Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта "Материк". Перейти на новый сайт >>> www.materik.ru

 

 

Все темы Страны Новости Мнения Аналитика Телецикл Соотечественники
О проекте Поиск Голосования Вакансии Контакты
Rambler's Top100 Материк/Аналитика
Поиск по бюллетеням
Бюллетень №91(01.02.2004)
<< Список номеров
НА ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ
В ЗЕРКАЛЕ СМИ
ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОРЫ
БЕЛОРУССИЯ
УКРАИНА
МОЛДАВИЯ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ
ЗАКАВКАЗЬЕ
СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ФОРУМ
Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье.


Болезни политической элиты Белоруссии

Андрей Суздальцев (Минск)

В свое время белорусские политические зубоскалы,  не упуская случая пройтись по экономической неполноценности  Белоруссии, называли  собственную страну на манер «банановой» - «картофельная республика». Со временем  такое определение сошло бы за комплемент.  Дело в том, что за  прошедшие годы РБ прочно рассталась с имиджем  «картофельной» страны. Возможно, что белорусы по прежнему потребляем этот клубень на душу населения больше всех на планете, но экспорт «второго хлеба» настолько мал, что понятие «белорусский картофель» осталось брэндом только для минчан в период заготовок на зиму. К сожалению, когда вникаешь в белорусские социально-экономические и политические реальности, избавиться от «бананового» «привкуса» невозможно.

Никто не заметил, что страна за последние 10 лет совершила уже упомянутый выше знаменитый «латиноамериканский» замкнутый политический круг. Современный политический режим, придя в 1994 году к власти на волне отрицания наследников социализма, исторически мгновенно превратился в авторитарную псевдодемократическую власть, базирующуюся на «оголтелом» популизме. Первые 5 – 6 лет своего существования новая администрация  занималась с одной стороны манипулированием собственностью, а с другой,  обещаниями «честной» приватизации на благо всего общества. Попутно, с  разрастанием специфического «президентского»  сектора экономики и с сосредоточением  лучшей и самой ликвидной части предприятий и собственности в руках практически одного человека, усилилось влияние «силовиков». Ведь кому-то надо было поручить охранять уже фактически «приватизированное».

С годами  титул главнокомандующего занял почетное  третье место после титулов президента РБ и  председателя Высшего Государственного Совета СГ. Система управления постепенно насытилась отставными и действующими генералами. Более того, вокруг самого главы государства  расположились шесть генералов, которые  не только возглавляют ведомства, но и курируют целые направления управления страной (Администрация президента, КГБ, МО, КГК, республиканская прокуратура, МВД). С общения с этими генералами президент начинает свой рабочий день и  с ними же подводит его итоги. Добавьте сюда, примкнувшую к этому «штабу»,  пятибанкирщину  и  перед Вами  классическая латиноамериканская хунта.

Последствия известны – «железный порядок» при условии, что  госсобственность, а фактически собственность, которая уже давно «арендована» этой же хунтой, неприкосновенна. Народ наслаждается «порядком».

Евгений Лобанович – видный функционер белорусской Объединенной гражданской партии, прав, привлекая внимание к опасностям, которые грозят стране, вставшей  «на латиноамериканский путь развития, из которого выхода в круг высокоразвитых государств не существует». Но он ошибся адресом. К сожалению, Белоруссия сама  давно превратилась в классическую  «банановую» республику, целиком завязанную на экономическую благосклонность могущественных соседей.  Выхода в круг высокоразвитых стран для Белоруссии действительно нет. И никто, кроме самих белорусов, в этом не виноват, как бы не хотелось возложить ответственность  за свои беды на  соседей. За белорусскую независимую и оппозиционную (партийную) аналитику это преспокойно делала, делает и еще не раз сделает сам официальный Минск.

Но вернемся к нашим авторам – господам Лобановичу и Романчуку. Вынося в различных формах  «смертный приговор» российской экономике и самой России, как демократическому государству, и Е. Лобанович и Я. Романчук особо остановились на  социально - экономическом потенциале  Белоруссии, который позволит ей, по их мнению, при проявлении политической воли, совершить рекордный  скачек в  рыночном реформировании своей экономики.

Залогом такого оптимизма являются, на взгляд Я. Романчука, наличие в хозяйстве страны  ряда позитивных «фундаментов», на которых, в будущем, возможно строительства  белоруской   экономики XXI века.

Работать с такого рода выводами оппонентов сложно по причине того, что, к сожалению, в нашей стране нет доступа к  реальной статистике. Ведь зачастую, когда знакомишься с официальными цифрами, то просто диву даешься. Для примера, на этой неделе из ведомства госпожи Петкевич (пресс-служба Главы белорусского государства) появилась  информация, что за 2003 год в белорусскую экономику было инвестировано 3,2 млрд. USD (!), а в 2004 году нас ждет долларовое цунами в 4 млрд.USD. Фактически, такой объем инвестиций в 10-миллионную республику означает, что Беларусь занимает одно из первых мест на планете по инвестициям на душу населения – 320 USD в год. Для России, априори имеющей необъятный рынок и огромный потенциал экономического развития, такой уровень инвестиций, который вдруг «достигла» РБ, означал бы приход из-за рубежа 46 млрд. USD в год(!), т.е. чуть меньше, чем получает Китай!

За 3,2 млрд. долларов можно построить новый НПЗ или среднюю АЭС. Можно полностью в рамках одного года решить жилищную проблему или проложить по суше газопровод до Туркмении. Можно много еще чего натворить, но ведь этого нет, как нет и источника, откуда бы это богатство свалилось.  Не было и  приватизации за иностранные деньги, чтобы можно было потом эти миллиарды перебросить в бюджет. Да и продавать за такие суммы нечего.

