Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №91(01.02.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ФОРУМ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Белоруссия в поисках военно-стратегических партнеров

Александр Фадеев

 

Делегация военных экспертов НАТО во главе с начальником штаба субрегионального командования "Северо-восток" объединенных Вооруженных сил НАТО в Европе ген.-м. Эрнестом Лутцем посетила в конце января Белоруссию.  Целью визита было обсуждение вопросов участия республики в деятельности НАТО в рамках программы "Партнерство ради мира". Это посещение Белоруссии высокопоставленными чинами Североатлантического альянса было не случайным - правительство РБ в конце 2003 г. подготовило проект индивидуальной программы партнерства республики и НАТО на ближайшие два года и сегодня ждет его утверждения Североатлантическим альянсом. В документе особый акцент сделан на развитие «конструктивного взаимодействия» с НАТО, кроме того, предусматривается значительное углубление (по сравнению с программой 2002-2003 гг.) сотрудничества Белоруссии с Альянсом по широкому спектру вопросов, включая диалог с руководящими чинами штаб-квартиры и командования блока, проведение совместных военных учений и тренировок. Еще ранее, в начале ноября прошлого года представитель Белоруссии Виктор Гайсенок в Вене на заседании Постоянного совета ОБСЕ выступил со специальным заявлением о дальнейшем развитии сотрудничества РБ с Организацией Североатлантического договора. Гайсенок тогда подчеркнул, что одним из приоритетов внешней политики Минска как раз является активизация реального практического партнерства республики с НАТО. Это прямо свидетельствует о том, что высшее государственно-политическое и военное руководство Белоруссии пересмотрело перечень потенциальных внешних угроз и в связи с этим обстоятельством стремится по-новому выстроить свою оборонительную стратегию. Но тогда надо понять от какой угрозы пытается уйти Белоруссия, консолидируясь с НАТО.

Не обошел эту проблему и белорусский президент Александр Лукашенко, который 26 декабря 2003 г. в рамках обсуждения на заседании Совета безопасности  вопросов, касающихся обороны республики в чрезвычайные периоды, отметил, что высшее руководство Белоруссии стремится внести свой вклад в построение новой архитектуры европейской безопасности и одновременно развивать взаимовыгодное сотрудничество с НАТО. Что касается Европы, то здесь белорусское правительство в плане укрепления национальной безопасности полагается преимущественно на ОБСЕ, которая, с точки зрения Минска, обладает достаточными потенциями по поддержанию мира и стабильности на европейском пространстве.

Заметим по этому поводу, что за все время существования СБСЕ/ОБСЕ какого-либо значимого результата в урегулировании конфликтов, поддержании мира в Европе этой организацией достигнуто так и не было. Полным провалом закончилась деятельность ОБСЕ в таких регионах как Санджак и Войводина (1992-1993 гг.), Нагорный Карабах (1993 г.), Косово и многих других. В Минске никак не хотят понять, что ОБСЕ изначально была построена как «бумажная» структура, участники которой не обременены правовыми  обязательствами, а решения, принятые на основании консенсуса («минус один»), лишены механизма их реализации на практике и не носят обязывающего характера для государств-участников ОБСЕ. По сути, речь идет не о реальной организации, способной активно участвовать в миротворчестве, предупреждении и купировании конфликтов, а о площадке для международных консультаций и дискуссий, разделенной, фактически, на западную и восточную часть. Это подтверждает и факт отсутствия в ОБСЕ такого международно-правового понятия как членство: в ней государствам можно только участвовать, неизвестно, правда, с какой эффективностью и степенью равноправия. 

Кроме того, следует учитывать, что такая структура как ОБСЕ не обладает волей и потенцией к претворению в жизнь решений, основанных на принципах международного права, а реформа ОБСЕ, затеянная в 1994-1996 гг., так и не вывела эту организацию на новый качественный уровень. Наоборот, сфера деятельности и полномочия ОБСЕ в последнее время все более суживались, ограничивались. Сегодня это преимущественно область гуманитарного сотрудничества на постконфликтном пространстве. Нет никаких сомнений, что участь ОБСЕ с ее наднациональными иллюзиями и псевдоконструкциями в ближайшей перспективе предрешена – она исчезнет с политической арены Старого континента, уступив место другим, более эффективным и мощным блокам и организациям, в решениях и действиях которых будет ясно выражен групповой интерес стран-членов. Стоит ли поэтому Минску столь значимые усилия прилагать для активизации своей роли в контексте деятельности такой международной структуры? Или в правительственных кругах республики до сих пор не могут преодолеть тягу к утопическим международным проектам, в воображаемом функциональном поле деятельности которых роль и статус республики неизмеримо вырастут?

