предложения США и Турции о прокладке новых трубопроводов для транспортировки казахстанской нефти в обход территории России, на что с удовольствием согласился Азербайджан.

Военные базы как фактор влияния

Однако остается фактом, что американские базы в Центральной Азии, которые были развернуты в рамках международного похода против терроризма, создали ситуацию, когда США политически контролируют этот регион пространства успешнее России.

Россия пытается сохранить свое присутствие на Южном Кавказе с помощью военных баз в Армении, Азербайджане и Грузии, а также через своих миротворцев на границе между Грузией и сепаратистской Республикой Абхазия. Ей удалось полностью вернуть себе контроль над поставками энергоресурсов и электричества в Армению и Грузию. Но что это дало России на практике? В ответ на усиление роли России США усилили нажим на Турцию в стремлении заставить ее открыть границу с Арменией. В свою очередь, Ереван высказывает желание участвовать в маневрах НАТО, проводимых на территории Азербайджана.

Ответы Москвы на деятельность сил НАТО на территории бывшего СССР не заставили себя ждать. Россия теперь регулярно проводит собственные военные маневры, которые по масштабности напоминают советские времена.

Пока политики и военные из стран-участников "Большой игры" в основном только дразнят друг друга. Конфронтация между США и Россией в "южном подбрюшье" последней исключена. Но за кулисами раздел сфер влияния на постсоветском пространстве усиливается.

"Большая игра" активно продолжается в сфере транспортных путей из Каспийского региона. Ни для кого не секрет, что целью царской и советской внешней политики всегда являлось укрепление транспортного коридора Север-Юг и предотвращение попыток западных держав вытащить страны Кавказа и Средней Азии из искусственной изоляции построением альтернативного коридора Запад-Восток. И в годы правления Бориса Ельцина Соединенным Штатам и Евросоюзу, как посчитали многие, удалось возродить так называемый "шелковый путь", по которому впредь должны были двигаться товары из Европы в Азию.

Однако с таким выводом явно поспешили. Еще одним зримым успехом путинской дипломатии на постсоветском пространстве стало именно восстановление роли России в качестве главной транзитной страны, объединяющей европейский и азиатский континенты. "Шелковый путь" пока остается фикцией, хотя постройка магистрали Баку-Джейхан, несмотря на все объективные трудности, успешно завершается. Это уже будет второй нефтепровод для каспийской нефти в обход России.

Назревает новый конфликт России с Украиной, которая требует присоединения своего нефтепровода Одесса-Броды к транспортировке каспийской нефти на европейские рынки, ослабляя таким образом транспортную монополию России.

"Большая игра" далека до своего завершения, можно даже сказать, что она только разворачивается. Победитель этого геостратегического соревнования за контроль над "мостом" между двумя материками, между двумя мировыми цивилизациями, за контроль над регионом, в котором решается будущее взаимоотношений Север-Юг, не определен. Путин умело и хитро прикрывает конфликты, вынося на передний план своей внешней политики главенствующую идею сотрудничества России с США в борьбе с международным терроризмом.

Не исключено, что планируемое присоединение России к совместным миротворческим операциям с США в Ираке, а в будущем, может быть, и в Афганистане, преследует цель "мягкого выталкивания" американских баз с территории СНГ. Москва тем самым пробует как бы намекнуть: "Смотрите, мол, американцы, - Россия пришла выручать вас в столь горячей точке, как Ирак, а вы уж, будьте добры, доверьте нам самим навести порядок и в Панкисском ущелье, и на таджикско-афганской границе.

До кульминации еще далеко

Наверное, "Большая игра" совсем еще не достигла своей кульминации. Можно предположить, что здесь вырисовывается следующий сценарий. Вашингтон при втором сроке правления Джорджа Буша (если таковой, конечно, случится) приступит к третьему этапу расширения НАТО. После ожидаемого вскоре приема в эту организацию трех прибалтийских государств, через несколько лет в состав альянса могут пригласить и сегодняшних членов ГУУАМ, к чему последние и стремятся. Таким образом, к середине нынешнего десятилетия половина бывших республик СССР может оказаться в составе НАТО. Что остается делать в таком случае России? Самой присоединиться к альянсу? Возможно, что Путин эту цель и имеет в виду, в частности - через укрепление военного сотрудничества с США в рамках антитеррористической коалиции.

Не исключено, что в "Большой игре" вскоре может появиться новый мощный участник - Евросоюз. ЕС из чисто экономического союза все более активно трансформируется в альянс с собственными, весьма заметными военными структурами. На Балканах ЕС уже справляется с миротворческими операциями без прежнего лидерства США. Новая "европейская политика безопасности и обороны" направляется на восток - в глубь потенциальных конфликтов на территории ГУУАМ и СНГ.

В Брюсселе разрабатываются сценарии совместных миротворческих операций с Россией в Молдавии и на Кавказе. Евросоюз наращивает свои политические мышцы и не скрывает, что у него тоже есть свои интересы в Каспийском регионе. При этом ЕС не собирается выступать на Кавказе и в Центральной Азии в качестве адъютанта США, он как раз против американской политики одновременного "сдерживания" России, Ирана и Китая. Может быть, Москве стоило бы задуматься о стратегическом партнерстве с ЕС в Каспийском регионе?

Вряд ли Евросоюз пойдет в этот регион без одобрения со стороны России. А согласие Москвы может помочь на деле реализовать идею создания энергетического альянса, который должен стать фундаментом ее интеграции с Брюсселем. И почему бы России и ее партнерам по ШОС не пригласить ЕС в качестве наблюдателя в эту организацию для взаимной борьбы с терроризмом, наркотрафиком, преступностью, которые несут очевидную и прямую угрозу государствам Европы?!

Одним из следующих этапов "Большой игры" будет попытка со стороны и США и России оказать влияние на предстоящую смену лидеров в странах ГУУАМ, Казахстане и Киргизии. От того, кто придет на смену бывшим членам ЦК КПСС, напрямую зависит будущее развитие событий в этом регионе. Но Евросоюз в данном случае пока находится вне игры.

У России появился дополнительный шанс усилить процесс реинтеграции на постсоветском пространстве. Дело в том, что в руководстве ЕС верх взяло мнение - правда, в открытую об этом никто не говорит - фактически прекратить процесс расширения организации. Для Украины, Молдавии, Белоруссии и других стран СНГ в Брюсселе разработана "эрзац-стратегия" - так называемое "прямое соседство". Цель новой идеи - укрепить с этими странами "вечное партнерство" на базе "вечного соседства", но не прямого членства. А когда стучащие в двери ЕС постсоветские страны поймут новые реалии, экономически окрепшая к тому времени Россия сможет предложить им в качестве альтернативы свою интеграционную модель.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