Так что, и  в отношении статистики, приводимой в подтверждение своих выводов господином Романчуком, применим еще и  «житейский» метод, которым в свое время активно пользовались спецслужбы западных стран, которые могли  по меню «Аэрофлота» рассчитать последний советский урожай.

Итак, первый «фундамент». Оказывается господин Прокопович настолько «профессионально» справляется с возложенными на него функциями Председателя Нацбанка, что  «не допустил эмиссионного финансирования жилищного строительства и дефицита бюджета». Правильно, а зачем «допускать», когда в стране  неуклонно ликвидируется  бюджетное строительство жилья – строители два года подряд выполняют планы ввода площадей не выше 80%,  а местные власти прекрасно освоились с ролью вымогателей своей «доли» от  частных застройщиков.  Им есть на кого равняться. Нет нужды напоминать, на чьи деньги  строился крытый футбольный манеж, продолжается строительство Национальной библиотека. Формально государственный бюджет, который должен, по идее, наполняться налоговыми отчислениями, был свободен от  этих строительных трат. Однако эти строительные инвестиции   напрямую связаны с переплатой потребителями за покупаемые товары предприятий - «добровольных» спонсоров.  Государство не осталось в долгу перед местными «спонсорами» – белорусский потребительский рынок за несколько лет стал самым изолированным рынком Европы. В итоге, за все платит покупатель из своего кармана. Напрямую и без всякого законодательного утверждения парламентом. А все навязанные незаконные выплаты имеют конкретное название – рэкет. В данном случае – государственный рэкет. Если это является «фундаментом» для структурных реформ, то совершенно понятно, в пользу каких структур.

«Недопущение эмиссионного финансирования дефицита бюджета» заслуга не того же Петра Прокоповича,  а белорусских налоговых и таможенных служб. Если суммировать спущенные им сверху планы (!) штрафов и конфискатов, то они удивительным образом совпадут с объемом бюджетного дефицита. Нет нужды объяснять, какой внушительный вклад в поднятие инвестиционного и транзитного имиджа Республики Беларусь «вносят» ее налоговики и таможенники. 

Следующий «фундамент» - белорусская внешняя торговля. Статистический анализ этого феномена практически бесполезен. Специалисты, в данном случае, понимают, что имеет в виду автор этих строк. Стоит только напомнить, что никакого «внешнеторгового прорыва» в 2003 году не произошло. В той же пропорции, в какой Россия получает сверхприбыли от  экспорта нефти и нефтепродуктов, так же и Белоруссия имеет неплохой «привес» от продажи нефтепродуктов, полученных после переработки все той же российской нефти, контракты на поставку которой до сих пор оценены в падающем долларе. «Цена на импортируемую нефть  в 2003 году возросла со 101 до 130 долларов (за январь октябрь), на 6,5% увеличились ее поставки»(Л. Злотников «За нюансами статистики»,«Белорусский рынок», 19.01.04 г.)

Так что причина внешнеэкономического «бума» не в том, что в цехах белорусских «флагманов» экономики  стало меньше алкоголиков, а в том, что за истекший год цены на нефть на мировых рынках выросли  на 25%.  А ведь каждый второй внешнеторговый доллар в Белоруссии имеет характерный запах нефти. «…улучшение условий торговли  с дальним зарубежьем  определялось  в большей  мере именно ценами на нефть и нефтепродукты (их доля в экспорте по данному направлению возросла на  6,3%, с 41,23% до 47,54%,  а доля нефти и нефтепродуктов   в импорте из России – на 3,4%, с 22%  до  25,4%). Отсюда следует, что повышение  цен на нефть в большей степени улучшило условия торговли с дальним зарубежьем, чем ухудшило условия торговли с Россией» ( Л. Злотников «За нюансами статистики», «Белорусский рынок», 19.01.04 г.). Беларусь – сырьевая страна.

Кроме того, слово «демпинг» очень знакомо «флагманам» белорусской индустрии. Всем хорошо известны истории с белорусскими ценовыми маневрами на рынке калийных удобрений, но в наибольшей степени белорусский  демпинг процветает на мировых  рынках изделий легкой промышленности, пищевой и автомобилестроительной.

2003 год стал практически первым годом, когда мы стали  демпинговать и на российском рынке. Знаменитое «женское пальто с ламой за 95 USD» - предмет удивления вице-мэра Москвы  господина Шанцева на Днях Белоруссии в Москве, превратилось в  своеобразный девиз белорусского экспорта в столицу РФ (основной торговый партнер на российских просторах). Жесткое административное давление республиканских ведомств на пищевиков Минщины, Витебщины и Могилевщины, заставляет их отправлять на московские прилавки продукцию по ценам ниже московских на 20-30%! Прежде всего, это относится к поставкам белорусских мясокомбинатов, которые, естественно, издержки от такого «московского оброка» переносят на цены продукции для местного рынка. Эту странную внешнеэкономическую тенденцию отмечают и экономисты: масло животное, себестоимость которого превышает 2 доллара, продается в Россию по цене  менее 1,7 доллара за килограмм. Надо полагать, что убыточен экспорт практически всей мясо-молочной продукции.(Л. Злотников «За нюансами статистики»,«Белорусский рынок», 19.01.04 г.). Так что именно белорусский покупатель оказывается не только в роли спонсора «великой дружбы» А. Лукашенко и  Ю. Лужкова, но и в роли благодетеля московских бомжей, которые буквально караулят поставки белорусского мясного «демпинга», скупают его оптом, чтобы затем перепродавать по всей столице РФ. Но как говорит Я. Романчук: «рост экспорта готовых пищевых продуктов в 2003 г. в Россию – примерно на 36%, в т.ч. изделий из рыбы и мяса – на 90%…» В общем, еще один «фундамент».