Еще больше сомнений вызывают последние шаги республиканского руководства, белорусского военного ведомства по дальнейшему продвижению программы партнерства с НАТО. Понятно, что в свое время Минск презентовал свою индивидуальную программу партнерства с Альянсом, глядя на Украину. Но у Киева были совершенно отчетливые мотивы активизировать процесс сближения с НАТО, о которых Леонид Кучма поведал тогдашнему генеральному секретарю этой организации Хавьеру Солане еще 1 июня 1995 г. К тому же Украина сразу после обретения независимости в 1991 г. вступила в Совет североатлантического сотрудничества (позже в СЕАП), а с 1994 г. присоединилась к программе НАТО «Партнерство ради мира». После Мадридской Хартии (1997 г.) Киев вообще стал «особым» партнером для НАТО и упорно стремится вступить в ее ряды. У Белоруссии же на протяжении всего предшествующего периода была совсем иная парадигма развития, а внеблоковый, безъядерный статус государства закреплен в конституции республики.  Если тогда смысл наращивать усилия по выводу отношений с НАТО на некий новый качественный уровень?

Допустим, Белоруссия стремится следовать в данной ситуации за Украиной и Россией, но даже для России перспективы и результаты партнерства с НАТО не вполне ясны. К тому же любое расширение сотрудничества с Альянсом потребует от Белоруссии значительного увеличения бюджетных трат на программные задачи, и Минску надо отдавать себе отчет в том, что страны-члены НАТО покрывать эти расходы не собираются. Помимо проблем со стандартизацией систем вооружения и снаряжения, обменом разведывательной информацией, Белоруссия, как представляется, находится в тупике по таким вопросам, как транспарентность, прозрачность  формирования военного бюджета, демократический контроль над вооруженными силами, что прямо предусмотрено в ПРМ. Еще в большей степени смущает готовность и способность Белоруссии выделять воинские контингенты и посылать их в «горячие точки» для взаимодействия с силами Североатлантического союза. Последние события в мире ясно показали, что решения о применении военной силы в различных регионах планеты принимаются не в Брюсселе, а в Вашингтоне. США сегодня не только действуют, попирая международное право, игнорируя всякую легитимность, но и на основании особого понимания своей политической миссии. Суть ее наиболее выпукло и с солдатской прямотой выразил ген. Джордж Паттон еще в 1944 г.: «нам (США) предначертано судьбой править всем миром».

Пока все миротворческие операции НАТО неизбежно трансформируются в военные, либо военно-полицейские акции «по принуждению к миру» и «построению демократии», почти всегда сопровождающимися «гуманитарными бомбардировками». Никакой «европейской общности» под эгидой НАТО не образуется. Наоборот, военное вторжение в Ирак со всей наглядностью показало, что Вашингтон способен принимать решения в одностороннем порядке, полностью игнорируя мнение высшего органа в военной структуре НАТО – Военного комитета. Американцы, разрабатывая свой кризисный сценарий по Ираку, на сей раз даже не озаботились созданием такого декоративного прикрытия как контактная группа, памятная по событиям на Балканах. Позиция самого мощного в Европе государства-члена НАТО Германии, не говоря уже о Франции, которая рассматривается США лишь как минимальный военный актор, т.е. просто наблюдатель при Военном комитете, была не только обойдена вниманием, но подверглась с американской стороны жесткой критике. Тем более, ни на какое равноправие, учет его мнения не может в сложившихся обстоятельствах рассчитывать Минск. Для США Белоруссия – это страна с диктаторским режимом, а ни каким диктаторам, ни в каких международных структурах, где главенствуют США, места не найдется, не допустят представителей таких стран и к управлению, и к военному планированию.

Гегемонистские устремления США к переделу мира, полное игнорирование сложившихся геополитических реалий на Старом континенте и европейских партнеров не оставляют сомнений в том, что Вашингтон отошел окончательно от политики поддержки европейской интеграции. В единой Европе за океаном, похоже, видят потенциального конкурента, политического соперника, который, несмотря на отсутствие воли к переменам, консерватизм и инертность, может спутать карты американцам, обладающим несомненным военно-стратегическим и ядерным превосходством. Иракский кризис в значительной мере определил и кризис в евроатлантических отношениях. Поэтому Белоруссии не стоит обольщаться на счет перспектив своего активного участия в программах Совета Евро-Атлантического сотрудничества. Да и роль и значение ЕАСС, скорее всего, будут в дальнейшем стремительно угасать. Уже сегодня, похоже, рекомендации и программные документы, выработанные в недрах этой международной структуры на основе консультаций между ее членами, абсолютно не интересуют мировые центры силы, которые на практике принимают конкретные шаги в меру своего понимания проблем политики и безопасности, а также путей их разрешения.

Активизируя в начале 2004 г. международное военное сотрудничество, прежде всего с Войском польским, Минск, возможно, надеется  на то, что Белоруссию, подобно Польше, США вычленят, выберут из череды других трансатлантических партнеров со всеми вытекающими из этого и тешущими самолюбие национальных элит последствиями, или начнут снабжать вооружением, инструкторами и долларами как Грузию. Возможно, мечты республиканской верхушки идут еще дальше – вплоть до участия Белоруссии в построении вместе с Польшей «Новой Европы» по проекту США. Однако этого, что вполне очевидно, не произойдет, и не столько из-за внутриполитической ситуации в Белоруссии, сколько учитывая внешний - российский фактор. Трудно даже предположить, что Россия не вынесла горьких уроков после провала своей внешней политики в период югославского кризиса, во время укоренения американских баз в Средней Азии и недавней «революции роз» в Грузии и  допустит в очередной раз ущемление российских национальных интересов и ослабление своего международного положения в связи с белорусскими делами.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