Со школьной скамьи известно, что нет более политизированной сферы экономики, как внешняя торговля.  Имиджевые поставки допускают и высокоразвитые страны западной демократии.  Но если мы говорим о росте экспорта именно потребительских товаров, то стоит пройтись по белорусским оптовым рынкам и обнаружить, что, начиная от макарон и кончая чугунной ванной все это добро вовсе не белорусского производства. Сомнительно, что это встречный демпинг.  Поэтому, когда мы встречаем утверждения, что «новые модели тракторов, грузовых машин, телевизоров и холодильников, а также мясных и молочных изделий, мебели, обуви и одежды наконец-то стали более  активно продаваться на традиционном для нас российском рынке» (Я. Романчук…), то, стоит обратить внимание на  слово «наконец-то», которое никак не связано с ростом производительности труда и качества продукции, а в большей степени с использованием административного ресурса в целях не только сохранения сектора на рынке соседнего государства, но и решения имиджевых задач. «За 10 месяцев 2003г.  условия торговли опять изменились не в пользу Беларуси:   средние цены на экспортируемые товары увеличились на 12,1%, на импортируемые - на 12,5%,  Таким образом, падение эффективности экспорта  вынуждает белорусов отдавать все больше своих товаров взамен на одно и то же  количество импорта (в натуральных измерителях).

В 2003г. за  объем импорта 1995 года  пришлось отдать своих товаров почти  на 1 миллиард долларов больше , чем в 1995 году». ( Л. Злотников «За нюансами статистики»,«Белорусский рынок», 19.01.04 г.). 

Обольщаться насчет неожиданно скакнувшего вверх качества белорусской продукции не стоит, так как лучше всего спросить об этом качестве специалистов тамбовских заводов, которые, получая прямо с минского конвейера «газпромовские» трактора МТЗ, начинают их буквально раздевать, меняя блоки и детали на  однотипные, но других производителей, чтобы довести до более-менее приемлемой предпродажной кондиции. Неплохо поинтересоваться мнением мастеров по ремонту белорусских  холодильников, телевизионщиков «Космос TV», которые отказываются подключать к кабельной сети белорусские телевизоры и т.д. Список можно продолжить… если бы не контрабанда.

Напоминаем ситуацию 2002 года. В том году Беларусь произвела на своих сахарных заводах 150 тыс. сахара – запомним эту цифру. Причем только часть этого сахара было изготовлено из собственного свекольного сырья. Страна, как и в прошедшем 2003 году активно завозила  тростниковый сахар-сырец. Но при этом Белоруссии в 2002 году завезла в Россию 313 тыс. тонн сахара, т.е. больше чем в два раза, чем произвела. Стоит отметить, что в то время Россия предоставила Белоруссии квоту на ее собственный, исключительно белорусского производства, сахар. Так откуда сахарок? Вестимо, с Украины. Между прочим, из Украины  и  металл и многое другое, что  перекачивается через белорусскую территорию на российскую, попутно получая белорусские документы. Как будем учитывать экспорт – импорт?

К сожалению, в условиях государственного монополизма, изжить все эти цифровые болезни невозможно. В том и заключается вся причудливость  экономического и политического строя РБ, где на политическом уровне мы видим стандартную хунту во главе с авторитарным  лидером, а в экономике – классический государственно-олигархический строй с монополией всего одного олигарха. Стоит отметить, что этот экономический мутант социализма и капитализма не что иное, как глобальное общенациональное чеболи.

Ведь Я. Романчук, в принципе, в своей статье  двигался в теоретически верном направлении. Он пытался  подметить те моменты позитивного развития, которые характерны для крупных корпоративных систем и которые, по идее рано или поздно должны проявиться и на белорусском экономическом натюрморте. Так, во всяком случае, показалось автору этих строк. 

Действительно, чеболи – это причудливая олигархическая форма организации капиталистического производства на базе как государственной (хотя бы на первом этапе своего зарождения) так и частной собственности на средства производства. На практике, это группы формально самостоятельных предприятий, банков и торговых фирм, которые на самом деле контролируются конкретной финансово-политической группировкой – «семьей». «Семья» и осуществляет единый административный и финансовый контроль. Более того, стоит отметить, что чеболи – структуры «парниковые» и им не вырасти без поддержки государства и системы льготного финансирования. Именно они и являются главными потребителями всевозможных льгот и преференций. Все это применимо к белорусской реальности на 100%.

В Корее чеболи явились порождением диктаторских режимов, которые терзали эту страну в течении десятилетий. Именно чеболи  оказались единственно возможной формой капиталистического производства в условиях авторитаризма.  Подбрось в этот коктейль советского опыта и  получишь «белорусскую экономическую модель». 

По идее, чеболи на нашей почве должны были проявить прежде всего свои положительные качества – быстро осваивать новые отрасли производства (вот и автобусы, к примеру, освоили), привлекать инвестиции и использовать новейшие иностранные технологии, переподготовить менеджерские кадры, в случае необходимости быстро концентрировать финансы для реализации крупных стратегических проектов. Но в полной мере этого не получилось. Зато в максимальном объеме проявились проблемы, присущие этим объединениям – распыление по чрезмерному количеству направлений бизнеса (здесь же и импортозамещение), рост кредиторской задолжности, низкая эффективность новых проектов, носящих зачастую имиджевый характер, «парниковый эффект» от закрытия властями местного рынка от зарубежной конкуренции, слабость или реальное отсутствие развитого фондового рынка, кулуарные «телефонные» решения стратегических задач в сфере инвестиций, пренебрежение интересами акционеров («золотая акция»). Почему так произошло? Дело в том, что в Белоруссии  одна чеболи – глобальная монополия, которая к тому же полностью срослась с государственной властью.

Так что, состоявшееся 16 января в Администрации президента РБ совещание по проекту указа президента по расширению сферы применения «золотой акции» не просто связано с решение срочных  оперативных задач – окончательно похоронить идею создания газового СП с РФ, но и полностью находится в русле упрочнения позиций этой единственной монопольной белорусской чеболи. Поэтому несколько забавно смотрятся надежды господина Лобановича на то, что «…мы еще не утратили возможность провести нормальные политические и либеральные экономические реформы, честную приватизацию…»  О какой - такой «приватизации» речь идет? Давно все уже приватизировано. 

Зато Я. Романчук пошел еще дальше: «Сергей Сидорский, неоднократно демонстрировавший несогласие с российской экспансией капитала, наверняка будет лоббировать реструктуризацию с предоставлением пакетов акций для менеджеров высшего звена…Директорам послали четкий «мессидж»: вы можете стать участниками большой имущественной игры, а не просто сторонними наблюдателями на пиршестве иностранных, преимущественно российских дядек». Надо понимать, что превращение президентом «золотой акции» в настоящую «пулю» киллера для приватизации и явилось этим самым долгожданным «четким» «мессиджем» для директоров.

Но вернемся к сути нашей публикации. Вопрос, в данном случае, звучит так – Что заставило видных деятелей белорусской оппозиции вдруг стать приверженцами «белорусской экономической модели», публиковать фантастические прогнозы о неких будущих прорывах и «стартах», сознательно идти на то, чтобы  вся «желтая» государственная пресса и БТ твердили о том, что «…поддержка…политики Президента – тенденция, свойственная всему белорусскому обществу, включая оппозицию, которая все бойчее заявляет о своем желании работать с властью» (О. Тарасевич. Понаехали тут… «Обозреватель», № 2 (72), с. 3.)?

Может быть «собака зарыта» в опыте участия белорусских политтехнологов в думских выборах? В страхе перед наступающим русским нацизмом? Вот об этом и поговорим.

Годы политического противоборства  сформировали в белорусской  политической элите  определенные традиции. Большинство из них  имеют в целом позитивный, стабилизирующий характер, которые не позволяют  довести политическую ситуацию в стране до стадии гражданско-правового коллапса. Но некоторые из традиций  вызывают удивление. В частности, поражает наличие негласного и ни кем не подписанного своеобразного «пакта о ненападении» между государственными и негосударственными печатными органами.

Но белорусская политическая элита не свободна и от некоторых болезней. Часть их, по идее, принадлежит к начальному этапу ее формирования, но, к сожалению, эти «патологии» продолжают проявляться на страницах оппозиционных изданий.

К сожалению, встречается такая болезнь, как жонглирование непродуманными политическими определениями, лозунгами, ярлыками. Но если  навешивание ярлыков со стороны белорусских властей  носит системный характер, зачастую приобретая все черты кампании по шельмованию оппонентов, то со стороны деятелей белорусской  оппозиции встречается несколько легковесный подход к  политическим определениям. Иногда возникает ощущение, что господин NN действует по принципу: «Ради красного словца…». Увлеченность фразой приводит к тому, что белорусские персоналии, тенденции и явления, а также даже соседние страны и народы, по поводу и без повода награждаются  звонкими эпитетами и  обвешиваются мрачными ярлыками. Иногда такие непродуманные определения авторов оказываются даже в виде заголовков опубликованных статей. Откуда такое  неуемное стремление «замочить» по полной программе?

Понятно, что круг политической элиты РБ крайне узок, она очень медленно расширяет свои границы.  Все друг друга знают и все друг другу смертельно надоели. Никто никого не желает слушать, что в принципе вполне объяснимо, так как все прекрасно знают, кто что скажет. Если в XIX веке про старых моряков, списанных на берег, говорили, что «у него вся спина в ракушках», то про наших  оппозиционных политических деятелей можно говорить, что у них на спине живого место нет –  одни ярлыки.

Одна из причин такого вольного подхода к объярлычиванию -  зародышевое состояние белорусского экспертного  сообщества. Формально оно существует, есть его инфраструктура, более – менее налажены коммуникации между его секторами и внешними партнерами. Но подлинной «ветвью власти» оно не стало. Возможности экспертное влияние в Белоруссии  крайне ограничены. Отношение политической элиты к  экспертам и  аналитикам сродни  отношению всезнающих старших товарищей к ученым попугаям. С другой стороны, и само экспертное  сообщество, особенно его оппозиционная (партийная) часто поражает приверженностью к  закостенелым, заидеологизированным ярлыкам. Взять, к примеру, те же белорусско-российские отношения. Год за годом из статьи в статью в оппозиционных белорусских СМИ перекочевывает один и то же абсурд: «схватка элит», «торг А. Лукашенко с Москвой », «важность интеграционной карты, разыгрываемой Минском, для Кремля в преддверии думских (президентских) выборов» и т.д. 

Своеобразным апофеозом  оппозиционной аналитики стали рассуждения белорусских политических аналитиков  о возможности заключения нового контракта на поставку природного газа в Белоруссию на 2004 год. Ориентируясь на явно лживые правительственные источники, они периодически развлекали население страны откровенными рождественскими сказочками. К примеру, 25 декабря – «Похоже, что стороны договорились. Как ожидается, до конца этой недели Москву для очередного раунда переговоров с "Газпромом" посетит новоиспеченный белорусский премьер Сергей Сидорский. Наверняка теперь разговаривать с главой крупной газодобывающей компании Алексеем Миллером ему будет значительно проще» («Белорусские новости»). 29 декабря оппозиционная аналитика уже поздравила власти с решением проблемы о поставке газа в республику, отметив, что «твердая позиция  белорусского правительства  дала свои результаты». Сегодня прекрасно известно, что  плодами таких успехов стали угрозы «Газпрома» от 22 января 2004 года полностью  прекратить поставку газа в Белоруссию.

Увлеченность хлесткой фразой  подобна инфекции. Принцип, по которому ради обличительного пафоса сгодится все, что есть под рукой, коварен и рано или поздно оборачивается против его носителя. К сожалению, не все это понимают. Взял, к примеру, и объявил господин Лобанович (ОГП), что российское государство скатилось в русло латиноамериканского капитализма, но что это такое – латиноамериканский путь развития, и с чем его едят он  так и  не удосужился разобраться. Понадеялся на  «авторитетов» и повторил за ними. Есть и иной пример. Во второй половине 90-х годов прошлого века  по белорусской оппозиционной прессе гуляло такое определение белорусской власти, как «фашистский режим». Между прочим, власть такой ярлык беспокоил и она  весьма нервно реагировала на такого рода обвинения. Но серьезного анализа негативных тенденций развития белорусского режима, которые можно было в какой-то мере связать с фашизмом,  в то время сделано не было и, не смотря на то, что первоначально озвучено оно было таким «авторитетом», как С. Шарецким, определение было забыто.

Еще один, но уже  российский «авторитет», бывший сопредседатель СПС  Борис Ефимович Немцов заявил 4 декабря, что страна стоит на пороге «нацизма». Он объявил, имея в виду, прежде всего программу блока «Родина», что, «Всех посадить, всё отнять и поделить - это, по сути, призыв к классовой ненависти и национальной вражде». Его поддержал Анатолий Чубайс: «В стране поднялась голова омерзительного и самого опасного национал – социализма… Они пришли с задних дворов, куда их загнали. Но впервые они организовались в отдельную политическую силу. И этого не понимает ни наш народ, ни «элита», ни власть. Что можно ожидать от людей, которые идут под лозунгом: «Россия - для русских!»? Это же обыкновенный нацизм. Все подобные призывы в истории России заканчивались одним - кровопролитием, гражданской войной».

Слова, сказанные в тяжелый предвыборный час, по традиции, требуют при анализе особую осторожность. Это правило политологии.  Но этих слов обиженных провалом российских политических  деятелей крайне не хватало  белорусским политтехнологам, активно работавшим на думских выборах 2003 года. Они  не преминули воспользоваться  этими заявлениями, хотя, безусловно, видели все неуклюжесть и огромную пропагандистскую составляющую такого рода «объяснения»  провала предвыборной стратегии СПС. 

Некоторые, включая господина  Лобановича, решили  из опыта предвыборной борьбы вывести  далеко идущие выводы, вроде тех, что «…российские избиратели готовы голосовать за исключительно популистскую, даже нацистскую идею».  Это серьезное и ответственное заявление. Обратите внимание на то, Е. Лобанович утверждает, что не часть российских избирателей, а «российские избиратели», то есть практически весь российский народ, имеющий право выбора, уже представляет из себя социальную базу  нацизма.

Стоит обратить внимание на нацизм. Существует масса определений нацизма. Остановимся для начала на том, что фашизм и нацизм – разные, хотя и родственные идеологии. Но  с тридцатых годов прошлого века  было принято их отождествлять. Фашизм и национал – социализм Гитлера, которые для Коминтерна были едины, представляли из себя, по мнению большевиков, ни что иное, как  “открытую террористическую диктатуру наиболее реакционных, наиболее шовинистических и наиболее империалистических элементов финансового капитала”. Так в учебнике, по которому мы когда-то учились в университетах. Но это только часть правды. Тем не менее, дать оценку нацизму без анализа фашизма невозможно.

Традиционная политология трактует фашизм как крайне - правый вариант тоталитаризма. Исключительно по причине ограниченности рамок статьи, мы вынуждены, не вдаваясь в обширную историографию проблемы тотаритаризма, напомнить только общепринятые основные шесть его признаков: жесткая однопартийная система, универсальный партийно-государственный аппарат, унификация и жесткая регламентация жизни гражданского общества, преобразование правоохранительных и силовых органов в репрессивный аппарат, изоляция страны от внешнего мира с культивированием образов «внешних врагов»,  формирование новой псевдорелигии с «живым богом» с постепенным забвением укоренившихся в народе религиозных верований, а также традиций и обрядов.

Тоталитарным был Советский Союз. Тоталитарными были Албания и Румыния. В современном мире в тоталитарном режиме живет КНДР. Фактически завершил переход к тоталитарному режиму авторитаризм  Туркменбаши.  Но это не фашистские режимы. Из истории мы помним фашистские режимы в Португалии, Словакии, Румынии, Испании и т.д. Ряд исследователей считают, что и в Польше в 20-30-е годы фактически существовал фашистский режим. Стоит оговориться, что в этих странах в свое время фашизм пришел к власти, так как сам фашизм не является политико-правовым режимом, к которым относится тоталитарный или авторитарный строй. Но читатель согласится со мной, что даже откровенно фашистская салазаровская Португалия, о которой мы все прекрасно помним, была далека от тоталитарного строя.  Прежде всего, в этих странах отсутствовал новый культ, новая религия. Наоборот, фашистские администрации в этих странах как раз и паразитировали на традиционных  религиях, всячески использовали всевозможные предрассудки и укоренившиеся стереотипы в сознании широких народных масс.

Все дело в том, что фашизм, это, прежде всего, политическое движение, которое вовсе не связано некой пуповиной с тоталитаризмом. Если подробнее, то  фашистское движение – это военизированное (!), имеющее солидную социальную базу,  политическое движение, ставящее своей целью воссоздание традиционного государственного строя, иногда затерянного в истории – Древний Рим, империя Ямато, Рейх и т.д., посредством широкомасштабных социально-экономических и политических реформ и воссозданием жесткой сети корпоративных связей в обществе. По политическому спектру  фашисты – это революционеры–реставраторы. Они культивируют традиционные ценности и пытаются адаптировать их к новым реалиям. В принципе, фашизм, как никто подходит авторитарному строю и зачастую они совпадают.

Но не зря само слово «фашизм» происходит от Fascis – связка, пучок. Изначально фашизм представлял из себя своеобразный идеологический и организационный компромисс между различными правыми, традиционалистскими, реставраторскими политическими течениями и крайними националистами, т.е. нацистами. Но мира между ними никогда не было. Этот вечный конфликт «Гитлер – Рем» проходит красной нитью по истории фашизма. И если берет вверх «Гитлер», то мы получаем правый вариант тоталитаризма и как, следствие Германию 30-40-х годов, Италию к 1943 году и т.д. 

Еще раз обращаем внимание, что не фашизм является основой правого тоталитаризма, а именно нацизм. Именно нацизм отвергает старые традиции и  реставраторство, именно он развивает культ личности вождей до уровня новой религии, создает новый пантеон богов и святых. Но главное в нацизме то, что нацизм – особая форма крайнего национализма, так как имеет в своей основе исключительно развитую идею национального превосходства, кодекс сверхчеловека и  определение недочеловека, человека второго сорта. Это отсюда «старая песня о главном»: «Белорусы – это те же русские, но со знаком качества».

Переход от умилительного, лубочного заигрывания с народными традициями к идеям национального превосходства проходит незаметно. Начинается с малого: «все отмечают», «нас любят», «мы работящий народ», «гений арийца», «а вот по сравнению с NN, у нас…» и т.д. Позитивное, в целом, движение национального возрождения всегда рискует сорваться в пропасть сопоставлений «они – не мы». И начинается: «Мы работящие – они лентяи», «мы трезвые – они пьяные» и т.д.  Ведь это самый легкий путь -  заниматься национальным возрождением за счет унижения соседних народов. Но постепенно понятие «нация» - «раса» обязательно выдвинется  на первый план и  мы получим все семь принципов нацизма:

«1 . Понятие "раса" необходимо поставить в центре внимания.

2. Необходимо сохранять расовую чистоту.

3. В качестве первоочередной задачи ввести практику современного контроля за рождаемостью. Больным или слабым должно быть запрещено иметь детей.

4. Необходимо поощрять занятия спортом среди молодежи до беспрецедентного уровня подготовленности.

5. Необходимо сделать армейскую службу окончательной и высшей школой.

6. Особое значение следует уделять изучению расового вопроса в школах.

7. Необходимо пробуждать среди граждан патриотизм и национальную гордость» (A. Hitler. "Mein Kampf"). Между прочим, стоит обратить внимание на пункт второй. Как не вспомнить предупреждение основателя БНФ, что от брака между белорусами и русскими рождаются неполноценные дети.

Между прочим, официальные идеологи белорусского государства во многом разделяют  теории З. Позьняка.  Стоит только  обратить внимание на  идеологический труд «Идеология белорусского государства» (авт. Решетников С.В., Земляков Л.Е., Яскевич Я.С.), который  оказался недалеко ушел от идей  "Mein Kampf". Если идейной основой  "Mein Kampf” был  антисемитизм, то идейной основой «Идеология белорусского государства»  становится акцент на ущербность  соседнего народа. 

Чтобы не оказаться самому в роли  раздатчика «ярлыков», автор этих строк приведет из этого «труда» описание национального русского характера: «генезис русской этнокультурной общности объединил в себе такие компоненты, как исходный славянский, византийско-православный и ордынский (татаро-монгольский), что создало особый характер русского человека. Трудолюбие и лень, деспотизм и доброта, бунт и смирение, коллективизм и персонализм, мужское и женское, христианство и язычество, аскетически-монашеское и безбожное, трудолюбие и праздность и т.д. - таковы противоположные начала русского характера. Комплекс раболепия (сервилизма), транслированный от Востока, причудливо сочетался здесь с бунтарским духом, вечным стремлением к свободе». Вот такое «причудливое сочетание»  раболепия с ленью, деспотизмом, безбожием и праздностью. Спасибо авторам «Идеологии белорусского государства», что хоть отметили деление русских на мужчин и женщин.

Как в этом случае не вспомнить одного видного белорусского оппозиционного аналитика, доктора социологии, который опубликовал в 2001 году в «Народной Воле» свой труд, где говорил о великой «цивилизаторской роли белорусского народа, который будет вынужден взять на себя роль «цивилизатора» русского народа». Вот такие новые «арийцы», рожденные господствовать над недочеловеками, водятся в Белоруссии.  Да и как иначе, если в той же «Идеологии белорусского государства» говорится о характере белорусов следующее: « белорусская ментальность впитала в себя и униатскую склонность к компромиссам, и героику католицизма, и строгую воздержанность вместе с индивидуализмом протестантизма. Говоря о толерантности белорусской нации, обычно выделяют такие черты, как рассудительность и поиск справедливости без насилия, стремление к разумному компромиссу, терпимость, чуткость, уважение людей с иным мировосприятием и стилем мышления».  О, новые Нибелунги с Карла Маркса, 38…(Адрес Администрации президента РБ)

Но вернемся к Е. Лобановичу, то есть к его утверждению об  укоренении нацизма в РФ. Традиционно в приверженности к фашизму и нацизму подозреваются добившихся  отличных электоральных результатов ЛДПР и блок «Родина» (А. Чубайс). Правда, стоит сразу отметить исключительную идеологическую неоднородность блока «Родина».

Тем не менее, не стоит забывать, что именно лидеры блока «Родина» требуют законодательного решения о введении обязательного изучения православия в средних школах, настаивают на квотировании импортной кинопродукции, введении «мягкой цензуры». Они  являются ярыми сторонниками доминирования государства в экономике и общественной жизни, но они не реставраторы социализма. Для этого есть коммунисты. Они реставраторы национализации национальной идеи и человеческого сознания. Под это и подводится весь идеологический багаж национально - патриотический блока, что в современной мононациональной России (90% населения – русские) не сложно. Мы найдем здесь удивительную идеологическую кашу начиная  с Подберезкина и Проханова и заканчивая А. Дугиным. Объективно говоря, блок «Родина» представляет из себя  зародыш классического, как из учебника, реакционного национально-патриотического движения реставрационного плана с выпячиванием новой исторической роли России. 

Все это печально, так как находится в общем русле усиления право-консервативных тенденций в Европе (Франция, Австрия, Нидерланды и т.д.). Так что перед российской демократией стоит серьезная проблема, с которой мы уже давно столкнулись здесь, на белорусской почве, имея дело с идеологическими сиамскими близнецами как из стана оппозиции, так и власти. Есть только одно важное идеологическое замечание: ни лидеров блока «Родина», ни В. Жириновского с его «Мы за русских…» нельзя назвать нацистами. В идеологиях  этой партии и блока нет идей национального превосходства русских над другими народами, ни один народ, ни дальний, ни соседний, не преподнесен в роли нации «без знака качества», нет там и чванливого самоудовлетворения особенностями национального менталитета, то есть мы не найдем все те семь признаков нацизма, о котором говорилось выше.

7 декабря российский избиратель, отдавая свой голос за блок «Родина» и ЛДПР, голосовал за националистов, которые могут, и мы знаем такие примеры  из истории, постепенно перерасти в фашистский политический конгломерат, то есть военизироваться и биться за  власть под лозунгом нового «Третьего рейха». Но успех им будет обеспечен только в случае превращения России в авторитарное государство. Это азбука политологии - фашизм может удержаться у власти только при  авторитарном режиме.  Только потом, при наличии определенных социально-экономических, исторических, политических и внешних факторов, возможно появление внутри фашизма ядра нацизма,  отделении нацизма от  фашизма, получения ими доступа к  государственной власти и преобразованию страны в тоталитарное нацистское государство.

Е. Лобанович опять ошибся адресом. Прямо беда, господа, блуждает человек, все путает…

Нельзя назвать тоталитарными и политико-правовые режимы, которые существуют в современных России и Белоруссии. И если мы говорим о Белоруссии, как об  авторитарном государстве, так как  в его политическом строе присутствуют все основные черты этого строя, а именно – политические права и свободы граждан признаются только частично, граждане отстранены от участия в выработке государственной политики; органов власти формируются в результате псевдовыборов; политический плюрализм ограничен; фактически устранено разделение властей; плюрализм политической идеологии ограничен; силовые ведомства и вооруженные силы играют определенную политическую роль (вариант латиноамериканской хунты), то подогнать в то же прокрустово ложе авторитаризма современную Российскую Федерацию практически невозможно, как бы это не хотелось кому-то из белорусской оппозиции или из белорусского руководства. В России, даже при наличии пока крайне сырой суперпартии «Единая Россия», мы не найдем ни однопартийного режима, ни единого партийно-государственного аппарата, ни регламентации жизни обществ, ни репрессивного аппарата, ни изоляции от внешнего мира с поиском врагов, ни новой псевдорелигии или культа личности (черты тоталитаризма). Нет в ней и вышеперечисленных авторитарных черт. Вместо них есть авторитарные тенденции, но это «две большие разницы», так что не надо выдавать желаемое за действительное.

Берем на себя смелость утверждать, как бы это кому-либо не нравилось, что Россия по прежнему демократическая страна, к демократическому строю которой мы можем и должны иметь массу претензий, но не более… Так что в очередной раз нельзя согласиться с господином Лобановичем, когда он говорит, что «В общем, все дело в масштабах…Беларусь по сравнению с Россией очень маленькая страна, поэтому и отношение к нашим властям в плане соблюдения демократии более жесткое».  Дело не в размерах, а в том, что не Россия, а Белоруссия реально управляется указами исполнительной власти,  в Белоруссии исчезли без следа политические деятели, в Белорусии до сих пор применяется смертная казнь,  в Белоруссии практически ни одни из прошедших за последние годы выборов не были приняты мировым сообществом.  Можно пойти дальше – по классической схеме – право на создание общественных объединений, право на собрания и митинги/шествия и т.д. Можно напомнить, что именно в  Белоруссии не осталось ни одной избираемой должности, включая президентской. Все назначаются одним единственным человеком, а Глава государства назначает сам себя. Можно много, что еще напомнить… 

Но ведь список претензий к российскому руководству по  злободневным вопросам российской «управляемой демократии» так же необъятен. Страну сотрясают непрерывные скандалы, разоблачения, сенсации. По телевизору идут нескончаемой чередой сюжеты о социальных проблемах и криминальных «подвигах». Но, положа руку на сердце, попытаемся ответить себе на вопрос – сильно ли отличается российский внутренний новостной  ряд от американского, французского, итальянского? Не сильно. Просто бомжи, которых в День Благодарения угощают индейкой, лучше одеты. Не более того. Неужели нам больше нравится сусальная ложь, которой нас потчуют белорусские государственные СМИ о собственной стране?

Евгений Лобанович говорит о политике двойных стандартов по отношении к Белоруссии со стороны Запада. В принципе, он повторяет обиды А. Лукашенко на тот же Запад. Он  только сейчас перестал твердить на всех «перекрестках Европы», что Белоруссию «давят» из-за ее приверженности к союзу с Россией. Просто союза никакого не осталось. Но ведь и белорусы предъявляем к России исключительно жесткие требования. Понятно, что московский бомж парижскому клошару не товарищ, но в Париже бродяги - это нормально, а в Москве - признак пропитости и лени русского народа.

Чтобы нас не упрекнули в зацикленности  темой бомжей, мы обратимся к близкой для многих  проблеме независимых СМИ. Е. Лобанович утверждает: «Внутри регионов схема отрабатывается очень просто: победивший на выборах «путинский» губернатор  тут же «подгребает» под себя все СМИ без исключения…».  Но это ложь. Автор этих строк сам некоторое время работал во время выборов  в провинциальной  предвыборной газете и никакой губернатор ее не «подгребал». Хотя возможно, что нам повезло с губернатором, так как, что греха таить,  факты «наездов» на независимые СМИ есть… Как в любой демократической стране… Радует уже то, что практически каждый случай всплывает на страницах и экранах.

Другое дело, что мощные независимые средства информации являются не только признаком развитости гражданского общества, но и его  финансовой независимости от власти. Соблазн объяснить собственную финансовую несостоятельность результатом внеэкономического  давления местного «путинского» губернатора  огромен и не многие могут ему противостоять. Пойди потом и разберись, что случилось на самом деле: зажим свободы слова или ребята просто со спонсорами «пролетели». Если  это заявление автора этих строк не соответствует действительности, то надо всем нам срочно согласиться, что  в отличие от  белорусских журналистов, российские коллеги просто ангелы во плоти.

Итак, вот мы подбираемся к сути вопроса: что за истерика по поводу думских выборов вдруг посетила некоторых  политтехнологов ОГП, которые сами и приняли в этих выборах самое  непосредственное руководящее участие? Подчеркнем – руководящее, а не в роли скромных «стажеров», как умудрился отрекомендоваться господин Лобанович. На наш взгляд, «собака зарыта» в том, что выборы проиграны  и часть вины за проигрыш лежит на них. Отсюда и  попытки оправдаться. Ведь только вдумайтесь, что пишет Е. Лобанович: « … если хотят избавиться от неугодных кандидатов, то от них избавляются. Например, того кандидата, с которым я работал, сняли за то, что один из его 40 помощников (он, как действующий депутат имел помощников) являлся одним из его 20 доверенных лиц. У огромного количества кандидатов от «Единой России» было то же самое и никто никого не снимал». Чем не шедевр безответственности и безнаказанности! Политтехнолог  непосредственно вел избирательную кампанию кандидата, у которого в его «кандидатском портфеле» были заведомо не устраненные нарушения. Более того, их и не устраняли, руководствуясь базарным принципом: «А у них (конкурентов) тоже самое!». Следовательно, с самого начала кампания была направлена на проигрыш, так как  ясно, что в случае близости успеха, милости от соперников ждать было бы глупо. За эти нарушения обязательно вцепятся. Что и произошло на самом деле.  

Естественно, сейчас политтехнологу, допустившему такой «прокол», только и остается, что жаловаться на российскую судебную систему, которая, конечно,  не без греха. Однако, смею утверждать, что российским судам еще очень далеко до того уровня управляемости, которого добилась от белорусской судебной системы  белорусская исполнительная власть. Автор этих строк сам был участником российской предвыборной команды, включающей белорусских политтехнологов, которая сначала выиграла 3 декабря областной суд, а затем, 6 декабря, за 20 часов до начала голосования, добилась решения в свою пользу и от Верховного Суда Российской Федерации.  Люди работали, а не устраивали, как метко было замечено, пожалуй,  самый опытный белорусский политтехнолог, «СТРЕКОТ». Действительно, все эти размахивания лозунгами – «нацизм», «латиноамериканский путь»,  «Лелик,  все пропало…» - не что иное, как   «стрекот» не умеющих проигрывать и живущих по знаменитой латинской пословице: Хороша земля, да народ плох (Bona Terra. Mala Gens).

Судя, к примеру,  по бурной радости комментатора газеты «Обозреватель»(Минск) О. Тарасевич,  которая буквально засыпает свои материалами цитатами из работ Я. Романчука (ОГП) и  статьи Е. Лобановича, то  герои нашего материала  уже почти интегрированы в «Панорама  и Ко» (Основная пропагандистская программа Белорусского телевидения) . Так что не откажем себе в удовольствии процитировать: «Евгений Лобанович совершенно правильно оценивает степень угрозы (давление со стороны РФ – А.С.). индивидуальный оппозиционный танец на граблях может превратиться в последнее танго – причем уже для всей страны. Время митингов, листовок и пустых разговоров прошло. Настоящее подталкивает к поиску новой стратегии совместных консолидированных действий…» (О. Тарасевич. Последнее танго в Минске. Обозреватель, № 3.)


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Copyright ©1996-2022 Институт стран СНГ